А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сто лет назад Ревель имел все шансы разделить судьбу Санкт-Петербурга: сменить свое прежнее, «иноземное», название на «исконно русское, более соответствующее духу времени.

Что бы ни утверждали туристические издания и сайты, из Ревеля в Таллинн столица нынешней Эстонии переименована в официальном порядке никогда не была — ни в 1918 году, ни позднее.

Самый радикальный топонимический эксперимент над ее названием был осуществлен четырьмя годами ранее — в первые недели Первой мировой войны, на волне охватившего всю Российскую империю официального, да и народного, патриотизма.

Время воскресения

Официальным именем города топоним «Колывань» так никогда и не стал, но успел послужить в конце XIX века названием местной русской газеты.

Официальным именем города топоним «Колывань» так никогда и не стал, но успел послужить в конце XIX века названием местной русской газеты.

С точки зрения не истории, но топонимики, «Петербургский период» в истории Государства Российского завершился 18 (31) августа 1914 года: имя столицы было изменено «на русский манер».

«Высочайшим повелением снято с нашей Невской столицы немецкое имя, — восторженно писал «Ревельский вестник». — Более двух столетий свидетельствовало оно то ли о немощи русского языка, то ли служило живым укором постыдного преклонения перед немечеством.

Но, слава Богу, гипноз спадает: мы отряхиваем от ног своих пыль иноземщины, принесенной в Государство Русское вихрем Петровских реформ и заимствований с Запада. За Петроградом тянутся и другие города и веси, носящие немецкую кличку и стыдящиеся немецкого имени…»

Больше всего, разумеется, досталось дальним и ближним столичным пригородам: волей царя-реформатора многие из них вот уже два века мирно носили названия, образованные с помощью корней и грамматики языков германской группы — Кронштадт, Петергоф, Ораниенбаум, Шлиссельбург.

С последним дело обстояло более-менее понятно: помимо народного прозвища «Шлюшин» он обладал историческим именем «Орешек». Ораниенбаум предлагали переименовать в разговорный «Рамбов», Петергоф — в Петровск, Кронштадт — по имени острова, на котором город вырос, — в Котлин.

«Ныне — время воскресения и торжества русских начал, — продолжал «Ревельский вестник». — И как тепло и душевно был бы встречен факт переименования Ревеля в древнюю Колывань! Да здравствует Колыванская губерния!»

Смелость утверждать

В повестке дня заседания Ревельской городской думы 10 (23) сентября 1914 года вопрос о переименовании города значился под пунктом 14 — после куда как более актуальных тем.

Но народные избранники, кажется, пришли в этот день в бывший магистратский зал ратуши исключительно для того, чтобы обсудить вопрос, вот уже две недели витающий в воздухе и буквально не сходящий с полос местной русской прессы.

Немецкие газеты с началом войны были в городе закрыты, а эстонские — хранили невозмутимое молчание. Формально их читательская аудитория оставалась в стороне от схватки: по умолчанию подразумевалось, что изменить название города необходимо именно в русском, а не в каком-либо ином языке.

«Несколько жителей Таллинна русской национальности обратились в управу с ходатайством о возвращении городу древнерусского названия «Колывань», — сообщала газета «Таллинна Тэатая». — Одновременно речь шла и о переименовании Раквере из Везенберга в Ракобор, а Пайде — из Вессенштейна в Пайду».

Доклад, сделанный по этому поводу представителями горуправы, вызвал среди депутатов известного рода оживление: гласный Кох отметил, что подобные вопросы требуют детального рассмотрения, и обсуждать их в конце затянувшегося заседания было бы необдуманным.

Член управы Штильмарк, выразив с Кохом солидарность, добавил, что лично его несколько удивляет восприятие топонима «Колывань» как исконно русского: в этом слове явно различим финский корень — так стоит ли скоропалительно менять «иноземное» немецкое имя на «не менее иноземное финское»?

«Важно не то, откуда название это позаимствовано, важнее желание русского населения о замене существующего наименования древнерусским, — парировал городской голова Яан Поска. — Русскому населению обидно, что не применяется русское название, а тем более — древнерусское».

Гласный фон Валь вспомнил о том, как несколько лет назад с лекциями на тему старейшего названия Ревеля выступал в городе председатель Российского археологического общества Александр Погодин, который детально изучил данную проблему.

«Он вполне достоверно доказал, что изначально Ревель назывался русскими «Леденец», — подчеркнул фон Валь. — При наличии таких выводов слишком смело утверждать, что именно «Колывань» является древнерусским именем Ревеля».

