А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Образчик позднесоветской архитектуры малых форм, неожиданно ставший известным вне профессиональных кругов, уходит в историю, но обещает вернуться к тал­линнцам самым характерным своим элементом.

Здание, на протяжении большей части своей биографии известное разве что окрестным жителям, за считанные дни до своего сноса попадает в сюжеты теленовостей и на первые полосы газет: случай в таллиннской практике не то чтобы слишком тривиальный, но…

Архитектор Лембит Альясте не задумывался об эффектном виде на телебашню, но и представить себе «обрастание» своего творения рыночными прилавками не мог.

Архитектор Лембит Альясте не задумывался об эффектном виде на телебашню, но и представить себе «обрастание» своего творения рыночными прилавками не мог.

Но — прецедент создан: комплекс торговых павильонов по адресу: Линнамяэ теэ, 59 и 61, уступающий на этой неделе место для строительства крупнейшего в Ласнамяэ супермаркета, уже точно не сгинет без следа.

Кампания по спасению самого выра­зительного акцента мини-ансамбля — пяти декоративных арок—развернутая волонтерами из объединения Lasnaidee, обещает сохранить их для потомков.

На новом месте, не исключено — в новом качестве, они смогут послужить памятником не только ревнителям их сохранения, но, что значительно важ­нее, — архитекторам-градостроителям Ласнамяэ.

Задумка и реализация

Самую населенную часть города со­временной столицы Эстонии впервые собирались застраивать давно: более ста лет назад.

Проект «Большого Таллинна», разработанный в 1913 году гением финского модерна Элиэлем Саариненом, предполагал возведение здесь представительного жилого района с Художественным музеем и Оперной площадью.

Первая мировая война и революция эти планы перечеркнули: масштабное строительство на Ласнамяэ началось шестьдесят лет спустя: план архитек­торов Марта Порта, Малль Меэлак и Олега Жемчугова был принят к реали­зации в 1973-м.

Уже через десять лет стало ясно: обеспечив таллиннцев жильем, они не удосужились придать району уют и то, что принято называть «человеческим измерением», — карикатуры на «камен­ные джунгли Ласнамяэ» публиковались на страницах прессы открыто.

О том, что построенному Ласнамяэ не хватает построек «с человеческим измерением», писалось открыто. Винить планировщиков нет нужды: возможности своего времени не по­зволили им разом воплотить в жизнь всё из задуманного — главная компо­зиционная ось проекта, заглубленная автомагистраль, была реализована с опозданием почти на десятилетие.

Одновременно с началом работ по ее сооружению в начале восьмидесятых годов на повестку дня встал вопрос организации городского пространства по обе стороны улицы — мостов над проезжей частью, остановок обще­ственного транспорта, магазинов.

Торговый комплекс на территории тогдашнего VI микрорайона — нынеш­него Прийсле — было решено строить весной 1983 года. Проектирование его было поручено архитектору Лембиту Альясте.

Подчеркнутый модернизм

Уроженец Ксйла, выпускник Таллинн­ского политехнического института Лембит Альясте принадлежал к перво­му поколению собственно советских архитекторов Эстонии: родившийся в год начала Второй мировой, он рос и формировался уже в ЭССР.

Ощутить в своем творчестве диктат помпезного сталинского ампира по­слевоенных годов он, попросту в силу возраста, не успел — а потому работал в духе «реабилитированного» при Хрущеве конструктивизма, смело экс­периментируя с материалами и формой.

Новизной и подчеркнутым модер­низмом веет от составленного им в середине шестидесятых годов проекта застройки квартала между улицами Харью и Рюйтли, где планировалось построить корпуса Эстонского художе­ственного музея.

Переосмыслением даже не местного довоенного баухауза, и работ россий­ских архитекторов времен авангарда двадцатых годов можно считать жилые дома на начальном отрезке Палдиского шоссе, расположенные к проезжей части торцом.

Многоквартирный дом на улице Лийвалайа с торговыми и библиотеч­ными помещениями на первом этаже, универсальный магазин «Котка» в Лас­намяэ и административно-торговый комплекс на остановке «Нурменуку» в Ыйсмяэ — тоже работы Альясте.

Активно строил он и за пределами столицы: два частных жилых дома на тартуской улице Выру, например, даже взяты несколько лет тому назад под государственную охрану—как ценные образчики индивидуального жилищ­ного строительства семидесятых годов.

Альясте экспериментировал в духе даже не довоенного баухуаза, а советского конструктивизма двадцатых.

