А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина
Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Книга, выпущенная Эстонским музеем архитектуры совместно с Таллиннским департаментом культурных ценностей, возвращает столице неотъемлемую часть градостроительного облика: памятники деревянного зодчества.

Почти четыре сотни страниц. Без малого два десятка авторов. Практически восемь лет работы над текстом. И никак, пожалуй, не менее полутысячи памятников архитектуры, описанных самым доскональным образом.

Мотив исторической застройки таллиннских предместий — на обложке книги.

Мотив исторической застройки таллиннских предместий — на обложке книги.

Так, пожалуй, можно охарактеризовать коллективный труд «Tallinna puitarhitektuur» («Деревянная архитектура Таллинна»), если подходить к нему с позиции чисто количественных показателей.
В данном случае уместнее говорить не о количестве, а о качестве: столь подробного и добротного исследования градостроительного облика столицы держать в руках не доводилось давно.
А уж посвященного деревянному зодчеству — и подавно: до самого последнего времени оно находилось в тени прославленных архитектурных достопримечательностей Старого города.

Древние и незнаменитые

Спорить, казалось бы, бессмысленно: с 1433 года Таллинн — город, по преимуществу, каменный.
Запрет, введенный магистратом после очередного опустошительного пожара, соблюдался на протяжении последующих столетий, вероятно, строго — но исключительно в черте городских стен.
Первый сюрприз, который преподносит любителям таллиннской старины посвященная деревянному зодчеству книга, — документированные доказательства того, что деревянные жилые дома возводились на территории нынешнего Старого города достаточно часто.
Речь, конечно же, не идет о представителях патрициата — фасады их увенчанных характерным треугольным фронтоном подворий возводились исключительно в камне века с пятнадцатого.
А о горожанах попроще, чьи жилища росли подальше от основных улиц, на окраинах.
Может показаться невероятным, но до печально знаменитой мартовской ночи 1944 года деревянный дом конца XVII — начала XVIII столетия, похожий на те, что и поныне можно встретить в исторической части Пярну, Курессааре или Хаапсалу, стоял на улице Олевимяги.

Двухэтажный деревянный дом не менее чем трехсотлетней давности лепился к крепостной стене на улице Вене: он и снесен-то, оказывается, был всего лишь лет тридцать пять назад, в рамках кампании по благоустройству города к Олимпийской регате.
Тем ценнее сохранившиеся раритеты: деревянные жилища шведского времени на улице Уус. Дом, стоящий на ней под номером 21, скрывает фактуру стен под штукатуркой, дом под номером 9 очищен от нее — и давно уже дожидается реставрации.

Резное кружево

tallinna-puit-arhitektuurИ листая для знакомства с иллюстрациями, и вдумчиво вчитываясь в текст книги, невольно задаешься вопросом: какое столетие, собственно, справедливее всего было бы назвать «золотым веком» таллиннского деревянного зодчества?
От восемнадцатого уцелело немного. Но и чертежи утраченных построек паркового ансамбля Екатериненталя, и прорисовки фасадов православных церквей (за исключением Казанской на улице Лийвалайа, ни одна до наших дней не сохранилась) наводят на мысль: плотники в остзейском Ревеле были востребованы не меньше каменщиков.
Девятнадцатый век — период зарождения собственно «эстонского Таллинна», города, в котором немцам предстояло стать меньшинством — был ознаменован бурным ростом предместий, по праву считающихся кладезем деревянной архитектуры: Кассисаба. Каламая. Кадриорг.

Начавшийся век двадцатый не просто раздвинул границы городской застройки до Пельгулинна, Тонди, Сикупилли, но и подарил два принципиально новых типа деревянного жилья: двухэтажные «лендеровские» дома и двух- и трехэтажные «таллиннские».
Последние, кстати, можно было бы именовать и «коплискими»: ставшие их «фирменным знаком» каменные лестничные клетки были применены впервые именно при застройке улиц рабочей колонии Русско-Балтийского завода на полуострове Копли.
Для более же архаичного типа жилища, получившего название по имени первого в Ревеле мэра-эстонца Вольдемара Лендера, характерен богатый резной декор: наличники дома по адресу Аллика, 8 иначе чем резным кружевом и не назовешь.

