А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Хотя столицей монархии Таллинну за долгие века биографии побывать так никогда и не удалось, королевский след на его улицах и площадях считывается без особого труда — настолько глубоко отпечатался он в истории города.

Давнишняя песенка безнадежно устарела: современные короли могут действительно всё — в том числе и разрешать свои матримониальные проблемы исключительно по любви.
Что коронованные особы «в ходе эволюции» однозначно утратили — так это почти сверхъестественную способность оставлять немеркнущую память о себе даже в тех краях, где сами они никогда не бывали.
Для того чтобы убедиться в силе этого иссякшего к современности дара, достаточно прогуляться по Таллинну, — в первую очередь по исторической, средневековой, его части — а также по ближайшим ее окрестностям.

Прусский сувенир

Собственной Via Regia — Королевской дороги, то есть церемониального тракта, по которому монарх следовал к месту своей коронации, в сугубо купеческом Ревеле, понятное дело, не было.

Композиция «Старый король» — по умолчанию, памятник Вальдемару II.

Композиция «Старый король» —
по умолчанию, памятник Вальдемару II.

Королевская улица, между тем, была и сохранилась до сегодняшнего дня в относительной целости и средневековой сохранности: два жилища бюргеров-ганзейцев на полсотни метров уличной дистанции — плотность достойная.
К сожалению, Вторая мировая война не пощадила барочную нотку в облике улицы Кунинга: здание с эркером, стоявшее на месте бокового фасада Дома писателей, — в нем в последние десятилетия XVII века работала вторая в городе аптека.
Оба названия ее прозрачны: первой, Ратушной, она уступала как размерами
помещений, так и ассортиментом лекарств, и звалась Малой. Величали аптеку и Королевской — снадобья ее отпускались для служащих в армии шведских королей.
Правда, своим «королевским» названием современная улица Кунинга обязана всё же не Шведскому королевству и его вооруженным силам: в магистратских документах она упоминается уже в Средние века — и под немецким вариантом своего имени.
На Кенгисштрассе в первой трети XV столетия проживал некий Ламберт Коннигсберх: судя по фамилии, уроженец прусского города Кенигсберга, нынешнего административного центра Калининградской области.
Едва ли купец Коннигсберх был особой королевской крови. Но народная молва простила ему это, увековечив часть его фамилии, но потом и забыв о том, что стало основой для звучного топонима…

Монарх и богатырь

Самый первый король «прописался» в пространстве Таллинна за добрых два века до того как торгово-ремесленное поселение, выросшее у подножия холма Тоомпеа, получило городские права.
Письменных свидетельств того, что норвежский монарх, креститель своей страны, Олаф Харальдссон когда-либо бывал на месте будущей столицы Эстонской Республики, обнаружить до сих пор никому не удалось.

Густав II Адольф, основатель старейшей таллиннской гимназии в ее интерьере.

Густав II Адольф, основатель старейшей таллиннской гимназии в ее интерьере.

Но и полностью исключать такой возможности тоже нельзя: потерпев поражение в хитросплетениях борьбы вокруг престола, он был вынужден бежать на… Русь и по пути в Новгород вполне мог причалить к берегу бухты, которая ныне зовется Таллиннской.
Так это или не так — выяснить едва ли удастся. Но факт остается фактом: поселение скандинавских торговцев, вероятно, существовало на ее берегах уже в «догородской» период таллиннской истории — основано оно было уже в XII столетии.
Кому была посвящена часовня, ютившаяся среди складов и жилых
помещений торгового подворья, — неизвестно. Но с 1267 года церковь, выросшая на месте былой фактории, носит имя своего покровителя святого Олафа.
Существовала в городе и гильдия, нареченная в честь канонизированного монарха: то, что известно современным таллиннцам как Олайский зал Братства черноголовых, было изначально главным ее помещением.
Объединяла она ремесленников-«ненемцев»: предков нынешних эстонцев. Не отсюда ли вера эстонского фольклора в то, что Олев был не чужеземным монархом, а местным богатырем, другом Калевипоэга?

История с географией

Ремесленники немецкого происхождения были объединены в средневековом Ревеле гильдией, носящей имя еще одного короля, признанного святым: датского правителя Канута.
Полтора века тому назад при перестройке здания гильдии в формах неоготики он даже удостоился персонального «памятника»: цинковая фигура бородатого монарха стоит между окнами второго этажа.

