А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина
Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Будущий автор музыки к балету «Ромео и Джульетта» и «саундтрека» к «Александру Невскому» ровно восемьдесят лет назад выступал на сцене таллиннского концертного зала «Эстония».

…И не просто выступал, воистину — блистал. Едва ли кто-нибудь из посетивших Таллинн в 1934 году зарубежных гостей снискал столько откликов в прессе, как пианист и композитор Сергей Прокофьев.

Сергей Прокофьев за фортепьяно.

Сергей Прокофьев за фортепьяно.

Необычная звезда

Гастролями российских исполнителей жители столицы довоенной Эстонской Республики были, скажем прямо, не избалованы.

За исключением Федора Шаляпина, предпринявшего в 1921 году первую «вылазку за советскую границу», вспомнить кого-либо еще, по большому счету, с первого раза затруднительно.

Были, конечно, и другие гастролеры — быть может, не столь талантливые и знаменитые, но вполне популярные у своих современников-соплеменников. Едва ли не для большинства из них Таллинн начала двадцатых годов стал «первой вехой» будущей эмигрантской стези.

Культурные связи между СССР и ЭР, конечно, никогда не прерывались полностью, но представить себе выступление гостя «с другого берега Наровы», являющегося при этом советским гражданином, было для местной публики делом практически немыслимым.

Визит Прокофьева стал исключением из правил: и в Эстонию он прибыл не с Востока, а с Запада, да и свой «серпасто-молоткастый» паспорт получал не на Родине, а в зарубежном постпредстве Советского Союза.

Композитор, с 1918-го по 1932 год большую часть времени проводивший в Западной Европе и Северной Америке, воспринимался тамошней публикой как однозначно «свой», а не «большевистский». На рубеже двадцатых-тридцатых годов Прокофьев был мировой музыкальной звездой первой величины: «заполучить» его на гастроли считалось для европейских столиц делом престижа.

Десятидневный срок

Впервые о возможном приезде Прокофьева в Таллинн на страницах местной печати заговорили в 1928 году, но разговоры на тот раз так и остались только разговорами.

Шесть лет спустя, 1 октября 1934 года, руководство музыкально-драматического общества «Эстония» обратилось в Полицейское управление с просьбой выдать въездную визу «гражданину Советской России Сергею Прокофьеву».

Специальностью приглашаемого указывалось — «композитор и исполнитель-виртуоз». А раз так — ходатайствующие просили выдать гостю и разрешение на гастрольную деятельность: публичные выступления планировалось провести в Таллинне и Тарту.

Препятствий государственные власти чинить не стали: уже через четыре дня Полицейское управление дало распоряжение эстонскому консульству в Париже выдать композитору визу на десятидневный срок.

В последний день октября рижский вечерний поезд доставил Сергея Прокофьева к перрону таллиннского Балтийского вокзала.

Реклама выступления Сергея Прокофьева в Таллине

Реклама выступления Сергея Прокофьева в Таллине

Индивидуально и национально

«Один из величайших пианистов наших дней впервые включил Балтийские государства в гастрольный тур, — писала газета «Päevaleht». — До сих пор его знали здесь только как композитора, чьи вещи включают в свою программу все виртуозы современности».

Усиленная реклама предстоящему выступлению явно была не лишней: гастроли замышлялись «Эстонией», не в последнюю очередь, как коммерческое мероприятие, и цена на билеты была потому назначена соответствующая — до четырех крон.

Хватало, впрочем, и «балконных» мест, распределявшихся по вполне демократической стоимости — пятьдесят сентов, что выходило лишь немногим дороже визита в самый фешенебельный столичный кинотеатр — «Глория-Палаc» на площади Вабадузе.

«Само собой разумеется, что концерт Прокофьева заинтересовал таллиннскую музыкальную публику, — писала газета «Вести дня». — Имя композитора известно и в Старом, и в Новом свете. Зал «Эстонии» был переполнен.

«Сергей Прокофьев выступил с интересным и содержательным концертом, — отмечал на страницах журнала «Muusikaleht» музыковед Эдуард Виснапуу. — Программа его состояла исключительно из его собственных произведений.

