А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1195 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Книга, выпущенная Эстонским музеем архитектуры совместно с Таллиннским департаментом культурных ценностей, возвращает столице неотъемлемую часть градостроительного облика: памятники деревянного зодчества.

Почти четыре сотни страниц. Без малого два десятка авторов. Практически восемь лет работы над текстом. И никак, пожалуй, не менее полутысячи памятников архитектуры, описанных самым доскональным образом.

Мотив исторической застройки таллиннских предместий — на обложке книги.

Мотив исторической застройки таллиннских предместий — на обложке книги.

Так, пожалуй, можно охарактеризовать коллективный труд «Tallinna puitarhitektuur» («Деревянная архитектура Таллинна»), если подходить к нему с позиции чисто количественных показателей.
В данном случае уместнее говорить не о количестве, а о качестве: столь подробного и добротного исследования градостроительного облика столицы держать в руках не доводилось давно.
А уж посвященного деревянному зодчеству — и подавно: до самого последнего времени оно находилось в тени прославленных архитектурных достопримечательностей Старого города.

Древние и незнаменитые

Спорить, казалось бы, бессмысленно: с 1433 года Таллинн — город, по преимуществу, каменный.
Запрет, введенный магистратом после очередного опустошительного пожара, соблюдался на протяжении последующих столетий, вероятно, строго — но исключительно в черте городских стен.
Первый сюрприз, который преподносит любителям таллиннской старины посвященная деревянному зодчеству книга, — документированные доказательства того, что деревянные жилые дома возводились на территории нынешнего Старого города достаточно часто.
Речь, конечно же, не идет о представителях патрициата — фасады их увенчанных характерным треугольным фронтоном подворий возводились исключительно в камне века с пятнадцатого.
А о горожанах попроще, чьи жилища росли подальше от основных улиц, на окраинах.
Может показаться невероятным, но до печально знаменитой мартовской ночи 1944 года деревянный дом конца XVII — начала XVIII столетия, похожий на те, что и поныне можно встретить в исторической части Пярну, Курессааре или Хаапсалу, стоял на улице Олевимяги.

Двухэтажный деревянный дом не менее чем трехсотлетней давности лепился к крепостной стене на улице Вене: он и снесен-то, оказывается, был всего лишь лет тридцать пять назад, в рамках кампании по благоустройству города к Олимпийской регате.
Тем ценнее сохранившиеся раритеты: деревянные жилища шведского времени на улице Уус. Дом, стоящий на ней под номером 21, скрывает фактуру стен под штукатуркой, дом под номером 9 очищен от нее — и давно уже дожидается реставрации.

Резное кружево

tallinna-puit-arhitektuurИ листая для знакомства с иллюстрациями, и вдумчиво вчитываясь в текст книги, невольно задаешься вопросом: какое столетие, собственно, справедливее всего было бы назвать «золотым веком» таллиннского деревянного зодчества?
От восемнадцатого уцелело немного. Но и чертежи утраченных построек паркового ансамбля Екатериненталя, и прорисовки фасадов православных церквей (за исключением Казанской на улице Лийвалайа, ни одна до наших дней не сохранилась) наводят на мысль: плотники в остзейском Ревеле были востребованы не меньше каменщиков.
Девятнадцатый век — период зарождения собственно «эстонского Таллинна», города, в котором немцам предстояло стать меньшинством — был ознаменован бурным ростом предместий, по праву считающихся кладезем деревянной архитектуры: Кассисаба. Каламая. Кадриорг.

Начавшийся век двадцатый не просто раздвинул границы городской застройки до Пельгулинна, Тонди, Сикупилли, но и подарил два принципиально новых типа деревянного жилья: двухэтажные «лендеровские» дома и двух- и трехэтажные «таллиннские».
Последние, кстати, можно было бы именовать и «коплискими»: ставшие их «фирменным знаком» каменные лестничные клетки были применены впервые именно при застройке улиц рабочей колонии Русско-Балтийского завода на полуострове Копли.
Для более же архаичного типа жилища, получившего название по имени первого в Ревеле мэра-эстонца Вольдемара Лендера, характерен богатый резной декор: наличники дома по адресу Аллика, 8 иначе чем резным кружевом и не назовешь.

