А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Крымская кампания 1853-1856 годов гулким эхом отозвалась и на берегах нынешней Таллиннской бухты.
Названия войн могут ввести в известного рода заблуждение. И Столетняя война не длилась ровно век, и Первая мировая не была первым вооруженным конфликтом, возникавшим на территории нескольких континентов разом.

С Крымской — та же история: наряду с основным, Черноморским, театром военных действий плацдармом для воюющих сторон стали берега и Тихого океана, и Белого моря, и Балтийского.

Явный анахронизм

Ревельские обыватели, взволнованные слухами о приближении эскадры. Карикатура современника.

Ревельские обыватели, взволнованные слухами о приближении эскадры. Карикатура современника.

«Из всех стратегических пунктов на Балтике можно было быть спокойным только за Свеаборг и Кронштадт, — делился в 1893 году на страницах «Ревельских известий» воспоминаниями о событиях сорокалетний их участник — Оба, хорошо укрепленные могли дать отпор самому сильному флоту».
Прочие морские крепости на подходе к столице Российской империи подобного оптимизма не внушали: и Выборг, и Нарва, и Ревель были, конечно, окружены рвами и бастионами, возведенными по последнему слову фортификации рубежа XVII-XVIII веков, но в середине XIX столетия они выглядели уже явным анахронизмом.
Не лучше обстояло дело и с вооружением ревельской крепости: на валах Тоомпеа разместили четыреста разнокалиберных пушек: часть из них помнила если и не Ивана Грозного, то Петра I — наверняка. Уложены они были без лафетов: при первом же пробном залпе их деревянные ложа рассыпались от ветхости, а потому были удалены.
Назначенный командующим обороной южным побережьем Балтийского моря генерал Фридрих фон Берг выбрал в качестве своей штаб-квартиры Ревель. Ему было ясно: если средневековая крепостная стена и естественный холм Тоомпеа мог послужить неприятелю хоть какой-то преградой, то большая часть города не защищена ничем.
По традиции, восходящей ко временам Ливонской и Северных войн, Берг призвал сравнять с землей предместья: противника надо было лишить потенциального укрытия при штурме После недолгих уговоров отцы города приняли решение снести застройку Каламая: врага ждали с моря, и его попытка укрепиться в портовом районе виделась весьма вероятной.
Уничтожением примыкающих к гавани кварталов дело не ограничилось: в спешном порядке по всему побережью возводились земляные укрепления — батареи. Самая мощная из них, Ново-Екатеринентальская, располагалась как раз у начала аллеи, соединяющей взморье с Екатерининским дворцом.
Одна из батарей была возведена непосредственно в акватории Ревельской бухты и соединялась с сушей гатью, устроенной на связках хвороста. Намытый для ее сооружения небольшой искусственный островок и по сей день различим с берега Каламая в сотне метров от Батарейной тюрьмы.

Готовность к встрече

«Здесь, конечно, готовятся достойно встретить «милых гостей», — писал супруге из Санкт-Петербурга зимой 1854 года поэт Федор Тютчев. — Петергоф, Ораниенбаум покроют укреплениями. Финляндия — под оружием. Даже невинный Ревель, порт которого уже свободен от льда, готовится к обороне…»
Англо-французская эскадра под командованием адмирала Чарльза Непира прошла Датские проливы в самом конце марта 1854 года. У входа в Финский залив ее корабли были замечены 19 апреля. И хотя направление основного удара было неочевидным, фон Берг решил не искушагь судьбу — и назавтра же объявил в Ревеле осадное положение.
Из опасения бомбардировки все более или менее зажиточные жители, местные бароны и купцы выехали из города, оставив свои дома и квартиры на попечение прислуги. Магистрат в полном составе перебрался в далекий от побережья Вейссенштейн и до начала зимы проработал в нынешнем Пайде.
«Остались только те, кому не на что или некуда было уехать, — свидетельствовал очевидец. — Чтобы оконные стекла не лопались от грома выстрелов, они были заклеены крестообразно или звездообразно полосками бумаги. Таким образом, наружный вид города представлялся мертвым».
Не меньше вражеского вторжения фон Берг опасался паники. Потому он настрого запретил батареям открывать огонь без его личного приказания — красного флага днем или красного фонаря ночью, который должен был быть поднят на самом высоком строении города — шпиле церкви Олевисте.

