А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1134 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Крымская кампания 1853-1856 годов гулким эхом отозвалась и на берегах нынешней Таллиннской бухты.
Названия войн могут ввести в известного рода заблуждение. И Столетняя война не длилась ровно век, и Первая мировая не была первым вооруженным конфликтом, возникавшим на территории нескольких континентов разом.

С Крымской — та же история: наряду с основным, Черноморским, театром военных действий плацдармом для воюющих сторон стали берега и Тихого океана, и Белого моря, и Балтийского.

Явный анахронизм

Ревельские обыватели, взволнованные слухами о приближении эскадры. Карикатура современника.

Ревельские обыватели, взволнованные слухами о приближении эскадры. Карикатура современника.

«Из всех стратегических пунктов на Балтике можно было быть спокойным только за Свеаборг и Кронштадт, — делился в 1893 году на страницах «Ревельских известий» воспоминаниями о событиях сорокалетний их участник — Оба, хорошо укрепленные могли дать отпор самому сильному флоту».
Прочие морские крепости на подходе к столице Российской империи подобного оптимизма не внушали: и Выборг, и Нарва, и Ревель были, конечно, окружены рвами и бастионами, возведенными по последнему слову фортификации рубежа XVII-XVIII веков, но в середине XIX столетия они выглядели уже явным анахронизмом.
Не лучше обстояло дело и с вооружением ревельской крепости: на валах Тоомпеа разместили четыреста разнокалиберных пушек: часть из них помнила если и не Ивана Грозного, то Петра I — наверняка. Уложены они были без лафетов: при первом же пробном залпе их деревянные ложа рассыпались от ветхости, а потому были удалены.
Назначенный командующим обороной южным побережьем Балтийского моря генерал Фридрих фон Берг выбрал в качестве своей штаб-квартиры Ревель. Ему было ясно: если средневековая крепостная стена и естественный холм Тоомпеа мог послужить неприятелю хоть какой-то преградой, то большая часть города не защищена ничем.
По традиции, восходящей ко временам Ливонской и Северных войн, Берг призвал сравнять с землей предместья: противника надо было лишить потенциального укрытия при штурме После недолгих уговоров отцы города приняли решение снести застройку Каламая: врага ждали с моря, и его попытка укрепиться в портовом районе виделась весьма вероятной.
Уничтожением примыкающих к гавани кварталов дело не ограничилось: в спешном порядке по всему побережью возводились земляные укрепления — батареи. Самая мощная из них, Ново-Екатеринентальская, располагалась как раз у начала аллеи, соединяющей взморье с Екатерининским дворцом.
Одна из батарей была возведена непосредственно в акватории Ревельской бухты и соединялась с сушей гатью, устроенной на связках хвороста. Намытый для ее сооружения небольшой искусственный островок и по сей день различим с берега Каламая в сотне метров от Батарейной тюрьмы.

Готовность к встрече

«Здесь, конечно, готовятся достойно встретить «милых гостей», — писал супруге из Санкт-Петербурга зимой 1854 года поэт Федор Тютчев. — Петергоф, Ораниенбаум покроют укреплениями. Финляндия — под оружием. Даже невинный Ревель, порт которого уже свободен от льда, готовится к обороне…»
Англо-французская эскадра под командованием адмирала Чарльза Непира прошла Датские проливы в самом конце марта 1854 года. У входа в Финский залив ее корабли были замечены 19 апреля. И хотя направление основного удара было неочевидным, фон Берг решил не искушагь судьбу — и назавтра же объявил в Ревеле осадное положение.
Из опасения бомбардировки все более или менее зажиточные жители, местные бароны и купцы выехали из города, оставив свои дома и квартиры на попечение прислуги. Магистрат в полном составе перебрался в далекий от побережья Вейссенштейн и до начала зимы проработал в нынешнем Пайде.
«Остались только те, кому не на что или некуда было уехать, — свидетельствовал очевидец. — Чтобы оконные стекла не лопались от грома выстрелов, они были заклеены крестообразно или звездообразно полосками бумаги. Таким образом, наружный вид города представлялся мертвым».
Не меньше вражеского вторжения фон Берг опасался паники. Потому он настрого запретил батареям открывать огонь без его личного приказания — красного флага днем или красного фонаря ночью, который должен был быть поднят на самом высоком строении города — шпиле церкви Олевисте.

