А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

С профессиональным кукольным театром таллинн-цы впервые познакомились ровно восемьдесят лет назад — во время визита в Эстонию коллектива, считающегося ныне национальным достоянием Чехии.

Таллиннский театр «Nuku» начинается с Буратино: перчаточной куклы на руке режиссера Фердинанда Вейке, увековеченного мемориальной доской на фасаде здания по адресу: Лай 1.
А мог бы — с другого, не менее знаменитого члена Клуба веселых человечков: лопоухого сорванца Гурвинека. Равно как и его ближайшего родственника — добродушного, хотя и брюзгливого, папаши Спейбла.
Ведь мысль обзавестись собственным кукольным театром впервые зародилась у таллиннцев именно после посещения города ими и их создателем — чешским актером, постановщиком, кукловодом Йосефом Скупой — в мае 1935 года.

Трехвековая предыстория

Поэт и драматург Хенрик Виснапуу, писавший на страницах газеты «Waba Maa», что, дескать, доселе кукольный театр местному зрителю был практически неизвестен, мягко говоря, преувеличивал. С театром марионеток жители Ревеля впервые познакомились лет за триста до того: в 1630 году некий уроженец Германии Якоб Вигандт три дня подряд разыгрывал кукольные пьесы в зале гильдии Святого Канута.

Создатель Гурвинека, профессор Йосеф Скупа с куклой своего любимого персонажа.

Создатель Гурвинека, профессор Йосеф Скупа с куклой своего любимого персонажа.

К концу столетия его собратья по ремеслу стали здесь настолько частыми гостями, что магистрат был вынужден постановить: гастролировать кукольникам можно лишь в том случае, если выручка за два спектакля будет отчисляться ими городским богадельням.
Едва ли разоренный Северной войной и эпидемией чумы Ревель первой половины ХVIII века был для странствующих кукольных трупп сколько-нибудь заветной целью, но уже ко времени правления Екатерины II, они появились в городе вновь.
Судя по мемуарам и газетным объявлением полуторавековой давности, кукольные представления были ревельцам знакомы хорошо: «благородная» публика предпочитала марионеток, простой люд — петрушечников из российской глубинки.
Другое дело — и тут Виснапуу был абсолютно прав — подавляющее большинство его современников и сограждан видели в кукольных постановках лишь незамысловатое развлечение для не слишком взыскательного вкуса, и только.
Поэтому визит в Таллинн чехословацкого коллектива, продолжавшего посещением Эстонии свое мировое турне, стал подлинной сенсацией: кукольного театра такого уровня и в здешних краях действительно прежде не видывали.

Профессор и профессионал

Руководителя коллектива таллиннские газетчики именовали исключительно «профессором» — и в титуле этом, несмотря на невольные ассоциации с «доктором кукольных наук», не было и тени иронии.
Уроженец городка Страконице (южная Чехия) декоратор и постановщик театра в Пльзене и одновременно — дизайнер компании «Шкода» Йосеф Скупа действительно был профессором Пражского училища прикладных ремесел.
Впрочем, почтительное «проф.» перед фамилией гостя вполне можно трактовать и как сокращение от слова «профессионал». Ведь едва ли не главная его заслуга — превращение кукольного театра из «низового», фольклорного в профессиональный.
В годы Первой мировой войны Скупа пришел к выводу: традиционный театр Кашпарека — чешского родственника русского Петрушки — восходящий чуть ли не к Средневековью, безнадежно устарел и модернизации едва ли подлежит.
Вместо обращения к привычным персонажам он решил вывести на сцену собственных, новых. Таких, в которых зритель легко опознает самого себя, со всеми присущими ему слабостями, недостатками или же, напротив, положительными чертами характера.
1920 год стал годом рождения Спейбла: эталонного чешского обывателя, в меру разумного, в меру ограниченного, в меру консервативного, но при этом — безгранично общительного и никогда не теряющего чувства юмора.
Через шесть лет Спейбл стал папашей и обзавелся сыном Гурвинеком — непосредственным, живым, не признающим ничьих авторитетов: ярким воплощением спора между поколением отцов и детей.
Минуло еще четыре года, и имена персонажей стали частью названия первого в мире профессионального кукольного театра: «Театр Спейбла и Гурвинека» был основан Скупой в 1930-м.

