А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Имя Федора Суханова и его супруги Марии современному жителю Таллинна не говорит ничего. И абсолютно незаслуженно: без них история Эстонии могла бы пойти по совершенно иному сценарию.

Топографическая локализация Дня независимости Эстонии на карте столицы широка: от церемонии торжественного поднятия флага на Длинном Германе до возложения венков к воссозданному Мавзолею неизвестного солдата на Воинском кладбище.

Пустырь с автостоянкой на углу улиц Гонсиори и Лайкмаа, образовавшийся после сноса учебных корпусов и мастерских Художественной академии несколько лет тому назад среди знаковых мест праздника отсутствует.

Мемориальная доска, открытая 24 февраля 1933 года и хранящаяся ныне в запасниках Таллиннского Городского музея.

Мемориальная доска, открытая 24 февраля 1933 года и хранящаяся ныне в запасниках Таллиннского Городского музея.

Мало кто помнит простоявший здесь до середины шестидесятых годов одноэтажный деревянный дом, и только самые памятливые старожилы помнят мемориальную табличку, не провисевшую и десяти лет.

Снята она, по понятным причинам, была не позднее осени 1940-го — вскоре после аннексии Эстонии Советским Союзом. Открыта, с подобающей пышностью, 24 февраля 1933 года.

Повод для торжеств имелся: неприметная сторожка Ревельской казенной женской гимназии полтора десятилетия тому назад сыграла роль «колыбели независимости».

За книгами

Вероятно, неприметность постройки по адресу: Большая Юрьевская улица, 11 сыграла главную роль в том, что именно ее в качестве конспиративной квартиры избрали в 1918 году члены Комитета спасения Эстонии.

Укрываться троим его учредителям — Константину Пятсу, Юри Вильмсу и Константину Конику — было от кого: члены разогнанного большевиками Эстляндского земского собрания, они были объявлены вне закона и разыскивались по всей стране.

Во второй половине февраля, когда германские войска возобновили наступление на Петроград и вопрос сдачи Ревеля стал лишь вопросом времени, эстонские политики прибыли в будущую столицу государства, которое еще предстояло создать.

В какой момент и где будет самым верным провозгласить его? Как донести известие о рождении страны до ее жителей? Как, наконец, обеспечить само его существование? Все эти вопросы обсуждались в гимназической сторожке.

Ее хозяин как нельзя кстати практически заложил ее окна стопками книг: опасаясь за сохранность библиотечного фонда в беспокойный период междувластия, сторож перенес их в собственное жилище.
Отсюда в ночь с 23 на 24 февраля Пятс, Вильмс и Коник передислоцировались в здание нынешнего Банка Эстонии, где офицерам эстонских частей был зачитан Манифест независимости.

«Колыбель независимости»: сторожка, в которой Федор Суханов укрывал Константина Пятса и его единомышленников.

«Колыбель независимости»: сторожка, в которой Федор Суханов укрывал Константина Пятса и его единомышленников.

Три имени

Пятнадцать лет спустя бывшая гимназическая сторожка утопала в декорациях: фасад ее украсили еловыми венками, изображением государственного герба, портретами членов Комитета спасения и текстом исторического Манифеста.

Небольшой двор был полон гостей: члены кабинета министров, парламентарии, главнокомандующий Йохан Лайдонер, члены столичной администрации. Под своими знаменами выстроились студенческие и общественные организации.

«Этот маленький домик — символ рождения независимости и всего нашего государства, — напомнил
государственный старейшина Константин Пятс. — Комитет спасения начал работу в нем, не имея за спиной ни финансовых средств, ни вооруженных сил.

Со всех сторон он был окружен враждебными силами, но его вдохновляло и окрыляло сознание, что за ним стоит весь эстонский народ. Здесь было брошено в землю то крохотное семя, из которого произросло величавое древо независимости.

Политическая зрелость народа выражается не в произносимых на митингах речах, не в партийно-политических играх, а в том, что он в решающий момент умеет подчиниться руководящей организации, каковой и явился в свое время Комитет спасения».

