А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1241 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 233 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Литературный классик, сто пятьдесят лет со дня рождения которого отмечается в нынешнюю среду, вписал себя в городское пространство Таллинна как никто иной.

Точка зрения, согласно которой Таллинн для эстонской литературы впервые открыл именно Вильде, — вопрос, как говорится, дискутируемый.

Бесспорно одно: биография основоположника эстонского критического реализма переплетена со столицей Эстонской Республики плотно, причудливо, замысловато, а главное — крепко.

Открытие памятника Эдуарду Вильде на улице Харью. 1965 год.

Открытие памятника Эдуарду Вильде на улице Харью. 1965 год.

***

Памятник Эдуарду Вильде, открытый в год столетнего юбилея писателя в сквере (на месте не пережившей Вторую мировую войну застройки четной стороны улицы Харью), известен и тем, кто даже книг классика в руках не держал.

Мало кто из горожан догадывается, что появиться памятник мог на четверть века раньше и выглядеть совсем по-иному: вместо бетонного разворота книги с иллюстрациями к произведениям классика — бронзовая фигура автора в полный рост.

Согласно планам Общества увековечивания памяти Вильде, основанного непосредственно после смерти писателя, монумент должен был встать на Башенной площади не позднее конца 1940 года, — но, что называется, не сложилось.

Чем была обусловлена смена места в 1965-м — сказать сложно. Скорее всего, решающим оказалось непосредственное соседство с возведенным тремя годами ранее Домом писателей: пример для подражания, так сказать, прямо под окнами.

***

Вопрос, волновавший как читателей «Вечернего Таллинна» лет тридцать назад, так и иных из читателей современной «Столицы»: куда делись первые полсотни домов мустамяэской улицы Эдуарда Вильде?

Никакой мистики, как еще в середине семидесятых годов пояснял со страниц прессы главный архитектор столицы Дмитрий Брунс, нет: на каком-то этапе проектировщики внесли в планы корректировку, и начало Вильде теэ стало улицей Сютисте.
А вот история с первым появлением фамилии писателя на карте Таллинна — действительно загадочная: в 1950 году нынешняя улица Дункри, поднимающаяся от Ратушной площади к Ратаскаэву, была переименована в улицу Эдуарда Вильде.

Топоним просуществовал ровно тринадцать лет: в предпоследний день 1963 года горисполком решил назвать в честь писателя улицу в новом районе Мустамяэ. А той, что расположена в Старом городе, присвоить имя… Старого Тоомаса.

С чем были связаны оба переименования — дело темное: если ратушный флюгер в створе улицы Дункри, как минимум, виден, то Вильде на ней даже никогда не проживал.

***

Отношения у будущего писателя с педагогическим процессом складывались, мягко говоря, неровно: начальную школу он окончил с отличием, а вот из средней, рассорившись с учителями-остзейцами, ушел за полгода до окончания курса.

О поступлении в университет амбициозному сыну гуменщика с мызы Мууга пришлось забыть: два последующих года Вильде занимался самообразованием, а потом — проходил школу жизни и писательского ремесла в редакциях периодических изданий.

Эти обстоятельства совершенно не помешали присвоить имя классика одному из высших учебных заведений столицы — Таллиннскому педагогическому институту, созданному на базе Таллиннского учительского института в 1955 году.

Имя это прямой предшественник нынешнего Таллиннского университета гордо носил до 1992 года. Бюст классика еще простоял у входа в университетский музей в холле т.н. «Языкового корпуса», но к началу двухтысячных сгинул и он.

***

«У Харьюских ворот, дом Теслона»: так на первой полосе «политической, литературной, научной, сельскохозяйственной и ремесленной» газеты «Virulane» указан адрес редакции — первого места работы восемнадцатилетнего Вильде.

Здесь же юный репортер и жил: издатель, видя бедственное положение готового на любую журналистскую работу юноши, за символическую плату выделил ему крохотную комнату на одном этаже с редакционными помещениями.

Журналистская слава к Вильде, впрочем, пришла на страницах другого издания — в 1887 году «Postimees» опубликовал его рассказ «Два пальца», дав читающей публике понять о появлении на газетном небосклоне новоявленной «звезды фельетонов».

Тартуская газета сманила автора к себе, предложив ему место редактора, а дом Теслона и по сей день стоит в Таллинне, на углу улиц Харью и Мюйривахе: газетная контора располагалась некогда прямо над заведением общепита «Pizza Americana».

***

Членом Ревельского офицерского морского собрания, владевшего роскошным домом на Ратушной площади, никогда не призывавшийся ни в армию, ни на флот Вильде, разумеется, не был.

Но здание по нынешнему адресу Раэкоя платс, 14 след в его биографии оставило — правда, не на писательской странице, а на… дипломатической: на заре независимости в теперешнем Доме учителя располагалось Министерство иностранных дел ЭР.

Вильде, годом ранее вернувшийся на родину из эмиграции, как человек, не чуждый европейской жизни, был приглашен в МИД на службу. И уже в начале 1919-го отправился возглавлять Эстонское информационное агентство в Копенгаген.

Еще через год Вильде был переведен на службу в Берлин. В приобретенном при его посредничестве двухэтажном особняке на улице Хильдебрандштрассе, 5 посольство Эстонской Республики, кстати, работает и по сей день.

