А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина
Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1308 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет назад главное финансовое учреждение нашей страны обзавелось собственным домом, которое служит ему верой и правой и в наши дни.

Здание на углу бульвара Эстония и улицы Кентманни, сочетающее в своем облике функциональность с представительностью, стало своего рода камертоном, задавшим тон облику центра столицы второй половины тридцатых годов.

Признанный на конкурсе лучшим, но так и не реализованный проект Эугена Сахариаса и Бориса Чернова.

Признанный на конкурсе лучшим, но так и не реализованный проект Эугена Сахариаса и Бориса Чернова.

Учреждения и стили

Финансовый квартал напротив тогдашнего Петровского реального училища — нынешней Реальной школы — стал формироваться за добрых полтора десятилетия до становления эстонской государственности.

Первым появилось здание Кредитной кассы Эстляндского рыцарства: постройку, возведенную к 1904 году, современники величали «замком, перед которым склонит голову и барон, и мужик» — в немалой степени, за нео-готический величественный облик.

Выбор стиля был в данном случае очевиден: вкладчики и владельцы банковского учреждения видели себя наследниками крестоносцев. Потому и решена Кредитная касса была Августом Рейнбергом в духе средневековой рыцарской твердыни.

Через неполное десятилетие по соседству с ним встал нео-ренессансный особняк Ревельского отделения Государственного банка Российской империи: типовой проект, мастерски привязанный к местным нуждам архитектором Александром Яроном.

Здание, послужившее 24 февраля 1918 года колыбелью независимости, («официально» она была провозглашена перед офицерами эстонских полков именно в его зале), использовалось по финансовой части и во вновь созданном государстве. В качестве Госбанка ЭР оно даже было запечатлено на банкноте в сто марок, выпущенной в 1923 году. Не исключается, впрочем, что роль сыграла и «государствообразующая» страница в биографии здания.

Главная контора Государственного банка Эстонской Республики в год ее открытия.

Главная контора Государственного банка Эстонской Республики в год ее открытия.

Шаг влево

Увековечение на денежном знаке — дело, конечно, почетное. Популяризации и известности здания безусловно способствующее. Но решению главной его проблемы — тесноты помещений — увы. Реальным шагом к ее преодолению было бы приобретение соседнего здания бывшей Кредитной кассы — рыцарство к тому времени уже упразднили. Да и обосновавшийся в ее помещениях Эстонский земельный банк не спешил переезжать.

Возможно, что и переезжать в дом, обликом своим недвусмысленно свидетельствовавший о многовековом немецком прошлом Эстонской Республики главному банку молодого независимого государства тоже не слишком-то хотелось. К началу тридцатых годов стало понятно: единственным выходом стало бы строительство собственного здания — просторного, современного, не отягощенного какими-либо не слишком приятными историческими реминисценциями.

Долго ломать голову над тем, где затевать строительство, руководству Госбанка не пришлось: слева от его основных помещений находился пустырь, застроить который планировали еще до революции, да так и не удосужились. На общем собрании членов правления Государственного банка, состоявшемся 16 марта 1933 года, было принято решение провозгласить начало конкурса архитектурных проектов, назначив сроком его окончания 22 мая.

Усталость от разнообразия

«К назначенному дню поступило 23 проекта, что меньше, чем бывает обыкновенно, — писала в середине июня «Waba maa». — Возможно, причиной тому стал период летних отпусков или общая усталость от разнообразных конкурсов».

Не меньшим фактором, надо понимать, было и то, что перед участниками соревнования проектировщиков стояла непростая задача не столько расширить существующее здание пристройкой, но деликатно дополнить сложившийся архитектурный ансамбль.

Авторы проекта под девизом «Giro», например, решили не мудрствовать лукаво и предать облик новой конторы Госбанка в том же неоренессансном ключе, что и прежние его помещения, унаследованные от губернской архитектуры царских еще времен.

Мэтр эстонской архитектуры Карл Бурман, в свою очередь, предлагал не копировать существующие образцы, а вернуться к истокам: предложенный им проект под девизом «Valuuta» выглядит творческим переосмыслением облика палаццо эпохи Возрождения.

Жюри, в состав которого входили не только специалисты в области финансов и кредитования, но и профессиональные архитекторы, ретроспективные устремления участников конкурса на этот раз не оценило.

Проект Эугена Сахариаса и Бориса Чернова, признанный наиболее удачным, был решен в демонстративно-новаторском духе: облик банковского здания, предложенного ими, был отмечен стилистикой арт-деко.

Возможно — даже пугающе новаторским: неясно — почему, но строить здание решили в конце концов по проекту архитекторов Герберта Йохансона и Эугена Хаберманна, а также архитектора Фердинанда Адоффа.

Европейская мода

Газеты, писавшие о ходе строительства новых помещений Государственного банка на протяжении 1933-1934 годов, описывали его, преимущественно, в «количественных» терминах.

Читателям сообщали, например, о том, что по кубатуре и по полезной используемой площади это будет крупнейшее банковское здание не только в Эстонии, но и во всех трех государствах Балтийского региона.

О том, что центральный операционный зал высотой сразу в два этажа будет первым помещением подобного масштаба, перекрытым потолком не опирающимся на какие-либо колонны, — отливать его будут из каркасного железобетона.

Наконец — о том, что внутренние й помещения оборудованы не просто обширными и надежными подвальными хранилищами, но и убежищем на случай газовой атаки: то, что без отравляющих веществ будущая война не обойдется, в ту пору не сомневались.

О чем газетчики предполагали не распространятся — так это о внешнем облике строения: «Waba maa», к примеру, отметила лишь то, что возводится оно «в модном стиле Центральной Европы».

Тем сильнее было недоумение горожан, когда к Рождеству 1934 года с постройки сняли леса: к столь радикально современной архитектуре тогдашние таллиннцы в массе своей были не готовы.

След эпохи

«Один иностранец, проживавший у нас достаточное время, выразил мысль: в Эстонии умеют работать, но не умеют придать этому труду должный фасад, — отметил, открывая здание, государственный старейшина Константин Пятc.

Другие народы Балтийского региона придают последнему куда как больше внимания. И, благодаря этому, о них слышно за рубежом гораздо больше, чем о нас, на них обращают больше внимания и с ними порой больше считаются, чем с нами.

Не скрою: отчасти этот иностранец прав. На первых порах нашей государственности мы начинали более чем скромно.

Люди работали в полутемных помещениях. И, решив предоставить им лучшие условия работы, пришла пора задуматься и о фасадах.

Собравшись с силами, мы должны больше заботиться о внешней стороне жизни, должны обеспечить государственные учреждения подходящими зданиями.

Наша эпоха должна несомненно оставлять свои следы в области строительства».

Пятc подчеркнул: чрезвычайно увлекаться при этом новомодными течениями и стилями нужды нет — меняются они слишком уж быстро. И то, что ныне кажется ультрасовременным, лет через десять может показаться анахронизмом.

Он добавил также, что об архитектурных достоинствах здания, открывающего свои двери 15 апреля, судить прежде всего следует архитекторам — он их профессиональными познаниями не владеет и от собственных оценок отказывается.

«Но здание это построено на средства, добытые трудом всего народа, — резюмировал глава государства. — Понадеемся же, что в нем всегда будет царить близкий народу дух демократизма».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!