Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Скамейки парков, улиц и площадей Таллинна — не только сооружения сугубо утилитарные, но и свидетели истории, и неотъемлемый элемент городского пространства.

Самым «скамеечным» городом Эстонии по умолчанию считается Хаапсалу: решенный в виде мемориальной скамейки памятник Петру Ильичу Чайковскому давно стал одним из бесспорных символов курорта.
Столица подтянулась лишь семьдесят с небольшим лет спустя: мемориальная скамья, установленная в память всех таллиннских мэров, была торжественно открыта на горке Харьюмяги 19 августа нынешнего года.
Первая в своем роде, она — достойное пополнение многочисленного семейства «уличной мебели» Таллинна, примечательного как своей древностью, так и разнообразием представленных в нем видов и форм.

Каменный век

Древности полагается быть окаменелой: материал, само название которого, казалось бы, воспринимается синонимом безжизненности, парадоксальным образом способен подарить бессмертие. Старейшие уличные скамейки Таллинна — каменные: теоретически у них могли и должны были быть деревянные предшественницы, сохранившиеся в некоторых городах ганзейского региона, но эстонский климат, вероятно, оказался для них губительным.

Ревельская публика на скамейках Екатериненталя. Середина позапрошлого века.

Ревельская публика на скамейках Екатериненталя. Середина позапрошлого века.

Непосредственно вторгнуться в и без того стесненное крепостными стенами пространство средневекового города они еще не смели, робко лепясь к фасадам бюргерских жилищ и образуя единое целое с высокими крыльцами-предпорожьями.
Предназначение последних было сугубо утилитарным: служить платформой для подъема на чердачные склады мешков с товаром, защищая их содержимое от уличной грязи и слякоти. Две каменные скамьи ограничивали сооружение по бокам.
Вплоть до второй трети позапрошлого столетия таллиннцы пользовались этим далеким «аналогом» сельской завалинки — чтобы насладиться редким погожим деньком: на одной скамье — мужская половина семьи, на противоположной — женская.
Идиллию разрушила урбанизация: город рос, транспортный поток увеличивался, и на каком-то этапе каменные крыльца, вместе с обрамляющими их скамьями были принесены в жертву потребностям уличного движения.
Оригинальные средневековые скамьи сохранились только перед домом в переулке Ванатуру каэл под номером 3. Но реконструкции их рассеяны по всему Старому городу — от Ратушной площади до улицы Лай.
Если день выдается по-настоящему теплым, скамьи крылец нынешних зданий Эстонского исторического музея или Департамента охраны культурных ценностей редко бывают безлюдными.
Только вот сидят на них, как правило, позируя для эффектного фотоснимка, всё больше зарубежные туристы, а не жители Таллинна…

Парковый ампир

Несколько лет тому назад телефоны редакций газет и интернет-порталов были раскалены.
Таллиннцы, преимущественно пожилые, осаждали СМИ вопросом: куда буквально за одну ночь внезапно исчезли из Кадриорга знакомые не одному поколению горожан скамейки?
Большая часть их на прежнее место действительно не вернулась. Вместо них пришли новые, служащие, пожалуй, лучшей иллюстрацией того, что самая лучшая новизна — это старина, которую все уже успели позабыть.
«Старо-новые» скамейки излюбленного горожанами парка, и правда, имели со своими непосредственными предшественницами мало общего: вместо выгнутых форм — строгие параллели и перпендикуляры вертикальных линий.

Мемориальная табличка в честь таллиннских мэров на горке Харьюмяги.

Мемориальная табличка в честь таллиннских мэров на горке Харьюмяги.

Выглядит непривычно. Но для тех, кто видел гравюры с изображением Екатериненталя полуторавековой давности или бывал в Пушкинских Горах и знаком с «Онегинской скамьей», — вполне знакомо.
Возрождение позабытой-позаброшенной наследниками Петра царской резиденции в предместье Ревеля производилось в духе популярного в первой половине ХIХ столетия романтизма.
Однако парковая «мебель» для нее была выполнена в духе иного, предшествующего художественного стиля — классицизма. Точнее — позднего его этапа, суховатого и строгого ампира.
И хотя сидеть на репликах ампирных скамей, возможно, не слишком-то удобно, с точки зрения исторической справедливости возвращение их в Кадриорг оправдано вполне.

Слух и цвет

Говорить о золотом веке применительно к скамейкам как-то претенциозно, но для таллиннской «уличной мебели» эпоха расцвета однозначно стартовала вместе с началом третьего тысячелетия.
Впервые утилитарное сооружение было превращено в арт-объект на углу ведущих в Верхний город улиц Тоомпеа и Фальги: за минувшие полтора десятилетия краска чуть поблекла, но оригинальность форм в глаза бросается.
Затем настало время музыки: скамейки, в подражание той самой, мемориальной, хаапсалуской, стали предлагать не только отдых усталым ногам, но и возможность усладить слух отдыхающего пешехода творчеством того или иного композитора.
Первая музыкальная скамейка появилась, что и ожидаемо, на Певческом поле с июля 2009 года в летние месяцы она исполняет наиболее популярные песни из репертуара Праздников песни. А также — рассказывает историю создания их слов и музыки.
Прошло чуть больше года — и ее аналог появился в самом центре столицы: на территории бывшего Детского парка в северной части Вабадузе вяльяк была открыта мемориальная скамейка Шопена — подарок Таллинну от посольства Польши.
Режим ее «работы» — круглогодичный. При этом даже садится не обязательно: достаточно дотронуться до высеченной на гранитной поверхности фортепианной клавиши — и польется музыка композитора, никогда, впрочем, в Ревеле не бывавшего.

Новаторами подход

Идея совместить уличную скамейку с клумбой лежит, можно сказать, на поверхности. Поставить получившуюся конструкцию на… колеса — это уже эксперимент из разряда более смелых.
Трио архитекторов в составе Андреса Алвера, Вельо Каазика и Тийта Труммала решили рискнуть. И результат вполне оправдал себя: убедиться в этом можно на главной площади столицы.
Вабадузе вяльяк получила в результате их совместного творчества подлинную «мебель». То есть — передвигаемый элемент интерьера: уличные скамейки здесь перемещаются в любой угол пространства с помощью специального тягача.
Появившиеся почти одновременно с ними — осенью 2009 года — скамейки у восточной стены торгово-развлекательного центра «Солярис» выглядят куда как традиционнее. Однако, в известном смысле, без новаторства не обошлось и тут.
Заключается оно не в форме, а, скажем так, в содержании. Вернее — в материале. Все десять скамеек были изготовлены из отслуживших свой век… мобильных телефонов марки «Нокиа»: потребовалось их тринадцать тысяч.
Если бы не пояснительная табличка, укрепленная на одной из скамеек, невозможно было бы догадаться, что металлические детали были когда-то микросхемами, а пластик сидений — корпусами.
Скамья, установленная на горке Харьюмяги в память всех таллиннских градоначальников, внешне ничем не отличается от своих собратьев, стоящих в скверах и парках, на улицах и площадях столицы.
Но, сидя на ней, стоит, наверное, задуматься о том неотъемлемом элементе городского пространства, который верой и правдой служит таллиннцам вот уже которое столетие подряд.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!