А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Один из оригинальных памятников сакральной архитектуры довоенного Таллинна пал на рубеже прошлого и нынешнего столетий жертвой девелоперских компаний и бездумной культурной политики.

В воскресенье, 28 октября 1934 года, тихую и патриархальную улицу Каупмехе было не узнать.

Не только необычная для здешних мест многолюдность была тому причиной — изменился фронт уличной застройки, приобретя намек на масштабность, присущую столичному городу.

Макет здания гернгутерской церкви на улице Каупмехе.

Макет здания гернгутерской церкви на улице Каупмехе.

Здесь, на месте неказистого деревянного дома под номером 15, буквально за считанные летние месяцы вырос по-нордически суровый и по-таллиннски аскетичный фасад, украшенный массивным четырехколонным портиком.

Портик венчал сияющий в лучах низкого осеннего солнца вытянутый крест, указывая на конфессиональную принадлежность постройки — молельный зал таллиннской Евангелической братской общины, называемой также гернгутерской.

Точка на карте

Гернгут — крохотный городок на восточной границе Саксонии: такой и на всякой карте с первого раза не отыщешь.

Трудно представить, что три века назад слава его гремела не только по Европе, но и за ее пределами: здешних уроженцев можно было встретить повсюду, от шхер Скандинавии до устья Амазонки.

Своим возникновением Гернгут обязан графу Николаю Людвигу фон Цинцендорфу — в 1722 году он пригласил поселиться в своем поместье последователей гуситского вероучения, притесняемых на родине католической церковью.

От других протестантских течений членов гернгутерской общины отличали, в первую очередь, стремление к церковной проповеди, миссионерству и обращению в «истинную веру» тех, кому она еще не открылась.

В 1727 году Община моравских братьев официально оформилась. Через два года один из ее лидеров — столяр Христиан Давид — отправился в путешествие на окраину Европы — побережье Балтики.

Миссионерскую деятельность в Ревеле он начал весной 1729-го. А спустя семь лет город посетил сам граф Цинцендорф — сотни прихожан слушали его проповедь в церкви Олевисте.

Путь к признанию

Интерьер алтарной части ее главного зала.

Интерьер алтарной части ее главного зала.

Ревельским бюргерам, разоренным Северной войной и помнившим об ужасах сопутствующей ей чумы, идея безапелляционного принятия Божьей воли и спасения не знанием, но верой, оказалась близкой.

Но, пожалуй, еще больше учение моравских братьев пришлось по душе местному ненемецкому люду — сельское эстонское население откликнулось на проповедь гернгутеров подлинным религиозным пробуждением.

Формально обращенные в католичество еще во времена Северных крестовых походов, «заодно с помещиками» перекрещенные в лютеранство в годы церковной реформации эстонцы в массе своей были достаточно далеки от христианского вероучения.

За годы гернгутерам удалось добиться того, чего официальная церквь не сумела сделать за пятьсот лет. Отказ от бытовой магии, совместное пение псалмов, изучение библейских текстов — всё это привнесли в жизнь эстонского села моравские братья.

Популярность их учения стала вызывать опасения не только у местных лютеранских пасторов, но и у Синода. В 1743 году императрица Елизавета Петровна и вовсе запретила деятельность гернгутерских общин по всей России.

Запрет продлился два десятилетия — Екатерина II отменила его, а Александр I разрешил свободное издание в Российской империи духовной литературы за авторством моравских братьев.

Уличные чтения

Первая гернгутерская молельня в Таллинне была основана в 1828 году, по большому счету — даже не в самом городе, опоясанном кольцом крепостных стен, а в ближайшем предместье.

Точнее, на современной улице Каупмехе: еще и сто лет назад газетчики описывали ее как «царство вылинявших стен, косых заборов, перемигивающихся слепых фонарей» — границу между «немецким» и «эстонским» городом.

Относящиеся к любой пышности и роскоши радикально-негативно, моравские братья проводили свои богослужения не в церквях, а в любых мало-мальски приспособленных для совместного времяпрепровождения помещениях.

Ничем не отличалась от окружающей застройки, вероятно, и городская молельня моравских братьев — одноэтажный деревянный дом, о сакральном предназначении которого догадывались лишь прихожане.

Не выделяясь внешне, церковь гернгутеров, однако, оставила след в городской топонимике: в 1883 году нынешнюю улицу Каупмехе официально переименовали в Bethhausstraße — улицу Молельни.

