Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Не для нас: государственный бюджет окармливает чужие банки. «По сути эстонское государство с точностью до стоимости ста граммов колбасы контролируют иностранные банки, в которых государство держит все свои бюджетные средства», — заявляет ученый-финансист Андро Роос.

Головная контора некогда "убитого" Эстонского "Сбербанка"

Головная контора некогда «убитого» Эстонского «Сбербанка»

Концентрация государственного бюджета в четырех зарубежных коммерческих банках — «Сведбанке», SЕВ, «Сампо» и «Нордеа» стала в высшей степени само собой разумеющейся. И это мало кого беспокоит. Разве что — финансового эксперта из молодого поколения, пока не испорченного догмами грабительского капитализма.

И пока единственным, кто попытался поднять этот вопрос перед широкой общественностью, стал руководитель Тартуского ссудосберегательного товарищества Андро Роос, давший в январе этого года интервью Таллиннскому телевидению, в котором он выразил недоумение в связи с тем, что весь государственный бюджет Эстонии находится на счетах иностранных банков. Но ведь прибыль от обслуживания этой суммы, составляющей примерно 8 миллиардов евро, мог бы получать какой-нибудь небольшой эстонский банк типа LHV. Или почему бы не какое-нибудь иное созданное с этой целью банковское товарищество?

«22 года мы сами строили это государство, ходили на выборы», — сказал Роос, нежелающий кого-либо обвинять, но считающий, что такое положение вещей противоречит пониманию самостоятельного государства, поскольку иностранные государства имеют возможность контролировать нас с точностью до стоимости ста граммов колбасы.

Из открытой в засекреченную

Андро Роос обратил внимание на магистерскую работу Пирет Лоху, носящую длинное и сложное название «Экономический анализ целесообразности изменения распоряжения о кассовом обслуживании государственного бюджета».

Как видно из названия, в ней рассматривается вопрос целесообразности обслуживания государственного бюджета именно таким образом, как это делается сейчас, а именно — в четырех иностранных коммерческих банках. Если учесть, что каждое денежное перечисление обходится государству в шесть евроцентов, то речь здесь идет о миллионах евро прибыли.

Обычно магистерские работы Тартуского университета бывают доступны для чтения для всех интересующихся, но когда газета «Pealinn» попыталась ознакомиться с магистерской работой нынешнего чиновника Министерства внутренних дел Пирет Лоху, то с удивлением узнала, что она засекречена до 2017 года.

«Эта работа содержит банковскую тайну», — кратко прокомментировала сей факт автор работы.

Таким образом утверждение, что государственный бюджет является открытым и информация о нем доступна для всех, действительно лишь до определенных границ. С того момента, когда наши (т.с. налогоплательщиков) общие деньги переходят в сферу владения иностранных коммерческих иностранных банков, их судьбу начинает прикрывать загадочная завеса банковской тайны. Особенно в части того, сколько этим банкам удается наварить на прокручивании денег налогоплательщиков.

Предисловие к закрытию банковского рынка

Каким же образом мы пришли к ситуации, когда наш государственный бюджет обслуживают шведы, а общественные деньги являются общественными лишь до определенных пределов и границ. Было ли это всегда, т.е. с самого начала восстановления государственной независимости? О том, как начиналась и развивалась поначалу банковская система Эстонии, еще хорошо помнит бывший министр финансов (1995-1999 гг.) Март Опманн.

До занятия места министра финансов он входил в правление небольшого банка «Раэ». Тогда в Эстонии подобных банков было неисчислимое количество. Кризисы и концентрирование конца 1990-х оставили лишь некоторые, самые крупные из них.

По словам Опманна, в начале 1990-х царила т.н. демократия, при которой долю из управления бюджетными средствами имели и такие маленькие банки, как «Раэ». «Но масштабы, сотни миллионов бюджетных крон против нашего маленького банка, объем баланса которого не позволял надолго оставаться в этой игре», — рассказывает он.

А затем последовал период, когда бюджетные средства сконцентрировались в «Юхисбанке» (нынешний SЕВ). Этими вопросами в то время занимался не министр, а канцлер Министерства финансов и Государственная касса.

«Хансабанк», нынешний «Сведбанк», поглядывал на всё, что творилось вокруг бюджета и «Юхисбанка», как на праздник на чужой улице, — говорит Опманн. — Его тогда скорее интересовало поглощение дешевой валюты».

На самом деле программа действий по размещению государственных бюджетных средств в шведских банках
была уже готова до того, как Опманн стал министром финансов. Половина их размещалась помимо мелких банков в крупном по тем временам «Социаалбанке». Энергичные действия на ниве уничтожения мелких банков начал тогда один из предшественников Опманна, член Партии реформ, занимавший пост министра финансов Хейки Краних.

Цену денег спроси у мертвых

Мощный тандем с Кранихом в начале 1990-х составил канцлер Министерства финансов Энн Пант, которому удалось стать главным победителем и ключевой фигурой в распределении долей, акций и финансовых схем новой зарождающейся звезды—«Юхисбанка» (SЕВ). Он стал членом совета этого банка, а через одну из своих фирм — и акционером.

Министра Хейки Краниха в июне 1994 года сменил Андрес Липсток. И к тому времени, когда этот пост занял член другой партии Опманн, решать что-либо по сути уже было невозможно.

Довольно мало, а практически ничего в СМИ не говорится о государственном бюджете как о своего рода оружии, которое было использовано для уничтожения мелких банков, а в целом — эстонской национальной банковской системы. Бюджетные средства оказались в руках шведских банков.