Килечная охота

«Флот подошел к Ревелю в конце июня, вечером, — рассказывает мемуарист. — Из штаба по всем батареям был разослан приказ разжечь фитили и зарядить орудия. Глаза всех защитников устремлялись то на флот неприятеля, то на башню святого Олая.
Но противники наши не торопились начинать действия. Медленно, один за другим, корабли поднимались из-за горизонта и выстраивались у острова Нарген. Всю первую ночь никто во всем Ревеле не смыкал глаз. Однако ночь прошла, и неприятельские корабли, встав на якорь, не переменили своего расположения.
С того дня и до конца навигации положение дел ни разу не изменилось. Всё лето союзная флотилия простояла на виду у города неподвижно, не сделав даже малейшей попытки к началу военных действий. К ней уже все привыкли, и никого она больше уже не волновала и не пугала».
Кому появление вражеских кораблей помешало — так это местным рыбакам, промышлявшим ловом кильки. Поначалу они вовсе не отваживались выходить в море, но потом, заметив неподвижность флотилии, всё смелее стали отправляться на промысел, приближаясь к противнику.
Скучающие англичане и французы, едва завидев рыбацкие лодки под косым парусом, спускали на воду паровые катера и начинали гоняться за лодками. Впрочем, без особого результата: до конца лета ни один килечный баркас не был ими взят в плен.
«Эти сцены охоты за рыбаками повторялись почти ежедневно и несколько разнообразили скучную гарнизонную службу», — признается мемуарист.

Морская кавалерия

От атаки Ревеля командование англо-французским флотом отказываться не спешило: готовясь к ней, адмирал Непир отдал распоряжение провести замеры глубины фарватера бухты.
«Как-то раз английский весельный катер подъехал очень близко к берегу, что замечено было казачьим патрулём, случайно проезжавшим около того места, — сообщают «Ревельские известия». — Казаки, грозя нагайками, начали кричать англичанам, чтобы они уезжали прочь.
Англичане, в свою очередь, отвечали криками на своем языке и грозили казакам веслами. Тогда казаки, не выдержав, бросились на конях вплавь к дерзкой шлюпке, и, добравшись до нее, начали стегать матросов нагайками. Победа оказалась на стороне казаков, потому что шлюпка повернула назад и скрылась под защитой своего флота».
Случай этот был пересказан великим князьям Михаилу и Николаю Николаевичам, прибывшим в Ревель с инспекцией местных укреплений. Ходили слухи, будто пример казаков навёл петербургских гостей на комичную мысль — взять англичан на абордаж при посредстве кавалерии.
Неширокий и мелкий пролив между материком и островом Нарген планировалось перейти на конях, а оттуда уж до судов было рукой подать. Вероятно, только хронический дефицит войск в блокированном с моря Ревеле помешал реализации этой оригинальной идеи…

Инженер против адмиралов

Британские корабли, покидающие базу на острове Нарген. Гравюра 1856 года.

Британские корабли, покидающие базу на острове Нарген. Гравюра 1856 года.

Исход битвы на Балтике, впрочем, решила не молодецкая удаль и лихой героизм, а технический прогресс.
И хотя спущенная в Ревельской гавани 5 сентября 1854 года подводная лодка Оттомара Герна дала течь и была признана негодной для оправдания возлагавшихся на нее надежд, инженерная мысль в той войне побеждала флотоводческую.
Еще весной петербургский академик Борис Якоби «по величайшему соизволению» приступил к работе по созданию «адских машин» — так прозвали изобретенные им гальванические морские мины познакомившиеся с ними британские моряки.
К апрелю 1855 года морские подступы к столице Российской империи были заминированы. Новая англо-французская эскадра, базировавшаяся на рейде острова Нарген, вновь не рискнула приблизиться к городу и начать активные действия.
Так что если результаты завершившейся к началу 1856 года Крымской войны для России в целом можно назвать плачевными, Ревель вышел из нее с минимальными потерями: наряду с Ригой, Выборгом и Нарвой он был разжалован из списка морских крепостей.
Память о событиях, произошедших сто шестьдесят лет назад, хранит разве что некрополь британских моряков, который лет двадцать назад разыскали и отреставрировали на побережье острова Найссаар.
Да еще — строки полузабытой казацкой песни «На Балтийском берегу», записанной в 1902 году:

«Как задумал агличанин,
На Россеюшку идти,
Полно, полно, басурманин,
Тебе в Ревель не взойти!»…
Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!