А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина
Говорят так:
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Будущий автор музыки к балету «Ромео и Джульетта» и «саундтрека» к «Александру Невскому» ровно восемьдесят лет назад выступал на сцене таллиннского концертного зала «Эстония».

…И не просто выступал, воистину — блистал. Едва ли кто-нибудь из посетивших Таллинн в 1934 году зарубежных гостей снискал столько откликов в прессе, как пианист и композитор Сергей Прокофьев.

Сергей Прокофьев за фортепьяно.

Сергей Прокофьев за фортепьяно.

Необычная звезда

Гастролями российских исполнителей жители столицы довоенной Эстонской Республики были, скажем прямо, не избалованы.

За исключением Федора Шаляпина, предпринявшего в 1921 году первую «вылазку за советскую границу», вспомнить кого-либо еще, по большому счету, с первого раза затруднительно.

Были, конечно, и другие гастролеры — быть может, не столь талантливые и знаменитые, но вполне популярные у своих современников-соплеменников. Едва ли не для большинства из них Таллинн начала двадцатых годов стал «первой вехой» будущей эмигрантской стези.

Культурные связи между СССР и ЭР, конечно, никогда не прерывались полностью, но представить себе выступление гостя «с другого берега Наровы», являющегося при этом советским гражданином, было для местной публики делом практически немыслимым.

Визит Прокофьева стал исключением из правил: и в Эстонию он прибыл не с Востока, а с Запада, да и свой «серпасто-молоткастый» паспорт получал не на Родине, а в зарубежном постпредстве Советского Союза.

Композитор, с 1918-го по 1932 год большую часть времени проводивший в Западной Европе и Северной Америке, воспринимался тамошней публикой как однозначно «свой», а не «большевистский». На рубеже двадцатых-тридцатых годов Прокофьев был мировой музыкальной звездой первой величины: «заполучить» его на гастроли считалось для европейских столиц делом престижа.

Десятидневный срок

Впервые о возможном приезде Прокофьева в Таллинн на страницах местной печати заговорили в 1928 году, но разговоры на тот раз так и остались только разговорами.

Шесть лет спустя, 1 октября 1934 года, руководство музыкально-драматического общества «Эстония» обратилось в Полицейское управление с просьбой выдать въездную визу «гражданину Советской России Сергею Прокофьеву».

Специальностью приглашаемого указывалось — «композитор и исполнитель-виртуоз». А раз так — ходатайствующие просили выдать гостю и разрешение на гастрольную деятельность: публичные выступления планировалось провести в Таллинне и Тарту.

Препятствий государственные власти чинить не стали: уже через четыре дня Полицейское управление дало распоряжение эстонскому консульству в Париже выдать композитору визу на десятидневный срок.

В последний день октября рижский вечерний поезд доставил Сергея Прокофьева к перрону таллиннского Балтийского вокзала.

Реклама выступления Сергея Прокофьева в Таллине

Реклама выступления Сергея Прокофьева в Таллине

Индивидуально и национально

«Один из величайших пианистов наших дней впервые включил Балтийские государства в гастрольный тур, — писала газета «Päevaleht». — До сих пор его знали здесь только как композитора, чьи вещи включают в свою программу все виртуозы современности».

Усиленная реклама предстоящему выступлению явно была не лишней: гастроли замышлялись «Эстонией», не в последнюю очередь, как коммерческое мероприятие, и цена на билеты была потому назначена соответствующая — до четырех крон.

Хватало, впрочем, и «балконных» мест, распределявшихся по вполне демократической стоимости — пятьдесят сентов, что выходило лишь немногим дороже визита в самый фешенебельный столичный кинотеатр — «Глория-Палаc» на площади Вабадузе.

«Само собой разумеется, что концерт Прокофьева заинтересовал таллиннскую музыкальную публику, — писала газета «Вести дня». — Имя композитора известно и в Старом, и в Новом свете. Зал «Эстонии» был переполнен.

«Сергей Прокофьев выступил с интересным и содержательным концертом, — отмечал на страницах журнала «Muusikaleht» музыковед Эдуард Виснапуу. — Программа его состояла исключительно из его собственных произведений.

