Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

С проблемой массовых беженцев Эстонская Республика впервые столкнулась на самой заре своего существования — девяносто пять лет назад.

В начале двадцатых годов волна вынужденных переселенцев захлестнула в первую очередь столицу молодого государства: по мнению современников, таковым в Таллинне считался чуть ли не каждый шестой, а то и четвертый.

Первая волна
Защиту от лихой годины искали за ревельскими стенами издревле: в голодные годы в город устремлялись крестьяне, в дни Ливонской и Северной войн — жители разоренных неприятелем Нарвы, Дерпта, Везенберга.

Интернированные на территории ЭР бывшие военнослужащие Северо-Западной армии. Февраль 1920 года.

Интернированные на территории ЭР бывшие военнослужащие Северо-Западной армии. Февраль 1920 года.

Понятие «беженец» в речевой обиход предков нынешних таллиннцев вошло, впрочем, значительно позже. Ровно сто лет тому назад — после того как армия Российской империи стала терпеть на фронтах Первой мировой поражение за поражением.
В мае 1915 года кайзеровские войска развернули наступление в Курляндии, за несколько месяцев заняв весь юго-запад современной Латвии. Летом орудийная канонада стала отчетливо слышна на окраинах дачных поселков Рижского взморья.
Уже с осени разделы объявлений ревельских газет начинают публиковать рекламу различного рода благотворительных концертов, базаров, лотерей, доход от которых перечислялся в пользу лиц, покинувших родные места.
На следующий год проблемы беженцев начинают фигурировать в протоколах заседания городской Думы. Развернуть сколько-нибудь действенную помощь им Ревель не успел — в феврале 1917-го грянула революция.
Но волна переселенцев с территории соседней Латвии оказалась лишь предвестником того вала, который обрушился на Эстонию не с юга, а с востока через неполных три года — в годы российской гражданской войны.

Бывшие петроградцы
«Судьбе было угодно, чтобы из обитателя Разъезжей улицы, да не простого обитателя, а члена домового комитета бедноты, я стал зажившимся гостем Эстонии, одним из Ревельских обывателей…»
Лирический герой фельетона, опубликованного в августе 1920 года на страницах газеты «Последние известия», излагал историю своих злоключений и непредвиденной эмиграции, конечно, несколько утрировано.
Едва ли большинство его соратников по несчастью могли поведать историю о том, как, отправившись в деревню сменять одежду на продовольствие, оказались на территории, занятой белогвардейцами, — и «вдруг» отступили вместе с ними «до самого Ревеля».
Но суровый быт бывшей российской столицы в годы военного коммунизма, произвол новоиспеченных властей, наконец небывалый для среднестатистического петроградца голод заставили многих искать спасения за границей государства большевиков.
Первые беженцы стали проникать на территорию современной Эстонии уже в конце лета 1918 года: пересечь демаркационную линию между РСФСР и оккупированными Германией областями было делом затратным финансово, но осуществимым.
Пересечь территорию, контролируемую созданной в декабре восемнадцатого года Эстляндской трудовой коммуной, беженцам из революционной России было, по всей видимости, затруднительно. Но следующая осень вновь смешала все карты.
Успешно начавшееся наступление сформированной на территории Эстонской Республики белой Северо-Западной армии провалилось. Белогвардейцам пришлось отступать, двигаясь в обратном направлении от Петрограда к Таллинну.
Современные эстонские историки подсчитали, что к началу 1920 года на территории ЭР оказалось порядка пятидесяти-шестидесяти тысяч беженцев. Причем бывших военных из них насчитывалось не более половины, а то и трети.
О происхождении остальных лучше всего говорит официальное название первого их представительства, разместившегося в доме по адресу: Суур-Карья, 20 — «Бюро по делам бывших петроградских жителей».

