А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
Хроники Таллина
Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Европейская столица деревьев» — титул молодой: в этом году он был присвоен всего в девятый раз. Удостоен его был Таллинн — город, «древесная биография» которого насчитывает три с лишним столетия.

Легендарный сосняк, по которому белки могли допрыгать от нынешнего Пелгулинна до пляжа на Штромке, ни разу не спустившись на землю, давно отошел в область преданий.
Величавые дубы-исполины, воспетые «германским Орфеем» эпохи барокко, поэтом Паулем Флеммингом, дожили до появления фотографии — но не смогли перешагнуть рубежа второй половины XX века. Об утраченном можно и нужно сожалеть.

Но стоит понимать: в городе — среде по определению рукотворной, наибольшую вероятность дожить до седой старины имеют деревья, посаженные человеком.
Они зачастую сохранили не только тепло человеческих рук, но и память о том, кто некогда сажал их на радость себе и последующим поколениям горожан. А порой — и имена тех, кто пополнил семью зеленых старожилов Таллинна.

Четвертое столетие

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Побитая временем великанская липа с не менее внушительным дуплом, замурованным кирпичом, растущая у южной стены церкви Нигулисте, самим обликом своим свидетельствует: едва ли найдется в городе дерево старше.
Народная молва приписывает посадку липы «последнему хронисту Ливонии» — церковному настоятелю Кристиану Кельху, скончавшемуся в декабре 1710 года от чумы и похороненному якобы непосредственно под сенью ее ветвей.
Не исключено, что бренные останки пастора и вправду покоятся между ее корнями — археологические изыскания на данный предмет не проводились. Дендрологический анализ, проведенный лет двадцать назад, версию о посадке им липы опровергает.
В конце девяностых годов прошлого века специалисты-древоведы определили: возраст липы составляет три с половиной столетия. Не 1680 год, правда, как утверждают, опираясь на анонимную заметку в довоенной прессе, иные гиды, но близко к тому.
Выходит, что таллиннская липа почти на два десятилетия старше пастора и писателя, родившегося в немецком городе Грайфенхагене в 1657 году и впервые ступившего на землю современной Эстонии уже двадцатитрехлетним.

Стоит при этом учитывать, что вплоть до начала Северной войны служил Кельх в приходах Ярва-Яани и Виру-Яагупи. В Ревеле, судя по тексту хроники, он бывал, но едва ли упражнялся там в древонасаждении.
Кто именно посадил на церковном подворье липу Кельха, едва ли удастся когда-либо выяснить. Но в то, что был это человек заботливый, внимательный и добрый сердцем, — хочется верить.
Как может быть иначе, если посаженное им дерево находит в себе силы противостоять времени и невзгодам вот уже четвертое столетие?

Царь и бульвар

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Что бы ни утверждали современные «знатоки», каменным мешком, начисто лишенным зеленых насаждений, средневековый Ревель никогда не был.
Дело даже не в том, что административная территория города включала в себя форштадты-предместья: фруктовыми садами обладали, например, монастыри, расположенные под защитой крепостных стен.
А вот чисто эстетическое удовольствие от созерцания подернутой первой весенней листвой или пламенеющего осенним багрянцем древесной кроны средневековому горожанину, скорее всего, действительно было неведомо.
По-настоящему любоваться природой европейцы начали не ранее эпохи
романтизма, иными словами — конца XVIII века. Тем же периодом датируется стремление перенести часть «дикой натуры» в город — посредством обустройства бульваров прежде всего. Традиционно принято считать, что вокруг средневекового ядра городской застройки они начинают складываться в Ревеле не позднее третьей четверти позапрошлого столетия — после утраты городом статуса крепости.

Не исключено, впрочем, что попытки озеленения предпринимались и ранее: путешественник, посетивший Таллинн в тридцатые годы XIX века, писал, что деревьями некогда была засажена улица Лай.
Гость города выражал сожаление: от былого зеленого убранства якобы к моменту его визита в город уцелели лишь две липы у входа в дом бургомистра Гука — те, что связывают ныне с именем Петра I.
Действительно ли были посажены они императором у крыльца здания по адресу: Лай, 29 или же являются памятником попытке создания первого предка таллиннских бульваров — вопрос открытый.
Хронологически же деревья куда моложе что петровских времен, что эпохи романтизма. Дендрологи уверяют: липы едва приближаются к полуторавековому рубежу своей биографии.

Дуб в память

Вторая половина XIX столетия была для озеленения Ревеля порой благостной: мода на высаживание «персональных» деревьев дошла до города и, судя по всему, пришлась тут очень по вкусу.
В честь юбилеев родственников или друзей сажали их владельцы летних усадеб — пращуров таллиннских дач. В память о личностях более знаменитых, деревья высаживали в самом центре города.
В 1883 году, например, четырехсотлетие со дня появления на свет будущего церковного реформатора и переводчика Библии на немецкий язык Мартина Лютера отметили посадкой дуба — национального дерева Германии.
На следующий год «именного» дуба удосужился местный уроженец и житель — бургомистр Карл Август Майер, глава особой Променадной комиссии: его рвением Ингерманландский бастион превратился в излюбленный горожанами парк.
Оба дерева благополучно растут и по сей день, утратив лишь установленные некогда у их подножия таблички с памятным текстом. Так что какой из дубов в Таллинне Лютеровский, а какой — Майеровский, не помнят ныне даже старожилы.
Желающим попробовать отыскать их самостоятельно приходится довольствоваться лишь приблизительными координатами: дворик у южной стены церкви Олевисте и площадка у кафе на горке Харьюмяги.

***

Из деревьев, посаженных в Таллинне в память тех или иных событий и лиц только за последние сто лет, можно было бы собрать если не дремучий лес, то солидную рощу — определенно.
Одних только дубов кто только не сажал в городе и его окрестностях: иностранные монархи и главы правительств, ревнители традиций древних эстов и ветераны Второй мировой, делегации городов-побратимов и национально-культурных обществ.
Титулом «Европейская столица деревьев», присуждаемым тем городам, жители которых ценят роль деревьев в городской среде и истории человечества, Таллинн будет обладать в течение одного года — до следующего июня.
Срок для биографии таллиннских деревьев-старожилов — ничтожный. Но достаточный для того, чтобы вспомнить о тех, чьими руками они были посажены, когда и в честь кого.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!