А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Намерение Таллинна ограничить продажу алкоголя по воскресеньям —лишь слабый отголосок борьбы с «зеленым змием», которая развернулась в Ревеле ровно век тому назад.

… Давно в ревельской Городской думе не было столь многолюдно, как субботним вечером 29 ноября 1914 года.

Депутаты-гласные явились в зал заседаний в полном составе. Все городские издания озаботились и прислали своих корреспондентов. На скамьях для слушателей публика сидела буквально друг у друга на коленях.

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала "Meie Mats". Декабрь 1914 года

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала «Meie Mats». Декабрь 1914 года

Ажиотаж был не случайным: административному центру Эстляндской губернии предстояло решить, станет ли он городом стопроцентной трезвости? А если и станет — все предпосылки к тому имелись,— то с какого момента и до какого времени?

Последнее было особенно актуально, ведь с началом войны, которая не успела обзавестись порядковым номером, но уже получила имя — Мировая, на всей территории Российской империи начала действовать жесткая антиалкогольная политика.

Годы и часы

Связь между вооруженным конфликтом и ограничением на продажу горячительных напитков — похоже, порождение XX столетия. На территории Эстонии — однозначно.

Во всяком случае во время Крымской войны 1853-1856 годов, когда Ревель был спешно подготовлен к ожидавшемуся нападению англофранцузской эскадры, каких либо мер антиалкогольной направленности в городе не применялось.

Впервые торгующие горячительными напитками магазины, лавки и трактиры были закрыты в городе в дни революционных выступлений осенью 1905 года — причем инициатива исходила не от властей, а от народных масс. Во всяком случае газеты писали, что с предложением ограничить продажу алкоголя рабочие старейшины обратились в городское управление, а гласные Городской думы сочли этот шаг «вполне разумным».

Первый в истории Таллинна «сухой закон», ограниченный территорией не только города, но и его ближайших окрестностей, продлился добрых полгода — до весны 1906 года.

Впрочем, любители выпить уже тогда нашли способ обходить запрет: по железной дороге до питейных заведений города Раквере можно было добраться всего-то за три часа.

Местными усилиями

Запрет на розничную продажу всех видов алкогольной продукции вступил в действие на территории Российской империи 31 июля 1914 года в связи с началом всеобщей мобилизации. Уже через месяц стало очевидно:
единовременным армейским призывом дело не ограничится. Для того чтобы не возобновлять ограничение при каждой новой мобилизационной волне, действие его решили продлить до окончания войны.

Царский указ, однако, затрагивал только магазинную и лавочную торговлю: всякий желающий мог отдаться в объятия «зеленого змия», что в фешенебельном ресторане, что в забубенной придорожной корчме, что в буфете театра или синематографа.

Понимая половинчатость подобных мер, органы местного самоуправления начали вводить собственные ограничения: первыми на территории современной Эстонской Республики оказались муниципалитеты Выру и Пярну.

В середине ноября число уездных центров Прибалтийских губерний, запретивших у себя продажу спиртного в заведениях общественного питания и распивочных, пополнилось нынешней латвийской Валмиерой.

В те же дни аналогичный вопрос был внесен в проект повестки дня плановых заседаний ревельской Городской думы. Ближайшее из них должно было состояться 29 ноября.

Серьезное слово

Материал, опубликованный в вышедшем накануне номере газеты «Пяэвалехт», называл предстоящее заседание большим испытанием, пробой силы и экзаменом на аттестат зрелости.

В словах этих не было преувеличения: народным избранникам предстояло не просто пресечь торговлю алкоголя в ресторанах, кафе, корчмах и буфетах, но и, возможно, победить «зеленого змия»… навсегда.

Позиции трезвеннических организаций на заре XX века были достаточно сильны, так что возможность запрета на продажу алкоголя не просто до окончания военных действий, а именно раз и навсегда, рассматривались современниками всерьез.
«Сможет ли наше Городское собрание показать себя на подобающей моменту высоте и открыто сказать свое серьезное слово в наше серьезное время? — писала газета. — Ведь сторонников выпивки среди нас немало и опасения в обществе высоки.

Сдается, что гласным будет нелегко. Но не хочется даже и думать, что избранные от нашего Эстонско-русского блока не пойдут навстречу тому призыву, который звучит ныне по всей России: «Спасите нас от алкоголя!».

