А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Здание, заслужившее от современников целый ворох не самых лестных прозвищ, за минувшие со дня его открытия восемьдесят лет превратилось в один из символов архитектурного облика столицы.

Главной столичной площади — так однозначно: представить площадь Вабадузе без Дома искусств попросту невозможно.

Таллиннский Дом искусств в день своего открытия — 15 сентября 1934 года.

Таллиннский Дом искусств в день своего открытия — 15 сентября 1934 года.

Задолго до того как его фасад был зарегистрирован в качестве официального логотипа, он успел превратиться в один из символов архитектуры довоенной Эстонии — запоминающимся и узнаваемым.

Узнаваемым настолько, что сценаристы недавнего «патриотического боевика», фильма «Декабрьская жара», решили познакомить зрителя с главным героем именно в момент макетирования им будущего Дома искусств.

Стрельба, погони, романтическое соперничество на фоне попытки государственного переворота 1924 года — всё это будет потом. Пока же молодой человек, мечтающий об обучении в Париже, сетует: эх, не доросла еще Эстония до современной архитектуры!

Бал на площади

В то время, когда агенты Коминтерна тщетно силились раздуть в Таллинне пожар мировой революции, о каком-либо капитальном строительстве на северной стороне бывшего Сенного рынка и речи не было.

Переименованный двенадцатью годами ранее в Петровскую площадь, а тремя — в площадь Вабадузе, он по-прежнему сохранял облик окраины провинциального города, а не сердца столицы молодого современного государства.

Впервые о придании ему подобающего облика задумались лишь накануне десятилетия обретения
независимости: в 1927 году был проведен первый архитектурный конкурс по выработке градостроительной концепции площади Свободы.

Среди поступивших проектов особенно примечательна работа одного из первых эстонских архитекторов с академическим образованием — Карла Бурмана: северный фронт застройки проектируемой главной площади он решил отвести музам.

Здесь Бурман планировал возведение сразу двух их храмов: корпуса Таллиннской консерватории и Дома культуры, объединенных бегущей по уровню первого этажа аркадой открытой галереи.

Да и интерьеры зданий должны были быть интегрированы между собой, «дабы дать необходимое пространство для проведения таких мероприятий, как «Бал прессы» и «Карнавал художников».

Новая генерация

«Храм изобразительного искусства» мог быть и таким: одна из работ, поступившая на конкурс.

«Храм изобразительного искусства» мог быть и таким: одна из работ, поступившая на конкурс.

Бурман даже набросал эскиз будущего фасада Дома культуры — достаточно, впрочем, схематичный и ничем особенно не выдающийся: суховатая вариация на тему неоклассицизма.

Будь у государства получше с финансами, мастер, вероятно, взялся бы за детальную проработку проекта и украсил бы Таллинн выдающимся архитектурным ансамблем — но из-за недостатка денег проект так и остался на бумаге.

Ситуация стала меняться, когда миновал экономический кризис начала тридцатых годов. Эстонская Республика вступала в свои «золотые годы», и финансирование проектов, связанных с культурой и искусством, стало одним из приоритетов властей.
Идея постройки представительного здания, объединяющего под одной крышей выставочные помещения, рабочие ателье и непосредственно квартиры самих художников и скульпторов, родилась во второй половине 1932 года.

В конкурсе, организованном правлением Целевого учреждения изобразительных искусств, приняли участие тридцать три архитектора — за минувшие годы успела сформироваться их новая генерация.

«Патриарх» Бурман тоже принял участие в художественном состязании
— но его проект, балансирующий на грани представительного функционализма и арт-деко, занял только третье место.

Первое место досталось бывшему главному архитектору города, автору первого строительного плана Таллинна Антону Лембиту Соансу.

Огонь критики

Проект здания, решенный в духе радикального функционализма, был принят не только рядовыми горожанами, но и коллегами Соанса по архитектурному цеху весьма прохладно.

Первым схожесть здания не с «храмом муз», а, скорее, с сугубо утилитарным строением подметил архитектор-остзеец Константин Бёлау, но больше всего эстетические чувства оказались оскорбленными, похоже, у Александра Владовского.

«Дом искусств — «последний крик» по своим архитектурным новшествам,
— писал он. — Нужна ли была такая крайность в трактовке случайных и выдуманных архитектурных форм, надолго ли они вообще сохранятся, покажет ближайшее будущее.
Фасад здания весьма оригинален, но не выражает собой сущности своей идеи — Дома искусств. Это типичный «универмаг» — универсальный магазин, встречаемый почти во всех больших европейских городах.

Громадное окно, занимающее почти весь фасад здания, в действительности вовсе не то, чем кажется. Это стеклянное сооружение только «загримировано» под окно. На самом деле около 40% стекол просто налеплены на стену».

Довершая свой критический «разгром», убежденный академист Владовский добавил: мол, выкрашенные в кричаще-красный цвет колонки у входа вообще напоминают о ванной комнате, а не об общественной постройке…

Народная этимология

Острые на язык горожане пошли еще дальше, окрестив вскоре здание столь непривычно современного для них облика «комодом искусств» и «филипсовским радиоаппаратом».

Последнее прозвище родилось, вероятно, на том этапе, когда проект фасада был опубликован в прессе по бокам от центрального «окна» изначально предполагалось разместить круглые ниши, напоминающие ручки настройки радиоприемника

Впрочем, уже в ходе строительства — по легенде, на этом настоял государственный старейшина Константин Пятс, мнивший себя большим специалистом в архитектуре, — они были заменены вытянутыми нишами, приспособленными для размещения в них скульптур.

Каких именно — за время строительства здания определиться так и не смогли: «Красота» и «Труд» работы
скульптора Юхана Раудсеппа были установлены на фасаде только в 1937 году.

Столичные зубоскалы и тут не смогли удержаться: обнаженного юношу с папкой в руках незамедлительно прозвали «бедным студентом».

Доказано народом

«О художественной лаконичности внешнего вида здания уже писалось, но это, вероятно, неизбежность, — отмечала газета «Постимеес». — Построенные в годы независимости представительные здания — отнюдь не представительны.

Но, с другой стороны, следует сказать, что внутренне здание справляется со своими задачами хорошо. Кажется, будто присутствуешь отныне не на очередной выставке эстонского искусства, а в каком-то мегаполисе, где дела делаются с размахом.

Картина ведь нуждается не только в раме, но и в подобающем пространстве для ее выставления. После торжественной атмосферы Дома искусства сложно представить, что те же полотна выставлялись бы в кафе на горке Харью или в Пожарном доме».

«Возведение Дома искусств было непростым делом, — произнес на состоявшемся 15 сентября 1934 года открытии Дома искусств Константин Пятс. — Надеюсь, это здание станет центром, в котором будет развиваться подлинное эстонское искусство.

Уверен, что оно найдет для себя дорогу не только в городские квартиры, но и в самые отдаленные хуторские усадьбы. Народ своим участием докажет, что здание это достойно называться Домом искусств…»

***

Оправдались ли пафосные слова государственного старейшины, произнесенные сентябрьским днем ровно 80 лет тому назад? Совет может быть только один: найдите время и посетите выставку, посвященную юбилею Дома искусств. Открылась она в минувшую пятницу и работает до 19 октября.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!