А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Намерение Таллинна ограничить продажу алкоголя по воскресеньям —лишь слабый отголосок борьбы с «зеленым змием», которая развернулась в Ревеле ровно век тому назад.

… Давно в ревельской Городской думе не было столь многолюдно, как субботним вечером 29 ноября 1914 года.

Депутаты-гласные явились в зал заседаний в полном составе. Все городские издания озаботились и прислали своих корреспондентов. На скамьях для слушателей публика сидела буквально друг у друга на коленях.

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала "Meie Mats". Декабрь 1914 года

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала «Meie Mats». Декабрь 1914 года

Ажиотаж был не случайным: административному центру Эстляндской губернии предстояло решить, станет ли он городом стопроцентной трезвости? А если и станет — все предпосылки к тому имелись,— то с какого момента и до какого времени?

Последнее было особенно актуально, ведь с началом войны, которая не успела обзавестись порядковым номером, но уже получила имя — Мировая, на всей территории Российской империи начала действовать жесткая антиалкогольная политика.

Годы и часы

Связь между вооруженным конфликтом и ограничением на продажу горячительных напитков — похоже, порождение XX столетия. На территории Эстонии — однозначно.

Во всяком случае во время Крымской войны 1853-1856 годов, когда Ревель был спешно подготовлен к ожидавшемуся нападению англофранцузской эскадры, каких либо мер антиалкогольной направленности в городе не применялось.

Впервые торгующие горячительными напитками магазины, лавки и трактиры были закрыты в городе в дни революционных выступлений осенью 1905 года — причем инициатива исходила не от властей, а от народных масс. Во всяком случае газеты писали, что с предложением ограничить продажу алкоголя рабочие старейшины обратились в городское управление, а гласные Городской думы сочли этот шаг «вполне разумным».

Первый в истории Таллинна «сухой закон», ограниченный территорией не только города, но и его ближайших окрестностей, продлился добрых полгода — до весны 1906 года.

Впрочем, любители выпить уже тогда нашли способ обходить запрет: по железной дороге до питейных заведений города Раквере можно было добраться всего-то за три часа.

Местными усилиями

Запрет на розничную продажу всех видов алкогольной продукции вступил в действие на территории Российской империи 31 июля 1914 года в связи с началом всеобщей мобилизации. Уже через месяц стало очевидно:
единовременным армейским призывом дело не ограничится. Для того чтобы не возобновлять ограничение при каждой новой мобилизационной волне, действие его решили продлить до окончания войны.

Царский указ, однако, затрагивал только магазинную и лавочную торговлю: всякий желающий мог отдаться в объятия «зеленого змия», что в фешенебельном ресторане, что в забубенной придорожной корчме, что в буфете театра или синематографа.

Понимая половинчатость подобных мер, органы местного самоуправления начали вводить собственные ограничения: первыми на территории современной Эстонской Республики оказались муниципалитеты Выру и Пярну.

В середине ноября число уездных центров Прибалтийских губерний, запретивших у себя продажу спиртного в заведениях общественного питания и распивочных, пополнилось нынешней латвийской Валмиерой.

В те же дни аналогичный вопрос был внесен в проект повестки дня плановых заседаний ревельской Городской думы. Ближайшее из них должно было состояться 29 ноября.

Серьезное слово

Материал, опубликованный в вышедшем накануне номере газеты «Пяэвалехт», называл предстоящее заседание большим испытанием, пробой силы и экзаменом на аттестат зрелости.

В словах этих не было преувеличения: народным избранникам предстояло не просто пресечь торговлю алкоголя в ресторанах, кафе, корчмах и буфетах, но и, возможно, победить «зеленого змия»… навсегда.

Позиции трезвеннических организаций на заре XX века были достаточно сильны, так что возможность запрета на продажу алкоголя не просто до окончания военных действий, а именно раз и навсегда, рассматривались современниками всерьез.
«Сможет ли наше Городское собрание показать себя на подобающей моменту высоте и открыто сказать свое серьезное слово в наше серьезное время? — писала газета. — Ведь сторонников выпивки среди нас немало и опасения в обществе высоки.

Сдается, что гласным будет нелегко. Но не хочется даже и думать, что избранные от нашего Эстонско-русского блока не пойдут навстречу тому призыву, который звучит ныне по всей России: «Спасите нас от алкоголя!».