Журналист добавил, что, по имеющимся у него сведениям,среди русских и эстонских депутатов царит полное единодушие. Более того — трезвеннические настроения близки иным представителям остзейской оппозиции.

«Потому мы отважимся понадеяться, что Таллиннское городское собрание скажет четко и уверенно: «Хватит пьянства! Довольно этой напасти!», — резюмировал автор.

Остзейские доводы

Заседание Городской думы 29 ноября 1914 года началось с текущих вопросов — обсуждения очередной поломки водопровода и сбора посылок в действующую армию.

Однако участникам заседания и его многочисленным слушателям было ясно: самая захватывающая часть начнется с чтения городским секретарем писем и петиций от частных лиц и общественных организаций по вопросу алкогольной политики.
Таковых набралось множество, но ограничиться решили полудюжиной: от Общества трезвенников «Валвая», работников завода «Вольта», Общества домовладельцев, судоходной компании «Леннук» — последняя просила сделать исключение для пива.

Идея эта была горячо поддержана представителями остзейского блока: среди местного немецкого населения традиционно было немало владельцев и совладельцев пивоварен, которые потеряв части собственных доходов были отнюдь не рады.

«Что мы тут спорим, можно ли пить пиво или нет, — выкрикнул со своего места гласный Розенбаум. — Лучше подумаем над тем, что стоит предпринять с водопроводной водой, дабы она годилась для питья!»

«К чему все эти письма и петиции? — возмущался гласный Кох. — Дайте мне неделю времени, и я соберу куда больше бумаг, на каждой из которой будут стоять сотни и тысячи подписей противников любых ограничений».

Педагог Петровского реального училища фон Вааль напомнил, что город, разумеется, в праве и в силах закрыть питейные заведения на своей территории, но не за городской чертой.

«Народ поедет в пригороды, и деньги, которые могли бы оказаться в виде акцизных сборов в городской казне, потекут в карман мызников», — предупреждал фон Вааль.

Без водочной заботы

«Нынешнее время требует от каждого из нас больших жертв, — парировал гласный эстонско-русской фракции Петерсон. — Неужто и в эти дни мы позволим народу нести последнюю копейку корчмарям?

В том, что здесь активно так выступают против закрытия питейных заведений, нет ничего нового. История показывает, что всякое благое начинание всегда находит тех, кто готов ему сопротивляться.

Когда народ освобождали от крепостничества, мызники уверяли: как, мол, мужички наши бедненькие будут справляться своими силами, без нашей-то о них извечной заботы? Теперь вот те
же господа, небось, думают, что народ без водки не справится?»

На этот выпад адвокат Гирш разразился пространной речью, суть которой сводилась к тому, что сама по себе водка злом не является — всё зависит от того, кто, когда, в какой компании и с какой целью ее пьет. Гласный Пулисаар отметил, что социальная среда не играет решающей роли: если уж ограничивать порядок работы питейных заведений, то во всех разом, не делая разницы между «барскими» и «народными».

Атмосфера стала накаляться, а потому окончательное голосование решили предварить перерывом. Немцы демонстративно остались в зале заседаний, эстонцы и русские уединились в кабинете мэра.

* * *

Около полуночи (без четверти) Городская дума, наконец, смогла прийти к консенсусу: с 1 января 1915 года продажа крепких алкогольных напитков в Ревеле должна была быть прекращена.

Раз и навсегда закрыться в городе должны были все предприятия виноторговли, ренсковые погребки, пивные и трактиры третьего разряда — то есть с товаром самой низкой ценовой категории.

Трактиры второго и первого разрядов, рестораны, буфеты общественных заведений сохранили за собой право продажи «некрепких напитков»: о том, что именно подразумевать под этим понятием, договориться так и не удалось.

Трезвенники восприняли решение народных избранников как недостаточно последовательное, любители выпивки — как излишне радикальное: в отчетах полиции вскоре всё чаще начало фигурировать самогоноварение и тайная торговля «первачом».

«Сухой закон», установленный ровно век тому назад, просуществовал три с лишним года: де-факто отменен был в 1918 году, после взятия Таллинна войсками кайзеровской Германии. Де-юре — уже в независимой Эстонии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!