Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Имя Федора Суханова и его супруги Марии современному жителю Таллинна не говорит ничего. И абсолютно незаслуженно: без них история Эстонии могла бы пойти по совершенно иному сценарию.

Топографическая локализация Дня независимости Эстонии на карте столицы широка: от церемонии торжественного поднятия флага на Длинном Германе до возложения венков к воссозданному Мавзолею неизвестного солдата на Воинском кладбище.

Пустырь с автостоянкой на углу улиц Гонсиори и Лайкмаа, образовавшийся после сноса учебных корпусов и мастерских Художественной академии несколько лет тому назад среди знаковых мест праздника отсутствует.

Мемориальная доска, открытая 24 февраля 1933 года и хранящаяся ныне в запасниках Таллиннского Городского музея.

Мемориальная доска, открытая 24 февраля 1933 года и хранящаяся ныне в запасниках Таллиннского Городского музея.

Мало кто помнит простоявший здесь до середины шестидесятых годов одноэтажный деревянный дом, и только самые памятливые старожилы помнят мемориальную табличку, не провисевшую и десяти лет.

Снята она, по понятным причинам, была не позднее осени 1940-го — вскоре после аннексии Эстонии Советским Союзом. Открыта, с подобающей пышностью, 24 февраля 1933 года.

Повод для торжеств имелся: неприметная сторожка Ревельской казенной женской гимназии полтора десятилетия тому назад сыграла роль «колыбели независимости».

За книгами

Вероятно, неприметность постройки по адресу: Большая Юрьевская улица, 11 сыграла главную роль в том, что именно ее в качестве конспиративной квартиры избрали в 1918 году члены Комитета спасения Эстонии.

Укрываться троим его учредителям — Константину Пятсу, Юри Вильмсу и Константину Конику — было от кого: члены разогнанного большевиками Эстляндского земского собрания, они были объявлены вне закона и разыскивались по всей стране.

Во второй половине февраля, когда германские войска возобновили наступление на Петроград и вопрос сдачи Ревеля стал лишь вопросом времени, эстонские политики прибыли в будущую столицу государства, которое еще предстояло создать.

В какой момент и где будет самым верным провозгласить его? Как донести известие о рождении страны до ее жителей? Как, наконец, обеспечить само его существование? Все эти вопросы обсуждались в гимназической сторожке.

Ее хозяин как нельзя кстати практически заложил ее окна стопками книг: опасаясь за сохранность библиотечного фонда в беспокойный период междувластия, сторож перенес их в собственное жилище.
Отсюда в ночь с 23 на 24 февраля Пятс, Вильмс и Коник передислоцировались в здание нынешнего Банка Эстонии, где офицерам эстонских частей был зачитан Манифест независимости.

«Колыбель независимости»: сторожка, в которой Федор Суханов укрывал Константина Пятса и его единомышленников.

«Колыбель независимости»: сторожка, в которой Федор Суханов укрывал Константина Пятса и его единомышленников.

Три имени

Пятнадцать лет спустя бывшая гимназическая сторожка утопала в декорациях: фасад ее украсили еловыми венками, изображением государственного герба, портретами членов Комитета спасения и текстом исторического Манифеста.

Небольшой двор был полон гостей: члены кабинета министров, парламентарии, главнокомандующий Йохан Лайдонер, члены столичной администрации. Под своими знаменами выстроились студенческие и общественные организации.

«Этот маленький домик — символ рождения независимости и всего нашего государства, — напомнил
государственный старейшина Константин Пятс. — Комитет спасения начал работу в нем, не имея за спиной ни финансовых средств, ни вооруженных сил.

Со всех сторон он был окружен враждебными силами, но его вдохновляло и окрыляло сознание, что за ним стоит весь эстонский народ. Здесь было брошено в землю то крохотное семя, из которого произросло величавое древо независимости.

Политическая зрелость народа выражается не в произносимых на митингах речах, не в партийно-политических играх, а в том, что он в решающий момент умеет подчиниться руководящей организации, каковой и явился в свое время Комитет спасения».

