А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сражения Первой мировой под стенами Ревеля не велись. Но дыхание разворачивающейся «битвы народов» ощущалось в городе едва ли не с первых военных дней.

С началом третьей декады июля 1914 года вечерний поезд из столицы брался на перроне ревельского вокзала буквально «штурмом»: горожане жаждали последних новостей.

Переименование Ревельского немецкого театра в Ревельский русский театр не замедлили отобразить на открытках...

Переименование Ревельского немецкого театра в Ревельский русский театр не замедлили отобразить на открытках…

Хроникер одного из местных изданий констатировал: хотя количество высылаемых из Санкт-Петербурга газет увеличено вдвое, за каких-нибудь полчаса объемистая кипа тиража тает без следа.

«Балтийский железнодорожный вокзал вчера, ко времени прихода петербургского поезда переполнился жаждущей газет публикой настолько, что пришлось разделить его место торговли на две группы газет.

Только благодаря помощи жандармов продавщица смогла справиться со своей работой, а спустя двадцать минут она облегченно вздохнула, распродав последние номера…», — свидетельствовал «Ревельский вестник» в номере от 13 июля.

Роковой заголовок «война» появился на газетных полосах ровно через четыре дня: австро-венгерская артиллерия, в ответ на категорическое несогласие Сербии принять условия выдвинутого ей ультиматума, начала бомбардировку Белграда.

Российская империя объявила против Австро-Венгрию частичную мобилизацию. 19 июля она была расширена до всеобщей. Остановить приближение масштабного вооруженного конфликта на Европейском континенте стало невозможным.

«На фронт!»: кавалерийские части, отправляющиеся через Ревель на фронт. Фото времен Первой мировой войны.

«На фронт!»: кавалерийские части, отправляющиеся через Ревель на фронт. Фото времен Первой мировой войны.

Подъем духа

Начало войны подданные Российской империи встретили чуть ли не как долгожданное известие: волна патриотических чувств, кажется, захлестнула все слои общества как в столице, так и в провинции.

«Вчера вечером кто-то, купивший на углу Глиняной и Никольской улиц газету, крикнул: «да здравствует победоносное русское воинство, ура!», – сообщал «Ревельский вестник» – Несколько голосов крикнули «гимн!»

Проходившего мимо этой группы прапорщика Онежского полка подняли на руки с кликами «Да здравствует русская армия, ура!». Русский гимн, с кликами «Да здравствует Сербия!», «Да здравствует русский император!», «Долой Австрию!» огласили улицу.

Закричали: «Манифестацию!» и мгновенно собравшаяся толпа, с обнаженными головами, двинулась по Глиняной улице с патриотическими выкликами. На площади Большого рынка манифестанты встретились с ехавшим в автомобиле офицером. Все бросились к автомобилю и, подняв офицера на руки, долго не опускали на землю».

С нынешней Ратушной площади манифестанты двинулись к штабу Морской крепости Петра Великого, оттуда – в Екатериненталь. Струнный оркестр летней эстрады трижды исполнил «Боже, царя храни!». Его сочетание с последовавшей вслед республиканской «Марсельезой» никого не смутило: Франция была союзной державой.

Поприветствовав вышедшего на балкон Екатерининского дворца губернатора, участники манифестации решили двинуться к летнему корпусу Офицерского морского собрания. Оно оказалось…закрытым – швейцар сообщил, что господа-офицеры отправляются на фронт.

Народ двинулся к вокзалу: специально для того, чтобы горожане смогли организовать защитникам достойные проводы, отправление поезда с мобилизованными – случай прежде невероятный – задержали на добрую четверть часа.

От вокзала манифестанты промаршировали до памятника Петру на современной площади Свободы. Оттуда планировали вернуться в Старый город – под окна Британского консульства, да часы на Иоанновской церкви отбили час ночи.

К участникам шествия обратился полицмейстер: он отметил сильный подъем духа, так твердо продемонстрированный манифестантами, а затем – призвал всех к спокойствию ночи и посоветовал разойтись по домам.

