А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Три улицы Старого города хранят память о кампании по «эстонизации» облика Таллинна, развернувшейся восемьдесят лет назад.

В первый апрельский день 1935 года владельцам таллиннских магазинов, гостиниц и заведений общественного питания было совсем не до шуток: в дверь ко многим из них постучала полиция.

Стражи порядка напоминали: в силу вступила новая редакция Закона о государственном языке, принятого четыре месяца назад, а потому вывески и рекламные объявления необходимо привести в соответствие с языковой нормой.

Дом на углу улицы Вене и переулка Ванатурукаэл: мимо ошибок на вывесках «языковой патруль» наверняка не прошел мимо.

Дом на углу улицы Вене и переулка Ванатурукаэл: мимо ошибок на вывесках «языковой патруль» наверняка не прошел мимо.

Этажи языка

«Общество у нас в городе трехъязыкое, — свидетельствовал в 1912 году фельетонист «Ревельского листка». — Потому и вывески на домах, скажем так, трехэтажные».

Оставаться таковыми им оставалось недолго: с началом Первой мировой войны немецкий язык был полностью изгнан из публичного использования, и даже продублированные на нем пивные этикетки стали рассматриваться как выражение нелояльности.

Повышенная бдительность не спасла Российскую империю ни от поражений на поле брани, ни от роста социального напряжения, завершившегося катастрофой: ровно через год после Февральской революции кайзеровские войска без боя заняли Таллинн.

С улиц города, вновь ставшего «исконно немецким» Ревелем, любые языки, кроме, естественно, немецкого, изгонялись безжалостно. Если верить газетам, уже к концу марта 1918 года в городе были в срочном порядке замазаны все русские вывески.

Еще через год власти столицы новоиспеченного государства распорядились убрать с вывесок на этот раз уже немецкий. Но завершить намеченную кампанию к первой годовщине провозглашения независимости так и не успели.

Вряд ли причиной тому была скрытая «германофилия» предпринимателей. Скорее, визуально латиница не так бросалась в глаза, как кириллица. Так что раскошеливаться на новую вывеску было, вроде, и не обязательно.

Эстонское имя

Похоже, на протяжении всех двадцатых годов языковой вопрос явно не относился к числу наиболее актуальных для властей как Таллинна, так и всей Эстонской Республики.

Более того — государственные инстанции совершенно не беспокоил тот факт, что во внутреннем делопроизводстве представители национальных меньшинств пользовались старинными еще названиями улиц и городов.

Ситуация начала меняться ближе к середине тридцатых годов — с поворотом политического устройства Эстонской Республики от парламентской демократии к авторитарной модели управления, в период, получивший позже несколько пафосное имя «эпохи безмолвия».

Первой ласточкой стало утверждение новой редакции списка топонимических названий, согласно которой при официальном написании названий улиц и городов пользоваться было разрешено только эстонскими наименованиями.

Распоряжение вступило в силу с 1 января 1934 года. А уже к весне власти озаботились тем, что фамилии значительной части населения страны — немецкие: незамедлительно была развернута кампания «Эстонцу — эстонское имя».

В начале следующего года Министерство внутренних дел решило взять быка за рога: опубликованное руководителем министерства Карлом Эйнбундом постановление
досконально прописывало сферу применения госязыка.

На срок до месяца

Кое-что в постановлении было повторением уже озвученного ранее. Например, требование писать почтовые адреса исключительно на эстонском языке. Или использовать его в официальной переписки с госучреждениями.

Сохранялось и правило, согласно которому делопроизводство самоуправлений, расположенных на территории проживания нацменьшинства, могло вестись на «меньшинственном языке» — с обязательным переводом на государственный.

Но хватало, безусловно, и новшеств. В частности, титры к фильмам (кинематограф по-прежнему оставался, по большей части, немым) должны были быть выполнены исключительно на эстонском языке, кроме названия ленты (почему-то).

На эстонском отныне должны были исполняться «словесные номера в ресторанах, кабаре, кафе и тому подобных учреждениях»: исключения, впрочем, разрешались — но только по специальному разрешению министра внутренних дел.

Тексты на языках нацменьшинств — равно, как и иностранных — в публичном пространстве было разрешено размещать только в гаванях, а также на железнодорожных, автобусных и «авиационных» станциях.

Что же касается вывесок и рекламных объявлений, то они должны были быть выполнены не просто на эстонском, а на эстонском безупречном — с точки зрения орфографии и грамматики.

Нарушителям постановления грозило привлечение к ответственности по параграфу 122 Уголовного кодекса: заключение на срок до одного месяца или же штраф в размере сотни крон.

От дансинга до маникюра

«За последние дни столичные жители заметили, что вместо многих вывесок ныне — только деревянное основание, — писала в начале апреля 1934 года газета «Rahvaleht». — Сами же вывески исчезли».

То тут, то там на стенах домов бросались в глаза правильные прямоугольники невыцветшей фасадной краски: явный признак того, что бывшие на их месте уличные вывески много лет подряд несли ошибки — и, что удивительно, никому не мешали!

Вооруженные Эстонским орфографическим словарем стражи порядка методично обходили улицу за улицей, сверяя «язык улиц» с солидной книгой, в которую большинству полицейских, по их же признаниям, заглядывать прежде не доводилось.

Самой большой проблемой, похоже, были «германские отголоски»: в столице обнаружилось предостаточно вывесок, в которых каждое существительное было написано с большой буквы, как это принято в немецком правописании.

Хватало и загвоздок в слитном и раздельном написании сложносоставных слов, а также — в попытках транскрибировать иностранные имена и названия, как говорится, «кто во что горазд»: то на языке оригинала, то — на слух.

На второй и третий день «языковых рейдов» владельцы развлекательных заведений обратились к префектуре: что, мол, прикажете, делать, если в эстонском нет своих слов для «кабаре», «варьете» и «дансинга»?

После консультации с филологами МВД пошло на попятную: вышеперечисленным словам на вывесках разрешили остаться. Как и еще двум иностранным словам — «маникюр» и «педикюр».

Только гадать

Вслед за вывесками подошел черед уличных табличек: 4 апреля 1935 года газеты опубликовали заметку о том, что «иностранщина» изгоняется из топонимики самого центра столицы — Старого города.

«Под раздачу», выражаясь современным сленгом, попали на этот раз названия тех улиц, которые были образованы от фамилий давнишних домовладельцев, которые этническими эстонцами стопроцентно не были.

Так, расположенная на Тоомпеа улица Дуглазе, хранившая память об эстляндском губернаторе, шотландце по происхождению, вернулась к своему средневековому названию Епископской — Пийскопи.

Не повезло также ратману Мундту, чья фамилия, в искаженном до формы «Мюнди» виде, была увековечена в имени улочки, соединяющей Ратушную площадь с трассой улицы Пикк. Переименовать ее решили в Раха: была «Монетной», станет — «Денежной».

Должна была появиться на таллиннской карте и улица Монетного двора — Рахапая. Монетный двор располагался некогда на улице Дункри, получившей свое нынешнее имя по домовладельцу, средневековому повару ревельской ратуши Хансу Дункеру.

Двум смыкающимся улочкам на северной окраине Старого города — Суур- и Вяйке-Броокуземяэ, очерчивающим границу владений рода Брокхусов, присвоили имена героев национального эпоса — Олева и Сулева.

И если с Олевимяги виден шпиль церкви Олевисте, то какое отношение к местности имеет Сулев — остается только гадать. И, проходя по ней, вспоминать «языковые рейды» восьмидесятилетней давности…

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!