А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Скамейки парков, улиц и площадей Таллинна — не только сооружения сугубо утилитарные, но и свидетели истории, и неотъемлемый элемент городского пространства.

Самым «скамеечным» городом Эстонии по умолчанию считается Хаапсалу: решенный в виде мемориальной скамейки памятник Петру Ильичу Чайковскому давно стал одним из бесспорных символов курорта.
Столица подтянулась лишь семьдесят с небольшим лет спустя: мемориальная скамья, установленная в память всех таллиннских мэров, была торжественно открыта на горке Харьюмяги 19 августа нынешнего года.
Первая в своем роде, она — достойное пополнение многочисленного семейства «уличной мебели» Таллинна, примечательного как своей древностью, так и разнообразием представленных в нем видов и форм.

Каменный век

Древности полагается быть окаменелой: материал, само название которого, казалось бы, воспринимается синонимом безжизненности, парадоксальным образом способен подарить бессмертие. Старейшие уличные скамейки Таллинна — каменные: теоретически у них могли и должны были быть деревянные предшественницы, сохранившиеся в некоторых городах ганзейского региона, но эстонский климат, вероятно, оказался для них губительным.

Ревельская публика на скамейках Екатериненталя. Середина позапрошлого века.

Ревельская публика на скамейках Екатериненталя. Середина позапрошлого века.

Непосредственно вторгнуться в и без того стесненное крепостными стенами пространство средневекового города они еще не смели, робко лепясь к фасадам бюргерских жилищ и образуя единое целое с высокими крыльцами-предпорожьями.
Предназначение последних было сугубо утилитарным: служить платформой для подъема на чердачные склады мешков с товаром, защищая их содержимое от уличной грязи и слякоти. Две каменные скамьи ограничивали сооружение по бокам.
Вплоть до второй трети позапрошлого столетия таллиннцы пользовались этим далеким «аналогом» сельской завалинки — чтобы насладиться редким погожим деньком: на одной скамье — мужская половина семьи, на противоположной — женская.
Идиллию разрушила урбанизация: город рос, транспортный поток увеличивался, и на каком-то этапе каменные крыльца, вместе с обрамляющими их скамьями были принесены в жертву потребностям уличного движения.
Оригинальные средневековые скамьи сохранились только перед домом в переулке Ванатуру каэл под номером 3. Но реконструкции их рассеяны по всему Старому городу — от Ратушной площади до улицы Лай.
Если день выдается по-настоящему теплым, скамьи крылец нынешних зданий Эстонского исторического музея или Департамента охраны культурных ценностей редко бывают безлюдными.
Только вот сидят на них, как правило, позируя для эффектного фотоснимка, всё больше зарубежные туристы, а не жители Таллинна…

Парковый ампир

Несколько лет тому назад телефоны редакций газет и интернет-порталов были раскалены.
Таллиннцы, преимущественно пожилые, осаждали СМИ вопросом: куда буквально за одну ночь внезапно исчезли из Кадриорга знакомые не одному поколению горожан скамейки?
Большая часть их на прежнее место действительно не вернулась. Вместо них пришли новые, служащие, пожалуй, лучшей иллюстрацией того, что самая лучшая новизна — это старина, которую все уже успели позабыть.
«Старо-новые» скамейки излюбленного горожанами парка, и правда, имели со своими непосредственными предшественницами мало общего: вместо выгнутых форм — строгие параллели и перпендикуляры вертикальных линий.

Мемориальная табличка в честь таллиннских мэров на горке Харьюмяги.

Мемориальная табличка в честь таллиннских мэров на горке Харьюмяги.

Выглядит непривычно. Но для тех, кто видел гравюры с изображением Екатериненталя полуторавековой давности или бывал в Пушкинских Горах и знаком с «Онегинской скамьей», — вполне знакомо.
Возрождение позабытой-позаброшенной наследниками Петра царской резиденции в предместье Ревеля производилось в духе популярного в первой половине ХIХ столетия романтизма.
Однако парковая «мебель» для нее была выполнена в духе иного, предшествующего художественного стиля — классицизма. Точнее — позднего его этапа, суховатого и строгого ампира.
И хотя сидеть на репликах ампирных скамей, возможно, не слишком-то удобно, с точки зрения исторической справедливости возвращение их в Кадриорг оправдано вполне.

Слух и цвет

Говорить о золотом веке применительно к скамейкам как-то претенциозно, но для таллиннской «уличной мебели» эпоха расцвета однозначно стартовала вместе с началом третьего тысячелетия.
Впервые утилитарное сооружение было превращено в арт-объект на углу ведущих в Верхний город улиц Тоомпеа и Фальги: за минувшие полтора десятилетия краска чуть поблекла, но оригинальность форм в глаза бросается.
Затем настало время музыки: скамейки, в подражание той самой, мемориальной, хаапсалуской, стали предлагать не только отдых усталым ногам, но и возможность усладить слух отдыхающего пешехода творчеством того или иного композитора.
Первая музыкальная скамейка появилась, что и ожидаемо, на Певческом поле с июля 2009 года в летние месяцы она исполняет наиболее популярные песни из репертуара Праздников песни. А также — рассказывает историю создания их слов и музыки.
Прошло чуть больше года — и ее аналог появился в самом центре столицы: на территории бывшего Детского парка в северной части Вабадузе вяльяк была открыта мемориальная скамейка Шопена — подарок Таллинну от посольства Польши.
Режим ее «работы» — круглогодичный. При этом даже садится не обязательно: достаточно дотронуться до высеченной на гранитной поверхности фортепианной клавиши — и польется музыка композитора, никогда, впрочем, в Ревеле не бывавшего.

Новаторами подход

Идея совместить уличную скамейку с клумбой лежит, можно сказать, на поверхности. Поставить получившуюся конструкцию на… колеса — это уже эксперимент из разряда более смелых.
Трио архитекторов в составе Андреса Алвера, Вельо Каазика и Тийта Труммала решили рискнуть. И результат вполне оправдал себя: убедиться в этом можно на главной площади столицы.
Вабадузе вяльяк получила в результате их совместного творчества подлинную «мебель». То есть — передвигаемый элемент интерьера: уличные скамейки здесь перемещаются в любой угол пространства с помощью специального тягача.
Появившиеся почти одновременно с ними — осенью 2009 года — скамейки у восточной стены торгово-развлекательного центра «Солярис» выглядят куда как традиционнее. Однако, в известном смысле, без новаторства не обошлось и тут.
Заключается оно не в форме, а, скажем так, в содержании. Вернее — в материале. Все десять скамеек были изготовлены из отслуживших свой век… мобильных телефонов марки «Нокиа»: потребовалось их тринадцать тысяч.
Если бы не пояснительная табличка, укрепленная на одной из скамеек, невозможно было бы догадаться, что металлические детали были когда-то микросхемами, а пластик сидений — корпусами.
Скамья, установленная на горке Харьюмяги в память всех таллиннских градоначальников, внешне ничем не отличается от своих собратьев, стоящих в скверах и парках, на улицах и площадях столицы.
Но, сидя на ней, стоит, наверное, задуматься о том неотъемлемом элементе городского пространства, который верой и правдой служит таллиннцам вот уже которое столетие подряд.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!