А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Лето 1714 года для жителей Ревеля выдалось жарким и хлопотным. В первых числах июня к городу подо- шла военная флотилия Петра I, состав которой красноречиво свидетельствовал о том, что царь готовится к сражению со шведским флотом….

Сам Ревель принадлежал Петру уже четыре года, но война России со Швецией продолжалась, а шведский флот всё еще имел статус одного из самых сильных в Европе.
В 1713 году Петр I провел успешную кампанию у южных берегов Финляндии: в августе его войска вошли в столицу Финляндии Або (ныне Турку), и фактически опустевший город сдался без сопротивления. Шведские корабли, однако, продолжали курсировать в Финском заливе и даже дерзали подходить столь близко к Ревелю, что их наблюдали с высоты башни вышгородской Домской церкви.
Кампания, запланированная Петром на лето 1714 года, должна была показать, что у Балтийского моря есть теперь новый хозяин и перевес сил в этом регионе уже давно на стороне России.

Триумфальное "восшествие" петровских галер в Петербург. Троффейный «Элефант» —третий слева. Гравюра современника событий Алексея Зубова

Триумфальное «восшествие» петровских галер в Петербург. Троффейный «Элефант» —третий слева. Гравюра современника событий Алексея Зубова

Подготовка загодя

К генеральной морской баталии Петр I готовился долго и основательно. К весне в Санкт-Петербурге, Финляндии и восточной Прибалтике была не только сосредоточена армия в количестве девяноста тысяч человек, но и подготовлен мощный галерно-парусный флот.
Для того чтобы представить, как выглядела галера петровских времен, достаточно упомянуть тот факт, что управлялась она 72 веслами, за каждым из которых стояло пятеро гребцов, готовых к абордажному и рукопашному бою.
В мае из Санкт-Петербурга в сторону Финляндии отправилось 99 судов галерного флота, командование над которым принял Ф.М. Апраксин. Петр Первый в чине контр-адмирала возглавил парусный флот: девять линейных кораблей (408 пушек), пять фрегатов (176 пушек) и четыре шнявы.
В этом составе парусный флот прибыл в Ревель и здесь пополнился еще шестью линейными кораблями — прибывшими с Архангельской верфи, а также купленными в Англии и Голландии. Шестнадцать линейных кораблей выстроились в боевом построении у городских стен, и жители Ревеля не без волнений ожидали дальнейших событий.

Гангутская битва. Гравюра современника событий Матвея Бакуа

Гангутская битва. Гравюра современника событий Матвея Бакуа

Новые хоромы

О серьезных планах царя горожане догадывались с середины зимы: 29 января 1714 года в городе «палили изо всех пушек», салютуя Петру I по случаю его приезда в Ревель.

Его Величество по прибытии «и сперва изволил быть у корабельной пристани, а потом кушал у Генерала Шлипимбаха» — своего бывшего противника, плененного под Полтавой
шведского военачальника Вольмара Антона фон Шлиппенбаха, перешедшего на русскую службу.
Через несколько дней в присутствии генерала Вейде, адмирала Ф.М. Апраксина и важных городских персон Петр I заложил в городе гавань (верный знак больших планов на лето!) и удивил магистрат неожиданной сделкой: приобрел небольшое поместье за городской
чертой: нынешний дом-музей императора в Кадриорге. Загородная усадьба была невелика: жилой дом весьма скромных размеров, а также несколько хозяйственных построек в округе. Сумма сделки составила 3500 талеров, став несомненной удачей для продавца — вдовы бургомистра Дрентельна, поскольку господские дома соседних поместий оценивались куда меньше: в 300 и 1300 талеров. И хотя в городе у царя уже имелся свой собственный дом, сопоставимый по размерам с дворцом (находился он на месте теперешнего Таллиннского городского архива, на углу улиц Лай и Толли), с января 1714 года Петр I предпочитал останавливаться в «новых
хоромах».

Себе и супруге

Что привлекало царя в этом месте? Прежде всего — удачное расположение участка Дрентельнов: на склоне высокого холма Ласнамяги, откуда идеально просматривались и море, и город.
Невооруженным глазом царь мог отслеживать передвижения кораблей и контролировать ситуацию. Запись из походного дневника свидетельствует о том, что в июне царь внимательно следил за горизонтом: 18 июня, поднявшись на гору, Его Величество «увидел кораблей швецких шесть».
Немаловажным было и то, что дом находился за городской чертой, обеспечивая определенную приватность.
Последнее обстоятельство было актуально в отношении жены царя. Летом 1714 года Екатерина была «на сносях», но по обыкновению собиралась «спутешествовать» своему супругу во время
летней морской кампании. Подтверждением этого предположения служит и то, что большую часть лета царица провела в этом загородном доме, а затем возвращалась сюда во время последующих приездов в Ревель с супругом.

