А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Один из наиболее характерных архитектурных памятников своей эпохи верой и правдой служит таллиннцам вот уже шесть десятилетий.

Изначально — жилой дом, ничем внешне не выдающийся и типичный по своему облику для городских предместий.

Затем — крупнейший в городе синематограф, скрывающий за решенной в духе вариации на тему классицизма уличной «кулисой», построенный по последнему слову инженерной мысли кинозал.

Нынешний Центр Русской культуры в год своего открытия. Левое крыло включает в себя стены причтового дома, центральная часть - кинотеатр "Гранд-Марина".

Нынешний Центр Русской культуры в год своего открытия. Левое крыло включает в себя стены причтового дома, центральная часть — кинотеатр «Гранд-Марина».

Потом — спроектированное, но так никогда и не построенное спортивное сооружение, пытавшееся синтезировать в своем облике каноны официального соцреализма с языком местной архитектурной традиции.

Наконец — самый, пожалуй, чистый и целостный, как принято говорить — эталонный, образчик сталинского ампира, достигшего ко второй половине пятидесятых годов прошлого столетия своего апогея и логической кульминации.

Всё это — нынешний таллиннский Центр русской культуры на бульваре Мере, «урожденный» Дом офицеров Балтийского флота, в нынешнюю пятницу, 14 ноября, отмечающий славную и солидную дату—день своего шестидесятилетия.

За стеной

В пресс-сообщении ЭТА, опубликованном 23 февраля 1954 года на следующий день после официального открытия Дома офицеров, о богатой предыстории здания нет ни слова.

Приезжему читателю «Советской Эстонии» могло бы показаться, что речь идет о совершенно новом здании. Городские старожилы помнили: это, мягко говоря, абсолютно не соответствует действительности.

Квартал на месте нынешнего Центра русской культуры начал формироваться во второй половине позапрошлого века — после того, как в 1857 году Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей, магистрат начал здесь продажу земельных участков.

Раскупались они не слишком охотно: почва на месте былого крепостного рва была плохая, да и неясным оставалось, где в будущем планируется построить железнодорожный вокзал: Русский рынок перед воротами Виру рассматривался как один из реальных вариантов.

Первый свисток паровоза прозвучал над Ревелем не с восточной, а с западной стороны упраздненных городских укреплений в 1871 году. А еще лет через десять-пятнадцать на углу нынешнего бульвара Мере и улицы Инсенеэри появилась первая постройка.

Был это причтовый дом: жилище настоятеля расположенной совсем неподалеку, буквально — по ту сторону осевшей крепостной стены, православной церкви Николая Чудотворца.

Синематограф Войнова

Не позднее 1882 года он обзавелся соседом: двухэтажным каменным домом, построенным, как и множество зданий той поры, по проекту архитектора Николая Тамма-старшего.

Через двадцать один год хозяином ничем до того не примечательной постройки стал Василий Симеонович Войнов — директор Балтийских маячных мастерских, инженер, механик, изобретатель, владелец двух ревельских синематографов.

21 марта 1913 года он обратился в Городскую управу с просьбой разрешить ему перестройку домовладения — соорудить мощный каменный подвал, простирающийся далеко за линию застройки в сторону крепостных стен Старого города

Он, по задумке Войнова, должен был стать цокольным этажом огромного, без преувеличения, зрительного зала, способного вместить до тысячи трехсот поклонников киноискусства подобных масштабов губернский Ревель доселе не знал.

Оригинально был решен и парадный фасад будущей постройки. Украшенный вставками из майоликовой плитки и кованым металлическим декором, он не имел аналогов в местной архитектуре, будучи похожим, скорее, на особняки дачных районов Петербурга.

Авторство этого оригинального проекта пока не установлено. Как и не установлена причина, заставившая Войнова отказаться от него: открывшийся в декабре 1913 года, кинотеатр был решен в духе вариаций на тему русского классицизма.

Впрочем, об архитектурных достоинствах здания газетчики той поры писали меньше, чем об инженерной стороне дела: каркас двухъярусного балкона, потолок зрительного зала
были смонтированы из железобетонных конструкций.

В пору, когда пожары были главным бичом зрелищных сооружений, выбор Войновым строительного материала был более чем актуален. Именно он, как выяснилось через четверть века, оказался для судьбы здания решающим.

Физкульт-проект

.. ..В повестке дня заседания Таллиннского горисполкома 13 января 1948 года среди прочего значилась и судьба выгоревших руин, высившихся по адресу: бульвар Мере, 10.

