А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

История эстонских библиотек была издана лет пятнадцать назад; история библиотечных зданий Эстонии не написана до сих пор. Но достойный зачинатель для ее таллиннского раздела имеется — дом по адресу: Олевимяги, 8.

У типовых библиотечных пристроек к многоэтажкам таллиннских новостроек, модернистского корпуса Библиотеки Пяэскюла и настоящего «книжного замка» на Тынисмяги — один предок.

Трехэтажный неоготический дом на бывшей Брокусовой горе: здание Публичной библиотеки Ревельского морского офицерского собрания, распахнувшее перед читателями двери ровно сто десять лет назад — в декабре 1904 года.

Таллин, Олевимяги 8.  Tallinn, Olevimägi 8.

Таллин, Олевимяги 8. Tallinn, Olevimägi 8.

Церковь и важня

Книги в Таллинне читали, ценили и коллекционировали издревле — по крайней мере с середины XIII столетия, когда на территории будущего Нижнего города появились первые монашеские обители.
После победы Реформации книжные собрания упраздненных монастырей перешли к городским церквям: библиотека прихода Олевисте, считающаяся далекой предшественницей нынешней Академической, была основана в 1552 году.

На протяжении более чем двух столетий она по сути выполняла функции городской: в частности, ее собранием активно пользовались преподаватели Ревельской гимназии, ныне носящей имя своего создателя, шведского короля Густава II Адольфа.

Восемнадцатый век принес в Эстляндию общеевропейскую моду на коммерческие библиотеки: их, как правило, основывали книготорговцы. Пионером в Ревеле стал Йохан Кристьян Алле, опубликовавший библиотечный каталог в 1777 году.

Платной были и услуги Эстляндской публичной библиотеки, приступившей к обслуживанию читателей в декабре 1825 года: ежегодная стоимость пользования составляла пять рублей ассигнациями, или полтора — серебром.

Собственных помещений библиотека не имела пойдя навстречу читающей публике, магистрат выделил под ее нужды пустующий второй этаж важни — палаты городских весов на нынешней Ратушной площади.

Вскорости после открытия

Если история немецких библиотек Ревеля отслеживается без особого труда, эстонских — чуть сложнее, то вот изучением формирования местных книжных собраний на русском языке до сих пор, похоже, не занимался никто.

На протяжении первых ста лет российской власти ревельское русскоговорящее население было немногочисленным, небогатым, и, вероятно, не шибко грамотным: особой нужды в специальных библиотеках оно попросту не испытывало.

Известен курьезный случай: на поступившее в 1839 году из столицы предложение оформить подписку на посмертное издание Пушкина магистрат ответил отказом — литератор «von Pushkin» был здешним обывателям совершенно незнаком.

Судя по библиотечным каталогам, если какая русскоязычная литература и пользовалась в городе популярностью, то периодическая, профессиональная: «Журнал министерства
народного просвещения», например. Или «Мануфактурные и горнозаводские известия».

Инициатива создания очага русской книжности в немецком по духу городе исходила от военнослужащих: создание собственной библиотеки значилось среди основных приоритетов Ревельского морского офицерского собрания.

Дата его основания известна — 1851 год. А вот когда при нем начал формироваться библиотечный фонд — не помнили уже и сто лет назад. Современники отмечали только: произошло это вскорости после открытия офицерского клуба

Тысячи томов

Книжный фонд поначалу собирали в буквальном смысле с миру по нитке: приобретая издания по подписке и принимая отдельные книги в дар от покидавших Ревель по окончании морской службы офицеров.

Усилия не прошли даром — за четыре десятилетия библиотека Морского офицерского собрания насчитывала несколько тысяч томов, причем большая часть их была не узкоспециальной литературой, а беллетристикой — переводной и собственно русской.

Последняя была представлена почти девятью десятками имен. Разброс авторов завораживает: от памятных ныне разве что только литературоведам Авенариуса и графа Салиаса до включенных в современную школьную программу Чехова и Короленко.

Широко представлены были и классики: Фонвизин, Державин, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Островский, Достоевский, Салтыков-Щедрин, Тургенев, Толстой. Были и книги авторов, писавших о Ревеле непосредственно,

— Бестужева-Марлинского и Лескова. Любителей периодики ждали подшивки «Вестника Европы», «Русского богатства», «Нивы», «Живописного обозрения», выходящего и по сей день «Вокруг света».

На руки читателям выдавалось не более шести изданий одновременно, но было разрешено записываться кандидатами по книгам, находящимся на руках, а также еще недоставленным в город по подписке.

Очень уютно

Изначально книжное собрание было сугубо клубным — и потому размещалось в одном из залов Морского офицерского собрания на Ратушной площади — нынешнем Доме учителя.

