А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сто двадцать лет назад Ревель простился с человеком, навсегда вписавшим себя не только в историю города, но даже — в его силуэт, с губернатором Сергеем Владимировичем Шаховским.
Из тридцати шести «начальников Эстляндской губернии», управлявших северной частью нынешней Эстонии на протяжении двух с лишним веков российского владычества, в известности с князем Шаховским не может сравниться, вероятно, никто.

Сергей Владимирович Шаховской, губернатор Эстляндии в 1885-1894 годах.

Сергей Владимирович Шаховской, губернатор Эстляндии в 1885-1894 годах.

Его ценили как незаменимого при жизни, посмертно — превозносили чуть ли не до небес, позже — безапелляционно заклеймили ярым русификатором, но не забывали, пожалуй, никогда.
Яркий, противоречивый, неординарный — Шаховской относится к той категории личностей, которых принято называть историческими: они не «живут в истории» — сами пишут ее.

Дух времени

«Храм стоит на Вышгороде
Все в смятенье — что такое?!
Это о своем народе,
помолился Шаховской…»

Четверостишие, опубликованное на страницах «Ревельских известий» лет через десять после кончины князя, ни изяществом формы, ни глубиной образности, скажем прямо, не блещет.
При всей своей немудрености, в стихах запечатлен не только самый видимый результат деятельности Шаховского на губернаторском посту, но и чрезвычайно точный слепок того, что принято называть «духом времени».
Вторая половина позапрошлого столетия была эпохой великих перемен. Научно-технический прогресс сокращал расстояния, политическая мысль перекраивала казавшиеся незыблемыми представления о государственном устройстве.
Традиционная империя, базирующаяся на принципе верности феодальных элит монарху, стремительно уступала место империи нового типа — национальной: залогом стабильности и процветания становилась формула «одна страна — один язык — одна вера».
Так что император Александр III сколько угодно мог заправлять в сапоги брюки, рассуждать об «особом пути» России и считать себя антагонистом Запада: его внутренняя политика на национальных окраинах империи была вполне европейской.
Основное ее «острие» было направлено на местную элиту, не желающую расставаться с былыми привилегиями, — мятежную польскую шляхту или лояльных по отношению к монархии в рамках заключенного некогда договора остзейских баронов.

Простому же народу надлежало слиться с национальным большинством Российской империи — великороссами. Монарх был свято уверен: и им, и всему государству это пойдет только на пользу.

Совсем рвением

Подобную точку зрения разделял и тридцатитрехлетний выпускник Московского университета, отпрыск старинного рода, восходившего чуть ли не к легендарному Рюрику, — Сергей Шаховской.
Питомец математического факультета пошел не по научной стезе, а по внешнеполитической: свою карьеру он начал консулом в Рагузе — нынешнем Дубровнике, затем был зарубежным уполномоченным российского Красного Креста.
В Эстляндию Шаховской прибыл в апреле 1885 года, уже имея за плечами солидный четырехлетний опыт ответственной административной работы: до того князь прослужил исполняющим должность начальника Черниговской губернии.
Начинать преобразования с нуля Шаховскому не было нужды: его предшественники в Вышгородском замке — Михаил Галкин-Врасский, Михаил Шаховской-Глебов-Стрешнев и Виктор Поливанов сделали для преобразования края немало.
Были успешно начаты административная, судебная, школьная реформы. Эстонские крестьяне всё охотнее начинали переходить из «баронской веры» — лютеранства — в православие.
Новому губернатору надлежало, выражаясь определением из политического лексикона иной исторической эпохи, «расширить и углубить» — довести процесс до логического завершения.
Для подобной работы Шаховской подходил идеально: не столько генератор новых мыслей и идей, сколько талантливый реализатор поставленных перед ним государем конкретных задач.
Преданный монарху, феноменально работоспособный, способный с ходу отделить существенное от малозначимого, он приступил к исполнению обязанностей со всем рвением.

