А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Двор ничем внешне не выдающегося жилого дома на углу Пярнуского шоссе и улицы Кийза скрывает в себе подлинную жемчужину деревянного зодчества, неизвестную не только гостям столицы, но и большинству таллиннцев.

И хотя нынешний облик примечательного памятника архитектуры представительным не назовешь, с первого взгляда ясно — дом этот может похвастаться долгой и содержательной биографией.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Деревня на обочине

Трасса дороги на Пярну и дальше — основного пути на Лимбажи и Ригу — не менялась последние лет пятьсот, а вот окрестности ее — преобразились до неузнаваемости.
Поросшие редким сосняком холмы считались в Средние века даже не далекой окраиной, а неближним пригородом — отдаленным и небезопасным: тут пошаливали разбойники.
Во второй половине XIX века местность прозвали Китсекюла — Козья деревня.
В дни Ливонской войны здесь произошла стычка городского ополчения с конным разъездом московитов — один из трех памятников, воздвигнутых в XVI столетии в честь павших защитников Ревеля, и по сей день стоит во дворе на улице Марта. Популярностью окрестности нынешнего Пярнуского шоссе не пользовались и в шведские времена: почвы тут песчаные, неплодородные. Ладно — рожь, тут, в отличие от соседнего Кристийне, не желал расти даже кормовой овес
Найти на поросших худосочной травой песчаниках прокорм могли разве что козы. Потому, наверное, во второй половине позапрошлого века за местностью закрепилось название Китсекюла — Козья деревня.
Здесь и был по сути не совсем город: поросшая редким кустарником пустошь за железнодорожной насыпью, одноэтажные деревянные домишки и придорожная корчма на обочине.
О том, что район знавал лучшие времена — недолгие, но блистательные, напоминали лишь три здания летних мыз — загородных поместий бюргеров ХVIII — начала ХIХ веков.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Мызы и дачи

Поместья Линдхайм, Кляйн-Фридрихсхоф, Фаренхольц, подобно бусинам ожерелья, нанизанные на трассу Пярнуского шоссе, к числу магнитов дачной жизни ревельцев не относились.
По известности и популярности у горожан они уступали своим собраnmzv, вытянувшимся справа и слева от нынешней Мустамяэ теэ, а также — от загородных усадеб Екатериненталя — Кадриорга.
К началу последней трети позапрошлого века золотой век их минул: и соседняя ветка железной дороги, и мебельная фабрика Карла Лютера, перебравшаяся из центра на Пярнуское шоссе, навсегда разрушили тишину и чувство приватности.
Старинные усадебные постройки ветшали, декоративные пруды и рыбные садки мелели, зарастая ряской, территории парковых угодий дробились и по частям продавались горожанам, не столь требовательным к дачному комфорту.
Одним из них стал ревельский купец, некто Хуго Хейнрих. В силу скудности сведении о нем можно предположить, что происходил он из первого поколения городских коммерсантов, и если не сам, то отец его был выходцем из деревни.
В Китсекюла его не смущала ни близость транспортных артерий, ни соседство с жилищами и огородами пролетариата: выкупив земельный участок на границе мызы Фаренхольц, он решил построить себе дачу.