Килечная охота

«Флот подошел к Ревелю в конце июня, вечером, — рассказывает мемуарист. — Из штаба по всем батареям был разослан приказ разжечь фитили и зарядить орудия. Глаза всех защитников устремлялись то на флот неприятеля, то на башню святого Олая.
Но противники наши не торопились начинать действия. Медленно, один за другим, корабли поднимались из-за горизонта и выстраивались у острова Нарген. Всю первую ночь никто во всем Ревеле не смыкал глаз. Однако ночь прошла, и неприятельские корабли, встав на якорь, не переменили своего расположения.
С того дня и до конца навигации положение дел ни разу не изменилось. Всё лето союзная флотилия простояла на виду у города неподвижно, не сделав даже малейшей попытки к началу военных действий. К ней уже все привыкли, и никого она больше уже не волновала и не пугала».
Кому появление вражеских кораблей помешало — так это местным рыбакам, промышлявшим ловом кильки. Поначалу они вовсе не отваживались выходить в море, но потом, заметив неподвижность флотилии, всё смелее стали отправляться на промысел, приближаясь к противнику.
Скучающие англичане и французы, едва завидев рыбацкие лодки под косым парусом, спускали на воду паровые катера и начинали гоняться за лодками. Впрочем, без особого результата: до конца лета ни один килечный баркас не был ими взят в плен.
«Эти сцены охоты за рыбаками повторялись почти ежедневно и несколько разнообразили скучную гарнизонную службу», — признается мемуарист.

Морская кавалерия

От атаки Ревеля командование англо-французским флотом отказываться не спешило: готовясь к ней, адмирал Непир отдал распоряжение провести замеры глубины фарватера бухты.
«Как-то раз английский весельный катер подъехал очень близко к берегу, что замечено было казачьим патрулём, случайно проезжавшим около того места, — сообщают «Ревельские известия». — Казаки, грозя нагайками, начали кричать англичанам, чтобы они уезжали прочь.
Англичане, в свою очередь, отвечали криками на своем языке и грозили казакам веслами. Тогда казаки, не выдержав, бросились на конях вплавь к дерзкой шлюпке, и, добравшись до нее, начали стегать матросов нагайками. Победа оказалась на стороне казаков, потому что шлюпка повернула назад и скрылась под защитой своего флота».
Случай этот был пересказан великим князьям Михаилу и Николаю Николаевичам, прибывшим в Ревель с инспекцией местных укреплений. Ходили слухи, будто пример казаков навёл петербургских гостей на комичную мысль — взять англичан на абордаж при посредстве кавалерии.
Неширокий и мелкий пролив между материком и островом Нарген планировалось перейти на конях, а оттуда уж до судов было рукой подать. Вероятно, только хронический дефицит войск в блокированном с моря Ревеле помешал реализации этой оригинальной идеи…

Инженер против адмиралов

Британские корабли, покидающие базу на острове Нарген. Гравюра 1856 года.

Британские корабли, покидающие базу на острове Нарген. Гравюра 1856 года.

Исход битвы на Балтике, впрочем, решила не молодецкая удаль и лихой героизм, а технический прогресс.
И хотя спущенная в Ревельской гавани 5 сентября 1854 года подводная лодка Оттомара Герна дала течь и была признана негодной для оправдания возлагавшихся на нее надежд, инженерная мысль в той войне побеждала флотоводческую.
Еще весной петербургский академик Борис Якоби «по величайшему соизволению» приступил к работе по созданию «адских машин» — так прозвали изобретенные им гальванические морские мины познакомившиеся с ними британские моряки.
К апрелю 1855 года морские подступы к столице Российской империи были заминированы. Новая англо-французская эскадра, базировавшаяся на рейде острова Нарген, вновь не рискнула приблизиться к городу и начать активные действия.
Так что если результаты завершившейся к началу 1856 года Крымской войны для России в целом можно назвать плачевными, Ревель вышел из нее с минимальными потерями: наряду с Ригой, Выборгом и Нарвой он был разжалован из списка морских крепостей.
Память о событиях, произошедших сто шестьдесят лет назад, хранит разве что некрополь британских моряков, который лет двадцать назад разыскали и отреставрировали на побережье острова Найссаар.
Да еще — строки полузабытой казацкой песни «На Балтийском берегу», записанной в 1902 году:

«Как задумал агличанин,
На Россеюшку идти,
Полно, полно, басурманин,
Тебе в Ревель не взойти!»…
Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Таллин: В Старый Город пришла Весна!

В Старый Город пришла Весна! Наши таллинские красавицы вместе с Городским Стражником поднимают настроение. Автор видеоблога «Переулки.Таллин»: http://ee.dobro.ee Linda Ronstadt - You're ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!