А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Образчик позднесоветской архитектуры малых форм, неожиданно ставший известным вне профессиональных кругов, уходит в историю, но обещает вернуться к тал­линнцам самым характерным своим элементом.

Здание, на протяжении большей части своей биографии известное разве что окрестным жителям, за считанные дни до своего сноса попадает в сюжеты теленовостей и на первые полосы газет: случай в таллиннской практике не то чтобы слишком тривиальный, но…

Архитектор Лембит Альясте не задумывался об эффектном виде на телебашню, но и представить себе «обрастание» своего творения рыночными прилавками не мог.

Архитектор Лембит Альясте не задумывался об эффектном виде на телебашню, но и представить себе «обрастание» своего творения рыночными прилавками не мог.

Но — прецедент создан: комплекс торговых павильонов по адресу: Линнамяэ теэ, 59 и 61, уступающий на этой неделе место для строительства крупнейшего в Ласнамяэ супермаркета, уже точно не сгинет без следа.

Кампания по спасению самого выра­зительного акцента мини-ансамбля — пяти декоративных арок—развернутая волонтерами из объединения Lasnaidee, обещает сохранить их для потомков.

На новом месте, не исключено — в новом качестве, они смогут послужить памятником не только ревнителям их сохранения, но, что значительно важ­нее, — архитекторам-градостроителям Ласнамяэ.

Задумка и реализация

Самую населенную часть города со­временной столицы Эстонии впервые собирались застраивать давно: более ста лет назад.

Проект «Большого Таллинна», разработанный в 1913 году гением финского модерна Элиэлем Саариненом, предполагал возведение здесь представительного жилого района с Художественным музеем и Оперной площадью.

Первая мировая война и революция эти планы перечеркнули: масштабное строительство на Ласнамяэ началось шестьдесят лет спустя: план архитек­торов Марта Порта, Малль Меэлак и Олега Жемчугова был принят к реали­зации в 1973-м.

Уже через десять лет стало ясно: обеспечив таллиннцев жильем, они не удосужились придать району уют и то, что принято называть «человеческим измерением», — карикатуры на «камен­ные джунгли Ласнамяэ» публиковались на страницах прессы открыто.

О том, что построенному Ласнамяэ не хватает построек «с человеческим измерением», писалось открыто. Винить планировщиков нет нужды: возможности своего времени не по­зволили им разом воплотить в жизнь всё из задуманного — главная компо­зиционная ось проекта, заглубленная автомагистраль, была реализована с опозданием почти на десятилетие.

Одновременно с началом работ по ее сооружению в начале восьмидесятых годов на повестку дня встал вопрос организации городского пространства по обе стороны улицы — мостов над проезжей частью, остановок обще­ственного транспорта, магазинов.

Торговый комплекс на территории тогдашнего VI микрорайона — нынеш­него Прийсле — было решено строить весной 1983 года. Проектирование его было поручено архитектору Лембиту Альясте.

Подчеркнутый модернизм

Уроженец Ксйла, выпускник Таллинн­ского политехнического института Лембит Альясте принадлежал к перво­му поколению собственно советских архитекторов Эстонии: родившийся в год начала Второй мировой, он рос и формировался уже в ЭССР.

Ощутить в своем творчестве диктат помпезного сталинского ампира по­слевоенных годов он, попросту в силу возраста, не успел — а потому работал в духе «реабилитированного» при Хрущеве конструктивизма, смело экс­периментируя с материалами и формой.

Новизной и подчеркнутым модер­низмом веет от составленного им в середине шестидесятых годов проекта застройки квартала между улицами Харью и Рюйтли, где планировалось построить корпуса Эстонского художе­ственного музея.

Переосмыслением даже не местного довоенного баухауза, и работ россий­ских архитекторов времен авангарда двадцатых годов можно считать жилые дома на начальном отрезке Палдиского шоссе, расположенные к проезжей части торцом.

Многоквартирный дом на улице Лийвалайа с торговыми и библиотеч­ными помещениями на первом этаже, универсальный магазин «Котка» в Лас­намяэ и административно-торговый комплекс на остановке «Нурменуку» в Ыйсмяэ — тоже работы Альясте.

Активно строил он и за пределами столицы: два частных жилых дома на тартуской улице Выру, например, даже взяты несколько лет тому назад под государственную охрану—как ценные образчики индивидуального жилищ­ного строительства семидесятых годов.

Альясте экспериментировал в духе даже не довоенного баухуаза, а советского конструктивизма двадцатых.