Сегодня уже канули в небытие как банкир с немецкими корнями Андрес Бергманн, так и его небольшой банк ERA. В интервью, которое Бергманн дал в 2002 году, он рассказал о том,
что на самом деле «Юхисбанк» в те времена находился практически на грани ликвидации. Но государство, накачав его бюджетными средствами, спасло банк, утопив одновременно все мелкие эстонские банки. В том же 1998 году, когда они были уничтожены, своим стратегическим партнером «Юхисбанк» избрал шведский SЕВ, который впоследствии и прибрал к рукам.

Государственное убийство отечественных банков

«Государственная касса ежедневно имеет определенный остаток, который размещается в коммерческих банках в зависимости от их размера», — рассказал в 2002 году Андрес Бергманн.

«Убийство» мелкого банка осуществлялось просто. К примеру, в банке ЕRA ежедневно проходило около 30 миллионов государственных крон. В критический момент в обход договоренностей Государственная касса перекидывала ликвидность из одного банка в другой. А однажды государство вытащило средства из всех мелких банков, в т.ч. из Кредитного, EVEA и ЕRА. Эти деньги и были направлены в «Юхисбанк».

Ликвидация банков, по словам Бергманна, была назначена на государственном уровне. На одном из заседаний кризисного комитета, который был созван в связи с прекращением деятельности банков, возник вопрос, почему государство и центральный банк действуют именно таким образом, т.е. вытаскивают бюджетные средства, банкротя банки?

«На первом заседании кризисного комитета, — рассказывает он, — ответ не был получен, на втором — канцлер или вице-канцлер Министерства финансов сообщил, что Министерство финансов приняло решение о том, что в Эстонии достаточно иметь несколько крупных банков, а в мелких банках она не нуждается».

А ярлык обманщиков вкладчиков был при этом навешан на уничтожаемые банки. После краха банка ЕRА, приведшего к ликвидации накоплений многих вкладчиков, Бергманн без решения суда был посажен на год в одиночную камеру. Чтобы выбраться оттуда, ему пришлось взять вину на себя.

Образец коррупции — как по учебнику

В связи с таким развитием событий министр финансов от Объединенной партии Март Опманн оказался как бы не у дел. Бразды правления на банковском рынке Эстонии принял на себя «Шведский колониально-экономический фан-клуб» Партии реформ во главе с Хейки Кранихом и Андресом Липстоком, а также «действительным министром финансов» в бытность Опманна Ату Леллепом. Активно управлял процессом и бывший канцлер Минфина Энн Пант, в дальнейшем один из крупных владельцев фирмы «Таллинк», член совета «Юхисбанка».

Таким образом размещение бюджетных средств в шведских банках стало классическим примером коррупции, достойным внесения его в учебники. Платой за целенаправленное уничтожение национальной банковской системы стали теплые чиновничьи места, долевое участие в банках, крупных предприятиях и т.д.

Правда, в 1999 годы произошел небольшой прорыв: часть бюджета заполучил и «Хансабанк». Соответствующий договор в ноябре подписали Индрек Нейвельт и министр финансов Сийм Каллас. Но до продажи «Ханса-банка» тем же шведам оставалось еще около пяти лет.

Рейтинг выдает индульгенции

Перелистав множество статей и законодательных актов, мы так и не смогли найти ни одного открытого четкого документа, на основании которого государственный бюджет необходимо размещать именно так, как он размещается, т.е. в четырех коммерческих банках. Уже не говоря о каких-либо данных, касающихся их соответствующих прибылей. Можно назвать лишь один акт, появившийся в марте этого года, — «Принципы управления государственными денежными потоками и стабилизационным резервом», который касается этих вопросов, но по сути он говорит как бы обо всём и ни о чем.

Ходят слухи о том, что якобы лет пять назад правительство приняло решение распределить бюджет по четырем банкам, чтобы не объявлять конкурс на госпоставку. И для того чтобы обслуживать денежные потоки, необходим лишь позитивный международный рейтинг.

Но в свое время великолепные рейтинги собирала фирма Lehman Brothers — до тех пор, пока это глобальное финансовое учреждение, ставшее символом кризиса» не рухнуло в 2008 году.

Государственный бюджет как дойная корова

«Возьмем для примера небольшой хутор в Вильяндиском уезде — у него на банковские перечисления уходит 30 евро в месяц. Но ведь это такая мизерная толика по сравнению с суммами тех расчетов, которые государство производит ежедневно», — говорит Андро Роос.

Пройдя круг, мы вновь возвращаемся к началу — к тем же вопросам, которые обсуждались вначале 1990-х годов. Опять говорится о создании национальных, не ориентированных на прибыль банковских товариществах, и мы с завистью поглядываем на соседнюю Финляндию, в которой действуют 200 таких товариществ.

«Нынешняя банковская система выжимает все соки из нашей экономики, — утверждает Роос. — Жители Эстонии просто превращены в дойных коров — если в других странах банки зарабатываюет на процентных ставках по кредитам, то у нас — на ценах за обслуживание. Такой же дойной коровой для иностранных коммерческих банков стал и наш государственный бюджет: сотни тысяч пенсионных банковских перечислений в месяц, зарплаты государственных служащих, госпоставки и т.д. Но, к примеру, банк LHV осуществляет банковские перечисления бесплатно, и логично было бы, чтобы государство доверило именно ему обслуживание бюджета».

Виркко Лепассалу
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!