А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1091 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Сражения Первой мировой под стенами Ревеля не велись. Но дыхание разворачивающейся «битвы народов» ощущалось в городе едва ли не с первых военных дней.

С началом третьей декады июля 1914 года вечерний поезд из столицы брался на перроне ревельского вокзала буквально «штурмом»: горожане жаждали последних новостей.

Переименование Ревельского немецкого театра в Ревельский русский театр не замедлили отобразить на открытках...

Переименование Ревельского немецкого театра в Ревельский русский театр не замедлили отобразить на открытках…

Хроникер одного из местных изданий констатировал: хотя количество высылаемых из Санкт-Петербурга газет увеличено вдвое, за каких-нибудь полчаса объемистая кипа тиража тает без следа.

«Балтийский железнодорожный вокзал вчера, ко времени прихода петербургского поезда переполнился жаждущей газет публикой настолько, что пришлось разделить его место торговли на две группы газет.

Только благодаря помощи жандармов продавщица смогла справиться со своей работой, а спустя двадцать минут она облегченно вздохнула, распродав последние номера…», — свидетельствовал «Ревельский вестник» в номере от 13 июля.

Роковой заголовок «война» появился на газетных полосах ровно через четыре дня: австро-венгерская артиллерия, в ответ на категорическое несогласие Сербии принять условия выдвинутого ей ультиматума, начала бомбардировку Белграда.

Российская империя объявила против Австро-Венгрию частичную мобилизацию. 19 июля она была расширена до всеобщей. Остановить приближение масштабного вооруженного конфликта на Европейском континенте стало невозможным.

«На фронт!»: кавалерийские части, отправляющиеся через Ревель на фронт. Фото времен Первой мировой войны.

«На фронт!»: кавалерийские части, отправляющиеся через Ревель на фронт. Фото времен Первой мировой войны.

Подъем духа

Начало войны подданные Российской империи встретили чуть ли не как долгожданное известие: волна патриотических чувств, кажется, захлестнула все слои общества как в столице, так и в провинции.

«Вчера вечером кто-то, купивший на углу Глиняной и Никольской улиц газету, крикнул: «да здравствует победоносное русское воинство, ура!», – сообщал «Ревельский вестник» – Несколько голосов крикнули «гимн!»

Проходившего мимо этой группы прапорщика Онежского полка подняли на руки с кликами «Да здравствует русская армия, ура!». Русский гимн, с кликами «Да здравствует Сербия!», «Да здравствует русский император!», «Долой Австрию!» огласили улицу.

Закричали: «Манифестацию!» и мгновенно собравшаяся толпа, с обнаженными головами, двинулась по Глиняной улице с патриотическими выкликами. На площади Большого рынка манифестанты встретились с ехавшим в автомобиле офицером. Все бросились к автомобилю и, подняв офицера на руки, долго не опускали на землю».

С нынешней Ратушной площади манифестанты двинулись к штабу Морской крепости Петра Великого, оттуда – в Екатериненталь. Струнный оркестр летней эстрады трижды исполнил «Боже, царя храни!». Его сочетание с последовавшей вслед республиканской «Марсельезой» никого не смутило: Франция была союзной державой.

Поприветствовав вышедшего на балкон Екатерининского дворца губернатора, участники манифестации решили двинуться к летнему корпусу Офицерского морского собрания. Оно оказалось…закрытым – швейцар сообщил, что господа-офицеры отправляются на фронт.

Народ двинулся к вокзалу: специально для того, чтобы горожане смогли организовать защитникам достойные проводы, отправление поезда с мобилизованными – случай прежде невероятный – задержали на добрую четверть часа.

От вокзала манифестанты промаршировали до памятника Петру на современной площади Свободы. Оттуда планировали вернуться в Старый город – под окна Британского консульства, да часы на Иоанновской церкви отбили час ночи.

К участникам шествия обратился полицмейстер: он отметил сильный подъем духа, так твердо продемонстрированный манифестантами, а затем – призвал всех к спокойствию ночи и посоветовал разойтись по домам.

