А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Традиция масленичных карнавалов на таллиннских улицах прервалась после церковной Реформации. «Маскарадное» же начало в их застройке, похоже, неистребимо.

«Маскироваться» под всё что угодно таллиннские здания начали, похоже, задолго до того, как в обиход архитекторов и художественных критиков вошел мудреный термин — постмодернизм.

Самый известный таллиннский «комод» — Дом искусств на площади Вабадузе.

Самый известный таллиннский «комод» — Дом искусств на площади Вабадузе.

Мебельные ассоциации

По запросу «дом-комод» поисковая система Интернета направляет по адресу Москва, улица Покровка, 22 — легендарная резиденция Апраксиных-Трубецких.

С образчиками вычурного растрелливеского барокко как было негусто в Ревеле XVIII века, так в современном Таллинне и осталось. Но со зданиями, навевающими скорее мебельные, чем архитектурные ассоциации в столице Эстонии, все в полном порядке.

Начало традиции, похоже, положил архитектор Александр Владовский: оскорбленный тем, что парламент решили в 1920 году строить не по его проекту, он подметил сходство фасада Рийгикогу с «грузным сундуком допетровской работы».

Правда, ощутить это возможно только оказавшись во внутреннем дворе замка Тоомпеа — месте, скажем прямо, не самом проходном. Другое дело — площадь Вабадузе на которую к концу первой четверти прошлого столетия переместился центр города.

Формирование северного фронта ее застройки началось с возведения в 1934 году Дома искусств — едва ли не первого представительного здания столицы новоиспеченной республики, решенного в духе радикального функционализма.

Не подготовленные к столь минималистическому архитектурному языку горожане немедленно окрестили постройку «комодом искусств», хотя, из-за сплошного остекления центральной части, она больше похожа на сервант.

Бытовал в речи довоенных таллиннцев и «комод Урла»: семиэтажный «небоскреб», выстроенный домовладельцем с той же фамилией по адресу Пярнуское шоссе, 7 в тот же самый год, что и Дом искусств на площади Свободы.

Здесь сходство с предметом комнатной обстановки усиливал остекленный ленточный эркер второго этажа, тянущийся по всему фасаду: горожанам он напоминал ящик комода, не задвинутый до конца.

Дом-корабль на углу Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси.

Дом-корабль на углу Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси.

Корабельная архитектоника

Гильдия брюссельских судовладельцев в ансамбле тамошней Ратушной площади определяется безошибочно: фасад ее, своим силуэтом и декором, копирует корму галеона.

В Таллинне, городе, расположенном к морскому побережье километров на сто ближе бельгийской столицы, на архитектурные элементы подобного рода решились не во времена Рубенса, а тремя веками позже.

Дом на развилке улицы Роозикрантси и Пярнуского шоссе, был возведен в 1935 году отнюдь не владельцем пароходной компании. Но ассоциации с разрезающим волны носом корабля наводит он однозначные.

Таллиннские зубоскалы, впрочем, окрестили его всего-навсего «утюгом» — словно предчувствовали, что через шесть десятилетий в городе появится здание, которое будет неофициально наречено «Титаником». Не исключено, что на выбор прозвища офисному центру KaWe Hlazza, возведенному на узком участке между опять-таки Пярнуским шоссе и улицей Татари, оказал влияние одноименный фильм.

А может — цилиндр металлической трубы на крыше: при ледяном северном ветре дым из них клубится над зданием не хуже, чем над плывущим по океанским просторам лайнером.

Сходство еще больше усиливается, если на закрепленном на торце здания флагштоке развивается рекламный вымпел — ни дать ни взять корабельный гюйс.

Шутки с бастионами

Таллинский горхолл

Таллинский горхолл

Художественные критики именовали открывшийся летом 1980 года нынешний Горхолл «бастионом северной культуры». Метафора красивая, но не единственная из возможных: на ступенчатый шумерский зиккурат он похож, скажем прямо, больше.

Вполне себе «всамделишный» бастион был возведен в Таллинне лет на семь позже, когда свои двери перед посетителями распахнул комплекс административных и производственных зданий Эксплуатационного управления Старого города.

Целый городок двухэтажных построек в духе постмодернизма различим только со двора — пешеходу или пассажиру идущего по бульвару Пыхья трамвая открывается вид на суровое фортификационное сооружение, выстроенное лет триста тому назад.

Снаружи — «бастион», внутри — целый городок различных построек.

Снаружи — «бастион», внутри — целый городок различных построек.

Так оно, собственно и есть: контур внешних, уличных стен и высота здания в точности повторяет очертания бастиона у Малых морских ворот, выстроенного по проекту фортификатора Эрика Дальберга, утвержденному в 1687 году.

Идею архитекторов Эрки Крейса и Калле Рыымуса понять несложно: возрождая внешнюю «оболочку» снесенного в 1867 году фортификационного сооружения шведских времен, они вписали современное здание в исторический контекст идеально.

Правда, от иронии со стороны коллег это не спасло: в профессиональных кругах постройку стали называть «Рыымус-бастионом». То ли — по фамилии одного из соавторов, то ли — в смысле бастион «Веселый», то есть — шуточный, ненастоящий.

Вкусная традиция

Бесплатные путеводители по Таллинну, преимущественно — на английском языке, выпущенные в первой половине девяностых годов, усиленно сравнивали здание на развилке улицы Лийвалайа и Тартуского шоссе с… именинным тортом. Источник «гастрономического» сравнения очевиден: аналогичным кулинарным изделием, преподнесенным Польше к юбилею провозглашения ПНР в подарок советскими товарищами, варшавяне называли собственный Дворец науки.

Жилой дом работников таллиннского завода «Двигатель», сданный в эксплуатацию в 1956 году, тоже решен в духе сталинского классицизма и даже увенчан шпилем, но все же куда как скромнее и менее «аппетитен» знаменитой варшавской высотки.

Какое здание действительно похоже в Таллинне на перегруженный разнообразными украшениями кремовый торт — так это дом, выстроенный «килечным королем» Василием Деминым на углу нынешних улиц Виру и Вене в третьей четверти ХIХ века.

Сходство это стало очевидным после проведенной полтора десятилетия тому назад реставрации, вернувшей зданию изначальный розовый цвет: белый гипсовый декор смотрится на нем украшениями, выполненными то ли из марципана, то ли из безе.

Слева — брусок масла, справа — головка сыра: Пальдиское шоссе, 107

Слева — брусок масла, справа — головка сыра: Пальдиское шоссе, 107

Меньше известно о существовании в столице дома из… сыра То есть, конечно же, не из настоящего сыра «дырявая» структура этого продукта удачно, а главное — совершенно осознанно — сымитирована на стене офисного здания в Кристийне. Точный адрес сокровенной «архитектурной мечты» всех городских мышей — Палдиское шоссе, 107: здесь расположено таллиннское представительство зарегистрированной на Сааремаа фирмы Pinus.

Занимается она производством молочных продуктов, прежде всего — масла и сыра. Пожалуй, более весомой их рекламы, чем облик столичной конторы, представить невозможно.

***

…К «архитектурному маскараду — в профессиональных кругах принято относиться без особой симпатии. В нем, зачастую, склонны видеть лишь слабость изначального зодческого замысла. Но с точки зрения рядового горожанина, здания, вольно или не вольно стремящиеся выглядеть не совсем тем, чем являются на самом деле, уличный пейзаж разнообразят.

Остается только понадеяться, что традиция их строительства не прервется: без забавных архитектурых курьезов жизнь, право, была бы слишком серьезной.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!