Супротив техники

Всего два дня спустя подобная манифестация в Ревеле едва ли смогла состояться – особенно, в столь позднее время: в городе пошли разговоры о комендантском часа.

До этого, правда, дело не дошло, но 21 июля губернатор объявил Эстляндию на военном положении: прежде всего, с наступлением темноты обывателям приказали закрывать шторами окна домов, выходящие на рейд.

В первый же день войны был закрыт для посетителей самый вместительный кинотеатр города: располагавшаяся на месте теперешнего Центра русской культуры «Гранд Марина» была реквизирована комиссией расквартирования войск.

Впрочем – ненадолго: уже в первую августовскую субботу здесь, «при живейшем интересе зрителей, демонстрировалась «драма в четырех актах под названием «Так воевала Марианна», изображающая эпизод из франко-прусской войны 1870-71 годов.

Вслед за иностранными лентами в город вскоре была доставлена и созвучная моменту отечественная кинопродукция: в начале сентября кинематограф «Сатурн» показывал российские ленты «Тайна германского посольства» и «Вильгельм – пасынок Марса».

«Несколько дней кряду на экранах кинематографов «Сатурн» и «Рояль-Био» демонстрируется картина, удачно воспроизводящая подвиг одного из удалых воинов – казака Козьмы Крючкова, первого Георгиевского кавалера Второй Отечественной войны», — сообщал «Ревельский вестник».

Газета была уверена: «инсценировка выдающихся эпизодов имеет большое моральное значение для народа и войск, потому желательно самое широкое распространение картин, свидетельствующих, что за Богом и за Царем правда не пропадет!

Разошлись все удовлетворенными, с еще большим большей уверенностью, что героизм русского солдата не может сломить никакая мудреная немецкая техника».

Дело в кепке

«Ревель подтянулся: физиономия города за последнее время изменилась к лучшему, – писал корреспондент «Рижского вестника». – Немецкие торговые вывески с улиц полностью исчезли».

Что там вывески: распоряжением коменданта Морской крепости Петра Великого немецкий исчез из речи горожан. За разговор на «языке противника» в общественном месте полагался отныне штраф в 3 000 рублей или восемь месяцев ареста.

Немецкий театр был в срочном порядке переименован в Русский, выпуск немецких газет был запрещен, а горячие головы в городской думе вовсю продвигали идею о возвращении городу его «исконного исторического названия Колывань».

«Подтянуть физиономию» города, без малого семь веков развивавшегося в лоне немецкой культурной традиции, было, вероятно, не так просто: остзейцы, волей-неволей, продолжали жить довоенными привычками.

«Несмотря на переживаемое время, приходится наталкиваться на такую странность, – сообщали «Ревельские известия». – Гуляет, например, некая девица в матросской шапочке, а на ленточке надпись «Гогенцоллерн». Интересно бы знать, глупое ли неведение или вызывающее нахальство руководит носительницей?»

Вопрос головных уборов, похоже, волновал патриотически настроенных горожан не на шутку. В частности, с началом учебного года в редакцию «Ревельских известий» потянулись письма читателей, возмущенных форменными кепками иных школьников.

Покончить с «прусскими шапочками тевтонских юношей» начатая газетой кампания сумела уже к середине сентября: отныне ученики частного Домского училища на Вышгороде стали неотличимы от русских гимназистов.

* * *

…Чем дальше в осень, тем меньше на газетных полосах уделялось место бравурным материалом о том, что мобилизация проходит в «удивительном порядке», а настроение горожан – «приподнятое, повышенное».

Все чаще в отделе объявлений начинают мелькать извещения об очередной кампании по сбору теплых вещей, табака и медикаментов, проведении благотворительных вечеров в пользу сражающихся, а вскоре – и беженцев, и раненых.

Война, с таким неподдельным энтузиазмом воспринятая большинством жителей губернского Ревеля на закате лета 1914 года, повернулась к горожанам своей обыденной, непарадной стороной.

Четыре долгих года им предстояло мерить время этим бравурным и пафосным августом – первым месяцем Первой мировой войны…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!