А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Хроники Таллина
Говорят так:
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

С проблемой массовых беженцев Эстонская Республика впервые столкнулась на самой заре своего существования — девяносто пять лет назад.

В начале двадцатых годов волна вынужденных переселенцев захлестнула в первую очередь столицу молодого государства: по мнению современников, таковым в Таллинне считался чуть ли не каждый шестой, а то и четвертый.

Первая волна
Защиту от лихой годины искали за ревельскими стенами издревле: в голодные годы в город устремлялись крестьяне, в дни Ливонской и Северной войн — жители разоренных неприятелем Нарвы, Дерпта, Везенберга.

Интернированные на территории ЭР бывшие военнослужащие Северо-Западной армии. Февраль 1920 года.

Интернированные на территории ЭР бывшие военнослужащие Северо-Западной армии. Февраль 1920 года.

Понятие «беженец» в речевой обиход предков нынешних таллиннцев вошло, впрочем, значительно позже. Ровно сто лет тому назад — после того как армия Российской империи стала терпеть на фронтах Первой мировой поражение за поражением.
В мае 1915 года кайзеровские войска развернули наступление в Курляндии, за несколько месяцев заняв весь юго-запад современной Латвии. Летом орудийная канонада стала отчетливо слышна на окраинах дачных поселков Рижского взморья.
Уже с осени разделы объявлений ревельских газет начинают публиковать рекламу различного рода благотворительных концертов, базаров, лотерей, доход от которых перечислялся в пользу лиц, покинувших родные места.
На следующий год проблемы беженцев начинают фигурировать в протоколах заседания городской Думы. Развернуть сколько-нибудь действенную помощь им Ревель не успел — в феврале 1917-го грянула революция.
Но волна переселенцев с территории соседней Латвии оказалась лишь предвестником того вала, который обрушился на Эстонию не с юга, а с востока через неполных три года — в годы российской гражданской войны.

Бывшие петроградцы
«Судьбе было угодно, чтобы из обитателя Разъезжей улицы, да не простого обитателя, а члена домового комитета бедноты, я стал зажившимся гостем Эстонии, одним из Ревельских обывателей…»
Лирический герой фельетона, опубликованного в августе 1920 года на страницах газеты «Последние известия», излагал историю своих злоключений и непредвиденной эмиграции, конечно, несколько утрировано.
Едва ли большинство его соратников по несчастью могли поведать историю о том, как, отправившись в деревню сменять одежду на продовольствие, оказались на территории, занятой белогвардейцами, — и «вдруг» отступили вместе с ними «до самого Ревеля».
Но суровый быт бывшей российской столицы в годы военного коммунизма, произвол новоиспеченных властей, наконец небывалый для среднестатистического петроградца голод заставили многих искать спасения за границей государства большевиков.
Первые беженцы стали проникать на территорию современной Эстонии уже в конце лета 1918 года: пересечь демаркационную линию между РСФСР и оккупированными Германией областями было делом затратным финансово, но осуществимым.
Пересечь территорию, контролируемую созданной в декабре восемнадцатого года Эстляндской трудовой коммуной, беженцам из революционной России было, по всей видимости, затруднительно. Но следующая осень вновь смешала все карты.
Успешно начавшееся наступление сформированной на территории Эстонской Республики белой Северо-Западной армии провалилось. Белогвардейцам пришлось отступать, двигаясь в обратном направлении от Петрограда к Таллинну.
Современные эстонские историки подсчитали, что к началу 1920 года на территории ЭР оказалось порядка пятидесяти-шестидесяти тысяч беженцев. Причем бывших военных из них насчитывалось не более половины, а то и трети.
О происхождении остальных лучше всего говорит официальное название первого их представительства, разместившегося в доме по адресу: Суур-Карья, 20 — «Бюро по делам бывших петроградских жителей».

