А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина
Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Международный день защиты детей — повод вспомнить о «таллиннской теме» на страницах детских книг, знакомых нескольким поколениям юных таллиннцев и их родителей.

Авторов книг, прочитанных и полюбившихся в детстве, запоминаешь, как правило, на всю жизнь.Иллюстраторам везет меньше: указана их фамилия на титульном листе или нет — читатель младшего школьного возраста пробегает ее, не глядя.
Только много лет спустя понимаешь и осознаешь: образу литературного героя во всей его многогранной полноте и рельефной жизненности художнику ты обязан ничуть не в меньшей степени, чем писателю.

Легенда в гравюре

Стилизация под Средневековье от Йохана Наха, 1944 год.

Стилизация под Средневековье от Йохана Наха, 1944 год.

Полноправным героем детской литературы Таллинн начал становиться относительно недавно: не ранее середины минувшего, двадцатого столетия.
К тому времени таллиннская тема была достаточно разработана во «взрослой» поэзии и прозе, а мотивы пейзажа столичных улиц уже начинали мелькать в иллюстрациях школьных учебников.
Заказчиком книги о похождениях сына рыбачки с Каламая, ставшего прообразом ратушного флюгера, изданной в мае 1944 года, стал Отдел народного просвещения Эстонского самоуправления — «минобраз» оккупированной нацистами ЭР.
Но одиозность заказчика, равно как и тенденциозность авторской обработки легенды о Старом Томасе, осуществленной будущим классиком эмигрантской литературы Гертом-Хельбемяэ, стушевываются талантом иллюстратора — графика Йохана Наха.
С таллиннской стариной Наха был знаком не понаслышке. В довоенные годы он собрал необъятный архив газетных вырезок, посвященных прошлому города. В годы войны — зарисовывал не только пострадавшие фасады, но и найденные в руинах артефакты.
Суровым, если не сказать — брутальным, режущим глаз на манер работ средневековых граверов, предстает Таллинн на его иллюстрациях. Таким, вероятно, он и был во времена Ливонской войны, участвовать в которой довелось и ландскнехту Томасу.
Неудивительно, что современные переиздания исторической миниатюры Хельбемяэ, изданные что слово-в-слово, что с заменой слова «venelane / русские» на политкорректное «vaenlane / враги», выглядят без иллюстраций Наха чем-то вторичным, ненастоящим.
В лучшем случае — добротной стилизацией под сказочное, «пряничное», Средневековье. В худшем — откровенным китчем: тем, что в профессиональных кругах принято именовать «средневековым Диснейлендом».

Прошлое и настоящее

«Мегаполис» во власти транспорта: Таллинн Рейна Таммика, 1987 год.

«Мегаполис» во власти транспорта: Таллинн Рейна Таммика, 1987 год.

Источником творческого вдохновения таллиннские предания оставались для авторов произведений детской литературы и в послевоенные годы: название поэмы Деборы Вааранди «Старец из Юлемисте и юный градостроитель» говорит само за себя.
Однако иллюстраторы изданной в 1952 году книги — Олев Соанс и Аста Вендер — от стилизации под легендарные времена решили отказаться. Что и неудивительно: текст ее представлял собой зарифмованный план реконструкции столицы Эстонской ССР.
К моменту выхода поэмы отдельным изданием пафос написанных семью годами ранее строк выдохся: «троллейбуса линии от Какумяэ к Виймси» не протянули, «площадь Центральную, столицы нашей сердце» в духе сталинского ампира не застроили.
Может быть, именно поэтому за изображения строительства нового, социалистического Таллинна вполне сгодились изображения восстановления довоенных еще зданий по четной стороне Нарвского шоссе.
Тем ценнее подлинные, еще неотретушированные и неприукрашенные в угоду строгим требованиям эстетики социалистического реализма панорамы подлинного города, только начинающего залечивать нанесенные ему войной раны.
Чего стоит, например, сцена с детворой, играющей у фонтана, решенного в духе сталинского ампира: фоном ему служат силуэты фронтонов домов по улице Кунинга, а высящаяся над ними башня ратуши изображена обезглавленной.
Курьезным образом в панораму порта попал и маяк Северного мола: оригинальный и стильный памятник архитектуры функционализма не пережил осады Таллинна в августе сорок первого и восстановлен никогда не был.

Секрет неизменности

«Вневременной Таллинн» Эдгара Вальтера, 1982 год.

«Вневременной Таллинн» Эдгара Вальтера, 1982 год.

