А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Двор ничем внешне не выдающегося жилого дома на углу Пярнуского шоссе и улицы Кийза скрывает в себе подлинную жемчужину деревянного зодчества, неизвестную не только гостям столицы, но и большинству таллиннцев.

И хотя нынешний облик примечательного памятника архитектуры представительным не назовешь, с первого взгляда ясно — дом этот может похвастаться долгой и содержательной биографией.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Бывшая дача Хуго Хейнриха не потеряла привлекательности и в нынешнем облике.

Деревня на обочине

Трасса дороги на Пярну и дальше — основного пути на Лимбажи и Ригу — не менялась последние лет пятьсот, а вот окрестности ее — преобразились до неузнаваемости.
Поросшие редким сосняком холмы считались в Средние века даже не далекой окраиной, а неближним пригородом — отдаленным и небезопасным: тут пошаливали разбойники.
Во второй половине XIX века местность прозвали Китсекюла — Козья деревня.
В дни Ливонской войны здесь произошла стычка городского ополчения с конным разъездом московитов — один из трех памятников, воздвигнутых в XVI столетии в честь павших защитников Ревеля, и по сей день стоит во дворе на улице Марта. Популярностью окрестности нынешнего Пярнуского шоссе не пользовались и в шведские времена: почвы тут песчаные, неплодородные. Ладно — рожь, тут, в отличие от соседнего Кристийне, не желал расти даже кормовой овес
Найти на поросших худосочной травой песчаниках прокорм могли разве что козы. Потому, наверное, во второй половине позапрошлого века за местностью закрепилось название Китсекюла — Козья деревня.
Здесь и был по сути не совсем город: поросшая редким кустарником пустошь за железнодорожной насыпью, одноэтажные деревянные домишки и придорожная корчма на обочине.
О том, что район знавал лучшие времена — недолгие, но блистательные, напоминали лишь три здания летних мыз — загородных поместий бюргеров ХVIII — начала ХIХ веков.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Аналоги деревянной резьбы отыскать в таллиннской архитектуре трудно.

Мызы и дачи

Поместья Линдхайм, Кляйн-Фридрихсхоф, Фаренхольц, подобно бусинам ожерелья, нанизанные на трассу Пярнуского шоссе, к числу магнитов дачной жизни ревельцев не относились.
По известности и популярности у горожан они уступали своим собраnmzv, вытянувшимся справа и слева от нынешней Мустамяэ теэ, а также — от загородных усадеб Екатериненталя — Кадриорга.
К началу последней трети позапрошлого века золотой век их минул: и соседняя ветка железной дороги, и мебельная фабрика Карла Лютера, перебравшаяся из центра на Пярнуское шоссе, навсегда разрушили тишину и чувство приватности.
Старинные усадебные постройки ветшали, декоративные пруды и рыбные садки мелели, зарастая ряской, территории парковых угодий дробились и по частям продавались горожанам, не столь требовательным к дачному комфорту.
Одним из них стал ревельский купец, некто Хуго Хейнрих. В силу скудности сведении о нем можно предположить, что происходил он из первого поколения городских коммерсантов, и если не сам, то отец его был выходцем из деревни.
В Китсекюла его не смущала ни близость транспортных артерий, ни соседство с жилищами и огородами пролетариата: выкупив земельный участок на границе мызы Фаренхольц, он решил построить себе дачу.