Надежда на себя
Сложно даже представить, сколь пестрая публика, внезапно не только для местного населения, но, похоже, и для самой себя, оказалась вынесенной на таллиннские улицы девяносто пять лет тому назад.
По данным «Бюллетеня биржи труда при комитете русских эмигрантов в Эстии» профессиональные услуги готовы были предложить учителя современных и древних языков, регенты, драматические и опереточные артисты, таперша и аккомпаниаторша.
Искали работу по специальности киномеханики, ученые-лесоводы, землемеры, бухгалтеры, счетоводы, конторщики и конторщицы, корреспонденты, стенографисты, кассирши, чертежники, корректоры, конструктор загадочного «друмонова света».
Приступить к обязанностям были готовы мастера печатных дел, сестры милосердия, а также коммерческий инженер по постройке и эксплуатации железных дорог, заготовок и добыванию всякого рода топлива и по сахарно-крахмально-паточному производству.
В очереди стояли сиделки, техники, электромонтеры, специалисты налогового сбора.
Работы для них не было. Равно как и для специалистов по укладке кабелей, установке телефонных и телеграфных станций, по окрашиванию и белению тканей, кролиководству, садоводству, маслоделанию и сыропроизводству…
В определенном смысле проще было вчерашним солдатам, не успевшим приобрести какой-либо гражданской специальности и готовых выполнять тяжелую физическую работу на лесоповале или торфозаготовках.
Беда в том, что в разоренной годами войн и революций Эстонии хватало и собственных чернорабочих, готовых трудиться чуть ли не за миску похлебки. Так что рассчитывать беженцам оставалось только на себя.

Без «самодеятельности»
Легко критиковать тогдашние эстонские власти, относившиеся к беженцам, с точки зрения реалий наших дней, не просто безразлично, но порой и с нескрываемым негативом.
В условиях крайней экономии, когда новости о прибытии партии соленой британской сельди или канадской пшеницы для нужд городской продовольственной комиссии печатались на первых полосах, средств для помощи эмигрантам просто не было.
Стремлением максимально обуздать безработицу можно, разумеется, объяснить и введение запрета беженцам не только на службу в госучреждениях, но и на занятия профессиональной юридической или медицинской деятельностью в частном порядке.
Но вот заметка газеты «Пяэвалехт», утверждающая, будто бы значительная часть эмигрантов воспринимает бывшую Эстляндию лишь местом дачного отдыха и требует к себе соответствующего отношения, ничем, кроме ксенофобии, не отдает.
Аналогичный осадок остается и от статьи, напечатанной на страницах «Ваба Маа»: автор ее опасался, что среди беженцев превалируют как враждебные ЭР монархисты, так и скрытые агенты Коминтерна, а потому высылка их назад — это «защита демократии».
Комментируя визит к главе МВД Карлу Эйнбунду члена Комитета русских эмигрантов А. А. Горцева, журналист «Последних известий» бесхитростно передал пожелание министра, «чтобы беженцы поскорее «рассосались», покинув пределы Эстии».
При этом Эйнбунд отметил, что сам он лично — против высылки беженцев в большевистскую Россию. И отдал распоряжение полиции пресекать всяческую направленную на подобные шаги «самодеятельность».
К началу 1922 года число российских беженцев на территории ЭР сократилось до шестнадцати-восемнадцати тысяч, еще через двенадцать лет — и вовсе до восьми.
Какая-то, вероятно, не слишком значительная, часть из них действительно вернулась в родные края. Большинство было вынуждено двинуться дальше на запад — через Польшу в Германию, а оттуда — во Францию.
Формально представительские, а также ряд культурных «беженских» обществ просуществовали в Эстонии до 1940 года. На деле же их активность угасла десятилетием раньше — прибывшие слились с русскими старожилами.
По горькой иронии судьбы, именно эмигранты первыми попали под удар новой власти после аннексии Эстонской Республики Советским Союзом: в глазах последнего они были настроенными «контрреволюционно» по определению и через двадцать два года после революции.
Натурализованные в эстонское гражданство в середине тридцатых, но так и не ставшие окончательно «своими» для большей части коренного населения, «бывшие петроградские жители» утратили вслед за городом на Неве и Таллинн.
Хочется верить: к нынешним беженцам из охваченных гражданской войной регионов, чье размещение в Эстонии вызывает столь бурные дебаты в обществе, судьба будет милосерднее.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!