А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1153 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

С профессиональным кукольным театром таллинн-цы впервые познакомились ровно восемьдесят лет назад — во время визита в Эстонию коллектива, считающегося ныне национальным достоянием Чехии.

Таллиннский театр «Nuku» начинается с Буратино: перчаточной куклы на руке режиссера Фердинанда Вейке, увековеченного мемориальной доской на фасаде здания по адресу: Лай 1.
А мог бы — с другого, не менее знаменитого члена Клуба веселых человечков: лопоухого сорванца Гурвинека. Равно как и его ближайшего родственника — добродушного, хотя и брюзгливого, папаши Спейбла.
Ведь мысль обзавестись собственным кукольным театром впервые зародилась у таллиннцев именно после посещения города ими и их создателем — чешским актером, постановщиком, кукловодом Йосефом Скупой — в мае 1935 года.

Трехвековая предыстория

Поэт и драматург Хенрик Виснапуу, писавший на страницах газеты «Waba Maa», что, дескать, доселе кукольный театр местному зрителю был практически неизвестен, мягко говоря, преувеличивал. С театром марионеток жители Ревеля впервые познакомились лет за триста до того: в 1630 году некий уроженец Германии Якоб Вигандт три дня подряд разыгрывал кукольные пьесы в зале гильдии Святого Канута.

Создатель Гурвинека, профессор Йосеф Скупа с куклой своего любимого персонажа.

Создатель Гурвинека, профессор Йосеф Скупа с куклой своего любимого персонажа.

К концу столетия его собратья по ремеслу стали здесь настолько частыми гостями, что магистрат был вынужден постановить: гастролировать кукольникам можно лишь в том случае, если выручка за два спектакля будет отчисляться ими городским богадельням.
Едва ли разоренный Северной войной и эпидемией чумы Ревель первой половины ХVIII века был для странствующих кукольных трупп сколько-нибудь заветной целью, но уже ко времени правления Екатерины II, они появились в городе вновь.
Судя по мемуарам и газетным объявлением полуторавековой давности, кукольные представления были ревельцам знакомы хорошо: «благородная» публика предпочитала марионеток, простой люд — петрушечников из российской глубинки.
Другое дело — и тут Виснапуу был абсолютно прав — подавляющее большинство его современников и сограждан видели в кукольных постановках лишь незамысловатое развлечение для не слишком взыскательного вкуса, и только.
Поэтому визит в Таллинн чехословацкого коллектива, продолжавшего посещением Эстонии свое мировое турне, стал подлинной сенсацией: кукольного театра такого уровня и в здешних краях действительно прежде не видывали.

Профессор и профессионал

Руководителя коллектива таллиннские газетчики именовали исключительно «профессором» — и в титуле этом, несмотря на невольные ассоциации с «доктором кукольных наук», не было и тени иронии.
Уроженец городка Страконице (южная Чехия) декоратор и постановщик театра в Пльзене и одновременно — дизайнер компании «Шкода» Йосеф Скупа действительно был профессором Пражского училища прикладных ремесел.
Впрочем, почтительное «проф.» перед фамилией гостя вполне можно трактовать и как сокращение от слова «профессионал». Ведь едва ли не главная его заслуга — превращение кукольного театра из «низового», фольклорного в профессиональный.
В годы Первой мировой войны Скупа пришел к выводу: традиционный театр Кашпарека — чешского родственника русского Петрушки — восходящий чуть ли не к Средневековью, безнадежно устарел и модернизации едва ли подлежит.
Вместо обращения к привычным персонажам он решил вывести на сцену собственных, новых. Таких, в которых зритель легко опознает самого себя, со всеми присущими ему слабостями, недостатками или же, напротив, положительными чертами характера.
1920 год стал годом рождения Спейбла: эталонного чешского обывателя, в меру разумного, в меру ограниченного, в меру консервативного, но при этом — безгранично общительного и никогда не теряющего чувства юмора.
Через шесть лет Спейбл стал папашей и обзавелся сыном Гурвинеком — непосредственным, живым, не признающим ничьих авторитетов: ярким воплощением спора между поколением отцов и детей.
Минуло еще четыре года, и имена персонажей стали частью названия первого в мире профессионального кукольного театра: «Театр Спейбла и Гурвинека» был основан Скупой в 1930-м.