Мы имели дело с настоящим искусством, в котором свежесть новаторства остается в четких рамках, не теряя основ внутреннего содержания. Творчество Прокофьева индивидуально, национально, целеустремленно. ..»

Эксцентричность модернизма

Разнообразием и оригинальностью исполненных произведений гость таллиннскую публику, вне всякого сомнения, порадовал.

Были здесь и отрывки из фортепьянных произведений композитора, и сделанные самим Прокофьевым переложения его оркестровых симфоний и балетов — в частности, из «Блудного сына».

Не обошлось и без премьеры: включенная в изданный в Москве в следующем, 1935 году сборник Третья сонатина, или Пасторальная сонатина, была впервые исполнена автором для широкого круга слушателей именно в театре «Эстония».

«Прокофьев является ярким представителем современного модернизма, за которым гонятся, которому стремятся подражать многие композиторы, — подчеркивал автор опубликованной в «Вестях дня» рецензии. — Увы, часто неудачно!

В произведениях Прокофьева нет определенной линии, всё написано мазками, отрывками; всё в них является неожиданностью. Мелодии встречаются небольшими островками, вдруг появляются и вдруг исчезают, все темы, если их можно так назвать, эпизодичны.

У него много резко диссонирующих сочетаний, экстравагантности и эксцентричности во всём характере музыки. Исполнять такие произведения чрезвычайно трудно: лишь автор, обладающий всеми качествами настоящего пианиста, может их подать».

Судя по тону заметки, слушать музыку, буквально сражающую своей новизной и для большинства таллиннской публики еще слишком непривычную, тоже было достаточно сложно. Недаром автор ее отмечает: лучше всего концертный зал воспринял традиционные гавоты.

«Отчего публика ярче всего реагировала именно на них?» — задавался корреспондент риторическим вопросом. — «Потому что они близки к старому стилю музыки, хотя бы и в модных очертаниях. Мы услышали знакомый ритм, узнали в море хаоса звуков привычные черты и… обрадовались!»

Своеобразие эффекта

И манера выступления, и само творчество Прокофьева для не слишком искушенной местной публики определенно стало сюрпризом.

Не исключено даже некоторое разочарование: статьи, опубликованные накануне концерта, подчеркивали не модернизм исполнителя, а его учебу в дореволюционной Петербургской консерватории.

«Является ли творческая сила Прокофьева сама по себе настолько мощной и многогранной, чтобы приковывать внимание слушателя на протяжении целого концертного вечера, — само по себе является вопросом,» — рассуждал на полосах газеты «Päevaleht» старейший эстонский пианист-профессионал Теодор Лемба. — Любители современной музыки наверняка уходили с концерта с чувством полного удовлетворения. Всё, в конце концов, — дело привычки, вкуса и моды: потому и с оценками всегда надо быть очень осмотрительными…»

«Прокофьев — подлинный и искренний композитор-модернист, способный достичь большого и своеобразного эффекта», — признавал брат Теодора, страстный приверженец классики, композитор Артур Лемба.

Вернуться музыкой

Пробыв в Таллинне около двух суток, композитор отправился в Тарту: концерт в театре «Ванемуйне» собрал не меньше откликов в прессе, чем столичный.

Можно сказать, что отклики были даже более восторженные: то ли ценителей музыкального авангарда в «Афинах на Эмайыги» оказалось больше, то ли подготовленная таллиннской периодикой публика знала, чего именно ожидать от гостя.

Посетить Эстонию еще раз Прокофьеву так и не удалось: через два года он окончательно вернется в СССР, где вскоре лишится возможности свободно гастролировать за рубежом. А после войны — и вовсе попадет в опалу за «формализм в музыке».

Композитор вернулся в Таллинн и Тарту своим творчеством: легендарный балет «Ромео и Джульетта» был поставлен в театре «Ванемуйне» в 1946 году, а в 1951-м балет был исполнен танцовщиками труппы театра «Эстония. Последний раз таллиннцы могли насладиться музыкой Прокофьева пять лет назад: на сцене фестиваля «Биргитта», балет представила труппа Московского государственного театра балета.

Жаль только — ни гости, ни принимающая их сторона не вспомнили о том, что создатель музыки к балетному переложению шекспировской трагедии однажды выступал в Таллинне.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!