Требовательный вкус

«Наш человек крайне осторожен, — отзывалась о первом дне гастролей чехословацких кукольников газета «Рахва Сына». — Прежде чем он не узнает о представлении всё, он не станет рисковать своей кровной кроной и парой свободных часов…»
Несмотря на то что для выступления гостям была предоставлена сцена театра «Эстония», местная публика поначалу отнеслась к гостям настороженно — импресарио был вынужден признать наличие в зале значительного количества свободных мест.
«От памятного многим лубочного театра Петрушки труппу чешских кукольников отличает, в первую очередь, художественная тонкость, — заступалась за коллектив Йосефа Скупы газета «Пяэвалехт». — Она удовлетворяет самым требовательным вкусам.
Таким, например, как у завсегдатаев эстрады в Люксембургском саду Парижа или садов на римском холме Монте Пинчо. Недаром из Эстонии театр направляется в Советский Союз: туда ездят с чем-то выдающимся, а не с плохоньким художественным багажом».
Подчеркивал репортер и то, что жителям Таллинна впервые предоставляется возможность воочию увидеть представления, о которых, в лучшем случае, можно услышать от человека, вернувшегося из зарубежного турне.
«Тот из родителей, кто не враг своему ребенку, приведет его сегодня в «Эстонию», — призывало издание. — И тот из педагогов, который желает показать воспитанникам добротную постановку, направит их в тот же театр».
Газетные усилия не прошли даром: уже на вечернем, адресованном в первую очередь взрослым представлении второго дня гастролей в зале яблоку негде было упасть.

Лавры успеха

«Нет ничего удивительного, что театр марионеток проф. Скупы завоевал всеевропейскую известность, что всюду он пожинает лавры успеха, что им восхищается и стар, и млад, — писали в «Вести дня».
Нельзя не залюбоваться игрой этих забавных маленьких деревянных артистов, послушно реагирующих на малейшее подергивание каждой из почти незримых тонких нитей, соединяющей их с рукой мастера, вдохновляющего эту выразительную игру».
Выразительна она была настолько, что зрители, кажется, забыли о наличии языкового барьера: хотя кукловоды, конечно, владели понятным таллиннской публике немецким, как того требовал замысел Скупы, «говорили» куклы на родном, чешском.
По этой причине таллиннцам показывали не «классические» полновесные пьесы, написанные для Спейбла и Гурвинека их творцом, а нечто вроде сценического ревю: калейдоскоп отдельных номеров, гротескных и острохарактерных.
«Здесь «чисто работают» жонглер Нозарини, клоун-акробат Коко, силач с феноменальными мускулами, танцующий страус, джаз-трио и даже «герлз» из варьете, — перечислял задействованных кукол репортер, — чего только не придумано!
Но главный, конечно, Гурвинек — большеголовый, ушастый, с удивительно подвижной мимикой, завоевывающий полное расположение публики. Он — мастер на все руки: играет на ксилофоне, занимается с отцом Спейблом акробатикой, катается на роликах.
Он шалун, уроков не знает, и ответы ему подсказывает его собачка Черри. Этот кудлатый песик — одна прелесть, и его уморительная мордочка не менее выразительна, чем находящийся в
вечном движении обрубок-хвостик…»

***

От тени недоверия, с которым чехословацкие артисты столкнулись на первом таллиннском выступлении, не осталось и следа: публика неистово аплодировала, требуя повторения наиболее полюбившихся номеров еще и еще раз.
Выходившего в конце представления из-за занавеса Йосефа Скупу с Гурвинеком на руках отпускать зрители явно не хотели. И ему наверняка ничего не оставалось, как пообещать, что рано или поздно он вновь посетит Таллинн.
Этого, увы, не произошло. Но уже летом следующего, 1936 года первые эксперименты с марионетками начал проводить актер Таавет Поска. А к Рождеству была основана кукольная труппа при студии Таллиннского драматического театра
До основания Государственного кукольного театра Эстонской ССР — непосредственного предшественника нынешнего «Нуку» — оставалось долгих шестнадцать лет…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!