А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина
Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Намерение Таллинна ограничить продажу алкоголя по воскресеньям —лишь слабый отголосок борьбы с «зеленым змием», которая развернулась в Ревеле ровно век тому назад.

… Давно в ревельской Городской думе не было столь многолюдно, как субботним вечером 29 ноября 1914 года.

Депутаты-гласные явились в зал заседаний в полном составе. Все городские издания озаботились и прислали своих корреспондентов. На скамьях для слушателей публика сидела буквально друг у друга на коленях.

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала "Meie Mats". Декабрь 1914 года

Владельцы питейных заведений и пропойцы — жертвы решения Городской думы. Карикатура из журнала «Meie Mats». Декабрь 1914 года

Ажиотаж был не случайным: административному центру Эстляндской губернии предстояло решить, станет ли он городом стопроцентной трезвости? А если и станет — все предпосылки к тому имелись,— то с какого момента и до какого времени?

Последнее было особенно актуально, ведь с началом войны, которая не успела обзавестись порядковым номером, но уже получила имя — Мировая, на всей территории Российской империи начала действовать жесткая антиалкогольная политика.

Годы и часы

Связь между вооруженным конфликтом и ограничением на продажу горячительных напитков — похоже, порождение XX столетия. На территории Эстонии — однозначно.

Во всяком случае во время Крымской войны 1853-1856 годов, когда Ревель был спешно подготовлен к ожидавшемуся нападению англофранцузской эскадры, каких либо мер антиалкогольной направленности в городе не применялось.

Впервые торгующие горячительными напитками магазины, лавки и трактиры были закрыты в городе в дни революционных выступлений осенью 1905 года — причем инициатива исходила не от властей, а от народных масс. Во всяком случае газеты писали, что с предложением ограничить продажу алкоголя рабочие старейшины обратились в городское управление, а гласные Городской думы сочли этот шаг «вполне разумным».

Первый в истории Таллинна «сухой закон», ограниченный территорией не только города, но и его ближайших окрестностей, продлился добрых полгода — до весны 1906 года.

Впрочем, любители выпить уже тогда нашли способ обходить запрет: по железной дороге до питейных заведений города Раквере можно было добраться всего-то за три часа.

Местными усилиями

Запрет на розничную продажу всех видов алкогольной продукции вступил в действие на территории Российской империи 31 июля 1914 года в связи с началом всеобщей мобилизации. Уже через месяц стало очевидно:
единовременным армейским призывом дело не ограничится. Для того чтобы не возобновлять ограничение при каждой новой мобилизационной волне, действие его решили продлить до окончания войны.

Царский указ, однако, затрагивал только магазинную и лавочную торговлю: всякий желающий мог отдаться в объятия «зеленого змия», что в фешенебельном ресторане, что в забубенной придорожной корчме, что в буфете театра или синематографа.

Понимая половинчатость подобных мер, органы местного самоуправления начали вводить собственные ограничения: первыми на территории современной Эстонской Республики оказались муниципалитеты Выру и Пярну.

В середине ноября число уездных центров Прибалтийских губерний, запретивших у себя продажу спиртного в заведениях общественного питания и распивочных, пополнилось нынешней латвийской Валмиерой.

В те же дни аналогичный вопрос был внесен в проект повестки дня плановых заседаний ревельской Городской думы. Ближайшее из них должно было состояться 29 ноября.

Серьезное слово

Материал, опубликованный в вышедшем накануне номере газеты «Пяэвалехт», называл предстоящее заседание большим испытанием, пробой силы и экзаменом на аттестат зрелости.

В словах этих не было преувеличения: народным избранникам предстояло не просто пресечь торговлю алкоголя в ресторанах, кафе, корчмах и буфетах, но и, возможно, победить «зеленого змия»… навсегда.

Позиции трезвеннических организаций на заре XX века были достаточно сильны, так что возможность запрета на продажу алкоголя не просто до окончания военных действий, а именно раз и навсегда, рассматривались современниками всерьез.
«Сможет ли наше Городское собрание показать себя на подобающей моменту высоте и открыто сказать свое серьезное слово в наше серьезное время? — писала газета. — Ведь сторонников выпивки среди нас немало и опасения в обществе высоки.