Попасть в него цивильному обывателю «с улицы» было непросто: после того как библиотека стала общедоступной, ей пришлось переехать в частный дом по адресу: Никольская, 38 — на теперешнюю улицу Вене.

«Помещение очень чистенькое, — писали о нем в начале 1893 года «Ревельские известия». — Вас, конечно, не поразит ни величина шкапов, далеко не доходящих до потолка, ни обширность помещения, занимающего, однако, две комнаты. В одной находится читальня с разложенными на столах ее, кроме газет и журналов, многими справочными книгами. Немного, кажется, впрочем, темновато — но где не темно у нас в Ревеле?»

Газета поясняла: окна читальни выходят во двор, но видела в этом дополнительное преимущество. «Она изолирована от шума улицы, и там вы можете поместиться очень уютно», — признавал корреспондент.

Воля Вульфа

Умилительный тон издания надо понимать, был близок не всем — уже на рубеже ХIХ-ХХ веков встал вопрос о переезде библиотеки в новое, более просторное помещение, а то и о сооружении для нее специального здания.

Ревелю повезло: комендантом порта в тот момент был контр-адмирал Павел Николаевич Вульф — тот самый, которому город обязан возведением памятника затонувшему броненосцу береговой обороны «Русалка».

Человек деятельный, он не только поддерживал на страницах газет идею строительства для библиотеки Морского офицерского собрания представительного дома, но и посодействовал выделению под будущую стройку бесплатного земельного участка.

Располагался он на Брокусовой горе: нынешний таллиннец, пожалуй, и не распознает в ней улочку Олевимяги, сбегающую от улицы Пикк, если двигаться по ней из центра к Большим морским воротам, круто вниз и направо.

Здесь, буквально в двух шагах от основной торговой артерии ганзейского Ревеля, но всё же — в стороне от представительных гильдейских домов и жилищ зажиточных бюргеров, традиционно располагались подсобные строения — склады и амбары.

Один из них (судя по чертежу 1894 года построенный приблизительно в одно время с пакгаузом на площади Вана-Тург и амбаром, подарившим название уличке Айда) находился во владении морского ведомства с ХVIII столетия.
Изначально в нем, по всей вероятности, хранили зерно, позже, как и в собратьях-соседях, — парусину и канаты. Сто лет назад здание было огромным «гардеробом», наполненным флотскими шинелями.

«Мундирному магазину», как официально именовался военно-морской склад в начале XX века, предстояло переехать из центра города в гавань. Его зданию — превратиться в библиотечное.

Намек на современность

Сложно сказать, почему «Ревельские известия», ревностно отслеживающие и куда как менее значительные события в жизни местного русского населения, отразило открытие Морской библиотеки лишь кратким объявлением.

«Завтра, в воскресенье, 5 декабря, в два часа дня состоится освящение нового здания и открытие читального зала, — сообщало издание. — Здание построено в новом стиле по проекту инженера капитана А.Л. Дубова и находится на Брокусовой горе под номером 8».

Дата, безусловно, была выбрана неспроста: на следующий день в Российской империи отмечалось не только тезоименитство царствующего монарха, но и день Николая-угодника, покровителя мореплавателей — Николы зимнего.

Менее понятно, что заставило журналиста написать о «современности» облика здания: перепевы средневековой архитектуры, причем не местной, а «условно-западноевропейской» стали одним из последних в городе обращений к неоготике.

Отголоски активно входящего в моду стиля модерн можно, правда, отыскать, в облике входных дверей. И в переосмыслении некогда конструктивного элемента — кованого стенного анкура — в чисто декоративный элемент, читающийся как «говорящий символ».

Выполнен он в виде двух перекрещенных между собой морских якорей: явный намек на то, что здание, фасад которого они украшают, имеет к флоту самое непосредственное отношение.

***

В новых помещениях библиотека Морского офицерского собрания просуществовала неполных полтора десятилетия — до начала 1918 года

Следующие двадцать с небольшим лет в здании размещались различные службы военно-морского ведомства Эстонской Республики, сразу после Второй мировой войны — Балтийского флота.

В семидесятые годы в дом на Олевимяги, 8 въехал Патентный отдел Технической библиотеки ЭССР. Сменив название, она располагалась в нем до самого последнего времени.

Ныне в доме с коваными якорями на фасаде, вроде бы, располагаются учебные мастерские Образовательного коллегиума Старого города Но выглядит он при этом как-то уж очень сиротливо.

Что абсолютно незаслуженно. Так как старейшее в Таллинне здание, построенное специально для библиотечных нужд, уж мемориальной таблички-то на стене достойно — вне всякого сомнения.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!