На пользу общества

Деревянное наследие столицы, как подчеркивают авторы книги, — это не только жилые дома во всех разнообразии их типов. Но и общественные здания — их с одинаковым успехом возводили и в губернском Ревеле, и в Таллинне, уже не просто ставшем столицей Эстонской Республики, но столицей, обзаведшейся
эпитетами «советская» и «социалистическая».
Самый молодой памятник данной категории является, пожалуй, и самым известным: если и не сам летний театр Краснознаменного Балтийского флота, возведенный в 1946-1948 годах на «макушке» бастиона Скооне, то уж уничтоживший его грандиозный пожар летом 1997-го большинство современных таллиннцев наверняка помнят.
Меньше тех, кто помнит окончательно утраченный полвека тому назад ансамбль зданий Армейского госпиталя, построенного в предместье Юхкентали после наполеоновских войн: даже такая, казалось бы, утилитарная постройка, как банный корпус, был украшен благородным ампирным портиком — на манер хрестоматийных «дворянских гнезд».
Деревянная эстрада Певческого поля — ее облик успела сохранить юбилейная монета номиналом в одну крону, отчеканенная в 1933 году. Пляжные павильоны в Пирита и на Штромке. Величественные ворота довоенного ипподрома — всё это постройки, без которых невозможно представить Таллинн не столь уж и отдаленного прошлого.
А ведь был еще и элегантный Купальный салон в Екатеринентале — второе в городе здание, чей облик был определен конкурсом проектов: победителем вышел петербургский архитектор Людвиг Боденнггедт; и рыночные павильоны на нынешней площади Виру; и выставочные — на теперешней площади Торниде.
Всем им на страницах книги уделяется пристальное внимание. Равно как и тем постройкам, которым посчастливилось сохраниться до наших дней: в первую очередь тут стоит упомянуть детский городок в Кадриорге, после реставрации ставший домом детскому музею Миа-Милла-Манда.

Вопросы современности

Первые, робкие еще слова в защиту «деревянной страницы» в истории таллиннской архитектуры прозвучали в середине семидесятых годов прошлого века: тридцать предшествующих лет о ней говорили исключительно в негативном ключе.
Советская власть видела в деревянной застройке лишь «пережиток капитализма», словно стесняясь признаться себе, что первые дома, построенные ею в 1940-1941 годах для «освобожденных пролетариев», т.н. «RаКо», или «народные квартиры», тоже были деревянными.
Надо отдать авторам книги должное: верные академическому подходу, они не столько сокрушаются по поводу утраченных в сороковые- восьмидесятые годы памятников и целых массивов цельной деревянной застройки, сколько фиксируют реставрацию и реновацию сохранившихся зданий и их ансамблей.
Значит ли это, что деревянное зодчество отныне и навсегда превратилось в объект тщательного сохранения и неизбежной при этом в той или иной степени пресловутой «музеификации» — что по сути является признанием какого-либо стиля достоянием прошлого, а не настоящего?

Отнюдь нет: глава, завершающая собственно «исторический» разде посвящена деревянной архитектуре Таллинна двух последних десятилетий. Не будет преувеличение предположить: среди возведенных или облицованных деревом построек, есть настоящие уникумы.
Горожанам они, увы, известны даже еще в меньшей степени, чем признанные шедевры прошлого, вроде спасенного от, казалось бы неминуемой гибели дома Яана Поска, или же воссозданной в значительной степени «портовой» церкви Симеона и Анны на улице Ахтри.
Многие ли из нас догадываются, что два ультрасовременных посольских особняка (германское посольство на улице Тоом-Кунинга, 11 и датское по адресу: Висмари, 5) стали своего рода эталоном для нынешних эстонских архитекторов, экспериментирующих с деревом?
Или что именно облицовка натуральной древесиной обеспечивает неповторимый, но одновременно схожий, облик таких, казалось бы, разных учреждений, как библиотека в Пяэскюла и спортивный холл в Ласнамяэ?
И это — не считая частных и малоквартирных жилых домов, ничуть не скрывающих свою современность, но умело вписанных в общий облик таких районов исторической деревянной застройки, как Каламая и Нымме?

***

Объять необъятное, разумеется, нельзя — хотя составители книги «Tallinna puitarhitektuur» приблизились к этой амбициозной задаче настолько, насколько это вообще возможно.
Конечно, какие-то темы по-прежнему ждут более детального рассмотрения. Например — архитектура хуторских построек, в процессе расширения таллиннских границ оказавшихся на территории города
Или же — деревянные дачи, активно строившиеся в столичных пригородах в семидесятые-восьмидесятые годы, а ныне — ставшие объектом бесчисленных экспериментов по их перестройке в дома, приспособленные для круглогодичного проживания.
Сложно сказать, скоро ли увидит свет второе, расширенное, издание книги. Но если ему суждено увидеть свет, хотелось бы, чтобы текст, снабженный резюме на английском языке, был бы дополнен и русским вариантом.
Ведь, если верить национальному эпосу, строевой лес для городища на будущем холме Тоомпеа легендарный Калевипоэг на собственных плечах, как ни крути, носил именно из-за Чудского озера…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!