А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет назад главное финансовое учреждение нашей страны обзавелось собственным домом, которое служит ему верой и правой и в наши дни.

Здание на углу бульвара Эстония и улицы Кентманни, сочетающее в своем облике функциональность с представительностью, стало своего рода камертоном, задавшим тон облику центра столицы второй половины тридцатых годов.

Признанный на конкурсе лучшим, но так и не реализованный проект Эугена Сахариаса и Бориса Чернова.

Признанный на конкурсе лучшим, но так и не реализованный проект Эугена Сахариаса и Бориса Чернова.

Учреждения и стили

Финансовый квартал напротив тогдашнего Петровского реального училища — нынешней Реальной школы — стал формироваться за добрых полтора десятилетия до становления эстонской государственности.

Первым появилось здание Кредитной кассы Эстляндского рыцарства: постройку, возведенную к 1904 году, современники величали «замком, перед которым склонит голову и барон, и мужик» — в немалой степени, за нео-готический величественный облик.

Выбор стиля был в данном случае очевиден: вкладчики и владельцы банковского учреждения видели себя наследниками крестоносцев. Потому и решена Кредитная касса была Августом Рейнбергом в духе средневековой рыцарской твердыни.

Через неполное десятилетие по соседству с ним встал нео-ренессансный особняк Ревельского отделения Государственного банка Российской империи: типовой проект, мастерски привязанный к местным нуждам архитектором Александром Яроном.

Здание, послужившее 24 февраля 1918 года колыбелью независимости, («официально» она была провозглашена перед офицерами эстонских полков именно в его зале), использовалось по финансовой части и во вновь созданном государстве. В качестве Госбанка ЭР оно даже было запечатлено на банкноте в сто марок, выпущенной в 1923 году. Не исключается, впрочем, что роль сыграла и «государствообразующая» страница в биографии здания.

Главная контора Государственного банка Эстонской Республики в год ее открытия.

Главная контора Государственного банка Эстонской Республики в год ее открытия.

Шаг влево

Увековечение на денежном знаке — дело, конечно, почетное. Популяризации и известности здания безусловно способствующее. Но решению главной его проблемы — тесноты помещений — увы. Реальным шагом к ее преодолению было бы приобретение соседнего здания бывшей Кредитной кассы — рыцарство к тому времени уже упразднили. Да и обосновавшийся в ее помещениях Эстонский земельный банк не спешил переезжать.

Возможно, что и переезжать в дом, обликом своим недвусмысленно свидетельствовавший о многовековом немецком прошлом Эстонской Республики главному банку молодого независимого государства тоже не слишком-то хотелось. К началу тридцатых годов стало понятно: единственным выходом стало бы строительство собственного здания — просторного, современного, не отягощенного какими-либо не слишком приятными историческими реминисценциями.

Долго ломать голову над тем, где затевать строительство, руководству Госбанка не пришлось: слева от его основных помещений находился пустырь, застроить который планировали еще до революции, да так и не удосужились. На общем собрании членов правления Государственного банка, состоявшемся 16 марта 1933 года, было принято решение провозгласить начало конкурса архитектурных проектов, назначив сроком его окончания 22 мая.

Усталость от разнообразия

«К назначенному дню поступило 23 проекта, что меньше, чем бывает обыкновенно, — писала в середине июня «Waba maa». — Возможно, причиной тому стал период летних отпусков или общая усталость от разнообразных конкурсов».

Не меньшим фактором, надо понимать, было и то, что перед участниками соревнования проектировщиков стояла непростая задача не столько расширить существующее здание пристройкой, но деликатно дополнить сложившийся архитектурный ансамбль.

Авторы проекта под девизом «Giro», например, решили не мудрствовать лукаво и предать облик новой конторы Госбанка в том же неоренессансном ключе, что и прежние его помещения, унаследованные от губернской архитектуры царских еще времен.

Мэтр эстонской архитектуры Карл Бурман, в свою очередь, предлагал не копировать существующие образцы, а вернуться к истокам: предложенный им проект под девизом «Valuuta» выглядит творческим переосмыслением облика палаццо эпохи Возрождения.

Жюри, в состав которого входили не только специалисты в области финансов и кредитования, но и профессиональные архитекторы, ретроспективные устремления участников конкурса на этот раз не оценило.

Проект Эугена Сахариаса и Бориса Чернова, признанный наиболее удачным, был решен в демонстративно-новаторском духе: облик банковского здания, предложенного ими, был отмечен стилистикой арт-деко.

Возможно — даже пугающе новаторским: неясно — почему, но строить здание решили в конце концов по проекту архитекторов Герберта Йохансона и Эугена Хаберманна, а также архитектора Фердинанда Адоффа.

Европейская мода

Газеты, писавшие о ходе строительства новых помещений Государственного банка на протяжении 1933-1934 годов, описывали его, преимущественно, в «количественных» терминах.

Читателям сообщали, например, о том, что по кубатуре и по полезной используемой площади это будет крупнейшее банковское здание не только в Эстонии, но и во всех трех государствах Балтийского региона.

О том, что центральный операционный зал высотой сразу в два этажа будет первым помещением подобного масштаба, перекрытым потолком не опирающимся на какие-либо колонны, — отливать его будут из каркасного железобетона.

Наконец — о том, что внутренние й помещения оборудованы не просто обширными и надежными подвальными хранилищами, но и убежищем на случай газовой атаки: то, что без отравляющих веществ будущая война не обойдется, в ту пору не сомневались.

О чем газетчики предполагали не распространятся — так это о внешнем облике строения: «Waba maa», к примеру, отметила лишь то, что возводится оно «в модном стиле Центральной Европы».

Тем сильнее было недоумение горожан, когда к Рождеству 1934 года с постройки сняли леса: к столь радикально современной архитектуре тогдашние таллиннцы в массе своей были не готовы.

След эпохи

«Один иностранец, проживавший у нас достаточное время, выразил мысль: в Эстонии умеют работать, но не умеют придать этому труду должный фасад, — отметил, открывая здание, государственный старейшина Константин Пятc.

Другие народы Балтийского региона придают последнему куда как больше внимания. И, благодаря этому, о них слышно за рубежом гораздо больше, чем о нас, на них обращают больше внимания и с ними порой больше считаются, чем с нами.

Не скрою: отчасти этот иностранец прав. На первых порах нашей государственности мы начинали более чем скромно.

Люди работали в полутемных помещениях. И, решив предоставить им лучшие условия работы, пришла пора задуматься и о фасадах.

Собравшись с силами, мы должны больше заботиться о внешней стороне жизни, должны обеспечить государственные учреждения подходящими зданиями.

Наша эпоха должна несомненно оставлять свои следы в области строительства».

Пятc подчеркнул: чрезвычайно увлекаться при этом новомодными течениями и стилями нужды нет — меняются они слишком уж быстро. И то, что ныне кажется ультрасовременным, лет через десять может показаться анахронизмом.

Он добавил также, что об архитектурных достоинствах здания, открывающего свои двери 15 апреля, судить прежде всего следует архитекторам — он их профессиональными познаниями не владеет и от собственных оценок отказывается.

«Но здание это построено на средства, добытые трудом всего народа, — резюмировал глава государства. — Понадеемся же, что в нем всегда будет царить близкий народу дух демократизма».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!