Датский монарх Канут на неоготическом фасаде гильдии «имени себя».

Датский монарх Канут на неоготическом фасаде гильдии «имени себя».

Памятник — и уже безо всяких кавычек — планировали установить горожане и еще одному датскому королю — Вальдемару II, покорителю городища древних эстов, их крестителю и, так уж получилось, — поработителю.
Остзейская историография видела в нем основателя Ревеля — и накануне семисотлетия этого события Городская дума приняла решение увековечить Вальдемара монументом: открыть его планировалось на бастионе Сконе к лету 1919 года.
Не сложилось: в вихре войн и революций отцы города забыли о былых намерениях. А, может быть, просто не нашли необходимых средств. Да и в городе, ставшем столицей независимой республики, король-захватчик стал смотреться неуместно.
Только в самом начале семидесятых годов на террасе построенной лет за двадцать до того лестницы, ведущей со двора дома на улице Рюйтли в Верхний город, появилась декоративная кованая композиция «Старый король».
Не с ее ли установкой сквер под городской стеной стал именоваться Садом датского короля, а легенда о падении в 1219 году с небес датского флага получила «точную» географическую привязку?

Имена и даты

Развитие королевской темы монументальной пластике Таллинна вообще дается с трудом: конкурс на памятник шведской королеве Кристийне, похоже, заглох, не начавшись; ее отцу Густаву II Адольфу — аналогично.
Первый, несколько лет тому назад, собирались установить власти района Кристийне, названного в память о правительнице, даровавшей тамошние пастбища, на которые претендовали вышгородские дворяне, бюргерам Нижнего города.
Идея установки второго — родом из тридцатых: после того как транзитом через Таллинн из Швеции в Тарту проследовала бронзовая фигура основателя тамошнего университета, таллиннцы вспомнили о том, кому обязаны старейшей гимназией.
Кстати, имя Густава Адольфа присвоено ей относительно недавно: изначально звалась она просто Ревельской, потом — Королевской, затем Императорской, позже — Губернской, а с 1890 года — была имени Николая I.
Основатель же был по достоинству увековечен в официальном названии учебного заведения только в августе 1918 года — во время оккупации территории Эстонии войсками кайзеровской Германии.
Удивительно, но в антимонархическом запале новые республиканские власти отменили это переименование: Гимназией Густава Адольфа старейшая средняя школа вновь стала лишь в 1931 году.
Но и это, как оказалось, ненадолго: Наркомпрос ЭССР изъял короля со школьной вывески, в годы немецкой оккупации он вернулся вновь, затем, осенью 1944-го, вновь был изгнан.
На вывеску основанной Густавом Адольфом гимназии имя его вернулось одновременно с восстановлением государственности ЭР. А еще десяток лет спустя тут появился и памятный бюст.
Правда, установлен он не на площади Торниде, как планировалось в предвоенное десятилетие, а в одном из школьных коридоров. Но лучше уж так, чем никак.

Колокольная память

В Ревеле Густав Адольф бывал неоднократно, чего не скажешь о его наследнике на шведском престоле, короле Карле XI. Тот, однако, удостоился привилегии, которой не выпадало пока еще ни одному монарху, — персонального. .. бульвара.
Своим названием, впрочем, бульвар Каарлипуйестеэ обязан не столько самому правителю Швеции, сколько церкви: ее двухбашенное строение эффектно замыкает западную оконечность обсаженной вековыми липами улицы.
Архитектурный облик здания недвусмысленно свидетельствует: семидесятыми годами XVII столетия — порой правления Карла XI — тут и не пахнет. Монарх, конечно, был аскетом, но не настолько, чтобы возводить здания в духе суровой романики.
Так и есть: нынешний храм построен двумя веками позже. Первая же церковь, освященная накануне Рождества 1670 года, бесследно сгинула в огне Северной войны — даже изображений ее до наших дней не дошло.
Чудесно, что сохранился подарок, который монарх, за свой лютеранский аскетизм прозванный «Серый плащ», сделал приходу: два церковных колокола, на каждом из которых отлито имя дарителя.
Гулким голосом оба «Карла XI» звонят над современным Таллинном — городом, никогда не бывшим королевской столицей, но память о королях хранящим трепетно и бережно.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!