Понимая, что обсуждение заходит в тупик, депутаты гласные, подавляющим большинством голосов, решили отложить решение столь животрепещущего вопроса до следующего раза.

Возлюбленному монарху

В среду, 24 сентября (7 октября) 1914 года, Ревельская городская дума собралась на внеочередное заседание.

«Публики в зале заседаний — множество, — передавал корреспондент газеты «Пяэвалехт». — Больше всего — местной интеллигенции. Как гласных, так и наблюдателей больше всего интересует вопрос о переименовании города».

Вначале представитель городской управы зачитал подробное изыскание об истории топонима «Колывань»: в официальной русской переписке оно использовалось вплоть до Северной войны, но оставалось на слуху до самого недавнего временим — лет двадцать назад в городе выходила русская газета с таким названием.

Немецкой части депутатов доводы показались малоубедительными: гласный Бенеке подчеркнул, что подобные вопросы вообще находятся в ведении не местных властей, а государя. «Если Возлюбленному Монарху благоугодно переименовать Ревель, то переименование может последовать без чьих-либо ходатайств», — добавил он.

«Название «Ревель» — датского происхождения, и нет поводов в его переименовании, — поддерживал его гласный Куйберг. — Если же большинство гласных выскажется за такой шаг, то желательно возбудить ходатайство о присвоении Ревелю более патриотического русского названия».

Таковое у Куйберга имелось: еще на прошлом заседании он предложил присвоить городу имя «Николаев» или «Романовск». Или же вообще сочленить их в единый «Николаево-Романовск», который объединяет все встречающиеся в городе народности».

Еще более радикально был настроен гласный Ольдекоп: желая воспрепятствовать возрождению Колывани, он предложил в качестве нового имени Ревеля топоним «Порт Императора Петра Великого» — и просил городского голову доложить о его инициативе царю. Это ценное предложение поддержку, впрочем, не нашло: 29 голосами «за» при 21 «против» депутаты приняли решение — начать ходатайствовать перед монархом о переименовании Ревеля в Колывань.

Город Калева

«Зря кричали немцы — «стоп!»
Зря старался Ольдекоп.
Непреклонен гласный Каннь:
«Ревель будет Колывань!»…

Еженедельник «Tallinna Kaja» отозвался на решение о переименовании города не только стихотворным фельетоном: в номере за 4 октября он опубликовал материал, озаглавленный «Крестины Колывани».

«С близи и издалека сошлись все эстонские города, чтобы поздравить своего товарища с обретением нового имени,» — совсем по-сказочному начинается повествование. «— Они встали вокруг него полукругом. Тарту, как водится, произнес зажигательную речь.

Таллинн, однако, стоял в углу печальный. «Что это вы всем настроение messaite! — удивилась Нарва. — В день такой большой радости netsewogonewatt». «Но я-то, я-то вовсе не хотел становиться Колыванью», — пробормотал Таллинн и промокнул глаза тянущимся от предместья Кассисаба кошачьим хвостом.

«Что значит—не хотел?! — изумился Раквере.— Мы все не знаем ныне своего завтрашнего дня. Пока я — официально — Везенберг, а завтра, глядишь, — буду Ракобор. А Пайде—Вейссенштейн, того и глядишь проснется Белокаменском или Белградом — главное, чтобы австрияки его не начали, как сербского тезку, обстреливать…»

«Тарту, вот, хоть досталось христианское имя: Юрьев! — захныкал Таллинн. — А я — словно оказался вдруг где-то в Сибири или в Средней Азии. Туркестан… Дагестан… Нахичевань… Колывань… Таким именем только татар или армян в гости созывать…»

«Ты ошибаешься, считая Колывань даром магометан, — привлек всю мощь своего интеллекта Тарту. — Это название — богатырских времен. Калеван — город Калева. Если русские и выговаривают «Калеван» как «Колывань» — так это же просто говор у них такой.

Колывань значит возрождение эстонской старины — и под этим именем мы вступаем в непосредственное соприкосновение с русской культурой, как во времена древнерусских князей…»

* * *

Сложно сказать, почему патриотической инициативе ревельских думцев не был дан ход в самых высоких инстанциях. Наверное, потому же, почему не были присвоены «исконные названия» петербургским пригородам, а также далеким Екатеринбургу с Оренбургом — нашлись дела поважнее.
Во всяком случае «вопрос о Колывани» последний раз рассматривался ревельской горуправой 16 октября 1914 года — с принятием решения «отложить до более подходящего момента». Который, как известно, так и не настал…

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!