А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

История эстонских библиотек была издана лет пятнадцать назад; история библиотечных зданий Эстонии не написана до сих пор. Но достойный зачинатель для ее таллиннского раздела имеется — дом по адресу: Олевимяги, 8.

У типовых библиотечных пристроек к многоэтажкам таллиннских новостроек, модернистского корпуса Библиотеки Пяэскюла и настоящего «книжного замка» на Тынисмяги — один предок.

Трехэтажный неоготический дом на бывшей Брокусовой горе: здание Публичной библиотеки Ревельского морского офицерского собрания, распахнувшее перед читателями двери ровно сто десять лет назад — в декабре 1904 года.

Таллин, Олевимяги 8.  Tallinn, Olevimägi 8.

Таллин, Олевимяги 8. Tallinn, Olevimägi 8.

Церковь и важня

Книги в Таллинне читали, ценили и коллекционировали издревле — по крайней мере с середины XIII столетия, когда на территории будущего Нижнего города появились первые монашеские обители.
После победы Реформации книжные собрания упраздненных монастырей перешли к городским церквям: библиотека прихода Олевисте, считающаяся далекой предшественницей нынешней Академической, была основана в 1552 году.

На протяжении более чем двух столетий она по сути выполняла функции городской: в частности, ее собранием активно пользовались преподаватели Ревельской гимназии, ныне носящей имя своего создателя, шведского короля Густава II Адольфа.

Восемнадцатый век принес в Эстляндию общеевропейскую моду на коммерческие библиотеки: их, как правило, основывали книготорговцы. Пионером в Ревеле стал Йохан Кристьян Алле, опубликовавший библиотечный каталог в 1777 году.

Платной были и услуги Эстляндской публичной библиотеки, приступившей к обслуживанию читателей в декабре 1825 года: ежегодная стоимость пользования составляла пять рублей ассигнациями, или полтора — серебром.

Собственных помещений библиотека не имела пойдя навстречу читающей публике, магистрат выделил под ее нужды пустующий второй этаж важни — палаты городских весов на нынешней Ратушной площади.

Вскорости после открытия

Если история немецких библиотек Ревеля отслеживается без особого труда, эстонских — чуть сложнее, то вот изучением формирования местных книжных собраний на русском языке до сих пор, похоже, не занимался никто.

На протяжении первых ста лет российской власти ревельское русскоговорящее население было немногочисленным, небогатым, и, вероятно, не шибко грамотным: особой нужды в специальных библиотеках оно попросту не испытывало.

Известен курьезный случай: на поступившее в 1839 году из столицы предложение оформить подписку на посмертное издание Пушкина магистрат ответил отказом — литератор «von Pushkin» был здешним обывателям совершенно незнаком.

Судя по библиотечным каталогам, если какая русскоязычная литература и пользовалась в городе популярностью, то периодическая, профессиональная: «Журнал министерства
народного просвещения», например. Или «Мануфактурные и горнозаводские известия».

Инициатива создания очага русской книжности в немецком по духу городе исходила от военнослужащих: создание собственной библиотеки значилось среди основных приоритетов Ревельского морского офицерского собрания.

Дата его основания известна — 1851 год. А вот когда при нем начал формироваться библиотечный фонд — не помнили уже и сто лет назад. Современники отмечали только: произошло это вскорости после открытия офицерского клуба

Тысячи томов

Книжный фонд поначалу собирали в буквальном смысле с миру по нитке: приобретая издания по подписке и принимая отдельные книги в дар от покидавших Ревель по окончании морской службы офицеров.

Усилия не прошли даром — за четыре десятилетия библиотека Морского офицерского собрания насчитывала несколько тысяч томов, причем большая часть их была не узкоспециальной литературой, а беллетристикой — переводной и собственно русской.

Последняя была представлена почти девятью десятками имен. Разброс авторов завораживает: от памятных ныне разве что только литературоведам Авенариуса и графа Салиаса до включенных в современную школьную программу Чехова и Короленко.

Широко представлены были и классики: Фонвизин, Державин, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Островский, Достоевский, Салтыков-Щедрин, Тургенев, Толстой. Были и книги авторов, писавших о Ревеле непосредственно,

— Бестужева-Марлинского и Лескова. Любителей периодики ждали подшивки «Вестника Европы», «Русского богатства», «Нивы», «Живописного обозрения», выходящего и по сей день «Вокруг света».

На руки читателям выдавалось не более шести изданий одновременно, но было разрешено записываться кандидатами по книгам, находящимся на руках, а также еще недоставленным в город по подписке.

Очень уютно

Изначально книжное собрание было сугубо клубным — и потому размещалось в одном из залов Морского офицерского собрания на Ратушной площади — нынешнем Доме учителя.