Следы губернатора

Деятельность Шаховского чаще всего связывают с нивой церковного строительства: действительно, и подчеркнуто русский по своей архитектуре собор Александра Невского, и Пюхтицкий монастырь в Куремяэ были возведены во многом его усилиями.
Но губернатор, вероятно, понимал: перекрестив местное население в православие и даже полностью переведя на государственный — русский — язык систему образования, «укоренить Русь» на берегах Балтики невозможно. Именно потому новый губернатор активно стал содействовать формированию в Эстляндской губернии собственно русской, национальной интеллигенции — непосредственных носителей государствообразующей русской культуры.
Среди русских чиновников, которыми он заменял чиновников- немцев, попадались разные люди. Но стоит назвать только одного из приглашенных им в Эстляндию — будущего ревельского «мэра» Эраста Гиацинтова, чтобы понять: кадры князь подбирать умел.
Да и отец автора популярных и по сей день исторических романов Василия Яна — талантливый и разносторонний педагог Григорий Янчевецкий был переведен на должность директора ревельской Александровской гимназии при Шаховском.
Янчевецкий-старший возглавил также издание «Ревельских известий» — самой информативной жизнеспособной из газет, издававшихся в теперешнем Таллинне на русском языке в царское время.
И, конечно же, нельзя не упомянуть еще одно «любимое детище» Шаховского — Ревельское русское общественное собрание: едва ли не первый в городе внесословный клуб.
Аббревиатура его названия — четыре буквы Р.Р.О.С. — и по сей день читаются на фронтоне здания нынешней Таллиннской городской библиотеки на бульваре Эстония.

Друзья и враги

«Вопль раздается по селениям и дворам эстонцев: в могиле их защитник и благодетель, их миротворец и упование — князь Шаховской. Грядущие поколения эстов найдут у твоей могилы отраду и утешение…»

Едва ли подписавшийся псевдонимом «эстонец» автор панегирика, опубликованного через неделю после кончины губернатора почему-то в «Рижском вестнике», действительно «выражал все чувства и мысли эстонского народа».
Конечно, определенной его части — прежде всего тем, кто был ориентирован на сохранение культурного диалога с остзейцами,
— деятельность князя Шаховского, убежденного «обрусителя», никак не могла быть близкой и понятной.
Болезненным моментом даже для тех эстонцев, кто не испытывал к остзейской культуре особенно теплых симпатий, было закрытие Шаховским в 1893 году Общества эстонских литераторов — его губернатор счел «слишком пронемецким по духу».
Но из песни слов не выкинешь: по крайней мере в ревельской городской Думе Шаховской в своих начинаниях опирался не на наследников рыцарей и ганзейских негоциантов, а на руководителя крохотной эстонской фракции купца Якобсона.
Тем удивительнее, что даже очевидные противники той политики, которую Шаховской проводил во вверенной ему Эстляндской губернии, считали нужным отметить
— сколь бесконечно ни был бы далек им покойный, перед его мощью склоняли голову даже они.
«Нашей целью не может быть оценивание реформ — результат деятельности усопшего, — гласила редакционная статья остзейской газеты «Revaler Bebachter». — Не будем также говорить, каким образом они производились. Прошлое принадлежит истории.

Ей предоставлено назначить реформам подобающее место в ходе развития государственной жизни. Но всякий современник, будь он другом или врагом, согласится с тем, что с 1885-го по 1894 год князь Шаховской высказал редкую силу деятельности».
«Чрезвычайная энергия и неутомимая деятельность, связанная с постоянным сознанием цели и умением пользоваться обстоятельствами, делали его характером, который всегда умел найти средства для осуществления своих планов», — вторила «Revalische Zeitung».

На посту

Сама кончина Шаховского стала продолжением его стиля жизни: пожалуй, никто из его предшественников на посту губернатора Эстляндии не скончался прямо на рабочем месте — в Вышгородском замке.
«За день до смерти у князя были ночью приступы удушья и обморок, но затем он почувствовал себя весьма хорошо, — сообщал корреспондент «Рижского Вестника». — В день смерти он председательствовал на двух заседаниях, по городским и земским делам.
С 1 до 3 часов он был совершенно здоров и даже весел. В 4 часа покойный зашел по делам Ревельского благотворительного общества к одной из его деятельниц, где почувствовал себя неожиданно до такой степени дурно, что потерял сознание и не мог произнести ни слова.
Бывший при этом старший врач Эстляндского приказа общественного призрения Е. Кобзаренко принял все меры, чтобы вернуть сознание, но безуспешно. Ближайшими лицами Шаховской был перенесен в Вышгородский замок и положен на постель.
Покойный так и не приходил более в сознание, вследствие чего была констатирована смерть от разрыва сердца».

***

Сергей Владимирович Шаховской ушел из жизни 12 (24) октября 1894 года.
Через два дня, после гражданского прощания в зале губернаторской резиденции и панихиды в Преображенском соборе, тело князя было отправлено с поездом в Пюхтицу: согласно завещанию, он желал быть похороненным под сенью монастырских стен.
Тот, кому эстляндский губернатор так преданно и беззаветно служил, пережил его всего на восемь дней: император Александр III скончался в Ливадийском дворце 2 (октября), (1 ноября) 1894 года.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!