А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Имя Федора Суханова и его супруги Марии современному жителю Таллинна не говорит ничего. И абсолютно незаслуженно: без них история Эстонии могла бы пойти по совершенно иному сценарию.

Топографическая локализация Дня независимости Эстонии на карте столицы широка: от церемонии торжественного поднятия флага на Длинном Германе до возложения венков к воссозданному Мавзолею неизвестного солдата на Воинском кладбище.

Пустырь с автостоянкой на углу улиц Гонсиори и Лайкмаа, образовавшийся после сноса учебных корпусов и мастерских Художественной академии несколько лет тому назад среди знаковых мест праздника отсутствует.

Мемориальная доска, открытая 24 февраля 1933 года и хранящаяся ныне в запасниках Таллиннского Городского музея.

Мемориальная доска, открытая 24 февраля 1933 года и хранящаяся ныне в запасниках Таллиннского Городского музея.

Мало кто помнит простоявший здесь до середины шестидесятых годов одноэтажный деревянный дом, и только самые памятливые старожилы помнят мемориальную табличку, не провисевшую и десяти лет.

Снята она, по понятным причинам, была не позднее осени 1940-го — вскоре после аннексии Эстонии Советским Союзом. Открыта, с подобающей пышностью, 24 февраля 1933 года.

Повод для торжеств имелся: неприметная сторожка Ревельской казенной женской гимназии полтора десятилетия тому назад сыграла роль «колыбели независимости».

За книгами

Вероятно, неприметность постройки по адресу: Большая Юрьевская улица, 11 сыграла главную роль в том, что именно ее в качестве конспиративной квартиры избрали в 1918 году члены Комитета спасения Эстонии.

Укрываться троим его учредителям — Константину Пятсу, Юри Вильмсу и Константину Конику — было от кого: члены разогнанного большевиками Эстляндского земского собрания, они были объявлены вне закона и разыскивались по всей стране.

Во второй половине февраля, когда германские войска возобновили наступление на Петроград и вопрос сдачи Ревеля стал лишь вопросом времени, эстонские политики прибыли в будущую столицу государства, которое еще предстояло создать.

В какой момент и где будет самым верным провозгласить его? Как донести известие о рождении страны до ее жителей? Как, наконец, обеспечить само его существование? Все эти вопросы обсуждались в гимназической сторожке.

Ее хозяин как нельзя кстати практически заложил ее окна стопками книг: опасаясь за сохранность библиотечного фонда в беспокойный период междувластия, сторож перенес их в собственное жилище.
Отсюда в ночь с 23 на 24 февраля Пятс, Вильмс и Коник передислоцировались в здание нынешнего Банка Эстонии, где офицерам эстонских частей был зачитан Манифест независимости.

«Колыбель независимости»: сторожка, в которой Федор Суханов укрывал Константина Пятса и его единомышленников.

«Колыбель независимости»: сторожка, в которой Федор Суханов укрывал Константина Пятса и его единомышленников.

Три имени

Пятнадцать лет спустя бывшая гимназическая сторожка утопала в декорациях: фасад ее украсили еловыми венками, изображением государственного герба, портретами членов Комитета спасения и текстом исторического Манифеста.

Небольшой двор был полон гостей: члены кабинета министров, парламентарии, главнокомандующий Йохан Лайдонер, члены столичной администрации. Под своими знаменами выстроились студенческие и общественные организации.

«Этот маленький домик — символ рождения независимости и всего нашего государства, — напомнил
государственный старейшина Константин Пятс. — Комитет спасения начал работу в нем, не имея за спиной ни финансовых средств, ни вооруженных сил.

Со всех сторон он был окружен враждебными силами, но его вдохновляло и окрыляло сознание, что за ним стоит весь эстонский народ. Здесь было брошено в землю то крохотное семя, из которого произросло величавое древо независимости.

Политическая зрелость народа выражается не в произносимых на митингах речах, не в партийно-политических играх, а в том, что он в решающий момент умеет подчиниться руководящей организации, каковой и явился в свое время Комитет спасения».

