А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1139 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Двор ничем внешне не выдающегося жилого дома на углу Пярнуского шоссе и улицы Кийза скрывает в себе подлинную жемчужину деревянного зодчества, неизвестную не только гостям столицы, но и большинству таллиннцев.

И хотя нынешний облик примечательного памятника архитектуры представительным не назовешь, с первого взгляда ясно — дом этот может похвастаться долгой и содержательной биографией.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Деревня на обочине

Трасса дороги на Пярну и дальше — основного пути на Лимбажи и Ригу — не менялась последние лет пятьсот, а вот окрестности ее — преобразились до неузнаваемости.
Поросшие редким сосняком холмы считались в Средние века даже не далекой окраиной, а неближним пригородом — отдаленным и небезопасным: тут пошаливали разбойники.
Во второй половине XIX века местность прозвали Китсекюла — Козья деревня.
В дни Ливонской войны здесь произошла стычка городского ополчения с конным разъездом московитов — один из трех памятников, воздвигнутых в XVI столетии в честь павших защитников Ревеля, и по сей день стоит во дворе на улице Марта. Популярностью окрестности нынешнего Пярнуского шоссе не пользовались и в шведские времена: почвы тут песчаные, неплодородные. Ладно — рожь, тут, в отличие от соседнего Кристийне, не желал расти даже кормовой овес
Найти на поросших худосочной травой песчаниках прокорм могли разве что козы. Потому, наверное, во второй половине позапрошлого века за местностью закрепилось название Китсекюла — Козья деревня.
Здесь и был по сути не совсем город: поросшая редким кустарником пустошь за железнодорожной насыпью, одноэтажные деревянные домишки и придорожная корчма на обочине.
О том, что район знавал лучшие времена — недолгие, но блистательные, напоминали лишь три здания летних мыз — загородных поместий бюргеров ХVIII — начала ХIХ веков.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Мызы и дачи

Поместья Линдхайм, Кляйн-Фридрихсхоф, Фаренхольц, подобно бусинам ожерелья, нанизанные на трассу Пярнуского шоссе, к числу магнитов дачной жизни ревельцев не относились.
По известности и популярности у горожан они уступали своим собраnmzv, вытянувшимся справа и слева от нынешней Мустамяэ теэ, а также — от загородных усадеб Екатериненталя — Кадриорга.
К началу последней трети позапрошлого века золотой век их минул: и соседняя ветка железной дороги, и мебельная фабрика Карла Лютера, перебравшаяся из центра на Пярнуское шоссе, навсегда разрушили тишину и чувство приватности.
Старинные усадебные постройки ветшали, декоративные пруды и рыбные садки мелели, зарастая ряской, территории парковых угодий дробились и по частям продавались горожанам, не столь требовательным к дачному комфорту.
Одним из них стал ревельский купец, некто Хуго Хейнрих. В силу скудности сведении о нем можно предположить, что происходил он из первого поколения городских коммерсантов, и если не сам, то отец его был выходцем из деревни.
В Китсекюла его не смущала ни близость транспортных артерий, ни соседство с жилищами и огородами пролетариата: выкупив земельный участок на границе мызы Фаренхольц, он решил построить себе дачу.

