А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Литературный классик, сто пятьдесят лет со дня рождения которого отмечается в нынешнюю среду, вписал себя в городское пространство Таллинна как никто иной.

Точка зрения, согласно которой Таллинн для эстонской литературы впервые открыл именно Вильде, — вопрос, как говорится, дискутируемый.

Бесспорно одно: биография основоположника эстонского критического реализма переплетена со столицей Эстонской Республики плотно, причудливо, замысловато, а главное — крепко.

Открытие памятника Эдуарду Вильде на улице Харью. 1965 год.

Открытие памятника Эдуарду Вильде на улице Харью. 1965 год.

***

Памятник Эдуарду Вильде, открытый в год столетнего юбилея писателя в сквере (на месте не пережившей Вторую мировую войну застройки четной стороны улицы Харью), известен и тем, кто даже книг классика в руках не держал.

Мало кто из горожан догадывается, что появиться памятник мог на четверть века раньше и выглядеть совсем по-иному: вместо бетонного разворота книги с иллюстрациями к произведениям классика — бронзовая фигура автора в полный рост.

Согласно планам Общества увековечивания памяти Вильде, основанного непосредственно после смерти писателя, монумент должен был встать на Башенной площади не позднее конца 1940 года, — но, что называется, не сложилось.

Чем была обусловлена смена места в 1965-м — сказать сложно. Скорее всего, решающим оказалось непосредственное соседство с возведенным тремя годами ранее Домом писателей: пример для подражания, так сказать, прямо под окнами.

***

Вопрос, волновавший как читателей «Вечернего Таллинна» лет тридцать назад, так и иных из читателей современной «Столицы»: куда делись первые полсотни домов мустамяэской улицы Эдуарда Вильде?

Никакой мистики, как еще в середине семидесятых годов пояснял со страниц прессы главный архитектор столицы Дмитрий Брунс, нет: на каком-то этапе проектировщики внесли в планы корректировку, и начало Вильде теэ стало улицей Сютисте.
А вот история с первым появлением фамилии писателя на карте Таллинна — действительно загадочная: в 1950 году нынешняя улица Дункри, поднимающаяся от Ратушной площади к Ратаскаэву, была переименована в улицу Эдуарда Вильде.

Топоним просуществовал ровно тринадцать лет: в предпоследний день 1963 года горисполком решил назвать в честь писателя улицу в новом районе Мустамяэ. А той, что расположена в Старом городе, присвоить имя… Старого Тоомаса.

С чем были связаны оба переименования — дело темное: если ратушный флюгер в створе улицы Дункри, как минимум, виден, то Вильде на ней даже никогда не проживал.

***

Отношения у будущего писателя с педагогическим процессом складывались, мягко говоря, неровно: начальную школу он окончил с отличием, а вот из средней, рассорившись с учителями-остзейцами, ушел за полгода до окончания курса.

О поступлении в университет амбициозному сыну гуменщика с мызы Мууга пришлось забыть: два последующих года Вильде занимался самообразованием, а потом — проходил школу жизни и писательского ремесла в редакциях периодических изданий.

Эти обстоятельства совершенно не помешали присвоить имя классика одному из высших учебных заведений столицы — Таллиннскому педагогическому институту, созданному на базе Таллиннского учительского института в 1955 году.

Имя это прямой предшественник нынешнего Таллиннского университета гордо носил до 1992 года. Бюст классика еще простоял у входа в университетский музей в холле т.н. «Языкового корпуса», но к началу двухтысячных сгинул и он.

***

«У Харьюских ворот, дом Теслона»: так на первой полосе «политической, литературной, научной, сельскохозяйственной и ремесленной» газеты «Virulane» указан адрес редакции — первого места работы восемнадцатилетнего Вильде.

Здесь же юный репортер и жил: издатель, видя бедственное положение готового на любую журналистскую работу юноши, за символическую плату выделил ему крохотную комнату на одном этаже с редакционными помещениями.

Журналистская слава к Вильде, впрочем, пришла на страницах другого издания — в 1887 году «Postimees» опубликовал его рассказ «Два пальца», дав читающей публике понять о появлении на газетном небосклоне новоявленной «звезды фельетонов».

Тартуская газета сманила автора к себе, предложив ему место редактора, а дом Теслона и по сей день стоит в Таллинне, на углу улиц Харью и Мюйривахе: газетная контора располагалась некогда прямо над заведением общепита «Pizza Americana».

***

Членом Ревельского офицерского морского собрания, владевшего роскошным домом на Ратушной площади, никогда не призывавшийся ни в армию, ни на флот Вильде, разумеется, не был.

Но здание по нынешнему адресу Раэкоя платс, 14 след в его биографии оставило — правда, не на писательской странице, а на… дипломатической: на заре независимости в теперешнем Доме учителя располагалось Министерство иностранных дел ЭР.

Вильде, годом ранее вернувшийся на родину из эмиграции, как человек, не чуждый европейской жизни, был приглашен в МИД на службу. И уже в начале 1919-го отправился возглавлять Эстонское информационное агентство в Копенгаген.

Еще через год Вильде был переведен на службу в Берлин. В приобретенном при его посредничестве двухэтажном особняке на улице Хильдебрандштрассе, 5 посольство Эстонской Республики, кстати, работает и по сей день.

***

Мемориальный дом-музей писателя в Кадриорге был открыт 29 августа 1949 года — через шестнадцать лет после его смерти и через двадцать два года после того, как он справил в нем новоселье.

Бывший дом кастеляна — жилище управляющего Екатеринентальским парком — в первые годы эстонской государственности использовался под квартиры государственных служащих.

Разговоры о том, что мыкающемуся по съемным квартирам классику надо бы подарить на шестидесятилетие собственное жилье, начались еще в 1925 году. Вначале речь шла о даче, но потом всё же решили, что Вильде заслужил круглогодичное жилище.

Здание под сенью кадриоргских лип и каштанов было выбрано в качестве разумного компромисса: вроде, и благоприятствующее творчеству уединение гарантировано, и район самый что ни на есть престижный.
Ремонт здания оплатило Министерство образования. А вот обстановку новому хозяину пришлось покупать самому. Фабрика Лютера сделала ему хорошую скидку — и теперь дом-музей Вильде может считаться и музеем мебели знаменитого предприятия.

***

Всегда отличавшийся изрядной долей эксцентричности, равно как и скепсисом по отношению к религии, Вильде даже собственные похороны «превратил» в своего рода сенсацию.

Хоронили его не по церковному, а по гражданскому обряду: мало того что церемонию прощания с писателем пришлось проводить в зале театра «Эстония», так и похоронен он был на кладбище, к тому времени еще… не существующем.

Еще при жизни Эдуард Вильде всячески поддерживал и пропагандировал создание в Козе-Люкати особого кладбища, захоронения на котором производились бы вне зависимости от вероисповедания. И писал, что надеется не умереть до того, как оно будет открыто.

Увы: официально нынешнее кладбище Метсакальмисту было открыто только летом 1939 года. Гроб с телом Вильде опустили в могилу, вырытую на диком лесном пригорке 30 декабря 1933 года.

Йосеф Кац
«Столица»












Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!