Сдается, что гласным будет нелегко. Но не хочется даже и думать, что избранные от нашего Эстонско-русского блока не пойдут навстречу тому призыву, который звучит ныне по всей России: «Спасите нас от алкоголя!».

Журналист добавил, что, по имеющимся у него сведениям,среди русских и эстонских депутатов царит полное единодушие. Более того — трезвеннические настроения близки иным представителям остзейской оппозиции.

«Потому мы отважимся понадеяться, что Таллиннское городское собрание скажет четко и уверенно: «Хватит пьянства! Довольно этой напасти!», — резюмировал автор.

Остзейские доводы

Заседание Городской думы 29 ноября 1914 года началось с текущих вопросов — обсуждения очередной поломки водопровода и сбора посылок в действующую армию.

Однако участникам заседания и его многочисленным слушателям было ясно: самая захватывающая часть начнется с чтения городским секретарем писем и петиций от частных лиц и общественных организаций по вопросу алкогольной политики.
Таковых набралось множество, но ограничиться решили полудюжиной: от Общества трезвенников «Валвая», работников завода «Вольта», Общества домовладельцев, судоходной компании «Леннук» — последняя просила сделать исключение для пива.

Идея эта была горячо поддержана представителями остзейского блока: среди местного немецкого населения традиционно было немало владельцев и совладельцев пивоварен, которые потеряв части собственных доходов были отнюдь не рады.

«Что мы тут спорим, можно ли пить пиво или нет, — выкрикнул со своего места гласный Розенбаум. — Лучше подумаем над тем, что стоит предпринять с водопроводной водой, дабы она годилась для питья!»

«К чему все эти письма и петиции? — возмущался гласный Кох. — Дайте мне неделю времени, и я соберу куда больше бумаг, на каждой из которой будут стоять сотни и тысячи подписей противников любых ограничений».

Педагог Петровского реального училища фон Вааль напомнил, что город, разумеется, в праве и в силах закрыть питейные заведения на своей территории, но не за городской чертой.

«Народ поедет в пригороды, и деньги, которые могли бы оказаться в виде акцизных сборов в городской казне, потекут в карман мызников», — предупреждал фон Вааль.

Без водочной заботы

«Нынешнее время требует от каждого из нас больших жертв, — парировал гласный эстонско-русской фракции Петерсон. — Неужто и в эти дни мы позволим народу нести последнюю копейку корчмарям?

В том, что здесь активно так выступают против закрытия питейных заведений, нет ничего нового. История показывает, что всякое благое начинание всегда находит тех, кто готов ему сопротивляться.

Когда народ освобождали от крепостничества, мызники уверяли: как, мол, мужички наши бедненькие будут справляться своими силами, без нашей-то о них извечной заботы? Теперь вот те
же господа, небось, думают, что народ без водки не справится?»

На этот выпад адвокат Гирш разразился пространной речью, суть которой сводилась к тому, что сама по себе водка злом не является — всё зависит от того, кто, когда, в какой компании и с какой целью ее пьет. Гласный Пулисаар отметил, что социальная среда не играет решающей роли: если уж ограничивать порядок работы питейных заведений, то во всех разом, не делая разницы между «барскими» и «народными».

Атмосфера стала накаляться, а потому окончательное голосование решили предварить перерывом. Немцы демонстративно остались в зале заседаний, эстонцы и русские уединились в кабинете мэра.

* * *

Около полуночи (без четверти) Городская дума, наконец, смогла прийти к консенсусу: с 1 января 1915 года продажа крепких алкогольных напитков в Ревеле должна была быть прекращена.

Раз и навсегда закрыться в городе должны были все предприятия виноторговли, ренсковые погребки, пивные и трактиры третьего разряда — то есть с товаром самой низкой ценовой категории.

Трактиры второго и первого разрядов, рестораны, буфеты общественных заведений сохранили за собой право продажи «некрепких напитков»: о том, что именно подразумевать под этим понятием, договориться так и не удалось.

Трезвенники восприняли решение народных избранников как недостаточно последовательное, любители выпивки — как излишне радикальное: в отчетах полиции вскоре всё чаще начало фигурировать самогоноварение и тайная торговля «первачом».

«Сухой закон», установленный ровно век тому назад, просуществовал три с лишним года: де-факто отменен был в 1918 году, после взятия Таллинна войсками кайзеровской Германии. Де-юре — уже в независимой Эстонии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!