А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Сто двадцать лет назад Ревель простился с человеком, навсегда вписавшим себя не только в историю города, но даже — в его силуэт, с губернатором Сергеем Владимировичем Шаховским.
Из тридцати шести «начальников Эстляндской губернии», управлявших северной частью нынешней Эстонии на протяжении двух с лишним веков российского владычества, в известности с князем Шаховским не может сравниться, вероятно, никто.

Сергей Владимирович Шаховской, губернатор Эстляндии в 1885-1894 годах.

Сергей Владимирович Шаховской, губернатор Эстляндии в 1885-1894 годах.

Его ценили как незаменимого при жизни, посмертно — превозносили чуть ли не до небес, позже — безапелляционно заклеймили ярым русификатором, но не забывали, пожалуй, никогда.
Яркий, противоречивый, неординарный — Шаховской относится к той категории личностей, которых принято называть историческими: они не «живут в истории» — сами пишут ее.

Дух времени

«Храм стоит на Вышгороде
Все в смятенье — что такое?!
Это о своем народе,
помолился Шаховской…»

Четверостишие, опубликованное на страницах «Ревельских известий» лет через десять после кончины князя, ни изяществом формы, ни глубиной образности, скажем прямо, не блещет.
При всей своей немудрености, в стихах запечатлен не только самый видимый результат деятельности Шаховского на губернаторском посту, но и чрезвычайно точный слепок того, что принято называть «духом времени».
Вторая половина позапрошлого столетия была эпохой великих перемен. Научно-технический прогресс сокращал расстояния, политическая мысль перекраивала казавшиеся незыблемыми представления о государственном устройстве.
Традиционная империя, базирующаяся на принципе верности феодальных элит монарху, стремительно уступала место империи нового типа — национальной: залогом стабильности и процветания становилась формула «одна страна — один язык — одна вера».
Так что император Александр III сколько угодно мог заправлять в сапоги брюки, рассуждать об «особом пути» России и считать себя антагонистом Запада: его внутренняя политика на национальных окраинах империи была вполне европейской.
Основное ее «острие» было направлено на местную элиту, не желающую расставаться с былыми привилегиями, — мятежную польскую шляхту или лояльных по отношению к монархии в рамках заключенного некогда договора остзейских баронов.

Простому же народу надлежало слиться с национальным большинством Российской империи — великороссами. Монарх был свято уверен: и им, и всему государству это пойдет только на пользу.

Совсем рвением

Подобную точку зрения разделял и тридцатитрехлетний выпускник Московского университета, отпрыск старинного рода, восходившего чуть ли не к легендарному Рюрику, — Сергей Шаховской.
Питомец математического факультета пошел не по научной стезе, а по внешнеполитической: свою карьеру он начал консулом в Рагузе — нынешнем Дубровнике, затем был зарубежным уполномоченным российского Красного Креста.
В Эстляндию Шаховской прибыл в апреле 1885 года, уже имея за плечами солидный четырехлетний опыт ответственной административной работы: до того князь прослужил исполняющим должность начальника Черниговской губернии.
Начинать преобразования с нуля Шаховскому не было нужды: его предшественники в Вышгородском замке — Михаил Галкин-Врасский, Михаил Шаховской-Глебов-Стрешнев и Виктор Поливанов сделали для преобразования края немало.
Были успешно начаты административная, судебная, школьная реформы. Эстонские крестьяне всё охотнее начинали переходить из «баронской веры» — лютеранства — в православие.
Новому губернатору надлежало, выражаясь определением из политического лексикона иной исторической эпохи, «расширить и углубить» — довести процесс до логического завершения.
Для подобной работы Шаховской подходил идеально: не столько генератор новых мыслей и идей, сколько талантливый реализатор поставленных перед ним государем конкретных задач.
Преданный монарху, феноменально работоспособный, способный с ходу отделить существенное от малозначимого, он приступил к исполнению обязанностей со всем рвением.

