А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Намерение Таллинна ограничить продажу алкоголя по воскресеньям —лишь слабый отголосок борьбы с «зеленым змием», которая развернулась в Ревеле ровно век тому назад.

… Давно в ревельской Городской думе не было столь многолюдно, как субботним вечером 29 ноября 1914 года.

Депутаты-гласные явились в зал заседаний в полном составе. Все городские издания озаботились и прислали своих корреспондентов. На скамьях для слушателей публика сидела буквально друг у друга на коленях.

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала "Meie Mats". Декабрь 1914 года

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала «Meie Mats». Декабрь 1914 года

Ажиотаж был не случайным: административному центру Эстляндской губернии предстояло решить, станет ли он городом стопроцентной трезвости? А если и станет — все предпосылки к тому имелись,— то с какого момента и до какого времени?

Последнее было особенно актуально, ведь с началом войны, которая не успела обзавестись порядковым номером, но уже получила имя — Мировая, на всей территории Российской империи начала действовать жесткая антиалкогольная политика.

Годы и часы

Связь между вооруженным конфликтом и ограничением на продажу горячительных напитков — похоже, порождение XX столетия. На территории Эстонии — однозначно.

Во всяком случае во время Крымской войны 1853-1856 годов, когда Ревель был спешно подготовлен к ожидавшемуся нападению англофранцузской эскадры, каких либо мер антиалкогольной направленности в городе не применялось.

Впервые торгующие горячительными напитками магазины, лавки и трактиры были закрыты в городе в дни революционных выступлений осенью 1905 года — причем инициатива исходила не от властей, а от народных масс. Во всяком случае газеты писали, что с предложением ограничить продажу алкоголя рабочие старейшины обратились в городское управление, а гласные Городской думы сочли этот шаг «вполне разумным».

Первый в истории Таллинна «сухой закон», ограниченный территорией не только города, но и его ближайших окрестностей, продлился добрых полгода — до весны 1906 года.

Впрочем, любители выпить уже тогда нашли способ обходить запрет: по железной дороге до питейных заведений города Раквере можно было добраться всего-то за три часа.

Местными усилиями

Запрет на розничную продажу всех видов алкогольной продукции вступил в действие на территории Российской империи 31 июля 1914 года в связи с началом всеобщей мобилизации. Уже через месяц стало очевидно:
единовременным армейским призывом дело не ограничится. Для того чтобы не возобновлять ограничение при каждой новой мобилизационной волне, действие его решили продлить до окончания войны.

Царский указ, однако, затрагивал только магазинную и лавочную торговлю: всякий желающий мог отдаться в объятия «зеленого змия», что в фешенебельном ресторане, что в забубенной придорожной корчме, что в буфете театра или синематографа.

Понимая половинчатость подобных мер, органы местного самоуправления начали вводить собственные ограничения: первыми на территории современной Эстонской Республики оказались муниципалитеты Выру и Пярну.

В середине ноября число уездных центров Прибалтийских губерний, запретивших у себя продажу спиртного в заведениях общественного питания и распивочных, пополнилось нынешней латвийской Валмиерой.

В те же дни аналогичный вопрос был внесен в проект повестки дня плановых заседаний ревельской Городской думы. Ближайшее из них должно было состояться 29 ноября.

Серьезное слово

Материал, опубликованный в вышедшем накануне номере газеты «Пяэвалехт», называл предстоящее заседание большим испытанием, пробой силы и экзаменом на аттестат зрелости.

В словах этих не было преувеличения: народным избранникам предстояло не просто пресечь торговлю алкоголя в ресторанах, кафе, корчмах и буфетах, но и, возможно, победить «зеленого змия»… навсегда.

Позиции трезвеннических организаций на заре XX века были достаточно сильны, так что возможность запрета на продажу алкоголя не просто до окончания военных действий, а именно раз и навсегда, рассматривались современниками всерьез.
«Сможет ли наше Городское собрание показать себя на подобающей моменту высоте и открыто сказать свое серьезное слово в наше серьезное время? — писала газета. — Ведь сторонников выпивки среди нас немало и опасения в обществе высоки.

Сдается, что гласным будет нелегко. Но не хочется даже и думать, что избранные от нашего Эстонско-русского блока не пойдут навстречу тому призыву, который звучит ныне по всей России: «Спасите нас от алкоголя!».