Требовательный вкус

«Наш человек крайне осторожен, — отзывалась о первом дне гастролей чехословацких кукольников газета «Рахва Сына». — Прежде чем он не узнает о представлении всё, он не станет рисковать своей кровной кроной и парой свободных часов…»
Несмотря на то что для выступления гостям была предоставлена сцена театра «Эстония», местная публика поначалу отнеслась к гостям настороженно — импресарио был вынужден признать наличие в зале значительного количества свободных мест.
«От памятного многим лубочного театра Петрушки труппу чешских кукольников отличает, в первую очередь, художественная тонкость, — заступалась за коллектив Йосефа Скупы газета «Пяэвалехт». — Она удовлетворяет самым требовательным вкусам.
Таким, например, как у завсегдатаев эстрады в Люксембургском саду Парижа или садов на римском холме Монте Пинчо. Недаром из Эстонии театр направляется в Советский Союз: туда ездят с чем-то выдающимся, а не с плохоньким художественным багажом».
Подчеркивал репортер и то, что жителям Таллинна впервые предоставляется возможность воочию увидеть представления, о которых, в лучшем случае, можно услышать от человека, вернувшегося из зарубежного турне.
«Тот из родителей, кто не враг своему ребенку, приведет его сегодня в «Эстонию», — призывало издание. — И тот из педагогов, который желает показать воспитанникам добротную постановку, направит их в тот же театр».
Газетные усилия не прошли даром: уже на вечернем, адресованном в первую очередь взрослым представлении второго дня гастролей в зале яблоку негде было упасть.

Лавры успеха

«Нет ничего удивительного, что театр марионеток проф. Скупы завоевал всеевропейскую известность, что всюду он пожинает лавры успеха, что им восхищается и стар, и млад, — писали в «Вести дня».
Нельзя не залюбоваться игрой этих забавных маленьких деревянных артистов, послушно реагирующих на малейшее подергивание каждой из почти незримых тонких нитей, соединяющей их с рукой мастера, вдохновляющего эту выразительную игру».
Выразительна она была настолько, что зрители, кажется, забыли о наличии языкового барьера: хотя кукловоды, конечно, владели понятным таллиннской публике немецким, как того требовал замысел Скупы, «говорили» куклы на родном, чешском.
По этой причине таллиннцам показывали не «классические» полновесные пьесы, написанные для Спейбла и Гурвинека их творцом, а нечто вроде сценического ревю: калейдоскоп отдельных номеров, гротескных и острохарактерных.
«Здесь «чисто работают» жонглер Нозарини, клоун-акробат Коко, силач с феноменальными мускулами, танцующий страус, джаз-трио и даже «герлз» из варьете, — перечислял задействованных кукол репортер, — чего только не придумано!
Но главный, конечно, Гурвинек — большеголовый, ушастый, с удивительно подвижной мимикой, завоевывающий полное расположение публики. Он — мастер на все руки: играет на ксилофоне, занимается с отцом Спейблом акробатикой, катается на роликах.
Он шалун, уроков не знает, и ответы ему подсказывает его собачка Черри. Этот кудлатый песик — одна прелесть, и его уморительная мордочка не менее выразительна, чем находящийся в
вечном движении обрубок-хвостик…»

***

От тени недоверия, с которым чехословацкие артисты столкнулись на первом таллиннском выступлении, не осталось и следа: публика неистово аплодировала, требуя повторения наиболее полюбившихся номеров еще и еще раз.
Выходившего в конце представления из-за занавеса Йосефа Скупу с Гурвинеком на руках отпускать зрители явно не хотели. И ему наверняка ничего не оставалось, как пообещать, что рано или поздно он вновь посетит Таллинн.
Этого, увы, не произошло. Но уже летом следующего, 1936 года первые эксперименты с марионетками начал проводить актер Таавет Поска. А к Рождеству была основана кукольная труппа при студии Таллиннского драматического театра
До основания Государственного кукольного театра Эстонской ССР — непосредственного предшественника нынешнего «Нуку» — оставалось долгих шестнадцать лет…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!