А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно девяносто лет тому назад судьба эстонской государственности оказалась подвешенной на волоске: «раздувание пожара мировой революции» могло начаться именно с Таллинна.

Четыре десятка убитых в перестрелке, сотня вынесенных смертных приговоров, переориентация внешнеторговых отношений, усиление финансирования армии и… решение освещать улицы столицы от заката до рассвета, без оглядки на луну.

Таков бесславный итог трагической попытки силой направить довоенную Эстонскую Республику на «социалистический путь развития» — Перводекабрьского восстания 1924 года.

Оружие и элементы обмундирования эстонской армии, изъятые у участников восстания.

Оружие и элементы обмундирования эстонской армии, изъятые у участников восстания.

Зыбкое благополучие

«До сих пор эта страна была одним из благополучных уголков не только Европы, но и всего мира, — писали «Последние известия». — Здесь вот уже пять лет не было никаких потрясений».

Публицист явно преувеличивал: «таинственным островом одной из фантазий Бенуа, загородившимся занавесью эфира от всех бед и напастей окружающего мира» Эстония первой половины двадцатых годов не была точно.

Конечно, бесконечных передач из рук «красных» в руки «белых» Таллинну, в отличие от соседних Риги или Вильнюса, не говоря уже о Минске или Киеве, переживать не довелось, но социальный антагонизм в обществе определенно присутствовал.

Значительная часть местных жителей, разделявшая коммунистические идеалы, после разгрома Эстляндской трудовой коммуны нашла прибежище в РСФСР. Однако и в формально «буржуазной» ЭР левые идеи были весьма сильны.

Под контролем коммунистов находился, в частности, Центральный совет профсоюзов Таллинна, издавались не только нелегальные, но и совершенно официальные коммунистические издания.

Самое удивительное, что формально компартия была запрещена, а члены ее — преследовались. Но, выступая под различными названиями, коммунисты имели десять мест в Рийгикогу.

Раненные при обороне Военного министерства в Центральном госпитале вооруженных сил.

Раненные при обороне Военного министерства в Центральном госпитале вооруженных сил.

До гудка

В августе 1924 года лидеры Эстонской компартии, проживающие в Ленинграде, обратились к руководству ВКП(б) с официальным заявлением: в Эстонии назрела революционная ситуация.

Российские большевики, воспринимавшие в ту пору идею «мировой революции, радостной и скорой» как внешнеполитическую доктрину советского государства, не замедлили откликнуться готовностью помочь в технической стороне вопроса.

Решить исход дела должны были мобильные ударные группы из десяти-пятнадцати местных жителей. Руководить ими должны были профессиональные военные — в РККА служило на тот момент достаточное число этнических эстонцев.
Согласно ленинской формуле, под контроль восставшие должны были взять прежде всего почту, телеграф, телефон. После этого — захватить правительственные учреждения, вокзалы и казармы.

Сильна была вера и в то, что к восстанию обязательно присоединятся широкие массы пролетариев, только и ждущих момента взять власть в свои руки с помощью многоопытных наставников.

Продумано было всё — вплоть до символики даты начала восстания: «заря новой жизни» должна была взойти ранним утром первого рабочего дня новой недели — понедельника, 1 декабря. В четверть шестого — ровно за пятнадцать минут до того как над Таллинном прозвучит первый фабричный гудок.

Не по плану

Проще всего оказалось взять Главпочтамт: ударная группа из десяти человек с удивлением для себя обнаружила, что даже полицейского поста в здании не было.

Удача явно сопутствовала заговорщикам и при захвате двух воинских частей — танкового дивизиона и дивизиона лётного, причем часть гарнизона последнего перешла на сторону восставших.

После непродолжительного сопротивления удалось захватить оба столичных вокзала — Балтийский и узкоколейный Вильяндиский. Боевые группы оперативно заняли замок Тоомпеа и квартиру главы государства.

А вот дальше события стали развиваться совсем не по сценарию, составленному в «штабе революции». Попытка захватить здание Военного министерства вылилась в настоящий бой, с применением гранат — правительственные войска отбили атаку.

Атака на казармы конной полиции захлебнулась, а попытка захватить офицерское училище в Тонди, начавшаяся с откровенной резни спящих кадетов, завершилась тем, что оборонявшимся удалось взять в плен нападавших.

Не оправдались планы освобождения находившихся в следственной тюрьме обвиняемых в рамках так называемого «Процесса 149 коммунистов», тянувшегося с начала ноября.

Но самый позорный провал ожидал «революционеров» у ворот мебельной фабрики Лютера: пришедшие на проходную рабочие задержали агитаторов и вызвали на место полицию.

Трагика и фарс

Драматизм и подлинный трагизм причудливо сочетались на таллиннских улицах девяностолетней давности с элементами какого-то гиньоля, черного фарса, а порой — и откровенной курьезности.

Безусловным героизмом можно посчитать поступок министра путей сообщения Карла Карка, получившего известие о том, что прибытие поездов в столицу задерживается, и лично отправившегося на вокзал прояснить ситуацию и убитого там заговорщиками.

Нелепой выглядит смерть инспектора Немецкой гимназии, располагавшейся в здании напротив Домской церкви: боевики задержали его автомобиль на подъезде к Тоомпеа, приняли за какого-то крупного министра-капиталиста и расстреляли в упор.

История освобождения Главпочтамта, напротив, выглядит готовым сценарием для кинобоевика: генерал Эрнст Пыддер выпивает с приятелями в офицерском казино, слышит стстрельбу на улице, зовет товарищей, и ввязывается в перестрелку…

«Четверть часа — и на улицу Вене подтягивается бронеавтомобиль, его команда выдвигает большевикам ультиматум, те понимают, что их карта бита, и выходят из здания с поднятыми руками.

Еще более бесславным оказалось поведение группы, планировавшей захватить власть в Пярну: будущие «народные комиссары» переругались за места в органах власти и действовать совместно не смогли.

Горькая польза

«В эти дни общественное мнение страны окрашено в три цвета-настроения, — писал на страницах «Последних известий» публицист А. Черниговский. — Это цвета эстонского патриотизма, цвета-символы Эстонии, особенно яркие в настоящий момент.

Белым цветом честных и чистых идеалов культуры и права, которые никто и ничто не может поколебать, осквернить и уничтожить, окрашено сознание всего народа на другой день после злодейского покушения на эти идеалы.

Черным трауром одета опечаленная потерями народная мысль. Я думаю: долг местной русской эмиграции и русского офицерства, всего русского населения вложиться душой в чествование памяти погибших, послать на их похороны и наши молитвы, депутации и венки.

А синий цвет высокого неба говорит душе народной о Боге, который не оставляет и не оставит страну, только что явив силу своей руки в избавлении Эстонии от грозящей ей красной опасности…»

* * *

Эстонская пресса была настроена не столь патетически, зато значительно более радикально: высказывались предложения, например, запретить деятельность на территории Эстонской Республики всех советских внешнеторговых фирм и даже — заморозить дипотношения с СССР.

«Тоомпеа должен задуматься — сколько может продолжаться политическая манера, особенно распространившаяся в последние годы, при которой никто ни за что не отвечает?! — размышляла «Vaba Маа». — Может быть, стоит всерьез взвесить — не пора ли «снять с рук бархатные перчатки»?

Урок, преподнесенный в понедельник, был скорбен, но это был полезный урок. Возможно, он откроет глаза тем, кто до самого последнего момента не желал видеть очевидное. Возможно, он впишет новую страницу в историю нашего мирного развития. Это было бы полезным».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!