Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Три улицы Старого города хранят память о кампании по «эстонизации» облика Таллинна, развернувшейся восемьдесят лет назад.

В первый апрельский день 1935 года владельцам таллиннских магазинов, гостиниц и заведений общественного питания было совсем не до шуток: в дверь ко многим из них постучала полиция.

Стражи порядка напоминали: в силу вступила новая редакция Закона о государственном языке, принятого четыре месяца назад, а потому вывески и рекламные объявления необходимо привести в соответствие с языковой нормой.

Дом на углу улицы Вене и переулка Ванатурукаэл: мимо ошибок на вывесках «языковой патруль» наверняка не прошел мимо.

Дом на углу улицы Вене и переулка Ванатурукаэл: мимо ошибок на вывесках «языковой патруль» наверняка не прошел мимо.

Этажи языка

«Общество у нас в городе трехъязыкое, — свидетельствовал в 1912 году фельетонист «Ревельского листка». — Потому и вывески на домах, скажем так, трехэтажные».

Оставаться таковыми им оставалось недолго: с началом Первой мировой войны немецкий язык был полностью изгнан из публичного использования, и даже продублированные на нем пивные этикетки стали рассматриваться как выражение нелояльности.

Повышенная бдительность не спасла Российскую империю ни от поражений на поле брани, ни от роста социального напряжения, завершившегося катастрофой: ровно через год после Февральской революции кайзеровские войска без боя заняли Таллинн.

С улиц города, вновь ставшего «исконно немецким» Ревелем, любые языки, кроме, естественно, немецкого, изгонялись безжалостно. Если верить газетам, уже к концу марта 1918 года в городе были в срочном порядке замазаны все русские вывески.

Еще через год власти столицы новоиспеченного государства распорядились убрать с вывесок на этот раз уже немецкий. Но завершить намеченную кампанию к первой годовщине провозглашения независимости так и не успели.

Вряд ли причиной тому была скрытая «германофилия» предпринимателей. Скорее, визуально латиница не так бросалась в глаза, как кириллица. Так что раскошеливаться на новую вывеску было, вроде, и не обязательно.

Эстонское имя

Похоже, на протяжении всех двадцатых годов языковой вопрос явно не относился к числу наиболее актуальных для властей как Таллинна, так и всей Эстонской Республики.

Более того — государственные инстанции совершенно не беспокоил тот факт, что во внутреннем делопроизводстве представители национальных меньшинств пользовались старинными еще названиями улиц и городов.

Ситуация начала меняться ближе к середине тридцатых годов — с поворотом политического устройства Эстонской Республики от парламентской демократии к авторитарной модели управления, в период, получивший позже несколько пафосное имя «эпохи безмолвия».

Первой ласточкой стало утверждение новой редакции списка топонимических названий, согласно которой при официальном написании названий улиц и городов пользоваться было разрешено только эстонскими наименованиями.

Распоряжение вступило в силу с 1 января 1934 года. А уже к весне власти озаботились тем, что фамилии значительной части населения страны — немецкие: незамедлительно была развернута кампания «Эстонцу — эстонское имя».

В начале следующего года Министерство внутренних дел решило взять быка за рога: опубликованное руководителем министерства Карлом Эйнбундом постановление
досконально прописывало сферу применения госязыка.

На срок до месяца

Кое-что в постановлении было повторением уже озвученного ранее. Например, требование писать почтовые адреса исключительно на эстонском языке. Или использовать его в официальной переписки с госучреждениями.

Сохранялось и правило, согласно которому делопроизводство самоуправлений, расположенных на территории проживания нацменьшинства, могло вестись на «меньшинственном языке» — с обязательным переводом на государственный.

Но хватало, безусловно, и новшеств. В частности, титры к фильмам (кинематограф по-прежнему оставался, по большей части, немым) должны были быть выполнены исключительно на эстонском языке, кроме названия ленты (почему-то).

На эстонском отныне должны были исполняться «словесные номера в ресторанах, кабаре, кафе и тому подобных учреждениях»: исключения, впрочем, разрешались — но только по специальному разрешению министра внутренних дел.

Тексты на языках нацменьшинств — равно, как и иностранных — в публичном пространстве было разрешено размещать только в гаванях, а также на железнодорожных, автобусных и «авиационных» станциях.

Что же касается вывесок и рекламных объявлений, то они должны были быть выполнены не просто на эстонском, а на эстонском безупречном — с точки зрения орфографии и грамматики.

Нарушителям постановления грозило привлечение к ответственности по параграфу 122 Уголовного кодекса: заключение на срок до одного месяца или же штраф в размере сотни крон.

От дансинга до маникюра

«За последние дни столичные жители заметили, что вместо многих вывесок ныне — только деревянное основание, — писала в начале апреля 1934 года газета «Rahvaleht». — Сами же вывески исчезли».

То тут, то там на стенах домов бросались в глаза правильные прямоугольники невыцветшей фасадной краски: явный признак того, что бывшие на их месте уличные вывески много лет подряд несли ошибки — и, что удивительно, никому не мешали!

Вооруженные Эстонским орфографическим словарем стражи порядка методично обходили улицу за улицей, сверяя «язык улиц» с солидной книгой, в которую большинству полицейских, по их же признаниям, заглядывать прежде не доводилось.

Самой большой проблемой, похоже, были «германские отголоски»: в столице обнаружилось предостаточно вывесок, в которых каждое существительное было написано с большой буквы, как это принято в немецком правописании.

Хватало и загвоздок в слитном и раздельном написании сложносоставных слов, а также — в попытках транскрибировать иностранные имена и названия, как говорится, «кто во что горазд»: то на языке оригинала, то — на слух.

На второй и третий день «языковых рейдов» владельцы развлекательных заведений обратились к префектуре: что, мол, прикажете, делать, если в эстонском нет своих слов для «кабаре», «варьете» и «дансинга»?

После консультации с филологами МВД пошло на попятную: вышеперечисленным словам на вывесках разрешили остаться. Как и еще двум иностранным словам — «маникюр» и «педикюр».

Только гадать

Вслед за вывесками подошел черед уличных табличек: 4 апреля 1935 года газеты опубликовали заметку о том, что «иностранщина» изгоняется из топонимики самого центра столицы — Старого города.

«Под раздачу», выражаясь современным сленгом, попали на этот раз названия тех улиц, которые были образованы от фамилий давнишних домовладельцев, которые этническими эстонцами стопроцентно не были.

Так, расположенная на Тоомпеа улица Дуглазе, хранившая память об эстляндском губернаторе, шотландце по происхождению, вернулась к своему средневековому названию Епископской — Пийскопи.

Не повезло также ратману Мундту, чья фамилия, в искаженном до формы «Мюнди» виде, была увековечена в имени улочки, соединяющей Ратушную площадь с трассой улицы Пикк. Переименовать ее решили в Раха: была «Монетной», станет — «Денежной».

Должна была появиться на таллиннской карте и улица Монетного двора — Рахапая. Монетный двор располагался некогда на улице Дункри, получившей свое нынешнее имя по домовладельцу, средневековому повару ревельской ратуши Хансу Дункеру.

Двум смыкающимся улочкам на северной окраине Старого города — Суур- и Вяйке-Броокуземяэ, очерчивающим границу владений рода Брокхусов, присвоили имена героев национального эпоса — Олева и Сулева.

И если с Олевимяги виден шпиль церкви Олевисте, то какое отношение к местности имеет Сулев — остается только гадать. И, проходя по ней, вспоминать «языковые рейды» восьмидесятилетней давности…

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!