А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно семьдесят лет назад в истории столицы Эстонии была навсегда перевернута самая бесславная страница городской истории — три года нацистской оккупации.
Популярная среди части патриотически настроенной публики идея о том, что Вторая мировая война для Эстонии завершилась с выводом последних подразделений российской армии 30 августа 1994 года, право на существование, конечно, имеет…

Полдень 22 сентября 1944 года на нынешней площади Вабадузе.

Полдень 22 сентября 1944 года на нынешней площади Вабадузе.

Но более адекватной всё же видится другая, отдаленная от нее полувековой дистанцией: 22 сентября 1944-го — день вступления в Таллинн ударных частей Эстонского стрелкового корпуса РККА.

Без боя

Таллинну определенно повезло: единственный из столиц Балтийского региона он был не отбит у отступающего противника, а фактически взят без боя.
Решение об отступлении из материковой Эстонии было принято германским командованием 16 сентября. Последний гражданский немецкий транспорт от причала таллиннского порта отошел четырьмя днями позже.
Коллаборационистская «Eesti Sõna» публиковала в этот день не призывы биться до последнего, а извещения о предстоящем в церкви Олевисте органном концерте и возобновлении работы эвакуированного из Тарту в Таллинн Музея здравоохранения.
Попытка горстки уцелевших довоенных политиков разыграть карту времен Первой мировой войны и восстановить независимую Эстонскую Республику, похоже, была замечена только ими самими, но определенно — не Таллинном и не его жителями.
Те из таллиннцев, которые не желали вновь оказаться советскими гражданами, спешили покинуть
город пешком: темная вереница беженцев змеилась по Пярнускому шоссе через Пяэсюола еще и на рассвете 22 сентября.
В десять утра жители домов на Нарвском и Тартуском шоссе услышали шум моторов и лязг гусеничных траков: в брошенный немцами Таллинн входили танковые соединения Эстонского стрелкового корпуса.

Восстановление электрических коммуникаций на Тоомпеа.

Восстановление электрических коммуникаций на Тоомпеа.

Слова и чувства

Номера «Советской Эстонии», как и «Rahva Hääl», датированные 23 сентября, в библиотечных газетных подшивках отсутствуют — причем как в Таллинне, так и в Санкт- Петербурге.
Не исключено, что они просто затерялись: в военное время утраты случаются и куда более значительные. Или же на их страницах проскользнула трактовка событий, впоследствии признанная не слишком уместной?
Полностью исключать второе, наверное, не стоит: ведь даже в газетных статьях, опубликованных на второй и третий день после восстановления в Таллинне советской власти, можно наткнуться на пассажи, звучащие несколько неожиданно.
Так, например, будущий главный редактор «Советской Эстонии» Даниил Руднев писал о митинге, состоявшемся на главной площади столицы, переименованной в 1940 году в честь «Победы трудового народа», называя ее прежним, «буржуазным» еще именем.
«Выезжаем на площадь Свободы, — сообщал он. — Здесь, вокруг наших танков собрались большие толпы народа. Веселый оживленный разговор. Речь на ломанном русском.

Но бойцы и таллиннцы хорошо понимают друг друга.
Ведь дело не в словах, а в тех чувствах, которые переполняют сердца всех в этот счастливый день. Площадь Свободы — как соответствует это название тому, чем живет площадь сегодня».

Цена Победы

Журналист и писатель Пауль Куусберг, непосредственный участник освобождения Таллинна, сохранил воспоминания еще об одном импровизированном митинге, состоявшемся на Мусумяги — Поцелуевой горке.
«С какого-то возвышения Аннес говорил горожанам, что высылка в Сибирь, как трубили повсюду пособники гитлеровцев — доморощенные нацисты, эстонскому народу не грозит, — вспоминал прозаик в автобиографическом рассказе «Возвращение».
Какой-то мужчина показал рукой на театр «Эстония», на задымлённых стенах которого чернели провалы окон. И сказал с нескрываемой иронией: такие факты, мол, опровергают то, что вы нам тут говорите.
Аннеса не смутила ирония человека с интеллигентной внешностью, хотя и сам он был потрясен видом разбитого театра. Аннес спокойно ответил, что театр будет восстановлен немедленно, что работы начнутся еще до окончания войны.
Сейчас, сидя на парадной лестнице вышгородского замка, Аннес подумал: а ведь сказанное им тогда было правильнее, чем, если бы он стал объяснять, что война и победа иногда вынуждают бомбить и свои города.
Что освобождение не обходится без жертв, что во время воздушной атаки бомбы не всегда ложатся там, куда их хотели сбросить…»

Город-киногерой

Призыв начать незамедлительные работы по восстановлению и благоустройству Таллинна прозвучали на митинге, состоявшемся на Кадриоргском стадионе в воскресенье, 1 октября.
Скрывать очевидное было невозможно: взятый без сколь-нибудь значительных вооруженных столкновений город в значительной степени лежал в руинах — относительно их возникновения у горожан сомнений не было.
Потому, вероятно, власти поспешили запустить версию о том, что отступающие немцы готовили тотальное разрушение города и лишь оперативные действия наступающей Красной армии спасли Таллинн от неминуемой гибели.
Исток будущей легенды о якобы обнаруженных под Тоомпеа галереях с взрывчаткой вычитывается из газет осени 1944-го легко: образ «факела, поднесенного к домам и заводам, но выбитого из рук фашистских поджигателей» употреблялся широко.
И — небезосновательно: тотального разрушения, по хрестоматийному примеру Варшавы и Кракова, гитлеровцы в Таллинне не планировали, но один стратегический объект уничтожить планировали однозначно — городскую электростанцию.
Отстоять её удалось самим работникам, в спешном порядке организовавшим охранные дружины. Вступать в бой с ними бегущие немцы не стали: электростанция (в отличие от августа 1941 года) досталась новой власти в рабочем состоянии.
Благодаря этому уже через пять дней после того как на Длинном Германе был поднят красный флаг, в городе удалось восстановить трамвайное движение — правда, только на крохотном отрезке от площади Виру до Тынисмяги.
К началу следующего года заработал и междугородный транспорт: 3 октября к перрону Балтийского состава прибыл первый пассажирский состав из Ленинграда с транзитным вагоном из Москвы.
Еще через неделю удалось отыскать киноаппарат — единственный на весь город. Первый сеанс состоялся в кинотеатре «Гелиос»: сезон открылся художественной лентой «Она защищает Родину».
Днем ранее на улицах города вновь зазвучали автоматные очереди: ленинградская киностудия приступила к съемкам фильма о краснофлотцах, оборонявших Таллинн в августе 41-го.
«Морской батальон», вышедший на общесоюзный экран накануне нового, 1945 года, стал для столицы Эстонии первой пробой в роли «города-киногероя».

***

19 ноября комендант Таллинна приказал всем жителям столицы заклеить окна полосками бумаги или оставить их в 19.00 по московскому времени распахнутыми настежь: над городом орудийным салютом было решено отметить День артиллерии.
Ровно через пять дней над городом вновь грохотал четвертьчасовой артиллерийский салют: с успешным завершением Моонзундской операции территория Эстонии была очищена от последних частей Вермахта.
Фронт покатился дальше, на Запад. Начиналось новое время — тыловое, а через полгода — и послевоенное. Суровое, непростое, драматическое, порой — откровенно трагическое, но теперь — мирное.
На последующие семь десятилетий. И, хотелось бы верить, — теперь уже окончательно: раз и навсегда.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!