А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

О том, что Таллинн — город мастеров, общеизвестно с момента выхода на экраны одноименной киносказки как минимум.
Уточнение относительно того, о мастерах какого именно дела, ремесла или же специальности идет речь, вроде как, и не требуется: афоризм ценят за емкость, а не за многословие.
На перечисление всех профессий, в которых таллиннцы былых времен и дней нынешних достигли высот мастерства в словах, печатных знаках и пространстве газетных столбцов, потребовалось бы действительно немало.
Даже только тех из них, которые запечатлены в городском пространстве (посредством уличных названий, декора фасадов, произведений монументальной пластики), на краеведческую заметку без труда хватит.

Место жительства

Сложно сказать, как сложилась бы судьба легендарного Жени Лукашина, если бы друзья усадили его не на ленинградский самолет, а на таллиннский, но на улицу Строителей таксист бы доставил бы его и в столице ЭССР.
Намеченная чуть ли еще не бароном Тленном, непосредственно проложенная в тридцатые, бывшая Хаберстгофская дорога была переименована в Эхитаяте теэ зимой 1963 года — в честь тех, кто возводил новостройки Мустамяэ.
Традиция присваивать уличные названия подобным «косвенным образом» относительно молода. Свой отсчет в Таллинне она начинает, вероятно, от имени улицы Туукри: едва ли на момент переименования в 1950 году жили на ней исключительно водолазы.
Вовсе не одними извозчиками была заселена и улица Вооримехе, зовущаяся так с третьей четверти позапрошлого столетия: поджидающие седоков «водители кобылы» всего лишь парковали свои экипажи на углу Вооримехе и Большого рынка — Ратушной площади.
В Средние века было не так. На Башмачной, нынешней Кинга, и впрямь стояли мастерские башмачников. На Кузнечной — теперешней Харью — работали кузнецы. А на улицу Ювелиров — Куллассепа — действительно был смысл отправиться за украшениями.
Существовала в былом Ревеле и улица Теэнри: крохотный переулок за зданием важни — городских весов. Жили на ней «ратушные слуги» — обслуживающий персонал здания магистрата, а также — городской музыкант и его подручные.

Дух модерна

Возведение городища на месте будущего Таллинна, если верить тексту национального эпоса, началось с лесозаготовок. Обращение к теме труда в оформлении фасадов таллиннских зданий — тоже.
Бородатый лесоруб с топором в руках застыл на панно, размещенном под самой крышей Народного дома мебельной фабрики Карла Лютера, распахнувшего свои двери перед посетителями летом 1905 года.
Появление его здесь было ожидаемо по двум причинам. Во-первых, специфика фабричного производства. А во-вторых — стиль самого сооружения (модерн), впервые «легализовавшего» тему людей труда в архитектурном убранстве.
Не случайно, возможно, ворота здания заводоуправления фабрики Кристиана Ротерманна, построенного пятью годами позже на Мерепуйестеэ, были украшены барельефами с изображением рабочих в цехе и портовых грузчиков.
Последним не повезло. После того как в начале девяностых годов авторство произведений искусства было установлено, одно из этих произведений бесследно пропало: работы бельгийского скульптора Константина Менье ценятся на аукционах высоко.
Зато к другому произведению на тему тружеников судьба оказалась куда как милосерднее: лица в матросских штормовках с капюшонами и по сей день взирают с капителей здания по адресу: улица Уус-Садама, 14.
Построено оно было в 1926 году для Таллиннского дома моряков, став последней постройкой, возведенной в городе в стиле модерн и последней работой его корифея — архитектора Жака Розенбаума.

Мода тридцатых

1. Бородатый дровосек на фасаде бывшего Народного дома фабрики Лютера. 2. Доломитовая «Сестра милосердия» — еще на своем изначальном посту. 3. Кладка у каменщика с фасада дома по Тартускому шоссе явно не задалась. 4. Монументальности ради «Веселый трубочист» спустился с крыши на землю.

1. Бородатый дровосек на фасаде бывшего Народного дома фабрики Лютера.
2. Доломитовая «Сестра милосердия» — еще на своем изначальном посту.
3. Кладка у каменщика с фасада дома по Тартускому шоссе явно не задалась.
4. Монументальности ради «Веселый трубочист» спустился с крыши на землю.

Архитектурные вкусы могли меняться, но мода украшать здания изображениями тружеников не покидала Таллинн уже никогда: взяв паузу в двадцатых годах, скульпторы с новой силой начали осваивать ее к середине тридцатых.
Дату постройки доходного дома Эстонского общества эксплуатации недвижимого имущества по нынешнему адресу: Тартуское шоссе, 6 отыскать сложно: только очень опытный взгляд сразу вычленит цифры «1936» в декоре балконной решетки.
Зато не обратить внимания на фигуры каменщика и плотника, красующиеся на двух угловых фасадах здания, попросту невозможно: их создатель, скульптор Оскар Гольдберг, звезд с небес не хватал, но в стиле академического реализма ваял уверенно и узнаваемо.
Его работы отличались и стойкостью к превратностям погоды. Чего не скажешь о произведении его коллеги Александера Каазика, оформлявшего тыльный фасад построенного в 1939 году здания Больничной кассы.
Неясно, кому, в какое время, а главное — зачем пришло в голову выкрасить его доломитовую «Сестру милосердия», стоявшую над входом со стороны улицы Харидузе, белой масляной краской.
Но последствия этого поступка оказались роковыми: поры доломита закупорились, камень перестал «дышать» — ив 2007 году признанную аварийной скульптуру с фасада пришлось снять.
«Молотобойцу» работы Вольдемара Меллика, стоявшему над парадным, выходящим на улицу Тынисмяэ входом в Больничную кассу, повезло еще меньше — он рассыпался полностью.
Выставка достижений народного хозяйства в советском Таллинне была, но собственные «Рабочий и Колхозница» оказались запечатленными не на ее территории, а на торце пятиэтажного жилого дома на улице Акадеэмиа теэ.
Декоративное панно, созданное под руководством художницы Валш Лембер-Богаткиной в 1962 году, явно оживило облик типовой «хрущевки»: следует сказать спасибо городским властям, которые не дали скрыть  ему под плитами утепления лет десять тому назад.
За непрерывность традиции стоит поблагодарить их и еще раз — в связи с открытием скульптуры трубочист с мая 2015 года несущего вахту на раэвилке улиц Мюйривахе, Суур-Карья и Вана-Пости.
О художественных достоинствах скульптуры Тауно Кангро можно» конечно, спорить. Как и о месте ее расположения: дом артели трубочистов до 1944 года располагался на месте кинотетра «Космос».
Но горожане, а особенно — туристы, уже признали ее «своей». Более того, парад трубочистов стартует во время Дней Старого города именно от своего «монументального собрата».
И это внушает веру в то, что увековечивать мастеров своего дела — даже самых экзотических для современного мира профессий — будут в Таллинне и впредь.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!