Подчеркнув, что в случае если за ним не стоял бы весь эстонский народ, он никогда не обрел бы государственности, государственный старейшина под звуки гимна снял с мемориальной доски покрывало.

«В этом доме 24 февраля 1918 года располагался Комитет спасения Эстонии: К. Пятс, Ю. Вильмс, К. Коник, — золотыми буквами было высечено по белому мрамору. — Здесь было создано первое правительство Эстонской Республики».

При всех режимах

Имя еще одного непосредственного участника тех исторических событий на памятной доске отмечено не было.
В толпе политиков и общественных деятелей он смотрелся чужаком: еще бы, на торжественное мероприятие он прибыл не в автомобиле и не на извозчике, а пришел пешком.

Ему и идти-то было недалеко: с улицы Кару, где жил он супругой Марией в служебной квартире на первом этаже Таллиннской еврейской гимназии, часть здания которой арендовала в ту пору русская гимназия.

За минувшие пятнадцать лет он не только не сменил профессии, но, как отмечали газетные репортеры, практически не изменился внешне: всё тот же осанистый стан и роскошные, тщательно ухоженные седые усы.

Импозантного господина, выглядевшего, судя к сожалению, исключительно по газетным снимкам далеко не самого лучшего качества, несколько старше своих лет, звали Федором Сухановым.

Для нескольких поколений столичных школьников он был просто «Старым Федором» — гимназическим сторожем, бессменно
служившим на своем посту при всех режимах, начиная с царского.

Умение молчать

Днем ранее в лучшей одежде и тщательно начищенных ботинках супруги Сухановы стояли в сиянии люстр Белого зала замка Тоомпеа.
Горожане, по их собственным словам, всю жизнь прожившие «маленькими людьми», были изрядно смущены: шутка ли, сам глава государства собственноручно вручал им награды — Орден Белого креста.

«Сухановы умели молчать, — писала газета «Waba maa». — Кроме них о месте расположения конспиративной квартиры Комитета спасения знали немногие. Они не раскрывали секрета своего маленького домика никому».

Репортер отмечал: нынешнему руководителю республики приходилось скрываться не только от большевиков, но и от вступивших в город немцев — германское командование и слышать ничего не желало о какой-либо эстонской государственности.

Пятсу вновь пришлось скрываться в сторожке на Большой Юрьевской, и супруги Сухановы носили ему еду. После ареста своего «квартиранта», они спрятали все документы Комитета спасения в надежном месте.

Через полгода Германия потерпела поражение в войне, войска ее были из Эстонии выведены, а о Сухановых позабыли. Более того — глава семейства неожиданным образом оказался… иностранцем.

Так получилось, что документы, подтверждающие проживание Федора Суханова в губернском еще Ревеле, были в революцию утеряны. А получить новые из РСФСР не было возможности.

В 1924 году он попытался было легализоваться, но нерадивый чиновник в Ревельской женской гимназии не обучался, в лицо «Старого Федора» не знал, и сунул прошение под сукно.

Досадное недоразумение было разрешено только посредством вмешательства главы государства: паспорт «эмигрант» Суханов получил двумя днями позже государственной награды.

***

«Да я не жалуюсь, — рассказывал он газетчикам. — И никак не возьму в ум, что эстонцы всё жалуются на государство: тяжкие, мол, времена Среди русских я такого не слыхал. Вон в восемнадцатом году времена были тяжкие — ни еды было не достать, ни одежды».

На вопрос, сколько у него детей. «Старый Федор», улыбаясь в ус, прикинул: никак не меньше трех сотен. И поспешил пояснить: он сложил между собой всех учеников школьного здания на улице Кару — своих детей у Сухановых, к сожалению, не было.

«Я — человек старого времени, — продолжал он. — Школьников я не балую, но и строгости к ним лишней не проявляю. Всегда держи слово и поступай по справедливости — вот как я думаю.
Комитету спасения я ведь тоже когда-то дал слово. И сдержал его».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!