Швейцарский шик

Деньги у новоиспеченного толстосума определенно водились: проект был заказан у Николая Тамма, одного из первых профессиональных архитекторов-эстонцев, работавших в Ревеле.
Тамм звезд с небес, как говорится, не хватал, но был, что называется, истинным сыном своей эпохи: в историю архитектуры она вошла под именем эклектика, то есть — умышленная стилизация под художественные направления прошлого.
Сильной стороной Тамма был размах стилевого разнообразия: он одинаково тщательно перестраивал средневековые жилища в духе неоренессанса, увенчивал куполом-луковицей православную часовню или снабжал синагогу «мавританским» фасадом.
«Летнюю резиденцию» Хуго Хейнриха архитектор решил стилизовать
под швейцарское шале этот тип жилища считался полтора века тому назад наиболее подходящим образцом для подражания именно в дачной архитектуре.
Были, разумеется, исключения: например, дом с обширной террасой на развилке современных улиц Сулеви-мяги, Олевимяги и Уус в Старом городе, но относились они к числу тех, которые лишь подтверждают правило.
«Правильным» образчиком дачных шале в Таллинне может считаться, например, первое ныммеское жилище Николая фон Глена, возведенное бароном еще до начала строительства знаменитого замка. Или — «швейцарский домик» на территории летнего поместья бургомистра Антона Жирарда де Сукантона в Рокка-аль-Маре сейчас в нем располагается дирекция Парка-музея народного зодчества.
Дача Хуго Хейнриха не уступает им в размерах. А по части виртуозной деревянной резьбы, кружевом укутывающей фронтоны, наличники, двери, — однозначно превосходит. Аналоги столь виртуозной работы по дереву можно отыскать разве что на фотографиях дач дореволюционного Гунгербурга — нынешний Нарва-Йыэсуу похвастаться ими, увы, не может. Дачи былых ревельских предместий, и прежде всего Нымме, были всё же решены гораздо скромнее.

Детский миф

Когда почтенный господин Хейнрих покинул земной мир, почему-то его наследники решили продать свой загородный дом, почему — неизвестно.
Однако, если верить карте, составленной в самом начале XX века, бывшая дача коммерсанта была приспособлена под… казарму: решение, мягко говоря, странное и малообъяснимое.
Армия новорожденной Эстонской Республики должного интереса к недвижимости почему-то не проявила: не позднее 1919 года по адресу. Пярну мантеэ, 123 начал работать детский сад.
Народная молва почему-то упорно связывает его работу с больницей Приюта Диаконис — остзейской благотворительной организации, с 1867 года размещавшейся в помещениях бывшей летней усадьбы Линдхейм.
Приют Диаконис действительно еще в начале шестидесятых годов XIX века основал в Ревеле одно из первых дошкольных учреждений — по сути нечто среднее между детским садом и приютом с немецким языком обучения.

Только вот никаких документальных подтверждений того, что оно работало на территории предместья Китсекюла, увы, не обнаружено. Возможно, старожилам района просто изменила память?
Что известно доподлинно — это работа в былой даче Хейнриха немецкого детского дома: в 1930 году архитектор Герберт Йохансон перестроил ее для новых нужд с максимальным пиететом.
Детские голоса в доме по адресу: Пярнуское шоссе, 123 стихли ровно три четверти века тому назад — осенью 1939-го остзейские немцы по призыву фюрера переселились в Германию.

В тени

Из военного лихолетья дом вышел непострадавшим: среди стратегических целей мартовской бомбардировки 1944 года район, примыкающий к вокзалу Таллинн-Вяйке, не фигурировал.
Двенадцать лет спустя бывшая дача ревельского негоцианта лишилась… номера. Точнее — отдала его новому зданию: на Пярнуском шоссе, 123 выросла четырехэтажная хрущовка, скрыв старинное здание из виду.
Быть ему на виду, особенно в ту пору, было, по правде говоря, некстати: в деревянном особняке разместилась гостиница «Чайка». Но не простая, а особая — та, что не фигурировала в официальных путеводителях по городу, ведомственная.
Командированные в столицу советской, а затем и постсоветской, Эстонии офицеры советской, а следом за ними — и российской, армии останавливались в «Чайке» вплоть до самого момента вывода войск в 1994 году.
Двадцать лет назад здание оказалось на балансе Сил обороны ЭР. Ведомственную гостиницу переименовали в «Солдатский дом»: название это и поныне читается над входом в здание.
Покрашенная, похоже, чуть ли не в пятидесятые годы прошлого века в «армейский» серо-зеленый цвет бывшая дача купца Хейнриха переживает сейчас явно не лучшие свои времена.
Нет сомнений, что одно из старейших зданий предместья Китсекюла заслуживает большего. Как минимум — реставрации, если не комплексной, то хотя бы внешней, фасадной.
Значок охраняемого памятника архитектуры, с 2007 года красующийся на фасаде, вселяет надежду. Хочется верить: жемчужина деревянного зодчества еще порадует горожан.
Не только военных, но и самых что ни на есть штатских. Ведь коммерсант Хейнрих был человеком сугубо мирной профессии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!