А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Международный день защиты детей — повод вспомнить о «таллиннской теме» на страницах детских книг, знакомых нескольким поколениям юных таллиннцев и их родителей.

Авторов книг, прочитанных и полюбившихся в детстве, запоминаешь, как правило, на всю жизнь.Иллюстраторам везет меньше: указана их фамилия на титульном листе или нет — читатель младшего школьного возраста пробегает ее, не глядя.
Только много лет спустя понимаешь и осознаешь: образу литературного героя во всей его многогранной полноте и рельефной жизненности художнику ты обязан ничуть не в меньшей степени, чем писателю.

Легенда в гравюре

Стилизация под Средневековье от Йохана Наха, 1944 год.

Стилизация под Средневековье от Йохана Наха, 1944 год.

Полноправным героем детской литературы Таллинн начал становиться относительно недавно: не ранее середины минувшего, двадцатого столетия.
К тому времени таллиннская тема была достаточно разработана во «взрослой» поэзии и прозе, а мотивы пейзажа столичных улиц уже начинали мелькать в иллюстрациях школьных учебников.
Заказчиком книги о похождениях сына рыбачки с Каламая, ставшего прообразом ратушного флюгера, изданной в мае 1944 года, стал Отдел народного просвещения Эстонского самоуправления — «минобраз» оккупированной нацистами ЭР.
Но одиозность заказчика, равно как и тенденциозность авторской обработки легенды о Старом Томасе, осуществленной будущим классиком эмигрантской литературы Гертом-Хельбемяэ, стушевываются талантом иллюстратора — графика Йохана Наха.
С таллиннской стариной Наха был знаком не понаслышке. В довоенные годы он собрал необъятный архив газетных вырезок, посвященных прошлому города. В годы войны — зарисовывал не только пострадавшие фасады, но и найденные в руинах артефакты.
Суровым, если не сказать — брутальным, режущим глаз на манер работ средневековых граверов, предстает Таллинн на его иллюстрациях. Таким, вероятно, он и был во времена Ливонской войны, участвовать в которой довелось и ландскнехту Томасу.
Неудивительно, что современные переиздания исторической миниатюры Хельбемяэ, изданные что слово-в-слово, что с заменой слова «venelane / русские» на политкорректное «vaenlane / враги», выглядят без иллюстраций Наха чем-то вторичным, ненастоящим.
В лучшем случае — добротной стилизацией под сказочное, «пряничное», Средневековье. В худшем — откровенным китчем: тем, что в профессиональных кругах принято именовать «средневековым Диснейлендом».

Прошлое и настоящее

«Мегаполис» во власти транспорта: Таллинн Рейна Таммика, 1987 год.

«Мегаполис» во власти транспорта: Таллинн Рейна Таммика, 1987 год.

Источником творческого вдохновения таллиннские предания оставались для авторов произведений детской литературы и в послевоенные годы: название поэмы Деборы Вааранди «Старец из Юлемисте и юный градостроитель» говорит само за себя.
Однако иллюстраторы изданной в 1952 году книги — Олев Соанс и Аста Вендер — от стилизации под легендарные времена решили отказаться. Что и неудивительно: текст ее представлял собой зарифмованный план реконструкции столицы Эстонской ССР.
К моменту выхода поэмы отдельным изданием пафос написанных семью годами ранее строк выдохся: «троллейбуса линии от Какумяэ к Виймси» не протянули, «площадь Центральную, столицы нашей сердце» в духе сталинского ампира не застроили.
Может быть, именно поэтому за изображения строительства нового, социалистического Таллинна вполне сгодились изображения восстановления довоенных еще зданий по четной стороне Нарвского шоссе.
Тем ценнее подлинные, еще неотретушированные и неприукрашенные в угоду строгим требованиям эстетики социалистического реализма панорамы подлинного города, только начинающего залечивать нанесенные ему войной раны.
Чего стоит, например, сцена с детворой, играющей у фонтана, решенного в духе сталинского ампира: фоном ему служат силуэты фронтонов домов по улице Кунинга, а высящаяся над ними башня ратуши изображена обезглавленной.
Курьезным образом в панораму порта попал и маяк Северного мола: оригинальный и стильный памятник архитектуры функционализма не пережил осады Таллинна в августе сорок первого и восстановлен никогда не был.

Секрет неизменности

«Вневременной Таллинн» Эдгара Вальтера, 1982 год.

«Вневременной Таллинн» Эдгара Вальтера, 1982 год.