Торговый и административный центр VI микрорайона, пожалуй, стал для архитектора вехой на пути пере­хода от модернизма к пост-модернизму: радикальная функциональность начала сочетаться с декором.

Штрихи эпохи

Пять арок, соединяющие между собой симметрично расположенные павильо­ны, никакой конструктивной нагрузки не несут. Зато несут эмоциональную: придают приземистому сооружению воздушность и легкость.

Черты, ценимые всегда, а в сугубо утилитарной, по большому счету, по стройке — прежде всего: в пресловутых

«каменных джунглях» словно появлял­ся каркас гигантской галереи-перголы — вроде тех, что восстановлены ныне в верхнем саду Кадриоргского дворца.

Коллеги Альясте вспоминают: изна­чально архитектор даже и не задумы­вался, что сквозь арки откроется вид на маячащую где-то вдали, на заднем плане иглу таллиннской телебашни, — находка эта оказалась из числа сов­падений случайных, но счастливых.

Свободно стоящие бетонные арки несут не функциональную, а чисто эмоциональную нагрузку. Арки связывали между собой симметричные корпуса, в одном из которых было намечено разместить продовольственный универсам и бар-кафетерий, в другой — магазин бытовой химии.

Комплекс включал в себя также пункт приема стеклотары, обще­ственный туалет, отделение милиции, контору ЖКХ, два встроенных ларька для летней торговли квасом и кругло­годичной — мороженым.

Еще одна характерная черта — запланированный пункт приема утиля и макулатуры: живое свидетельство эпохи, когда лозунг «Экономика должна быть экономной» воспринимался без тени иронии.

Намеревался Альясте провести озе­ленение комплекса и обустроить на его территории места для отдыха. А также — соединить его тоннелем с противоположной стороной автомагистрали.

Закат на рассвете

Проекты, хранящиеся в архиве Таллиннского департамента планиро­вания, датированы 1984 годом. Однако к реализации намеченного строители приступили года через два-три.

В эксплуатацию объект был сдан то ли только на самом закате десятилетия, то ли на заре следующего. Во всяком случае, архитектору так и не довелось увидеть его завершенным: Лембит Альясте скончался в 1989 году.

Свободно стоящие бетонные арки несут не функциональную, а чисто эмоциональную нагрузку.

Что было дальше — подробно объяснять, пожалуй, нет необходимости: смена государственного строя и экономической модели — время для реализации былых масштабных задумок, мягко говоря, не самое благоприятное.

Как в калейдоскопе, в торговых павильонах на Прийсле замелькали арендаторы — от филиала первого в Эстонии частного коммерческого банка до питейных заведений совсем уж сомнительных репутации и ассор­тимента.

Комплекс ветшал, обрастая насмешливыми прозвищами, — за сходство бетонных арок с мотивом заставки сверхпопулярного в начале девяностых телесериала их нарекли «Ласнамяэской Санта-Барбарой».

Правда, жизнь под их сенью с киносказкой о заокеанских страстях ничего общего не имела: пустующие помещения стали привлекать любителей выпить, а за ними — асоциалов и наркоманов.

Неудивительно, что в конце концов городские власти приняли решение ликвидировать рассадник антисанитарии и криминала, выделив его земельный участок под новое строительство.

Сложно представить

Едва ли не у большинства нынешних горожан стремление спасти четыре бетонные арки вызывает, в лучшем случае, недоумение, а порой — и открытый протест: дескать, делать больше нечего, как сохранять эдакое уродство.

Не будем спешить с выводами Вспомним, как без малого сто лет на одноименно по причине ветхости и притягательности для бродяг, был разобран на дрова так называемый «торговый холл», на Русском рынке — нынешней площади Виру.

Пережил бы он Вторую мировую войну — вопрос сам по себе открытый, но сохранившийся до наших дней комплекс лавок и павильонов был бы диковинкой Таллинна, не мене ценной, чем знаменитый деревянный вокзал в Хаапсалу.

Станут ли пять бетонных арок, перенесенные метров на двести от 6удущего супермаркета «Маxima XXX — общепризнанной достопримечательностью Таллинна спустя неполный век — загадывать сложно.

Но хочется верить, что демонти­руемые на этой неделе, они обяза­тельно вознесутся в небо Ласнамяэ вновь. Ведь без них облик бывшего VI микрорайона представить, пожалуй, сложно.

 

Йосеф Кац

Столица











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!