Мы имели дело с настоящим искусством, в котором свежесть новаторства остается в четких рамках, не теряя основ внутреннего содержания. Творчество Прокофьева индивидуально, национально, целеустремленно. ..»

Эксцентричность модернизма

Разнообразием и оригинальностью исполненных произведений гость таллиннскую публику, вне всякого сомнения, порадовал.

Были здесь и отрывки из фортепьянных произведений композитора, и сделанные самим Прокофьевым переложения его оркестровых симфоний и балетов — в частности, из «Блудного сына».

Не обошлось и без премьеры: включенная в изданный в Москве в следующем, 1935 году сборник Третья сонатина, или Пасторальная сонатина, была впервые исполнена автором для широкого круга слушателей именно в театре «Эстония».

«Прокофьев является ярким представителем современного модернизма, за которым гонятся, которому стремятся подражать многие композиторы, — подчеркивал автор опубликованной в «Вестях дня» рецензии. — Увы, часто неудачно!

В произведениях Прокофьева нет определенной линии, всё написано мазками, отрывками; всё в них является неожиданностью. Мелодии встречаются небольшими островками, вдруг появляются и вдруг исчезают, все темы, если их можно так назвать, эпизодичны.

У него много резко диссонирующих сочетаний, экстравагантности и эксцентричности во всём характере музыки. Исполнять такие произведения чрезвычайно трудно: лишь автор, обладающий всеми качествами настоящего пианиста, может их подать».

Судя по тону заметки, слушать музыку, буквально сражающую своей новизной и для большинства таллиннской публики еще слишком непривычную, тоже было достаточно сложно. Недаром автор ее отмечает: лучше всего концертный зал воспринял традиционные гавоты.

«Отчего публика ярче всего реагировала именно на них?» — задавался корреспондент риторическим вопросом. — «Потому что они близки к старому стилю музыки, хотя бы и в модных очертаниях. Мы услышали знакомый ритм, узнали в море хаоса звуков привычные черты и… обрадовались!»

Своеобразие эффекта

И манера выступления, и само творчество Прокофьева для не слишком искушенной местной публики определенно стало сюрпризом.

Не исключено даже некоторое разочарование: статьи, опубликованные накануне концерта, подчеркивали не модернизм исполнителя, а его учебу в дореволюционной Петербургской консерватории.

«Является ли творческая сила Прокофьева сама по себе настолько мощной и многогранной, чтобы приковывать внимание слушателя на протяжении целого концертного вечера, — само по себе является вопросом,» — рассуждал на полосах газеты «Päevaleht» старейший эстонский пианист-профессионал Теодор Лемба. — Любители современной музыки наверняка уходили с концерта с чувством полного удовлетворения. Всё, в конце концов, — дело привычки, вкуса и моды: потому и с оценками всегда надо быть очень осмотрительными…»

«Прокофьев — подлинный и искренний композитор-модернист, способный достичь большого и своеобразного эффекта», — признавал брат Теодора, страстный приверженец классики, композитор Артур Лемба.

Вернуться музыкой

Пробыв в Таллинне около двух суток, композитор отправился в Тарту: концерт в театре «Ванемуйне» собрал не меньше откликов в прессе, чем столичный.

Можно сказать, что отклики были даже более восторженные: то ли ценителей музыкального авангарда в «Афинах на Эмайыги» оказалось больше, то ли подготовленная таллиннской периодикой публика знала, чего именно ожидать от гостя.

Посетить Эстонию еще раз Прокофьеву так и не удалось: через два года он окончательно вернется в СССР, где вскоре лишится возможности свободно гастролировать за рубежом. А после войны — и вовсе попадет в опалу за «формализм в музыке».

Композитор вернулся в Таллинн и Тарту своим творчеством: легендарный балет «Ромео и Джульетта» был поставлен в театре «Ванемуйне» в 1946 году, а в 1951-м балет был исполнен танцовщиками труппы театра «Эстония. Последний раз таллиннцы могли насладиться музыкой Прокофьева пять лет назад: на сцене фестиваля «Биргитта», балет представила труппа Московского государственного театра балета.

Жаль только — ни гости, ни принимающая их сторона не вспомнили о том, что создатель музыки к балетному переложению шекспировской трагедии однажды выступал в Таллинне.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!