Однозначным ответом на вопрос о том, кто сделал для популяризации архитектурного облика Старого Таллинна на одной шестой части суши больше всего, будет — Эдгар Вальтер.
Один из признанных мастеров эстонской книжной иллюстрации второй половины XX века, он, казалось, смог прочувствовать саму суть таллиннской городской среды, ее душу и дух. А главное — передать их в удивительной точности.
За что бы ни брался Вальтер: за иллюстрации к букварю или к учебнику по правилам дорожного движения для юных пешеходов, за рисунки к сказочным повестям или новеллам для юношества — Таллинн проступал на них явственно и узнаваемо.
Называть город по имени автору текста было необязательно: треугольным ли щипцом фронтона, кованой стенной скрепой, ленточным остеклением пятсовских времен — таллиннский мотив проступает у Вальтера с неизбежностью стойкого водяного знака.
К документальной точности иллюстратор обыкновенно не стремился. Таллинн для него стал архетипом города «вообще»: знакомого, по-домашнему уютного, на редкость соразмерного человеку вне зависимости от конкретной исторической эпохи.
Единственным исключением, пожалуй, стали иллюстрации к «Мартову хлебу»: пейзаж улиц ганзейского Ревеля Вальтер реконструировал не менее скрупулезно, чем Яан Кросс, — антураж средневекового быта и труд тогдашних аптекарей.
И хотя никаких аутентичных свидетельств тому, как выглядела Ратушная аптека и ее окрестности «ровно пятьсот тридцать три года назад», до нас не дошло, хочется верить: именно так, как запечатлел Эдгар Вальтер.

Пугающий реализм

Строчки:
«В городе житье не худо
Лишь одна беда — повсюду
От машин спасенья нет
Полон ими целый свет»

и

«Вот троллейбус подкатил
Как рогатый крокодил
Вот трамвай прогрохотал
А за ними — самосвал»

русскоязычному читателю незнакомы. Равно как и продолговатая книжка в твердом переплете со стоящим вполоборота первоклассником с ранцем за спиной на обложке: стихи Марио Кивистика «Через городскую улицу» были изданы в 1987 году, почему-то исключительно на эстонском.
Что касается литературных достоинств незамысловатого текста, сводящегося к тому, что на проезжей части надо быть осторожным, — пробел, возможно, не из разряда невосполнимых: визуальный ряд к нему куда как примечательнее и колоритнее.

Пафос восстановления отОлева Соанса и Асты Вендер, 1952 год.

Пафос восстановления отОлева Соанса и Асты Вендер, 1952 год.

Исполнивший его художник Рейн Таммик считается в эстонском искусстве одним из провозвестников поп-арта: направления, сочетающего гиперреализм и утрирование предметов и пейзажей повседневности с гротеском, коллажем, провокацией.
Таллинн Таммика — не легкие искрометные фантазии-декорации в духе Вальтера или же ретроспективные видения Наха. Это — современный город, увиденный глазами ребенка: «маленького человека» в переносном и самом прямом смысле.
Уличный пейзаж считывается с иллюстраций Таммика безошибочно — перегруженное самым разнообразным, выполненным с фотографической точностью транспортом Пярнуское шоссе или опустевший тротуар перед театром «Эстония».
Жесть автомобильных кузовов, доломит крепостных башен, пышная, еще не пожелтевшая, но уже запыленная сентябрьская листва — всё кажется вылепленным из единого, неведомого по составу материала.
Есть в этом что-то от легендарных сезанновских яблок, выписанных с той тщательностью, которая начисто отбивает аппетит: завораживающий город, гулять по которому не всякий и отважится.

***

Таллиннская тема в творчестве современных иллюстраторов детских книг — тема, которая наверняка еще дождется своего исследователя.
Об одном можно сказать: перешагнув порог XXI века, из «декораций», в которых разворачивается литературный сюжет, Таллинн, похоже, превратился в полноценного его героя.
Изданная несколько лет назад одновременно на эстонском, русском, английском, финском, немецком, французском и испанском книга «Ленни и Таллинн» — наглядное тому подтверждение.
Текст Рийны Кассер, рассказывающий об исторических и современных достопримечательностях столицы, буквально растворяется в иллюстрациях Аве Теэяэре — декоративных, изысканных, стильных.
Раз так — нет пожалуй, повода для опасений, что книги таллиннской тематики превратятся в унылый список литературы, обязательный к прочтению во время начинающихся летних каникул.
Напротив — они станут дверью в прошлое и настоящее города. А расцвечивающие их страницы иллюстрации — окнами, манящими своим магическим светом юных читателей.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!