Швейцарский шик

Деньги у новоиспеченного толстосума определенно водились: проект был заказан у Николая Тамма, одного из первых профессиональных архитекторов-эстонцев, работавших в Ревеле.
Тамм звезд с небес, как говорится, не хватал, но был, что называется, истинным сыном своей эпохи: в историю архитектуры она вошла под именем эклектика, то есть — умышленная стилизация под художественные направления прошлого.
Сильной стороной Тамма был размах стилевого разнообразия: он одинаково тщательно перестраивал средневековые жилища в духе неоренессанса, увенчивал куполом-луковицей православную часовню или снабжал синагогу «мавританским» фасадом.
«Летнюю резиденцию» Хуго Хейнриха архитектор решил стилизовать
под швейцарское шале этот тип жилища считался полтора века тому назад наиболее подходящим образцом для подражания именно в дачной архитектуре.
Были, разумеется, исключения: например, дом с обширной террасой на развилке современных улиц Сулеви-мяги, Олевимяги и Уус в Старом городе, но относились они к числу тех, которые лишь подтверждают правило.
«Правильным» образчиком дачных шале в Таллинне может считаться, например, первое ныммеское жилище Николая фон Глена, возведенное бароном еще до начала строительства знаменитого замка. Или — «швейцарский домик» на территории летнего поместья бургомистра Антона Жирарда де Сукантона в Рокка-аль-Маре сейчас в нем располагается дирекция Парка-музея народного зодчества.
Дача Хуго Хейнриха не уступает им в размерах. А по части виртуозной деревянной резьбы, кружевом укутывающей фронтоны, наличники, двери, — однозначно превосходит. Аналоги столь виртуозной работы по дереву можно отыскать разве что на фотографиях дач дореволюционного Гунгербурга — нынешний Нарва-Йыэсуу похвастаться ими, увы, не может. Дачи былых ревельских предместий, и прежде всего Нымме, были всё же решены гораздо скромнее.

Детский миф

Когда почтенный господин Хейнрих покинул земной мир, почему-то его наследники решили продать свой загородный дом, почему — неизвестно.
Однако, если верить карте, составленной в самом начале XX века, бывшая дача коммерсанта была приспособлена под… казарму: решение, мягко говоря, странное и малообъяснимое.
Армия новорожденной Эстонской Республики должного интереса к недвижимости почему-то не проявила: не позднее 1919 года по адресу. Пярну мантеэ, 123 начал работать детский сад.
Народная молва почему-то упорно связывает его работу с больницей Приюта Диаконис — остзейской благотворительной организации, с 1867 года размещавшейся в помещениях бывшей летней усадьбы Линдхейм.
Приют Диаконис действительно еще в начале шестидесятых годов XIX века основал в Ревеле одно из первых дошкольных учреждений — по сути нечто среднее между детским садом и приютом с немецким языком обучения.

Только вот никаких документальных подтверждений того, что оно работало на территории предместья Китсекюла, увы, не обнаружено. Возможно, старожилам района просто изменила память?
Что известно доподлинно — это работа в былой даче Хейнриха немецкого детского дома: в 1930 году архитектор Герберт Йохансон перестроил ее для новых нужд с максимальным пиететом.
Детские голоса в доме по адресу: Пярнуское шоссе, 123 стихли ровно три четверти века тому назад — осенью 1939-го остзейские немцы по призыву фюрера переселились в Германию.

В тени

Из военного лихолетья дом вышел непострадавшим: среди стратегических целей мартовской бомбардировки 1944 года район, примыкающий к вокзалу Таллинн-Вяйке, не фигурировал.
Двенадцать лет спустя бывшая дача ревельского негоцианта лишилась… номера. Точнее — отдала его новому зданию: на Пярнуском шоссе, 123 выросла четырехэтажная хрущовка, скрыв старинное здание из виду.
Быть ему на виду, особенно в ту пору, было, по правде говоря, некстати: в деревянном особняке разместилась гостиница «Чайка». Но не простая, а особая — та, что не фигурировала в официальных путеводителях по городу, ведомственная.
Командированные в столицу советской, а затем и постсоветской, Эстонии офицеры советской, а следом за ними — и российской, армии останавливались в «Чайке» вплоть до самого момента вывода войск в 1994 году.
Двадцать лет назад здание оказалось на балансе Сил обороны ЭР. Ведомственную гостиницу переименовали в «Солдатский дом»: название это и поныне читается над входом в здание.
Покрашенная, похоже, чуть ли не в пятидесятые годы прошлого века в «армейский» серо-зеленый цвет бывшая дача купца Хейнриха переживает сейчас явно не лучшие свои времена.
Нет сомнений, что одно из старейших зданий предместья Китсекюла заслуживает большего. Как минимум — реставрации, если не комплексной, то хотя бы внешней, фасадной.
Значок охраняемого памятника архитектуры, с 2007 года красующийся на фасаде, вселяет надежду. Хочется верить: жемчужина деревянного зодчества еще порадует горожан.
Не только военных, но и самых что ни на есть штатских. Ведь коммерсант Хейнрих был человеком сугубо мирной профессии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!