Попасть в него цивильному обывателю «с улицы» было непросто: после того как библиотека стала общедоступной, ей пришлось переехать в частный дом по адресу: Никольская, 38 — на теперешнюю улицу Вене.

«Помещение очень чистенькое, — писали о нем в начале 1893 года «Ревельские известия». — Вас, конечно, не поразит ни величина шкапов, далеко не доходящих до потолка, ни обширность помещения, занимающего, однако, две комнаты. В одной находится читальня с разложенными на столах ее, кроме газет и журналов, многими справочными книгами. Немного, кажется, впрочем, темновато — но где не темно у нас в Ревеле?»

Газета поясняла: окна читальни выходят во двор, но видела в этом дополнительное преимущество. «Она изолирована от шума улицы, и там вы можете поместиться очень уютно», — признавал корреспондент.

Воля Вульфа

Умилительный тон издания надо понимать, был близок не всем — уже на рубеже ХIХ-ХХ веков встал вопрос о переезде библиотеки в новое, более просторное помещение, а то и о сооружении для нее специального здания.

Ревелю повезло: комендантом порта в тот момент был контр-адмирал Павел Николаевич Вульф — тот самый, которому город обязан возведением памятника затонувшему броненосцу береговой обороны «Русалка».

Человек деятельный, он не только поддерживал на страницах газет идею строительства для библиотеки Морского офицерского собрания представительного дома, но и посодействовал выделению под будущую стройку бесплатного земельного участка.

Располагался он на Брокусовой горе: нынешний таллиннец, пожалуй, и не распознает в ней улочку Олевимяги, сбегающую от улицы Пикк, если двигаться по ней из центра к Большим морским воротам, круто вниз и направо.

Здесь, буквально в двух шагах от основной торговой артерии ганзейского Ревеля, но всё же — в стороне от представительных гильдейских домов и жилищ зажиточных бюргеров, традиционно располагались подсобные строения — склады и амбары.

Один из них (судя по чертежу 1894 года построенный приблизительно в одно время с пакгаузом на площади Вана-Тург и амбаром, подарившим название уличке Айда) находился во владении морского ведомства с ХVIII столетия.
Изначально в нем, по всей вероятности, хранили зерно, позже, как и в собратьях-соседях, — парусину и канаты. Сто лет назад здание было огромным «гардеробом», наполненным флотскими шинелями.

«Мундирному магазину», как официально именовался военно-морской склад в начале XX века, предстояло переехать из центра города в гавань. Его зданию — превратиться в библиотечное.

Намек на современность

Сложно сказать, почему «Ревельские известия», ревностно отслеживающие и куда как менее значительные события в жизни местного русского населения, отразило открытие Морской библиотеки лишь кратким объявлением.

«Завтра, в воскресенье, 5 декабря, в два часа дня состоится освящение нового здания и открытие читального зала, — сообщало издание. — Здание построено в новом стиле по проекту инженера капитана А.Л. Дубова и находится на Брокусовой горе под номером 8».

Дата, безусловно, была выбрана неспроста: на следующий день в Российской империи отмечалось не только тезоименитство царствующего монарха, но и день Николая-угодника, покровителя мореплавателей — Николы зимнего.

Менее понятно, что заставило журналиста написать о «современности» облика здания: перепевы средневековой архитектуры, причем не местной, а «условно-западноевропейской» стали одним из последних в городе обращений к неоготике.

Отголоски активно входящего в моду стиля модерн можно, правда, отыскать, в облике входных дверей. И в переосмыслении некогда конструктивного элемента — кованого стенного анкура — в чисто декоративный элемент, читающийся как «говорящий символ».

Выполнен он в виде двух перекрещенных между собой морских якорей: явный намек на то, что здание, фасад которого они украшают, имеет к флоту самое непосредственное отношение.

***

В новых помещениях библиотека Морского офицерского собрания просуществовала неполных полтора десятилетия — до начала 1918 года

Следующие двадцать с небольшим лет в здании размещались различные службы военно-морского ведомства Эстонской Республики, сразу после Второй мировой войны — Балтийского флота.

В семидесятые годы в дом на Олевимяги, 8 въехал Патентный отдел Технической библиотеки ЭССР. Сменив название, она располагалась в нем до самого последнего времени.

Ныне в доме с коваными якорями на фасаде, вроде бы, располагаются учебные мастерские Образовательного коллегиума Старого города Но выглядит он при этом как-то уж очень сиротливо.

Что абсолютно незаслуженно. Так как старейшее в Таллинне здание, построенное специально для библиотечных нужд, уж мемориальной таблички-то на стене достойно — вне всякого сомнения.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!