А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Точек соприкосновения у городских пространств Таллинна и Санкт-Петербурга больше, чем может показаться на первый взгляд. Наличием собственных домиков Петра, краткого периода белых ночей и промозглой погоды в остальные времена года сходство между двумя столицами отнюдь не исчерпывается.
Поговорить о нем накануне очередных Петербургских встреч в Таллинне, которые состоятся в среду и четверг начинающейся недели — время самое что ни на есть подходящее.

Фонари таллиннской сборки освещают дорогу петербуржцам, петербургской — украшают ансамбль памятника «Русалке» в Таллинне.

Фонари таллиннской сборки освещают дорогу петербуржцам, петербургской — украшают ансамбль памятника «Русалке» в Таллинне.

Вокзал на двоих

Судя по «топографической привязке» известного стихотворения, свое легендарное путешествие на месте Рассеянный с улицы Бассейной начал и завершил с Московского вокзала Северной столицы.

Отправься он с Балтийского — и схожий результат был бы достигнут даже в том случае, если вагон был бы прицеплен к локомотиву: продремав часов шестнадцать под стук колес, пассажир вновь увидел бы за окном перрон… Балтийского вокзала.
Не петербургского, разумеется, а ревельского. Носящего, впрочем, то же самое имя, что и столичный тезка, причем по одной и той же причине, о которой жители что Таллинна, что Санкт-Петербурга чаще всего даже и не задумываются.
Названием своим оба они обязаны не столько Балтийскому морю, сколько городу Палдиски — на момент сооружения железнодорожной магистрали — Балтишпорту, с девяностых годов XIX века — Порту Балтийскому.
Железная дорога, проложенная в 1871 году, предназначалась прежде всего для доставки грузов из незамерзающей гавани в столицу — Ревельское направление числилось лишь ее ответвлением.
Логистические маршруты за почти полтора столетия изменились. А название — общее для двух столиц — сохранилось: на Балтийский вокзал таксист отвезет и в Таллинне, и в Питере.

Площади-тезки

Вместо пышного расстреллиевского барокко — поздний вариант того же самого стиля, воплощенный иенским архитектором Иоганном Шульцем; вместо императорской резиденции — губернаторская.
За абрис арки Главного штаба, пожалуй, можно было бы — при изрядной доле воображения и местного патриотизма — принять свод Рижских ворот. Если бы их, конечно, не снесли в шестидесятые годы позапрошлого века.
Неорусская, подчеркнуто допетровская архитектура собора Александра Невского звучит явным диссонансом в окружающей застройке: по завершенности ансамбля таллиннская площадь Лосси очевидно проигрывает петербургской Дворцовой. Зато здешняя Сенная — и за-вершеннее, и значимее своей тезки из города на Неве. Что и немудрено — с 1922 года она является главной площадью столицы Эстонской Республики и носит подобающее имя: Вабадузе, то есть — Свободы.
От возов с сеном и торговцев деревянными ложками-плошками таллиннский Сенной рынок избавился за десять лет до того. Равно как и от изначального названия (переименован он был в Петровскую площадь).
Памятник Петру I, открытие которого и стало причиной для переименования, до наших дней не уцелел. Зато сохранился еще один, не столь очевидный памятник общего прошлого
— Яановская церковь.
Заложена она была 8 августа 1862 года — в память тысячелетия основания российской государственности, как своего рода подарок губернских властей эстонскому населению города.

Да будет свет

После того как в преддверии трехсотлетия Санкт-Петербурга построенный к предыдущему, двухсотлетнему, юбилею, Троицкий мост был отреставрирован, на основание его фонарей вернулась скрытая прежде под краской надпись. Литые строчки «Ф. Вигандъ. Ревель» для многих жителей Северной столицы оказались головоломкой: даже наличие в современном городе Ревельской улицы не сразу подсказало, что речь идет об историческом названии нынешнего Таллинна.

Что же касается первой строчки загадочной надписи, то она способна озадачить и нынешнего таллиннца: имя и фамилия основателя Таллиннского машиностроительного завода, на котором фонари были изготовлены, у горожан начала XXI века не на слуху.
Для автора, говоря нынешним языком, дизайна фонарей места на их основании, увы, не нашлось. А он того безусловно заслуживает: автор декоративного убранства самого, вероятно, элегантного моста над Невой — эстонский скульптор Амандус Адамсон.
Жителям Таллинна он знаком, в первую очередь, как создатель памятника команде погибшего броненосца береговой обороны «Русалка» — первого произведения монументальной пластики в городском пространстве.
Нет сомнения, что по проекту Адамсона были выполнены и фонари, освещавшие окрестности монумента — по неизвестной причине удаленные в середине прошлого века и замененные вазонами для клумб.
По старинным чертежам воссозданы они были десять лет назад — и отлиты на петербургском предприятии «Архимет АПЕКС»: жаль только, что изготовитель не оставил на их основании клейма…

Броненосец в поднебесье

Не заметить при посещении Кунсткамеры воспетого Крыловым слона теоретически, наверное, можно. Но вот не заметить при посещении Петербурга Адмиралтейства — не удастся никак.
Золотящимся в створе проспекта шпилем, бесконечным фасадом, развернутым вдоль Александровского сада, флюгером-корабликом, ставшим мотивом туристической продукции,
— Адмиралтейство постоянно напоминает о себе. Другое дело — Таллинн: буксир-ресторан «Адмирал», пришвартованный у причала в акватории Адмиралтейского же бассейна к первостепенным туристическим достопримечательностям сложно отнести даже при большом желании.
Между тем Адмиралтейство в Ревеле было: как и петербургское, основано оно было в 1715 году Петром I — и под различными названиями просуществовало по сути до середины девяностых годов прошлого уже, XX столетия.
Архитектурными достоинствами его постройки, правда, никогда не блистали: даже художники двухвековой давности ничего примечательнее колокола, подвешенного на двух колоннах, запечатлеть не удосужились.
Здание, и силуэтом, и предназначением схожее с Адмиралтейством, стоящим над Невой, стоит искать не в непосредственной близости от Таллиннского пассажирского порта, а на рабочей окраине — в Копли.
Административный корпус Русско-Балтийского судостроительного завода, спроектированный петербургским зодчим Александром Дмитриевым, решен, конечно, не в духе ампира, а в духе северного модерна.
Высящуюся над ним башню архитектор увенчал не шпилем, а радиомачтой, но изображением кораблика его флюгаркуукрасил. Правда, не парусником, а паровым броненосцем — в духе времени. Жаль только, что сохранить уникальный для Таллинна флюгер не удосужились: он бесследно исчез после демонтажа ставшей ненужной антенны около полувека назад.

***

Поиск точек соприкосновения Петербурга и Таллинна продолжать можно долго, благо — диалог между столицами-соседями на протяжении трехсот последних лет не прекращался никогда.
Здания, построенные петербургскими зодчими, украшают таллиннские улицы, а выдающиеся деятели, удостоенные в Таллинне увековечивания в топонимике, учились в Петербурге, или даже умудрились родиться в нем.
Какие памятники оставит в городском пространстве обоих городов нынешнее сотрудничество — покажет время. Но хочется верить, что список «таллиннских адресов Петербурга» и «петербургских адресов Таллинна» будет шириться и расти.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!