Журналист добавил, что, по имеющимся у него сведениям,среди русских и эстонских депутатов царит полное единодушие. Более того — трезвеннические настроения близки иным представителям остзейской оппозиции.

«Потому мы отважимся понадеяться, что Таллиннское городское собрание скажет четко и уверенно: «Хватит пьянства! Довольно этой напасти!», — резюмировал автор.

Остзейские доводы

Заседание Городской думы 29 ноября 1914 года началось с текущих вопросов — обсуждения очередной поломки водопровода и сбора посылок в действующую армию.

Однако участникам заседания и его многочисленным слушателям было ясно: самая захватывающая часть начнется с чтения городским секретарем писем и петиций от частных лиц и общественных организаций по вопросу алкогольной политики.
Таковых набралось множество, но ограничиться решили полудюжиной: от Общества трезвенников «Валвая», работников завода «Вольта», Общества домовладельцев, судоходной компании «Леннук» — последняя просила сделать исключение для пива.

Идея эта была горячо поддержана представителями остзейского блока: среди местного немецкого населения традиционно было немало владельцев и совладельцев пивоварен, которые потеряв части собственных доходов были отнюдь не рады.

«Что мы тут спорим, можно ли пить пиво или нет, — выкрикнул со своего места гласный Розенбаум. — Лучше подумаем над тем, что стоит предпринять с водопроводной водой, дабы она годилась для питья!»

«К чему все эти письма и петиции? — возмущался гласный Кох. — Дайте мне неделю времени, и я соберу куда больше бумаг, на каждой из которой будут стоять сотни и тысячи подписей противников любых ограничений».

Педагог Петровского реального училища фон Вааль напомнил, что город, разумеется, в праве и в силах закрыть питейные заведения на своей территории, но не за городской чертой.

«Народ поедет в пригороды, и деньги, которые могли бы оказаться в виде акцизных сборов в городской казне, потекут в карман мызников», — предупреждал фон Вааль.

Без водочной заботы

«Нынешнее время требует от каждого из нас больших жертв, — парировал гласный эстонско-русской фракции Петерсон. — Неужто и в эти дни мы позволим народу нести последнюю копейку корчмарям?

В том, что здесь активно так выступают против закрытия питейных заведений, нет ничего нового. История показывает, что всякое благое начинание всегда находит тех, кто готов ему сопротивляться.

Когда народ освобождали от крепостничества, мызники уверяли: как, мол, мужички наши бедненькие будут справляться своими силами, без нашей-то о них извечной заботы? Теперь вот те
же господа, небось, думают, что народ без водки не справится?»

На этот выпад адвокат Гирш разразился пространной речью, суть которой сводилась к тому, что сама по себе водка злом не является — всё зависит от того, кто, когда, в какой компании и с какой целью ее пьет. Гласный Пулисаар отметил, что социальная среда не играет решающей роли: если уж ограничивать порядок работы питейных заведений, то во всех разом, не делая разницы между «барскими» и «народными».

Атмосфера стала накаляться, а потому окончательное голосование решили предварить перерывом. Немцы демонстративно остались в зале заседаний, эстонцы и русские уединились в кабинете мэра.

* * *

Около полуночи (без четверти) Городская дума, наконец, смогла прийти к консенсусу: с 1 января 1915 года продажа крепких алкогольных напитков в Ревеле должна была быть прекращена.

Раз и навсегда закрыться в городе должны были все предприятия виноторговли, ренсковые погребки, пивные и трактиры третьего разряда — то есть с товаром самой низкой ценовой категории.

Трактиры второго и первого разрядов, рестораны, буфеты общественных заведений сохранили за собой право продажи «некрепких напитков»: о том, что именно подразумевать под этим понятием, договориться так и не удалось.

Трезвенники восприняли решение народных избранников как недостаточно последовательное, любители выпивки — как излишне радикальное: в отчетах полиции вскоре всё чаще начало фигурировать самогоноварение и тайная торговля «первачом».

«Сухой закон», установленный ровно век тому назад, просуществовал три с лишним года: де-факто отменен был в 1918 году, после взятия Таллинна войсками кайзеровской Германии. Де-юре — уже в независимой Эстонии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!