Следы губернатора

Деятельность Шаховского чаще всего связывают с нивой церковного строительства: действительно, и подчеркнуто русский по своей архитектуре собор Александра Невского, и Пюхтицкий монастырь в Куремяэ были возведены во многом его усилиями.
Но губернатор, вероятно, понимал: перекрестив местное население в православие и даже полностью переведя на государственный — русский — язык систему образования, «укоренить Русь» на берегах Балтики невозможно. Именно потому новый губернатор активно стал содействовать формированию в Эстляндской губернии собственно русской, национальной интеллигенции — непосредственных носителей государствообразующей русской культуры.
Среди русских чиновников, которыми он заменял чиновников- немцев, попадались разные люди. Но стоит назвать только одного из приглашенных им в Эстляндию — будущего ревельского «мэра» Эраста Гиацинтова, чтобы понять: кадры князь подбирать умел.
Да и отец автора популярных и по сей день исторических романов Василия Яна — талантливый и разносторонний педагог Григорий Янчевецкий был переведен на должность директора ревельской Александровской гимназии при Шаховском.
Янчевецкий-старший возглавил также издание «Ревельских известий» — самой информативной жизнеспособной из газет, издававшихся в теперешнем Таллинне на русском языке в царское время.
И, конечно же, нельзя не упомянуть еще одно «любимое детище» Шаховского — Ревельское русское общественное собрание: едва ли не первый в городе внесословный клуб.
Аббревиатура его названия — четыре буквы Р.Р.О.С. — и по сей день читаются на фронтоне здания нынешней Таллиннской городской библиотеки на бульваре Эстония.

Друзья и враги

«Вопль раздается по селениям и дворам эстонцев: в могиле их защитник и благодетель, их миротворец и упование — князь Шаховской. Грядущие поколения эстов найдут у твоей могилы отраду и утешение…»

Едва ли подписавшийся псевдонимом «эстонец» автор панегирика, опубликованного через неделю после кончины губернатора почему-то в «Рижском вестнике», действительно «выражал все чувства и мысли эстонского народа».
Конечно, определенной его части — прежде всего тем, кто был ориентирован на сохранение культурного диалога с остзейцами,
— деятельность князя Шаховского, убежденного «обрусителя», никак не могла быть близкой и понятной.
Болезненным моментом даже для тех эстонцев, кто не испытывал к остзейской культуре особенно теплых симпатий, было закрытие Шаховским в 1893 году Общества эстонских литераторов — его губернатор счел «слишком пронемецким по духу».
Но из песни слов не выкинешь: по крайней мере в ревельской городской Думе Шаховской в своих начинаниях опирался не на наследников рыцарей и ганзейских негоциантов, а на руководителя крохотной эстонской фракции купца Якобсона.
Тем удивительнее, что даже очевидные противники той политики, которую Шаховской проводил во вверенной ему Эстляндской губернии, считали нужным отметить
— сколь бесконечно ни был бы далек им покойный, перед его мощью склоняли голову даже они.
«Нашей целью не может быть оценивание реформ — результат деятельности усопшего, — гласила редакционная статья остзейской газеты «Revaler Bebachter». — Не будем также говорить, каким образом они производились. Прошлое принадлежит истории.

Ей предоставлено назначить реформам подобающее место в ходе развития государственной жизни. Но всякий современник, будь он другом или врагом, согласится с тем, что с 1885-го по 1894 год князь Шаховской высказал редкую силу деятельности».
«Чрезвычайная энергия и неутомимая деятельность, связанная с постоянным сознанием цели и умением пользоваться обстоятельствами, делали его характером, который всегда умел найти средства для осуществления своих планов», — вторила «Revalische Zeitung».

На посту

Сама кончина Шаховского стала продолжением его стиля жизни: пожалуй, никто из его предшественников на посту губернатора Эстляндии не скончался прямо на рабочем месте — в Вышгородском замке.
«За день до смерти у князя были ночью приступы удушья и обморок, но затем он почувствовал себя весьма хорошо, — сообщал корреспондент «Рижского Вестника». — В день смерти он председательствовал на двух заседаниях, по городским и земским делам.
С 1 до 3 часов он был совершенно здоров и даже весел. В 4 часа покойный зашел по делам Ревельского благотворительного общества к одной из его деятельниц, где почувствовал себя неожиданно до такой степени дурно, что потерял сознание и не мог произнести ни слова.
Бывший при этом старший врач Эстляндского приказа общественного призрения Е. Кобзаренко принял все меры, чтобы вернуть сознание, но безуспешно. Ближайшими лицами Шаховской был перенесен в Вышгородский замок и положен на постель.
Покойный так и не приходил более в сознание, вследствие чего была констатирована смерть от разрыва сердца».

***

Сергей Владимирович Шаховской ушел из жизни 12 (24) октября 1894 года.
Через два дня, после гражданского прощания в зале губернаторской резиденции и панихиды в Преображенском соборе, тело князя было отправлено с поездом в Пюхтицу: согласно завещанию, он желал быть похороненным под сенью монастырских стен.
Тот, кому эстляндский губернатор так преданно и беззаветно служил, пережил его всего на восемь дней: император Александр III скончался в Ливадийском дворце 2 (октября), (1 ноября) 1894 года.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!