Подчеркнув, что в случае если за ним не стоял бы весь эстонский народ, он никогда не обрел бы государственности, государственный старейшина под звуки гимна снял с мемориальной доски покрывало.

«В этом доме 24 февраля 1918 года располагался Комитет спасения Эстонии: К. Пятс, Ю. Вильмс, К. Коник, — золотыми буквами было высечено по белому мрамору. — Здесь было создано первое правительство Эстонской Республики».

При всех режимах

Имя еще одного непосредственного участника тех исторических событий на памятной доске отмечено не было.
В толпе политиков и общественных деятелей он смотрелся чужаком: еще бы, на торжественное мероприятие он прибыл не в автомобиле и не на извозчике, а пришел пешком.

Ему и идти-то было недалеко: с улицы Кару, где жил он супругой Марией в служебной квартире на первом этаже Таллиннской еврейской гимназии, часть здания которой арендовала в ту пору русская гимназия.

За минувшие пятнадцать лет он не только не сменил профессии, но, как отмечали газетные репортеры, практически не изменился внешне: всё тот же осанистый стан и роскошные, тщательно ухоженные седые усы.

Импозантного господина, выглядевшего, судя к сожалению, исключительно по газетным снимкам далеко не самого лучшего качества, несколько старше своих лет, звали Федором Сухановым.

Для нескольких поколений столичных школьников он был просто «Старым Федором» — гимназическим сторожем, бессменно
служившим на своем посту при всех режимах, начиная с царского.

Умение молчать

Днем ранее в лучшей одежде и тщательно начищенных ботинках супруги Сухановы стояли в сиянии люстр Белого зала замка Тоомпеа.
Горожане, по их собственным словам, всю жизнь прожившие «маленькими людьми», были изрядно смущены: шутка ли, сам глава государства собственноручно вручал им награды — Орден Белого креста.

«Сухановы умели молчать, — писала газета «Waba maa». — Кроме них о месте расположения конспиративной квартиры Комитета спасения знали немногие. Они не раскрывали секрета своего маленького домика никому».

Репортер отмечал: нынешнему руководителю республики приходилось скрываться не только от большевиков, но и от вступивших в город немцев — германское командование и слышать ничего не желало о какой-либо эстонской государственности.

Пятсу вновь пришлось скрываться в сторожке на Большой Юрьевской, и супруги Сухановы носили ему еду. После ареста своего «квартиранта», они спрятали все документы Комитета спасения в надежном месте.

Через полгода Германия потерпела поражение в войне, войска ее были из Эстонии выведены, а о Сухановых позабыли. Более того — глава семейства неожиданным образом оказался… иностранцем.

Так получилось, что документы, подтверждающие проживание Федора Суханова в губернском еще Ревеле, были в революцию утеряны. А получить новые из РСФСР не было возможности.

В 1924 году он попытался было легализоваться, но нерадивый чиновник в Ревельской женской гимназии не обучался, в лицо «Старого Федора» не знал, и сунул прошение под сукно.

Досадное недоразумение было разрешено только посредством вмешательства главы государства: паспорт «эмигрант» Суханов получил двумя днями позже государственной награды.

***

«Да я не жалуюсь, — рассказывал он газетчикам. — И никак не возьму в ум, что эстонцы всё жалуются на государство: тяжкие, мол, времена Среди русских я такого не слыхал. Вон в восемнадцатом году времена были тяжкие — ни еды было не достать, ни одежды».

На вопрос, сколько у него детей. «Старый Федор», улыбаясь в ус, прикинул: никак не меньше трех сотен. И поспешил пояснить: он сложил между собой всех учеников школьного здания на улице Кару — своих детей у Сухановых, к сожалению, не было.

«Я — человек старого времени, — продолжал он. — Школьников я не балую, но и строгости к ним лишней не проявляю. Всегда держи слово и поступай по справедливости — вот как я думаю.
Комитету спасения я ведь тоже когда-то дал слово. И сдержал его».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!