А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Двор ничем внешне не выдающегося жилого дома на углу Пярнуского шоссе и улицы Кийза скрывает в себе подлинную жемчужину деревянного зодчества, неизвестную не только гостям столицы, но и большинству таллиннцев.

И хотя нынешний облик примечательного памятника архитектуры представительным не назовешь, с первого взгляда ясно — дом этот может похвастаться долгой и содержательной биографией.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Деревня на обочине

Трасса дороги на Пярну и дальше — основного пути на Лимбажи и Ригу — не менялась последние лет пятьсот, а вот окрестности ее — преобразились до неузнаваемости.
Поросшие редким сосняком холмы считались в Средние века даже не далекой окраиной, а неближним пригородом — отдаленным и небезопасным: тут пошаливали разбойники.
Во второй половине XIX века местность прозвали Китсекюла — Козья деревня.
В дни Ливонской войны здесь произошла стычка городского ополчения с конным разъездом московитов — один из трех памятников, воздвигнутых в XVI столетии в честь павших защитников Ревеля, и по сей день стоит во дворе на улице Марта. Популярностью окрестности нынешнего Пярнуского шоссе не пользовались и в шведские времена: почвы тут песчаные, неплодородные. Ладно — рожь, тут, в отличие от соседнего Кристийне, не желал расти даже кормовой овес
Найти на поросших худосочной травой песчаниках прокорм могли разве что козы. Потому, наверное, во второй половине позапрошлого века за местностью закрепилось название Китсекюла — Козья деревня.
Здесь и был по сути не совсем город: поросшая редким кустарником пустошь за железнодорожной насыпью, одноэтажные деревянные домишки и придорожная корчма на обочине.
О том, что район знавал лучшие времена — недолгие, но блистательные, напоминали лишь три здания летних мыз — загородных поместий бюргеров ХVIII — начала ХIХ веков.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Мызы и дачи

Поместья Линдхайм, Кляйн-Фридрихсхоф, Фаренхольц, подобно бусинам ожерелья, нанизанные на трассу Пярнуского шоссе, к числу магнитов дачной жизни ревельцев не относились.
По известности и популярности у горожан они уступали своим собраnmzv, вытянувшимся справа и слева от нынешней Мустамяэ теэ, а также — от загородных усадеб Екатериненталя — Кадриорга.
К началу последней трети позапрошлого века золотой век их минул: и соседняя ветка железной дороги, и мебельная фабрика Карла Лютера, перебравшаяся из центра на Пярнуское шоссе, навсегда разрушили тишину и чувство приватности.
Старинные усадебные постройки ветшали, декоративные пруды и рыбные садки мелели, зарастая ряской, территории парковых угодий дробились и по частям продавались горожанам, не столь требовательным к дачному комфорту.
Одним из них стал ревельский купец, некто Хуго Хейнрих. В силу скудности сведении о нем можно предположить, что происходил он из первого поколения городских коммерсантов, и если не сам, то отец его был выходцем из деревни.
В Китсекюла его не смущала ни близость транспортных артерий, ни соседство с жилищами и огородами пролетариата: выкупив земельный участок на границе мызы Фаренхольц, он решил построить себе дачу.