При отступлении из города частей Красной армии кто-то из начальства отдал странное распоряжение — уничтожить все имеющиеся в городе кинопленки в здании кинотеатра «Арс», известный, впрочем, и под своим дореволюционным названием «Гранд-Марина».

Огонь быстро перекинулся с целлулоида на внутреннюю отделку помещений — и к моменту вступления в город частей вермахта от здания осталась одна коробка стен. Словно этого было мало, в марте 1944-го в нее попало несколько авиационных бомб.

Инженерный расчет Войнова, к тому времени уже погибшего в сибирской ссылке, оказался безупречным: стены выстояли. Они оказались настолько крепкими, что снос их в ходе работ по очистке Таллинна от развалин был признан нецелесообразным.

Городские власти решили передать их Республиканскому комитету по физической культуре и спорту — для устройства в бывшем кинотеатре крытого плавательного бассейна: архитектор Р. Ныва даже подготовил его проект.
Будь он реализован — Таллинн пополнился бы оригинальной постройкой: фасад времен Войнова предлагалось встроить в массивное здание, внешне похожее на дом Академии наук ЭССР на Театральной площади.

Однако необходимых для воплощения задуманного в жизнь двух с лишним миллионов рублей у физкультурников, по-видимому, не нашлось: обнесенные забором руины ждали своего часа.

Флотский порядок

Ждать, к счастью, пришлось недолго: уже через три года на законсервированную стройплощадку пришли строители. Целые две роты — строители были военными.

Задача перед ними стояла грандиозная: перестроить имеющуюся коробку стен в современное здание Дома офицеров Балтийского флота и завершить работы к двадцатипятилетию создания РККА.

Амбиции были оправданными: в столице ЭССР на тот момент был расквартирован главный штаб Балтийского флота. Ютиться его дому культуры в былых помещениях Ревельского морского офицерского собрания на Ратушной площади явно не подобало.

Возводить здание было решено на добровольные пожертвования — случай в практике социалистического градостроительства, скажем прямо, не слишком распространенный. Денежные переводы пошли от моряков, служивших по всему Балтийскому побережью.

«Сэкономить» решили на проекте: воспользоваться решили типовым, общесоюзным, «военпроектовским», под номером 28. Привязать его к специфическим таллиннским условиям взялся сам его разработчик, архитектор Александр Кузнецов.

Строительное управление Балтийского флота при непосредственном участии Петра Михлина безвозмездно подготовило всю проектную документацию. Руководил ходом работ фронтовик и опытный строитель Петр Бушманов.

Уложиться к намеченной изначально дате, правда, не успели: к лету 1953 года здание на бульваре Мере только подвели под крышу. На отделку и благоустройство территории ушло еще несколько месяцев.

Для всех

Дом офицеров Балтийского флота был торжественно открыт в феврале 1954-го. А в декабре того же года газеты перепечатывали речь Никиты Хрущева, ознаменовавшей начало борьбы с «архитектурными излишествами».

ДОФ оказался практически идеальным объектом для критики: оно воплощало собой идеалы сталинского ампира в хрестоматийном виде — шестиколонный ампирный портик фасада, обилие искусственного мрамора и позолоты в интерьерах, хрустальные люстры…

Открыто он, учитывая «военный» статус учреждения культуры, конечно, не критиковался. Но оказался словно в тени забвения: с шестидесятых годов его изображения исчезают со страниц таллиннских путеводителей и с туристических открыток.

Уникальный интерьер здания, над которым работали специалисты из Москвы и Ленинграда, равно как и фасады, украшенные работами эстонских скульпторов, смогли вновь оценить по достоинству лишь сорок с лишним лет спустя — в середине девяностых.

«Стоя сегодня на сцене, я ощущаю себя не в знакомом давно зале, а словно бы в каком-то дворце или музее, — признавался тогда директор ЦРК Юрий Поляков.
— Но вокруг — не благоговейная музейная тишина, а кипящая с утра до вечера жизнь.»

В нашем доме занимаются творческие коллективы — драматические, хоровые, хореографические, музыкальные, художественные. Проходят концерты, спектакли, выставки, лекции, многочисленные праздники, работают различные студии.

На сцене ЦРК часто гастролируют зарубежные коллективы самых разных музыкальных и драматических направлений. Приходите — наш дом, правильнее сказать, наш общий дом — открыт для всех!»

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!