Швейцарский шик

Деньги у новоиспеченного толстосума определенно водились: проект был заказан у Николая Тамма, одного из первых профессиональных архитекторов-эстонцев, работавших в Ревеле.
Тамм звезд с небес, как говорится, не хватал, но был, что называется, истинным сыном своей эпохи: в историю архитектуры она вошла под именем эклектика, то есть — умышленная стилизация под художественные направления прошлого.
Сильной стороной Тамма был размах стилевого разнообразия: он одинаково тщательно перестраивал средневековые жилища в духе неоренессанса, увенчивал куполом-луковицей православную часовню или снабжал синагогу «мавританским» фасадом.
«Летнюю резиденцию» Хуго Хейнриха архитектор решил стилизовать
под швейцарское шале этот тип жилища считался полтора века тому назад наиболее подходящим образцом для подражания именно в дачной архитектуре.
Были, разумеется, исключения: например, дом с обширной террасой на развилке современных улиц Сулеви-мяги, Олевимяги и Уус в Старом городе, но относились они к числу тех, которые лишь подтверждают правило.
«Правильным» образчиком дачных шале в Таллинне может считаться, например, первое ныммеское жилище Николая фон Глена, возведенное бароном еще до начала строительства знаменитого замка. Или — «швейцарский домик» на территории летнего поместья бургомистра Антона Жирарда де Сукантона в Рокка-аль-Маре сейчас в нем располагается дирекция Парка-музея народного зодчества.
Дача Хуго Хейнриха не уступает им в размерах. А по части виртуозной деревянной резьбы, кружевом укутывающей фронтоны, наличники, двери, — однозначно превосходит. Аналоги столь виртуозной работы по дереву можно отыскать разве что на фотографиях дач дореволюционного Гунгербурга — нынешний Нарва-Йыэсуу похвастаться ими, увы, не может. Дачи былых ревельских предместий, и прежде всего Нымме, были всё же решены гораздо скромнее.

Детский миф

Когда почтенный господин Хейнрих покинул земной мир, почему-то его наследники решили продать свой загородный дом, почему — неизвестно.
Однако, если верить карте, составленной в самом начале XX века, бывшая дача коммерсанта была приспособлена под… казарму: решение, мягко говоря, странное и малообъяснимое.
Армия новорожденной Эстонской Республики должного интереса к недвижимости почему-то не проявила: не позднее 1919 года по адресу. Пярну мантеэ, 123 начал работать детский сад.
Народная молва почему-то упорно связывает его работу с больницей Приюта Диаконис — остзейской благотворительной организации, с 1867 года размещавшейся в помещениях бывшей летней усадьбы Линдхейм.
Приют Диаконис действительно еще в начале шестидесятых годов XIX века основал в Ревеле одно из первых дошкольных учреждений — по сути нечто среднее между детским садом и приютом с немецким языком обучения.

Только вот никаких документальных подтверждений того, что оно работало на территории предместья Китсекюла, увы, не обнаружено. Возможно, старожилам района просто изменила память?
Что известно доподлинно — это работа в былой даче Хейнриха немецкого детского дома: в 1930 году архитектор Герберт Йохансон перестроил ее для новых нужд с максимальным пиететом.
Детские голоса в доме по адресу: Пярнуское шоссе, 123 стихли ровно три четверти века тому назад — осенью 1939-го остзейские немцы по призыву фюрера переселились в Германию.

В тени

Из военного лихолетья дом вышел непострадавшим: среди стратегических целей мартовской бомбардировки 1944 года район, примыкающий к вокзалу Таллинн-Вяйке, не фигурировал.
Двенадцать лет спустя бывшая дача ревельского негоцианта лишилась… номера. Точнее — отдала его новому зданию: на Пярнуском шоссе, 123 выросла четырехэтажная хрущовка, скрыв старинное здание из виду.
Быть ему на виду, особенно в ту пору, было, по правде говоря, некстати: в деревянном особняке разместилась гостиница «Чайка». Но не простая, а особая — та, что не фигурировала в официальных путеводителях по городу, ведомственная.
Командированные в столицу советской, а затем и постсоветской, Эстонии офицеры советской, а следом за ними — и российской, армии останавливались в «Чайке» вплоть до самого момента вывода войск в 1994 году.
Двадцать лет назад здание оказалось на балансе Сил обороны ЭР. Ведомственную гостиницу переименовали в «Солдатский дом»: название это и поныне читается над входом в здание.
Покрашенная, похоже, чуть ли не в пятидесятые годы прошлого века в «армейский» серо-зеленый цвет бывшая дача купца Хейнриха переживает сейчас явно не лучшие свои времена.
Нет сомнений, что одно из старейших зданий предместья Китсекюла заслуживает большего. Как минимум — реставрации, если не комплексной, то хотя бы внешней, фасадной.
Значок охраняемого памятника архитектуры, с 2007 года красующийся на фасаде, вселяет надежду. Хочется верить: жемчужина деревянного зодчества еще порадует горожан.
Не только военных, но и самых что ни на есть штатских. Ведь коммерсант Хейнрих был человеком сугубо мирной профессии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!