На эстонском языке она носила название Лугемизе, то есть — улица Чтения. Речь тут, понятное дело, шла о практикуемом гернгутерами совместном чтении и толковании Священного писания.

Рекордные сроки

Создание независимой Эстонской Республики стало для различных протестантских конфессий, до того пребывающих в тени лютеранства, подлинным «звездным часом» и временем больших надежд.

Уже в первой половине двадцатых годов они взялись за строительство собственных сакральных зданий: адвентисты — на бульваре Мере и улице Татари, баптисты — в переулке Туру, евангелисты — на утраченной после войны улице Вяйке-Компасси.

Осенью 1928 года таллиннские гернгутеры — к тому времени их стали называть уже не моравскими братьями, а просто — Братской общиной, или официально Независимой общиной евангелических братьев — отметили столетие молельни на улице Каупмехе.

Тогда же встал вопрос о расширении здания: перестроить и модернизировать его по проекту архитектора Карла Тарваса намеревались к сто пятой годовщине молельни. Но городские власти по какой-то причине категорически отклонили этот план.

Община подумала и решилась на радикальный шаг — былое здание, морально явно устаревшее, было решено снести полностью, а вместо него построить новую церковь, внешне и внутренне отвечающую последнему слову сакрального зодчества.

Проект, выполненный немецким архитектором Эугеном Сахариасом, был реализован в рекордные сроки: фундамент начали копать в мае, под крышу здание подвели в августе, внутреннюю отделку завершили в октябре 1934 года.

Свет и простор

Восторгаясь обликом новой молельни гернгутеров, газеты делали особый акцент на ее вместимости — тысяча мест.

Простим преувеличение: большой ее зал мог вместить шестьсот сорок, малый — семьдесят восемь прихожан. Но и в этом случае церковь на Каупмехе относилась к числу самых больших сакральных построек, возведенных в столице довоенной ЭР.

Внушительным был и внешний вид: Сахариас решил украсить его мощной колоннадой, позаимствованной из церковной архитектуры тогдашней Германии — явным прообразом тут послужил притчевый дом кирхи апостола Матфея в берлинском районе Штеглиц.

Некоторую «сумрачность и угрюмость» оригинала, обусловленную строительным материалом — темнокрасным клинкерным кирпичом, таллиннский зодчий смог преодолеть, оштукатурив доломитовые фасады и окрасив их в белый цвет.

Сахариас, убежденный функционалист, постарался наполнить ощущением света и свободного пространства, так высоко ценимыми этим архитектурным стилем, и интерьеры гернгутерской церкви.

В частности, балкон, опоясывающий большой молельный зал, «парил в воздухе», не опираясь на колонны, а двери, ведущие из него в малый зал, были стеклянными, полностью прозрачными.

Отсроченный конец

Многочисленные местные и зарубежные гости, съехавшиеся в Таллинн на освящение новой церкви, едва ли могли себе представить, сколь трагически кратким окажется ее век.

В 1940 году советская власть не перерегистрировала Общину евангелических братьев, в принудительном порядке соединив ее с лютеранской церковью. Следующей весной в рамках дополнительной волны переселения остзейцев выехал в Германию архитектор Сахариас.

От рейда советских ВВС в марте 1944-го Каупмехе пострадала меньше, чем соседние улицы исторического предместья Сибулаюола. Однако зажигательная бомба попала точно в здание гернгутерской церкви: вспыхнувшая крыша провалилась внутрь здания.

По сравнению с другими памятниками сакральной архитектуры, пострадавшими в ходе мартовской бомбардировки, зданию повезло: его не снесли, а восстановили, передав в 1947 году под съемочный павильон Таллиннской киностудии.

Последняя лента на «Таллинн-фильме» была снята в 1998 году. И хотя в прессе раздавались голоса — что здание легендарной студии должно быть сохранено как памятник культуры, инвесторы оказались к ним глухи.

Точно и не проследить, когда бывшая церковь пошла под слом — в самом конце девяностых или в начале двухтысячных. Во всяком случае офисно-жилое здание на ее месте появилось в 2004 году.

Украшает ли оно облик улицы Каупмехе? Вопрос, мягко говоря, дискуссионный. Но хотя бы мемориальная табличка на фасаде здания — в память о его предшественнице — ясно не была бы лишней…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!