А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1350 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Европейская столица деревьев» — титул молодой: в этом году он был присвоен всего в девятый раз. Удостоен его был Таллинн — город, «древесная биография» которого насчитывает три с лишним столетия.

Легендарный сосняк, по которому белки могли допрыгать от нынешнего Пелгулинна до пляжа на Штромке, ни разу не спустившись на землю, давно отошел в область преданий.
Величавые дубы-исполины, воспетые «германским Орфеем» эпохи барокко, поэтом Паулем Флеммингом, дожили до появления фотографии — но не смогли перешагнуть рубежа второй половины XX века. Об утраченном можно и нужно сожалеть.

Но стоит понимать: в городе — среде по определению рукотворной, наибольшую вероятность дожить до седой старины имеют деревья, посаженные человеком.
Они зачастую сохранили не только тепло человеческих рук, но и память о том, кто некогда сажал их на радость себе и последующим поколениям горожан. А порой — и имена тех, кто пополнил семью зеленых старожилов Таллинна.

Четвертое столетие

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Побитая временем великанская липа с не менее внушительным дуплом, замурованным кирпичом, растущая у южной стены церкви Нигулисте, самим обликом своим свидетельствует: едва ли найдется в городе дерево старше.
Народная молва приписывает посадку липы «последнему хронисту Ливонии» — церковному настоятелю Кристиану Кельху, скончавшемуся в декабре 1710 года от чумы и похороненному якобы непосредственно под сенью ее ветвей.
Не исключено, что бренные останки пастора и вправду покоятся между ее корнями — археологические изыскания на данный предмет не проводились. Дендрологический анализ, проведенный лет двадцать назад, версию о посадке им липы опровергает.
В конце девяностых годов прошлого века специалисты-древоведы определили: возраст липы составляет три с половиной столетия. Не 1680 год, правда, как утверждают, опираясь на анонимную заметку в довоенной прессе, иные гиды, но близко к тому.
Выходит, что таллиннская липа почти на два десятилетия старше пастора и писателя, родившегося в немецком городе Грайфенхагене в 1657 году и впервые ступившего на землю современной Эстонии уже двадцатитрехлетним.

Стоит при этом учитывать, что вплоть до начала Северной войны служил Кельх в приходах Ярва-Яани и Виру-Яагупи. В Ревеле, судя по тексту хроники, он бывал, но едва ли упражнялся там в древонасаждении.
Кто именно посадил на церковном подворье липу Кельха, едва ли удастся когда-либо выяснить. Но в то, что был это человек заботливый, внимательный и добрый сердцем, — хочется верить.
Как может быть иначе, если посаженное им дерево находит в себе силы противостоять времени и невзгодам вот уже четвертое столетие?

Царь и бульвар

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Что бы ни утверждали современные «знатоки», каменным мешком, начисто лишенным зеленых насаждений, средневековый Ревель никогда не был.
Дело даже не в том, что административная территория города включала в себя форштадты-предместья: фруктовыми садами обладали, например, монастыри, расположенные под защитой крепостных стен.
А вот чисто эстетическое удовольствие от созерцания подернутой первой весенней листвой или пламенеющего осенним багрянцем древесной кроны средневековому горожанину, скорее всего, действительно было неведомо.
По-настоящему любоваться природой европейцы начали не ранее эпохи
романтизма, иными словами — конца XVIII века. Тем же периодом датируется стремление перенести часть «дикой натуры» в город — посредством обустройства бульваров прежде всего. Традиционно принято считать, что вокруг средневекового ядра городской застройки они начинают складываться в Ревеле не позднее третьей четверти позапрошлого столетия — после утраты городом статуса крепости.

Не исключено, впрочем, что попытки озеленения предпринимались и ранее: путешественник, посетивший Таллинн в тридцатые годы XIX века, писал, что деревьями некогда была засажена улица Лай.
Гость города выражал сожаление: от былого зеленого убранства якобы к моменту его визита в город уцелели лишь две липы у входа в дом бургомистра Гука — те, что связывают ныне с именем Петра I.
Действительно ли были посажены они императором у крыльца здания по адресу: Лай, 29 или же являются памятником попытке создания первого предка таллиннских бульваров — вопрос открытый.
Хронологически же деревья куда моложе что петровских времен, что эпохи романтизма. Дендрологи уверяют: липы едва приближаются к полуторавековому рубежу своей биографии.

Дуб в память

Вторая половина XIX столетия была для озеленения Ревеля порой благостной: мода на высаживание «персональных» деревьев дошла до города и, судя по всему, пришлась тут очень по вкусу.
В честь юбилеев родственников или друзей сажали их владельцы летних усадеб — пращуров таллиннских дач. В память о личностях более знаменитых, деревья высаживали в самом центре города.
В 1883 году, например, четырехсотлетие со дня появления на свет будущего церковного реформатора и переводчика Библии на немецкий язык Мартина Лютера отметили посадкой дуба — национального дерева Германии.
На следующий год «именного» дуба удосужился местный уроженец и житель — бургомистр Карл Август Майер, глава особой Променадной комиссии: его рвением Ингерманландский бастион превратился в излюбленный горожанами парк.
Оба дерева благополучно растут и по сей день, утратив лишь установленные некогда у их подножия таблички с памятным текстом. Так что какой из дубов в Таллинне Лютеровский, а какой — Майеровский, не помнят ныне даже старожилы.
Желающим попробовать отыскать их самостоятельно приходится довольствоваться лишь приблизительными координатами: дворик у южной стены церкви Олевисте и площадка у кафе на горке Харьюмяги.

***

Из деревьев, посаженных в Таллинне в память тех или иных событий и лиц только за последние сто лет, можно было бы собрать если не дремучий лес, то солидную рощу — определенно.
Одних только дубов кто только не сажал в городе и его окрестностях: иностранные монархи и главы правительств, ревнители традиций древних эстов и ветераны Второй мировой, делегации городов-побратимов и национально-культурных обществ.
Титулом «Европейская столица деревьев», присуждаемым тем городам, жители которых ценят роль деревьев в городской среде и истории человечества, Таллинн будет обладать в течение одного года — до следующего июня.
Срок для биографии таллиннских деревьев-старожилов — ничтожный. Но достаточный для того, чтобы вспомнить о тех, чьими руками они были посажены, когда и в честь кого.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Хо Ши Мин после представления в театре «Эстония».

«С приветом от трудящихся Ханоя»: как столица Хо Ши Мина принимала.

Шестьдесят лет тому назад Таллинн посетил, возможно, один из самых экзотических официальных гостей - президент Демократической Республики Вьетнам Хо Ши ...

Читать дальше...

Восковой макет памятника Свободы, созданный в 1923 году скульптором Амандусом Адамсоном.

Пирамида, колоннада, обелиск: шансы для памятника Свободы

Памятник победе в Освободительной войне, называемый также памятником свободы или Крестом Свободы, мог быть совершенно иным – если бы проекты ...

Читать дальше...

После реставрации вновь стало понятно, почему особняк нынешнего музея называли в тридцатые годы «белым лебедем Каламая».

Пространство памяти и поле эксперимента: Музей Каламая и Русский музей предлагают

Две новинки музейного сезона этой осени – открывшийся в одноименной части города Музей Каламая и экспериментальная выставка-лаборатория в Таллиннском русском ...

Читать дальше...

Интерьер кафе таллиннской телебашни через несколько дней после открытия сорок лет тому назад.

Общепит за облаками: кафе таллиннской телебашни

Сорок лет назад небо стало ближе: у таллиннцев и гостей города появилась уникальная возможность перекусить и выпить чашечку кофе в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!