Надежда на себя
Сложно даже представить, сколь пестрая публика, внезапно не только для местного населения, но, похоже, и для самой себя, оказалась вынесенной на таллиннские улицы девяносто пять лет тому назад.
По данным «Бюллетеня биржи труда при комитете русских эмигрантов в Эстии» профессиональные услуги готовы были предложить учителя современных и древних языков, регенты, драматические и опереточные артисты, таперша и аккомпаниаторша.
Искали работу по специальности киномеханики, ученые-лесоводы, землемеры, бухгалтеры, счетоводы, конторщики и конторщицы, корреспонденты, стенографисты, кассирши, чертежники, корректоры, конструктор загадочного «друмонова света».
Приступить к обязанностям были готовы мастера печатных дел, сестры милосердия, а также коммерческий инженер по постройке и эксплуатации железных дорог, заготовок и добыванию всякого рода топлива и по сахарно-крахмально-паточному производству.
В очереди стояли сиделки, техники, электромонтеры, специалисты налогового сбора.
Работы для них не было. Равно как и для специалистов по укладке кабелей, установке телефонных и телеграфных станций, по окрашиванию и белению тканей, кролиководству, садоводству, маслоделанию и сыропроизводству…
В определенном смысле проще было вчерашним солдатам, не успевшим приобрести какой-либо гражданской специальности и готовых выполнять тяжелую физическую работу на лесоповале или торфозаготовках.
Беда в том, что в разоренной годами войн и революций Эстонии хватало и собственных чернорабочих, готовых трудиться чуть ли не за миску похлебки. Так что рассчитывать беженцам оставалось только на себя.

Без «самодеятельности»
Легко критиковать тогдашние эстонские власти, относившиеся к беженцам, с точки зрения реалий наших дней, не просто безразлично, но порой и с нескрываемым негативом.
В условиях крайней экономии, когда новости о прибытии партии соленой британской сельди или канадской пшеницы для нужд городской продовольственной комиссии печатались на первых полосах, средств для помощи эмигрантам просто не было.
Стремлением максимально обуздать безработицу можно, разумеется, объяснить и введение запрета беженцам не только на службу в госучреждениях, но и на занятия профессиональной юридической или медицинской деятельностью в частном порядке.
Но вот заметка газеты «Пяэвалехт», утверждающая, будто бы значительная часть эмигрантов воспринимает бывшую Эстляндию лишь местом дачного отдыха и требует к себе соответствующего отношения, ничем, кроме ксенофобии, не отдает.
Аналогичный осадок остается и от статьи, напечатанной на страницах «Ваба Маа»: автор ее опасался, что среди беженцев превалируют как враждебные ЭР монархисты, так и скрытые агенты Коминтерна, а потому высылка их назад — это «защита демократии».
Комментируя визит к главе МВД Карлу Эйнбунду члена Комитета русских эмигрантов А. А. Горцева, журналист «Последних известий» бесхитростно передал пожелание министра, «чтобы беженцы поскорее «рассосались», покинув пределы Эстии».
При этом Эйнбунд отметил, что сам он лично — против высылки беженцев в большевистскую Россию. И отдал распоряжение полиции пресекать всяческую направленную на подобные шаги «самодеятельность».
К началу 1922 года число российских беженцев на территории ЭР сократилось до шестнадцати-восемнадцати тысяч, еще через двенадцать лет — и вовсе до восьми.
Какая-то, вероятно, не слишком значительная, часть из них действительно вернулась в родные края. Большинство было вынуждено двинуться дальше на запад — через Польшу в Германию, а оттуда — во Францию.
Формально представительские, а также ряд культурных «беженских» обществ просуществовали в Эстонии до 1940 года. На деле же их активность угасла десятилетием раньше — прибывшие слились с русскими старожилами.
По горькой иронии судьбы, именно эмигранты первыми попали под удар новой власти после аннексии Эстонской Республики Советским Союзом: в глазах последнего они были настроенными «контрреволюционно» по определению и через двадцать два года после революции.
Натурализованные в эстонское гражданство в середине тридцатых, но так и не ставшие окончательно «своими» для большей части коренного населения, «бывшие петроградские жители» утратили вслед за городом на Неве и Таллинн.
Хочется верить: к нынешним беженцам из охваченных гражданской войной регионов, чье размещение в Эстонии вызывает столь бурные дебаты в обществе, судьба будет милосерднее.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!