Однозначным ответом на вопрос о том, кто сделал для популяризации архитектурного облика Старого Таллинна на одной шестой части суши больше всего, будет — Эдгар Вальтер.
Один из признанных мастеров эстонской книжной иллюстрации второй половины XX века, он, казалось, смог прочувствовать саму суть таллиннской городской среды, ее душу и дух. А главное — передать их в удивительной точности.
За что бы ни брался Вальтер: за иллюстрации к букварю или к учебнику по правилам дорожного движения для юных пешеходов, за рисунки к сказочным повестям или новеллам для юношества — Таллинн проступал на них явственно и узнаваемо.
Называть город по имени автору текста было необязательно: треугольным ли щипцом фронтона, кованой стенной скрепой, ленточным остеклением пятсовских времен — таллиннский мотив проступает у Вальтера с неизбежностью стойкого водяного знака.
К документальной точности иллюстратор обыкновенно не стремился. Таллинн для него стал архетипом города «вообще»: знакомого, по-домашнему уютного, на редкость соразмерного человеку вне зависимости от конкретной исторической эпохи.
Единственным исключением, пожалуй, стали иллюстрации к «Мартову хлебу»: пейзаж улиц ганзейского Ревеля Вальтер реконструировал не менее скрупулезно, чем Яан Кросс, — антураж средневекового быта и труд тогдашних аптекарей.
И хотя никаких аутентичных свидетельств тому, как выглядела Ратушная аптека и ее окрестности «ровно пятьсот тридцать три года назад», до нас не дошло, хочется верить: именно так, как запечатлел Эдгар Вальтер.

Пугающий реализм

Строчки:
«В городе житье не худо
Лишь одна беда — повсюду
От машин спасенья нет
Полон ими целый свет»

и

«Вот троллейбус подкатил
Как рогатый крокодил
Вот трамвай прогрохотал
А за ними — самосвал»

русскоязычному читателю незнакомы. Равно как и продолговатая книжка в твердом переплете со стоящим вполоборота первоклассником с ранцем за спиной на обложке: стихи Марио Кивистика «Через городскую улицу» были изданы в 1987 году, почему-то исключительно на эстонском.
Что касается литературных достоинств незамысловатого текста, сводящегося к тому, что на проезжей части надо быть осторожным, — пробел, возможно, не из разряда невосполнимых: визуальный ряд к нему куда как примечательнее и колоритнее.

Пафос восстановления отОлева Соанса и Асты Вендер, 1952 год.

Пафос восстановления отОлева Соанса и Асты Вендер, 1952 год.

Исполнивший его художник Рейн Таммик считается в эстонском искусстве одним из провозвестников поп-арта: направления, сочетающего гиперреализм и утрирование предметов и пейзажей повседневности с гротеском, коллажем, провокацией.
Таллинн Таммика — не легкие искрометные фантазии-декорации в духе Вальтера или же ретроспективные видения Наха. Это — современный город, увиденный глазами ребенка: «маленького человека» в переносном и самом прямом смысле.
Уличный пейзаж считывается с иллюстраций Таммика безошибочно — перегруженное самым разнообразным, выполненным с фотографической точностью транспортом Пярнуское шоссе или опустевший тротуар перед театром «Эстония».
Жесть автомобильных кузовов, доломит крепостных башен, пышная, еще не пожелтевшая, но уже запыленная сентябрьская листва — всё кажется вылепленным из единого, неведомого по составу материала.
Есть в этом что-то от легендарных сезанновских яблок, выписанных с той тщательностью, которая начисто отбивает аппетит: завораживающий город, гулять по которому не всякий и отважится.

***

Таллиннская тема в творчестве современных иллюстраторов детских книг — тема, которая наверняка еще дождется своего исследователя.
Об одном можно сказать: перешагнув порог XXI века, из «декораций», в которых разворачивается литературный сюжет, Таллинн, похоже, превратился в полноценного его героя.
Изданная несколько лет назад одновременно на эстонском, русском, английском, финском, немецком, французском и испанском книга «Ленни и Таллинн» — наглядное тому подтверждение.
Текст Рийны Кассер, рассказывающий об исторических и современных достопримечательностях столицы, буквально растворяется в иллюстрациях Аве Теэяэре — декоративных, изысканных, стильных.
Раз так — нет пожалуй, повода для опасений, что книги таллиннской тематики превратятся в унылый список литературы, обязательный к прочтению во время начинающихся летних каникул.
Напротив — они станут дверью в прошлое и настоящее города. А расцвечивающие их страницы иллюстрации — окнами, манящими своим магическим светом юных читателей.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!