Всеобщее ожидание

Разъяснения по поводу покупки дома Петром I остались в книге Ревельского магистрата, правда, регистрация купли–продажи была осуществлена городскими властями лишь в августе 1715-го, то есть спустя полтора года после приобретения дома новым владельцем.
Магистрат, очевидно, занимал выжидательную позицию: кто мог догадываться, чем закончится затеваемая российским государем морская кампания. Улыбнись удача шведам — и Ревель вновь вернулся бы под скипетр Карла XII: стоило ли спешить с оформлением бумаг?!
«Чувствовалось всеобщее ожидание того, что текущим летом произойдет что-то чрезвычайное, — свидетель-ствовал участник морского похода 1714 года, англичанин на русской службе Д. Ден, — как по причине наказаний, наложенных за упущения двух предшествующих лет, так и вследствие увеличения флота, который усиливался кораблями, прибывшими в Ревель, чтобы соединиться с ним, а также решения царя принять командование лично на себя».
Шведы не решались начинать боевые действия близ Ревеля, видя прекрасные укрепления новой гавани, но были готовы встретиться с флотом Петра в открытом море. Царь же до последнего ожидал в Ревеле союзного флота датчан, но, вопреки обещаниям, их корабли так и не появились у города. Время шло, и следовало предпри-нимать решительные действия.

Богатые трофеи

18 июля Петр отправился к противоположному берегу Финского залива, и в тот же день при приближении к шхерам ему пришлось пересесть на малую галеру.
Среди шхер распределились основные силы противника: 13 линейных кораблей, 4 фрегата, галеры, шнявы и бригантины. Далеко в море виднелись еще шесть вражеских кораблей, и
шведы оказывались в более выгодном положении.
Главную задачу царь видел в прорыве русского флота — мимо полуострова Гангут в шхеры Аландских островов. В случае удачного осуществления этого
плана войска Петра смогли бы контролировать всё западное побережье Ботнического залива. Пройти мимо флотилии неприятеля без крупных потерь было бы невозможно, и выход был найден.
Петр I решил устроить переволоку, обойдя шведский флот сушей в самом узком месте полуострова
Гангут. Часть галерного флота была переправлена «сухим путем», а шведы были введены в замешательство. Противник разделил свой флот и в самый непредвиденный момент был атакован
несколькими эскадрами русских. Плану Петра благоволил полный штиль, заблокировавший шведские корабли и создавший идеальные условия для маневренности и скорости атакующего авангарда русской галерной флотилии. На абордаж была взята вся островная флотилия шведского шаутбенахта Эреншелда, а русскому флоту помимо долгожданного доступа к Аландским островам достались и богатые трофеи. Главным и самым большим стал шведский фрегат «Элефант». Осенью 1714 года корабль-пленник даже участвовал в триумфальном «вшествии» победителей в Санкт-Петербурге

Не мух ловит

«На великолепно разукрашенных победных воротах, — записал очевидец событий Вебер, —выведены были различные замысловатые изображения. И между прочим — орел, сидящий на слоне, с надписью: «Русский орел мух не ловит». 3ахваченный шведский фрегат, называвшийся «Элефант», объяснял сказанное изображение». В августе русский флот еще продолжал курсировать вдоль всего побережья Финляндии, и только в середине сентября царь возвратился в Петербург. Здесь были подготовлены пышные торжества в честь Гангутской победы, а участников морского сражения наградили по-царски: штаб- и обер-офицеры — золотыми медалями, урядники и рядовые — серебряными.
С 1715 года воспоминание Гангутской баталии станет ежегодным в имперском календаре Петра, и в этот день, вплоть до самой смерти Петра Великого, на рейде в Ревеле с кораблей будут звучать благодарственные молебны и торжественные победословия в честь первой большой победы
русского флота над считавшимся до этого непобедимым флотом Швеции.

Мария Сморжевских–Смирнова, заведующая Домом-музем Петра I
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!