А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Образчик позднесоветской архитектуры малых форм, неожиданно ставший известным вне профессиональных кругов, уходит в историю, но обещает вернуться к тал­линнцам самым характерным своим элементом.

Здание, на протяжении большей части своей биографии известное разве что окрестным жителям, за считанные дни до своего сноса попадает в сюжеты теленовостей и на первые полосы газет: случай в таллиннской практике не то чтобы слишком тривиальный, но…

Архитектор Лембит Альясте не задумывался об эффектном виде на телебашню, но и представить себе «обрастание» своего творения рыночными прилавками не мог.

Архитектор Лембит Альясте не задумывался об эффектном виде на телебашню, но и представить себе «обрастание» своего творения рыночными прилавками не мог.

Но — прецедент создан: комплекс торговых павильонов по адресу: Линнамяэ теэ, 59 и 61, уступающий на этой неделе место для строительства крупнейшего в Ласнамяэ супермаркета, уже точно не сгинет без следа.

Кампания по спасению самого выра­зительного акцента мини-ансамбля — пяти декоративных арок—развернутая волонтерами из объединения Lasnaidee, обещает сохранить их для потомков.

На новом месте, не исключено — в новом качестве, они смогут послужить памятником не только ревнителям их сохранения, но, что значительно важ­нее, — архитекторам-градостроителям Ласнамяэ.

Задумка и реализация

Самую населенную часть города со­временной столицы Эстонии впервые собирались застраивать давно: более ста лет назад.

Проект «Большого Таллинна», разработанный в 1913 году гением финского модерна Элиэлем Саариненом, предполагал возведение здесь представительного жилого района с Художественным музеем и Оперной площадью.

Первая мировая война и революция эти планы перечеркнули: масштабное строительство на Ласнамяэ началось шестьдесят лет спустя: план архитек­торов Марта Порта, Малль Меэлак и Олега Жемчугова был принят к реали­зации в 1973-м.

Уже через десять лет стало ясно: обеспечив таллиннцев жильем, они не удосужились придать району уют и то, что принято называть «человеческим измерением», — карикатуры на «камен­ные джунгли Ласнамяэ» публиковались на страницах прессы открыто.

О том, что построенному Ласнамяэ не хватает построек «с человеческим измерением», писалось открыто. Винить планировщиков нет нужды: возможности своего времени не по­зволили им разом воплотить в жизнь всё из задуманного — главная компо­зиционная ось проекта, заглубленная автомагистраль, была реализована с опозданием почти на десятилетие.

Одновременно с началом работ по ее сооружению в начале восьмидесятых годов на повестку дня встал вопрос организации городского пространства по обе стороны улицы — мостов над проезжей частью, остановок обще­ственного транспорта, магазинов.

Торговый комплекс на территории тогдашнего VI микрорайона — нынеш­него Прийсле — было решено строить весной 1983 года. Проектирование его было поручено архитектору Лембиту Альясте.

Подчеркнутый модернизм

Уроженец Ксйла, выпускник Таллинн­ского политехнического института Лембит Альясте принадлежал к перво­му поколению собственно советских архитекторов Эстонии: родившийся в год начала Второй мировой, он рос и формировался уже в ЭССР.

Ощутить в своем творчестве диктат помпезного сталинского ампира по­слевоенных годов он, попросту в силу возраста, не успел — а потому работал в духе «реабилитированного» при Хрущеве конструктивизма, смело экс­периментируя с материалами и формой.

Новизной и подчеркнутым модер­низмом веет от составленного им в середине шестидесятых годов проекта застройки квартала между улицами Харью и Рюйтли, где планировалось построить корпуса Эстонского художе­ственного музея.

Переосмыслением даже не местного довоенного баухауза, и работ россий­ских архитекторов времен авангарда двадцатых годов можно считать жилые дома на начальном отрезке Палдиского шоссе, расположенные к проезжей части торцом.

Многоквартирный дом на улице Лийвалайа с торговыми и библиотеч­ными помещениями на первом этаже, универсальный магазин «Котка» в Лас­намяэ и административно-торговый комплекс на остановке «Нурменуку» в Ыйсмяэ — тоже работы Альясте.

Активно строил он и за пределами столицы: два частных жилых дома на тартуской улице Выру, например, даже взяты несколько лет тому назад под государственную охрану—как ценные образчики индивидуального жилищ­ного строительства семидесятых годов.

Альясте экспериментировал в духе даже не довоенного баухуаза, а советского конструктивизма двадцатых.