Супротив техники

Всего два дня спустя подобная манифестация в Ревеле едва ли смогла состояться – особенно, в столь позднее время: в городе пошли разговоры о комендантском часа.

До этого, правда, дело не дошло, но 21 июля губернатор объявил Эстляндию на военном положении: прежде всего, с наступлением темноты обывателям приказали закрывать шторами окна домов, выходящие на рейд.

В первый же день войны был закрыт для посетителей самый вместительный кинотеатр города: располагавшаяся на месте теперешнего Центра русской культуры «Гранд Марина» была реквизирована комиссией расквартирования войск.

Впрочем – ненадолго: уже в первую августовскую субботу здесь, «при живейшем интересе зрителей, демонстрировалась «драма в четырех актах под названием «Так воевала Марианна», изображающая эпизод из франко-прусской войны 1870-71 годов.

Вслед за иностранными лентами в город вскоре была доставлена и созвучная моменту отечественная кинопродукция: в начале сентября кинематограф «Сатурн» показывал российские ленты «Тайна германского посольства» и «Вильгельм – пасынок Марса».

«Несколько дней кряду на экранах кинематографов «Сатурн» и «Рояль-Био» демонстрируется картина, удачно воспроизводящая подвиг одного из удалых воинов – казака Козьмы Крючкова, первого Георгиевского кавалера Второй Отечественной войны», — сообщал «Ревельский вестник».

Газета была уверена: «инсценировка выдающихся эпизодов имеет большое моральное значение для народа и войск, потому желательно самое широкое распространение картин, свидетельствующих, что за Богом и за Царем правда не пропадет!

Разошлись все удовлетворенными, с еще большим большей уверенностью, что героизм русского солдата не может сломить никакая мудреная немецкая техника».

Дело в кепке

«Ревель подтянулся: физиономия города за последнее время изменилась к лучшему, – писал корреспондент «Рижского вестника». – Немецкие торговые вывески с улиц полностью исчезли».

Что там вывески: распоряжением коменданта Морской крепости Петра Великого немецкий исчез из речи горожан. За разговор на «языке противника» в общественном месте полагался отныне штраф в 3 000 рублей или восемь месяцев ареста.

Немецкий театр был в срочном порядке переименован в Русский, выпуск немецких газет был запрещен, а горячие головы в городской думе вовсю продвигали идею о возвращении городу его «исконного исторического названия Колывань».

«Подтянуть физиономию» города, без малого семь веков развивавшегося в лоне немецкой культурной традиции, было, вероятно, не так просто: остзейцы, волей-неволей, продолжали жить довоенными привычками.

«Несмотря на переживаемое время, приходится наталкиваться на такую странность, – сообщали «Ревельские известия». – Гуляет, например, некая девица в матросской шапочке, а на ленточке надпись «Гогенцоллерн». Интересно бы знать, глупое ли неведение или вызывающее нахальство руководит носительницей?»

Вопрос головных уборов, похоже, волновал патриотически настроенных горожан не на шутку. В частности, с началом учебного года в редакцию «Ревельских известий» потянулись письма читателей, возмущенных форменными кепками иных школьников.

Покончить с «прусскими шапочками тевтонских юношей» начатая газетой кампания сумела уже к середине сентября: отныне ученики частного Домского училища на Вышгороде стали неотличимы от русских гимназистов.

* * *

…Чем дальше в осень, тем меньше на газетных полосах уделялось место бравурным материалом о том, что мобилизация проходит в «удивительном порядке», а настроение горожан – «приподнятое, повышенное».

Все чаще в отделе объявлений начинают мелькать извещения об очередной кампании по сбору теплых вещей, табака и медикаментов, проведении благотворительных вечеров в пользу сражающихся, а вскоре – и беженцев, и раненых.

Война, с таким неподдельным энтузиазмом воспринятая большинством жителей губернского Ревеля на закате лета 1914 года, повернулась к горожанам своей обыденной, непарадной стороной.

Четыре долгих года им предстояло мерить время этим бравурным и пафосным августом – первым месяцем Первой мировой войны…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!