Журналист добавил, что, по имеющимся у него сведениям,среди русских и эстонских депутатов царит полное единодушие. Более того — трезвеннические настроения близки иным представителям остзейской оппозиции.

«Потому мы отважимся понадеяться, что Таллиннское городское собрание скажет четко и уверенно: «Хватит пьянства! Довольно этой напасти!», — резюмировал автор.

Остзейские доводы

Заседание Городской думы 29 ноября 1914 года началось с текущих вопросов — обсуждения очередной поломки водопровода и сбора посылок в действующую армию.

Однако участникам заседания и его многочисленным слушателям было ясно: самая захватывающая часть начнется с чтения городским секретарем писем и петиций от частных лиц и общественных организаций по вопросу алкогольной политики.
Таковых набралось множество, но ограничиться решили полудюжиной: от Общества трезвенников «Валвая», работников завода «Вольта», Общества домовладельцев, судоходной компании «Леннук» — последняя просила сделать исключение для пива.

Идея эта была горячо поддержана представителями остзейского блока: среди местного немецкого населения традиционно было немало владельцев и совладельцев пивоварен, которые потеряв части собственных доходов были отнюдь не рады.

«Что мы тут спорим, можно ли пить пиво или нет, — выкрикнул со своего места гласный Розенбаум. — Лучше подумаем над тем, что стоит предпринять с водопроводной водой, дабы она годилась для питья!»

«К чему все эти письма и петиции? — возмущался гласный Кох. — Дайте мне неделю времени, и я соберу куда больше бумаг, на каждой из которой будут стоять сотни и тысячи подписей противников любых ограничений».

Педагог Петровского реального училища фон Вааль напомнил, что город, разумеется, в праве и в силах закрыть питейные заведения на своей территории, но не за городской чертой.

«Народ поедет в пригороды, и деньги, которые могли бы оказаться в виде акцизных сборов в городской казне, потекут в карман мызников», — предупреждал фон Вааль.

Без водочной заботы

«Нынешнее время требует от каждого из нас больших жертв, — парировал гласный эстонско-русской фракции Петерсон. — Неужто и в эти дни мы позволим народу нести последнюю копейку корчмарям?

В том, что здесь активно так выступают против закрытия питейных заведений, нет ничего нового. История показывает, что всякое благое начинание всегда находит тех, кто готов ему сопротивляться.

Когда народ освобождали от крепостничества, мызники уверяли: как, мол, мужички наши бедненькие будут справляться своими силами, без нашей-то о них извечной заботы? Теперь вот те
же господа, небось, думают, что народ без водки не справится?»

На этот выпад адвокат Гирш разразился пространной речью, суть которой сводилась к тому, что сама по себе водка злом не является — всё зависит от того, кто, когда, в какой компании и с какой целью ее пьет. Гласный Пулисаар отметил, что социальная среда не играет решающей роли: если уж ограничивать порядок работы питейных заведений, то во всех разом, не делая разницы между «барскими» и «народными».

Атмосфера стала накаляться, а потому окончательное голосование решили предварить перерывом. Немцы демонстративно остались в зале заседаний, эстонцы и русские уединились в кабинете мэра.

* * *

Около полуночи (без четверти) Городская дума, наконец, смогла прийти к консенсусу: с 1 января 1915 года продажа крепких алкогольных напитков в Ревеле должна была быть прекращена.

Раз и навсегда закрыться в городе должны были все предприятия виноторговли, ренсковые погребки, пивные и трактиры третьего разряда — то есть с товаром самой низкой ценовой категории.

Трактиры второго и первого разрядов, рестораны, буфеты общественных заведений сохранили за собой право продажи «некрепких напитков»: о том, что именно подразумевать под этим понятием, договориться так и не удалось.

Трезвенники восприняли решение народных избранников как недостаточно последовательное, любители выпивки — как излишне радикальное: в отчетах полиции вскоре всё чаще начало фигурировать самогоноварение и тайная торговля «первачом».

«Сухой закон», установленный ровно век тому назад, просуществовал три с лишним года: де-факто отменен был в 1918 году, после взятия Таллинна войсками кайзеровской Германии. Де-юре — уже в независимой Эстонии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!