Подчеркнув, что в случае если за ним не стоял бы весь эстонский народ, он никогда не обрел бы государственности, государственный старейшина под звуки гимна снял с мемориальной доски покрывало.

«В этом доме 24 февраля 1918 года располагался Комитет спасения Эстонии: К. Пятс, Ю. Вильмс, К. Коник, — золотыми буквами было высечено по белому мрамору. — Здесь было создано первое правительство Эстонской Республики».

При всех режимах

Имя еще одного непосредственного участника тех исторических событий на памятной доске отмечено не было.
В толпе политиков и общественных деятелей он смотрелся чужаком: еще бы, на торжественное мероприятие он прибыл не в автомобиле и не на извозчике, а пришел пешком.

Ему и идти-то было недалеко: с улицы Кару, где жил он супругой Марией в служебной квартире на первом этаже Таллиннской еврейской гимназии, часть здания которой арендовала в ту пору русская гимназия.

За минувшие пятнадцать лет он не только не сменил профессии, но, как отмечали газетные репортеры, практически не изменился внешне: всё тот же осанистый стан и роскошные, тщательно ухоженные седые усы.

Импозантного господина, выглядевшего, судя к сожалению, исключительно по газетным снимкам далеко не самого лучшего качества, несколько старше своих лет, звали Федором Сухановым.

Для нескольких поколений столичных школьников он был просто «Старым Федором» — гимназическим сторожем, бессменно
служившим на своем посту при всех режимах, начиная с царского.

Умение молчать

Днем ранее в лучшей одежде и тщательно начищенных ботинках супруги Сухановы стояли в сиянии люстр Белого зала замка Тоомпеа.
Горожане, по их собственным словам, всю жизнь прожившие «маленькими людьми», были изрядно смущены: шутка ли, сам глава государства собственноручно вручал им награды — Орден Белого креста.

«Сухановы умели молчать, — писала газета «Waba maa». — Кроме них о месте расположения конспиративной квартиры Комитета спасения знали немногие. Они не раскрывали секрета своего маленького домика никому».

Репортер отмечал: нынешнему руководителю республики приходилось скрываться не только от большевиков, но и от вступивших в город немцев — германское командование и слышать ничего не желало о какой-либо эстонской государственности.

Пятсу вновь пришлось скрываться в сторожке на Большой Юрьевской, и супруги Сухановы носили ему еду. После ареста своего «квартиранта», они спрятали все документы Комитета спасения в надежном месте.

Через полгода Германия потерпела поражение в войне, войска ее были из Эстонии выведены, а о Сухановых позабыли. Более того — глава семейства неожиданным образом оказался… иностранцем.

Так получилось, что документы, подтверждающие проживание Федора Суханова в губернском еще Ревеле, были в революцию утеряны. А получить новые из РСФСР не было возможности.

В 1924 году он попытался было легализоваться, но нерадивый чиновник в Ревельской женской гимназии не обучался, в лицо «Старого Федора» не знал, и сунул прошение под сукно.

Досадное недоразумение было разрешено только посредством вмешательства главы государства: паспорт «эмигрант» Суханов получил двумя днями позже государственной награды.

***

«Да я не жалуюсь, — рассказывал он газетчикам. — И никак не возьму в ум, что эстонцы всё жалуются на государство: тяжкие, мол, времена Среди русских я такого не слыхал. Вон в восемнадцатом году времена были тяжкие — ни еды было не достать, ни одежды».

На вопрос, сколько у него детей. «Старый Федор», улыбаясь в ус, прикинул: никак не меньше трех сотен. И поспешил пояснить: он сложил между собой всех учеников школьного здания на улице Кару — своих детей у Сухановых, к сожалению, не было.

«Я — человек старого времени, — продолжал он. — Школьников я не балую, но и строгости к ним лишней не проявляю. Всегда держи слово и поступай по справедливости — вот как я думаю.
Комитету спасения я ведь тоже когда-то дал слово. И сдержал его».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!