***

Мемориальный дом-музей писателя в Кадриорге был открыт 29 августа 1949 года — через шестнадцать лет после его смерти и через двадцать два года после того, как он справил в нем новоселье.

Бывший дом кастеляна — жилище управляющего Екатеринентальским парком — в первые годы эстонской государственности использовался под квартиры государственных служащих.

Разговоры о том, что мыкающемуся по съемным квартирам классику надо бы подарить на шестидесятилетие собственное жилье, начались еще в 1925 году. Вначале речь шла о даче, но потом всё же решили, что Вильде заслужил круглогодичное жилище.

Здание под сенью кадриоргских лип и каштанов было выбрано в качестве разумного компромисса: вроде, и благоприятствующее творчеству уединение гарантировано, и район самый что ни на есть престижный.
Ремонт здания оплатило Министерство образования. А вот обстановку новому хозяину пришлось покупать самому. Фабрика Лютера сделала ему хорошую скидку — и теперь дом-музей Вильде может считаться и музеем мебели знаменитого предприятия.

***

Всегда отличавшийся изрядной долей эксцентричности, равно как и скепсисом по отношению к религии, Вильде даже собственные похороны «превратил» в своего рода сенсацию.

Хоронили его не по церковному, а по гражданскому обряду: мало того что церемонию прощания с писателем пришлось проводить в зале театра «Эстония», так и похоронен он был на кладбище, к тому времени еще… не существующем.

Еще при жизни Эдуард Вильде всячески поддерживал и пропагандировал создание в Козе-Люкати особого кладбища, захоронения на котором производились бы вне зависимости от вероисповедания. И писал, что надеется не умереть до того, как оно будет открыто.

Увы: официально нынешнее кладбище Метсакальмисту было открыто только летом 1939 года. Гроб с телом Вильде опустили в могилу, вырытую на диком лесном пригорке 30 декабря 1933 года.

Йосеф Кац
«Столица»












Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Раскрыт секрет двери Бременской башни в Таллинне. Оказалось, что ей 600 лет!

Результаты исследования показали, что внутренняя дверь таллиннской Бременской башни была изготовлена, вероятнее всего, в конце XIV – начале XV века. ...

Читать дальше...

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020!

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020! Подборка фотографий отличного таллинского фотографа. Зима. Весна. Короновирус. 2019. 2020.

Читать дальше...

20 марта. Коронавирус гуляет по Таллину

Фотографии Олега Беседина. 20.03.2020. Пустой Таллин. Минимальное количество людей. Магазины и рестораны закрыты. Лишь цветы можно купить как и раньше... ...

Читать дальше...

Средневековые росписи в доме на улице Сауна продолжают хранить тайну

В Старом городе каждый дом уникален, над каждым поработали не только строители, но и неумолимое время. Но кто написал загадочные ...

Читать дальше...

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

Переулок Катарийна кяйк в Таллине, знакомый и незнакомый

Отмеченный в народном календаре под датой 25 ноября Кадрипяэв или Катаринин день – повод прогуляться по едва ли не самой ...

Читать дальше...

Перевозка экспонатов будущего Художественного музея в Екатерининский дворец Кадриорга. Зима 1921 года.

Век служения искусству: сто лет Художественному музею Таллина

У Эстонского художественного музея – славный и солидный юбилей: в минувшее воскресенье ему исполнилось ровно сто лет. От какого именно события ...

Читать дальше...

Таллиннская реклама фильма «Поющий шут».
Фото: dea.nlib.ee

Шут, запевший с экрана: как Таллинн звуковое кино смотрел

Ровно девяносто лет тому назад – в начале ноября 1929 года – таллиннцы увидели невиданное и услышали неслыханное: изображение на ...

Читать дальше...

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта - как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Крепость в Рыбном ряду: юбилей таллинской «Батареи»

В Каламая, на морском побережье, сохранился один из уникальных для Таллинна памятников фортификационной архитектуры позапрошлого столетия – бывшие форт, казарма, ...

Читать дальше...

Тридцать лет назад, Астрид Линдгрен можно было запросто встретить в Ыйсмяэ.

Волшебница из Швеции: Астрид Линдгрен в Таллинне

Тридцать лет тому назад на таллиннских улицах можно было встретить живую легенду современной детской литературы: в начале сентября 1989 года ...

Читать дальше...

В оформлении обёрток конфет фабрики Гиновкера использовался и классический силуэт Таллина с моря.

Позабытая сладость воспоминаний: кондитерская фабрика «Гиновкер и Ко»

Стопятилетие Лео Гиновкера – старейшего жителя Кесклинна – и одного из старейших жителей столицы, равно как и всей Эстонии – ...

Читать дальше...

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Спортклуб у подножья бастиона: теннис в центре столицы

Съемки шпионской киноленты на десяток дней вернули Таллинну копию утраченной постройки и оживили воспоминания о примечательной странице в истории столичного ...

Читать дальше...

Кинотеатр «Линдакиви» в день своего открытия. Фото из газеты «Вечерний Таллинн».

От кинотеатра – к центру культуры: три десятилетия «Линдакиви»

Когда именно имя Линда вошло в обиход жителей Таллинна – сказать сложно. Во всяком случае – не ранее выхода в ...

Читать дальше...

Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!