На пользу общества

Деревянное наследие столицы, как подчеркивают авторы книги, — это не только жилые дома во всех разнообразии их типов. Но и общественные здания — их с одинаковым успехом возводили и в губернском Ревеле, и в Таллинне, уже не просто ставшем столицей Эстонской Республики, но столицей, обзаведшейся
эпитетами «советская» и «социалистическая».
Самый молодой памятник данной категории является, пожалуй, и самым известным: если и не сам летний театр Краснознаменного Балтийского флота, возведенный в 1946-1948 годах на «макушке» бастиона Скооне, то уж уничтоживший его грандиозный пожар летом 1997-го большинство современных таллиннцев наверняка помнят.
Меньше тех, кто помнит окончательно утраченный полвека тому назад ансамбль зданий Армейского госпиталя, построенного в предместье Юхкентали после наполеоновских войн: даже такая, казалось бы, утилитарная постройка, как банный корпус, был украшен благородным ампирным портиком — на манер хрестоматийных «дворянских гнезд».
Деревянная эстрада Певческого поля — ее облик успела сохранить юбилейная монета номиналом в одну крону, отчеканенная в 1933 году. Пляжные павильоны в Пирита и на Штромке. Величественные ворота довоенного ипподрома — всё это постройки, без которых невозможно представить Таллинн не столь уж и отдаленного прошлого.
А ведь был еще и элегантный Купальный салон в Екатеринентале — второе в городе здание, чей облик был определен конкурсом проектов: победителем вышел петербургский архитектор Людвиг Боденнггедт; и рыночные павильоны на нынешней площади Виру; и выставочные — на теперешней площади Торниде.
Всем им на страницах книги уделяется пристальное внимание. Равно как и тем постройкам, которым посчастливилось сохраниться до наших дней: в первую очередь тут стоит упомянуть детский городок в Кадриорге, после реставрации ставший домом детскому музею Миа-Милла-Манда.

Вопросы современности

Первые, робкие еще слова в защиту «деревянной страницы» в истории таллиннской архитектуры прозвучали в середине семидесятых годов прошлого века: тридцать предшествующих лет о ней говорили исключительно в негативном ключе.
Советская власть видела в деревянной застройке лишь «пережиток капитализма», словно стесняясь признаться себе, что первые дома, построенные ею в 1940-1941 годах для «освобожденных пролетариев», т.н. «RаКо», или «народные квартиры», тоже были деревянными.
Надо отдать авторам книги должное: верные академическому подходу, они не столько сокрушаются по поводу утраченных в сороковые- восьмидесятые годы памятников и целых массивов цельной деревянной застройки, сколько фиксируют реставрацию и реновацию сохранившихся зданий и их ансамблей.
Значит ли это, что деревянное зодчество отныне и навсегда превратилось в объект тщательного сохранения и неизбежной при этом в той или иной степени пресловутой «музеификации» — что по сути является признанием какого-либо стиля достоянием прошлого, а не настоящего?

Отнюдь нет: глава, завершающая собственно «исторический» разде посвящена деревянной архитектуре Таллинна двух последних десятилетий. Не будет преувеличение предположить: среди возведенных или облицованных деревом построек, есть настоящие уникумы.
Горожанам они, увы, известны даже еще в меньшей степени, чем признанные шедевры прошлого, вроде спасенного от, казалось бы неминуемой гибели дома Яана Поска, или же воссозданной в значительной степени «портовой» церкви Симеона и Анны на улице Ахтри.
Многие ли из нас догадываются, что два ультрасовременных посольских особняка (германское посольство на улице Тоом-Кунинга, 11 и датское по адресу: Висмари, 5) стали своего рода эталоном для нынешних эстонских архитекторов, экспериментирующих с деревом?
Или что именно облицовка натуральной древесиной обеспечивает неповторимый, но одновременно схожий, облик таких, казалось бы, разных учреждений, как библиотека в Пяэскюла и спортивный холл в Ласнамяэ?
И это — не считая частных и малоквартирных жилых домов, ничуть не скрывающих свою современность, но умело вписанных в общий облик таких районов исторической деревянной застройки, как Каламая и Нымме?

***

Объять необъятное, разумеется, нельзя — хотя составители книги «Tallinna puitarhitektuur» приблизились к этой амбициозной задаче настолько, насколько это вообще возможно.
Конечно, какие-то темы по-прежнему ждут более детального рассмотрения. Например — архитектура хуторских построек, в процессе расширения таллиннских границ оказавшихся на территории города
Или же — деревянные дачи, активно строившиеся в столичных пригородах в семидесятые-восьмидесятые годы, а ныне — ставшие объектом бесчисленных экспериментов по их перестройке в дома, приспособленные для круглогодичного проживания.
Сложно сказать, скоро ли увидит свет второе, расширенное, издание книги. Но если ему суждено увидеть свет, хотелось бы, чтобы текст, снабженный резюме на английском языке, был бы дополнен и русским вариантом.
Ведь, если верить национальному эпосу, строевой лес для городища на будущем холме Тоомпеа легендарный Калевипоэг на собственных плечах, как ни крути, носил именно из-за Чудского озера…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!