Торговый и административный центр VI микрорайона, пожалуй, стал для архитектора вехой на пути пере­хода от модернизма к пост-модернизму: радикальная функциональность начала сочетаться с декором.

Штрихи эпохи

Пять арок, соединяющие между собой симметрично расположенные павильо­ны, никакой конструктивной нагрузки не несут. Зато несут эмоциональную: придают приземистому сооружению воздушность и легкость.

Черты, ценимые всегда, а в сугубо утилитарной, по большому счету, по стройке — прежде всего: в пресловутых

«каменных джунглях» словно появлял­ся каркас гигантской галереи-перголы — вроде тех, что восстановлены ныне в верхнем саду Кадриоргского дворца.

Коллеги Альясте вспоминают: изна­чально архитектор даже и не задумы­вался, что сквозь арки откроется вид на маячащую где-то вдали, на заднем плане иглу таллиннской телебашни, — находка эта оказалась из числа сов­падений случайных, но счастливых.

Свободно стоящие бетонные арки несут не функциональную, а чисто эмоциональную нагрузку. Арки связывали между собой симметричные корпуса, в одном из которых было намечено разместить продовольственный универсам и бар-кафетерий, в другой — магазин бытовой химии.

Комплекс включал в себя также пункт приема стеклотары, обще­ственный туалет, отделение милиции, контору ЖКХ, два встроенных ларька для летней торговли квасом и кругло­годичной — мороженым.

Еще одна характерная черта — запланированный пункт приема утиля и макулатуры: живое свидетельство эпохи, когда лозунг «Экономика должна быть экономной» воспринимался без тени иронии.

Намеревался Альясте провести озе­ленение комплекса и обустроить на его территории места для отдыха. А также — соединить его тоннелем с противоположной стороной автомагистрали.

Закат на рассвете

Проекты, хранящиеся в архиве Таллиннского департамента планиро­вания, датированы 1984 годом. Однако к реализации намеченного строители приступили года через два-три.

В эксплуатацию объект был сдан то ли только на самом закате десятилетия, то ли на заре следующего. Во всяком случае, архитектору так и не довелось увидеть его завершенным: Лембит Альясте скончался в 1989 году.

Свободно стоящие бетонные арки несут не функциональную, а чисто эмоциональную нагрузку.

Что было дальше — подробно объяснять, пожалуй, нет необходимости: смена государственного строя и экономической модели — время для реализации былых масштабных задумок, мягко говоря, не самое благоприятное.

Как в калейдоскопе, в торговых павильонах на Прийсле замелькали арендаторы — от филиала первого в Эстонии частного коммерческого банка до питейных заведений совсем уж сомнительных репутации и ассор­тимента.

Комплекс ветшал, обрастая насмешливыми прозвищами, — за сходство бетонных арок с мотивом заставки сверхпопулярного в начале девяностых телесериала их нарекли «Ласнамяэской Санта-Барбарой».

Правда, жизнь под их сенью с киносказкой о заокеанских страстях ничего общего не имела: пустующие помещения стали привлекать любителей выпить, а за ними — асоциалов и наркоманов.

Неудивительно, что в конце концов городские власти приняли решение ликвидировать рассадник антисанитарии и криминала, выделив его земельный участок под новое строительство.

Сложно представить

Едва ли не у большинства нынешних горожан стремление спасти четыре бетонные арки вызывает, в лучшем случае, недоумение, а порой — и открытый протест: дескать, делать больше нечего, как сохранять эдакое уродство.

Не будем спешить с выводами Вспомним, как без малого сто лет на одноименно по причине ветхости и притягательности для бродяг, был разобран на дрова так называемый «торговый холл», на Русском рынке — нынешней площади Виру.

Пережил бы он Вторую мировую войну — вопрос сам по себе открытый, но сохранившийся до наших дней комплекс лавок и павильонов был бы диковинкой Таллинна, не мене ценной, чем знаменитый деревянный вокзал в Хаапсалу.

Станут ли пять бетонных арок, перенесенные метров на двести от 6удущего супермаркета «Маxima XXX — общепризнанной достопримечательностью Таллинна спустя неполный век — загадывать сложно.

Но хочется верить, что демонти­руемые на этой неделе, они обяза­тельно вознесутся в небо Ласнамяэ вновь. Ведь без них облик бывшего VI микрорайона представить, пожалуй, сложно.

 

Йосеф Кац

Столица











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!