Торговый и административный центр VI микрорайона, пожалуй, стал для архитектора вехой на пути пере­хода от модернизма к пост-модернизму: радикальная функциональность начала сочетаться с декором.

Штрихи эпохи

Пять арок, соединяющие между собой симметрично расположенные павильо­ны, никакой конструктивной нагрузки не несут. Зато несут эмоциональную: придают приземистому сооружению воздушность и легкость.

Черты, ценимые всегда, а в сугубо утилитарной, по большому счету, по стройке — прежде всего: в пресловутых

«каменных джунглях» словно появлял­ся каркас гигантской галереи-перголы — вроде тех, что восстановлены ныне в верхнем саду Кадриоргского дворца.

Коллеги Альясте вспоминают: изна­чально архитектор даже и не задумы­вался, что сквозь арки откроется вид на маячащую где-то вдали, на заднем плане иглу таллиннской телебашни, — находка эта оказалась из числа сов­падений случайных, но счастливых.

Свободно стоящие бетонные арки несут не функциональную, а чисто эмоциональную нагрузку. Арки связывали между собой симметричные корпуса, в одном из которых было намечено разместить продовольственный универсам и бар-кафетерий, в другой — магазин бытовой химии.

Комплекс включал в себя также пункт приема стеклотары, обще­ственный туалет, отделение милиции, контору ЖКХ, два встроенных ларька для летней торговли квасом и кругло­годичной — мороженым.

Еще одна характерная черта — запланированный пункт приема утиля и макулатуры: живое свидетельство эпохи, когда лозунг «Экономика должна быть экономной» воспринимался без тени иронии.

Намеревался Альясте провести озе­ленение комплекса и обустроить на его территории места для отдыха. А также — соединить его тоннелем с противоположной стороной автомагистрали.

Закат на рассвете

Проекты, хранящиеся в архиве Таллиннского департамента планиро­вания, датированы 1984 годом. Однако к реализации намеченного строители приступили года через два-три.

В эксплуатацию объект был сдан то ли только на самом закате десятилетия, то ли на заре следующего. Во всяком случае, архитектору так и не довелось увидеть его завершенным: Лембит Альясте скончался в 1989 году.

Свободно стоящие бетонные арки несут не функциональную, а чисто эмоциональную нагрузку.

Что было дальше — подробно объяснять, пожалуй, нет необходимости: смена государственного строя и экономической модели — время для реализации былых масштабных задумок, мягко говоря, не самое благоприятное.

Как в калейдоскопе, в торговых павильонах на Прийсле замелькали арендаторы — от филиала первого в Эстонии частного коммерческого банка до питейных заведений совсем уж сомнительных репутации и ассор­тимента.

Комплекс ветшал, обрастая насмешливыми прозвищами, — за сходство бетонных арок с мотивом заставки сверхпопулярного в начале девяностых телесериала их нарекли «Ласнамяэской Санта-Барбарой».

Правда, жизнь под их сенью с киносказкой о заокеанских страстях ничего общего не имела: пустующие помещения стали привлекать любителей выпить, а за ними — асоциалов и наркоманов.

Неудивительно, что в конце концов городские власти приняли решение ликвидировать рассадник антисанитарии и криминала, выделив его земельный участок под новое строительство.

Сложно представить

Едва ли не у большинства нынешних горожан стремление спасти четыре бетонные арки вызывает, в лучшем случае, недоумение, а порой — и открытый протест: дескать, делать больше нечего, как сохранять эдакое уродство.

Не будем спешить с выводами Вспомним, как без малого сто лет на одноименно по причине ветхости и притягательности для бродяг, был разобран на дрова так называемый «торговый холл», на Русском рынке — нынешней площади Виру.

Пережил бы он Вторую мировую войну — вопрос сам по себе открытый, но сохранившийся до наших дней комплекс лавок и павильонов был бы диковинкой Таллинна, не мене ценной, чем знаменитый деревянный вокзал в Хаапсалу.

Станут ли пять бетонных арок, перенесенные метров на двести от 6удущего супермаркета «Маxima XXX — общепризнанной достопримечательностью Таллинна спустя неполный век — загадывать сложно.

Но хочется верить, что демонти­руемые на этой неделе, они обяза­тельно вознесутся в небо Ласнамяэ вновь. Ведь без них облик бывшего VI микрорайона представить, пожалуй, сложно.

 

Йосеф Кац

Столица











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!