А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина
Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Скамейки парков, улиц и площадей Таллинна — не только сооружения сугубо утилитарные, но и свидетели истории, и неотъемлемый элемент городского пространства.

Самым «скамеечным» городом Эстонии по умолчанию считается Хаапсалу: решенный в виде мемориальной скамейки памятник Петру Ильичу Чайковскому давно стал одним из бесспорных символов курорта.
Столица подтянулась лишь семьдесят с небольшим лет спустя: мемориальная скамья, установленная в память всех таллиннских мэров, была торжественно открыта на горке Харьюмяги 19 августа нынешнего года.
Первая в своем роде, она — достойное пополнение многочисленного семейства «уличной мебели» Таллинна, примечательного как своей древностью, так и разнообразием представленных в нем видов и форм.

Каменный век

Древности полагается быть окаменелой: материал, само название которого, казалось бы, воспринимается синонимом безжизненности, парадоксальным образом способен подарить бессмертие. Старейшие уличные скамейки Таллинна — каменные: теоретически у них могли и должны были быть деревянные предшественницы, сохранившиеся в некоторых городах ганзейского региона, но эстонский климат, вероятно, оказался для них губительным.

Ревельская публика на скамейках Екатериненталя. Середина позапрошлого века.

Ревельская публика на скамейках Екатериненталя. Середина позапрошлого века.

Непосредственно вторгнуться в и без того стесненное крепостными стенами пространство средневекового города они еще не смели, робко лепясь к фасадам бюргерских жилищ и образуя единое целое с высокими крыльцами-предпорожьями.
Предназначение последних было сугубо утилитарным: служить платформой для подъема на чердачные склады мешков с товаром, защищая их содержимое от уличной грязи и слякоти. Две каменные скамьи ограничивали сооружение по бокам.
Вплоть до второй трети позапрошлого столетия таллиннцы пользовались этим далеким «аналогом» сельской завалинки — чтобы насладиться редким погожим деньком: на одной скамье — мужская половина семьи, на противоположной — женская.
Идиллию разрушила урбанизация: город рос, транспортный поток увеличивался, и на каком-то этапе каменные крыльца, вместе с обрамляющими их скамьями были принесены в жертву потребностям уличного движения.
Оригинальные средневековые скамьи сохранились только перед домом в переулке Ванатуру каэл под номером 3. Но реконструкции их рассеяны по всему Старому городу — от Ратушной площади до улицы Лай.
Если день выдается по-настоящему теплым, скамьи крылец нынешних зданий Эстонского исторического музея или Департамента охраны культурных ценностей редко бывают безлюдными.
Только вот сидят на них, как правило, позируя для эффектного фотоснимка, всё больше зарубежные туристы, а не жители Таллинна…

Парковый ампир

Несколько лет тому назад телефоны редакций газет и интернет-порталов были раскалены.
Таллиннцы, преимущественно пожилые, осаждали СМИ вопросом: куда буквально за одну ночь внезапно исчезли из Кадриорга знакомые не одному поколению горожан скамейки?
Большая часть их на прежнее место действительно не вернулась. Вместо них пришли новые, служащие, пожалуй, лучшей иллюстрацией того, что самая лучшая новизна — это старина, которую все уже успели позабыть.
«Старо-новые» скамейки излюбленного горожанами парка, и правда, имели со своими непосредственными предшественницами мало общего: вместо выгнутых форм — строгие параллели и перпендикуляры вертикальных линий.

Мемориальная табличка в честь таллиннских мэров на горке Харьюмяги.

Мемориальная табличка в честь таллиннских мэров на горке Харьюмяги.

Выглядит непривычно. Но для тех, кто видел гравюры с изображением Екатериненталя полуторавековой давности или бывал в Пушкинских Горах и знаком с «Онегинской скамьей», — вполне знакомо.
Возрождение позабытой-позаброшенной наследниками Петра царской резиденции в предместье Ревеля производилось в духе популярного в первой половине ХIХ столетия романтизма.
Однако парковая «мебель» для нее была выполнена в духе иного, предшествующего художественного стиля — классицизма. Точнее — позднего его этапа, суховатого и строгого ампира.
И хотя сидеть на репликах ампирных скамей, возможно, не слишком-то удобно, с точки зрения исторической справедливости возвращение их в Кадриорг оправдано вполне.

Слух и цвет

Говорить о золотом веке применительно к скамейкам как-то претенциозно, но для таллиннской «уличной мебели» эпоха расцвета однозначно стартовала вместе с началом третьего тысячелетия.
Впервые утилитарное сооружение было превращено в арт-объект на углу ведущих в Верхний город улиц Тоомпеа и Фальги: за минувшие полтора десятилетия краска чуть поблекла, но оригинальность форм в глаза бросается.
Затем настало время музыки: скамейки, в подражание той самой, мемориальной, хаапсалуской, стали предлагать не только отдых усталым ногам, но и возможность усладить слух отдыхающего пешехода творчеством того или иного композитора.
Первая музыкальная скамейка появилась, что и ожидаемо, на Певческом поле с июля 2009 года в летние месяцы она исполняет наиболее популярные песни из репертуара Праздников песни. А также — рассказывает историю создания их слов и музыки.
Прошло чуть больше года — и ее аналог появился в самом центре столицы: на территории бывшего Детского парка в северной части Вабадузе вяльяк была открыта мемориальная скамейка Шопена — подарок Таллинну от посольства Польши.
Режим ее «работы» — круглогодичный. При этом даже садится не обязательно: достаточно дотронуться до высеченной на гранитной поверхности фортепианной клавиши — и польется музыка композитора, никогда, впрочем, в Ревеле не бывавшего.

Новаторами подход

Идея совместить уличную скамейку с клумбой лежит, можно сказать, на поверхности. Поставить получившуюся конструкцию на… колеса — это уже эксперимент из разряда более смелых.
Трио архитекторов в составе Андреса Алвера, Вельо Каазика и Тийта Труммала решили рискнуть. И результат вполне оправдал себя: убедиться в этом можно на главной площади столицы.
Вабадузе вяльяк получила в результате их совместного творчества подлинную «мебель». То есть — передвигаемый элемент интерьера: уличные скамейки здесь перемещаются в любой угол пространства с помощью специального тягача.
Появившиеся почти одновременно с ними — осенью 2009 года — скамейки у восточной стены торгово-развлекательного центра «Солярис» выглядят куда как традиционнее. Однако, в известном смысле, без новаторства не обошлось и тут.
Заключается оно не в форме, а, скажем так, в содержании. Вернее — в материале. Все десять скамеек были изготовлены из отслуживших свой век… мобильных телефонов марки «Нокиа»: потребовалось их тринадцать тысяч.
Если бы не пояснительная табличка, укрепленная на одной из скамеек, невозможно было бы догадаться, что металлические детали были когда-то микросхемами, а пластик сидений — корпусами.
Скамья, установленная на горке Харьюмяги в память всех таллиннских градоначальников, внешне ничем не отличается от своих собратьев, стоящих в скверах и парках, на улицах и площадях столицы.
Но, сидя на ней, стоит, наверное, задуматься о том неотъемлемом элементе городского пространства, который верой и правдой служит таллиннцам вот уже которое столетие подряд.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!