Швейцарский шик

Деньги у новоиспеченного толстосума определенно водились: проект был заказан у Николая Тамма, одного из первых профессиональных архитекторов-эстонцев, работавших в Ревеле.
Тамм звезд с небес, как говорится, не хватал, но был, что называется, истинным сыном своей эпохи: в историю архитектуры она вошла под именем эклектика, то есть — умышленная стилизация под художественные направления прошлого.
Сильной стороной Тамма был размах стилевого разнообразия: он одинаково тщательно перестраивал средневековые жилища в духе неоренессанса, увенчивал куполом-луковицей православную часовню или снабжал синагогу «мавританским» фасадом.
«Летнюю резиденцию» Хуго Хейнриха архитектор решил стилизовать
под швейцарское шале этот тип жилища считался полтора века тому назад наиболее подходящим образцом для подражания именно в дачной архитектуре.
Были, разумеется, исключения: например, дом с обширной террасой на развилке современных улиц Сулеви-мяги, Олевимяги и Уус в Старом городе, но относились они к числу тех, которые лишь подтверждают правило.
«Правильным» образчиком дачных шале в Таллинне может считаться, например, первое ныммеское жилище Николая фон Глена, возведенное бароном еще до начала строительства знаменитого замка. Или — «швейцарский домик» на территории летнего поместья бургомистра Антона Жирарда де Сукантона в Рокка-аль-Маре сейчас в нем располагается дирекция Парка-музея народного зодчества.
Дача Хуго Хейнриха не уступает им в размерах. А по части виртуозной деревянной резьбы, кружевом укутывающей фронтоны, наличники, двери, — однозначно превосходит. Аналоги столь виртуозной работы по дереву можно отыскать разве что на фотографиях дач дореволюционного Гунгербурга — нынешний Нарва-Йыэсуу похвастаться ими, увы, не может. Дачи былых ревельских предместий, и прежде всего Нымме, были всё же решены гораздо скромнее.

Детский миф

Когда почтенный господин Хейнрих покинул земной мир, почему-то его наследники решили продать свой загородный дом, почему — неизвестно.
Однако, если верить карте, составленной в самом начале XX века, бывшая дача коммерсанта была приспособлена под… казарму: решение, мягко говоря, странное и малообъяснимое.
Армия новорожденной Эстонской Республики должного интереса к недвижимости почему-то не проявила: не позднее 1919 года по адресу. Пярну мантеэ, 123 начал работать детский сад.
Народная молва почему-то упорно связывает его работу с больницей Приюта Диаконис — остзейской благотворительной организации, с 1867 года размещавшейся в помещениях бывшей летней усадьбы Линдхейм.
Приют Диаконис действительно еще в начале шестидесятых годов XIX века основал в Ревеле одно из первых дошкольных учреждений — по сути нечто среднее между детским садом и приютом с немецким языком обучения.

Только вот никаких документальных подтверждений того, что оно работало на территории предместья Китсекюла, увы, не обнаружено. Возможно, старожилам района просто изменила память?
Что известно доподлинно — это работа в былой даче Хейнриха немецкого детского дома: в 1930 году архитектор Герберт Йохансон перестроил ее для новых нужд с максимальным пиететом.
Детские голоса в доме по адресу: Пярнуское шоссе, 123 стихли ровно три четверти века тому назад — осенью 1939-го остзейские немцы по призыву фюрера переселились в Германию.

В тени

Из военного лихолетья дом вышел непострадавшим: среди стратегических целей мартовской бомбардировки 1944 года район, примыкающий к вокзалу Таллинн-Вяйке, не фигурировал.
Двенадцать лет спустя бывшая дача ревельского негоцианта лишилась… номера. Точнее — отдала его новому зданию: на Пярнуском шоссе, 123 выросла четырехэтажная хрущовка, скрыв старинное здание из виду.
Быть ему на виду, особенно в ту пору, было, по правде говоря, некстати: в деревянном особняке разместилась гостиница «Чайка». Но не простая, а особая — та, что не фигурировала в официальных путеводителях по городу, ведомственная.
Командированные в столицу советской, а затем и постсоветской, Эстонии офицеры советской, а следом за ними — и российской, армии останавливались в «Чайке» вплоть до самого момента вывода войск в 1994 году.
Двадцать лет назад здание оказалось на балансе Сил обороны ЭР. Ведомственную гостиницу переименовали в «Солдатский дом»: название это и поныне читается над входом в здание.
Покрашенная, похоже, чуть ли не в пятидесятые годы прошлого века в «армейский» серо-зеленый цвет бывшая дача купца Хейнриха переживает сейчас явно не лучшие свои времена.
Нет сомнений, что одно из старейших зданий предместья Китсекюла заслуживает большего. Как минимум — реставрации, если не комплексной, то хотя бы внешней, фасадной.
Значок охраняемого памятника архитектуры, с 2007 года красующийся на фасаде, вселяет надежду. Хочется верить: жемчужина деревянного зодчества еще порадует горожан.
Не только военных, но и самых что ни на есть штатских. Ведь коммерсант Хейнрих был человеком сугубо мирной профессии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!