А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Европейская столица деревьев» — титул молодой: в этом году он был присвоен всего в девятый раз. Удостоен его был Таллинн — город, «древесная биография» которого насчитывает три с лишним столетия.

Легендарный сосняк, по которому белки могли допрыгать от нынешнего Пелгулинна до пляжа на Штромке, ни разу не спустившись на землю, давно отошел в область преданий.
Величавые дубы-исполины, воспетые «германским Орфеем» эпохи барокко, поэтом Паулем Флеммингом, дожили до появления фотографии — но не смогли перешагнуть рубежа второй половины XX века. Об утраченном можно и нужно сожалеть.

Но стоит понимать: в городе — среде по определению рукотворной, наибольшую вероятность дожить до седой старины имеют деревья, посаженные человеком.
Они зачастую сохранили не только тепло человеческих рук, но и память о том, кто некогда сажал их на радость себе и последующим поколениям горожан. А порой — и имена тех, кто пополнил семью зеленых старожилов Таллинна.

Четвертое столетие

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Побитая временем великанская липа с не менее внушительным дуплом, замурованным кирпичом, растущая у южной стены церкви Нигулисте, самим обликом своим свидетельствует: едва ли найдется в городе дерево старше.
Народная молва приписывает посадку липы «последнему хронисту Ливонии» — церковному настоятелю Кристиану Кельху, скончавшемуся в декабре 1710 года от чумы и похороненному якобы непосредственно под сенью ее ветвей.
Не исключено, что бренные останки пастора и вправду покоятся между ее корнями — археологические изыскания на данный предмет не проводились. Дендрологический анализ, проведенный лет двадцать назад, версию о посадке им липы опровергает.
В конце девяностых годов прошлого века специалисты-древоведы определили: возраст липы составляет три с половиной столетия. Не 1680 год, правда, как утверждают, опираясь на анонимную заметку в довоенной прессе, иные гиды, но близко к тому.
Выходит, что таллиннская липа почти на два десятилетия старше пастора и писателя, родившегося в немецком городе Грайфенхагене в 1657 году и впервые ступившего на землю современной Эстонии уже двадцатитрехлетним.

Стоит при этом учитывать, что вплоть до начала Северной войны служил Кельх в приходах Ярва-Яани и Виру-Яагупи. В Ревеле, судя по тексту хроники, он бывал, но едва ли упражнялся там в древонасаждении.
Кто именно посадил на церковном подворье липу Кельха, едва ли удастся когда-либо выяснить. Но в то, что был это человек заботливый, внимательный и добрый сердцем, — хочется верить.
Как может быть иначе, если посаженное им дерево находит в себе силы противостоять времени и невзгодам вот уже четвертое столетие?

Царь и бульвар

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Что бы ни утверждали современные «знатоки», каменным мешком, начисто лишенным зеленых насаждений, средневековый Ревель никогда не был.
Дело даже не в том, что административная территория города включала в себя форштадты-предместья: фруктовыми садами обладали, например, монастыри, расположенные под защитой крепостных стен.
А вот чисто эстетическое удовольствие от созерцания подернутой первой весенней листвой или пламенеющего осенним багрянцем древесной кроны средневековому горожанину, скорее всего, действительно было неведомо.
По-настоящему любоваться природой европейцы начали не ранее эпохи
романтизма, иными словами — конца XVIII века. Тем же периодом датируется стремление перенести часть «дикой натуры» в город — посредством обустройства бульваров прежде всего. Традиционно принято считать, что вокруг средневекового ядра городской застройки они начинают складываться в Ревеле не позднее третьей четверти позапрошлого столетия — после утраты городом статуса крепости.

Не исключено, впрочем, что попытки озеленения предпринимались и ранее: путешественник, посетивший Таллинн в тридцатые годы XIX века, писал, что деревьями некогда была засажена улица Лай.
Гость города выражал сожаление: от былого зеленого убранства якобы к моменту его визита в город уцелели лишь две липы у входа в дом бургомистра Гука — те, что связывают ныне с именем Петра I.
Действительно ли были посажены они императором у крыльца здания по адресу: Лай, 29 или же являются памятником попытке создания первого предка таллиннских бульваров — вопрос открытый.
Хронологически же деревья куда моложе что петровских времен, что эпохи романтизма. Дендрологи уверяют: липы едва приближаются к полуторавековому рубежу своей биографии.

Дуб в память

Вторая половина XIX столетия была для озеленения Ревеля порой благостной: мода на высаживание «персональных» деревьев дошла до города и, судя по всему, пришлась тут очень по вкусу.
В честь юбилеев родственников или друзей сажали их владельцы летних усадеб — пращуров таллиннских дач. В память о личностях более знаменитых, деревья высаживали в самом центре города.
В 1883 году, например, четырехсотлетие со дня появления на свет будущего церковного реформатора и переводчика Библии на немецкий язык Мартина Лютера отметили посадкой дуба — национального дерева Германии.
На следующий год «именного» дуба удосужился местный уроженец и житель — бургомистр Карл Август Майер, глава особой Променадной комиссии: его рвением Ингерманландский бастион превратился в излюбленный горожанами парк.
Оба дерева благополучно растут и по сей день, утратив лишь установленные некогда у их подножия таблички с памятным текстом. Так что какой из дубов в Таллинне Лютеровский, а какой — Майеровский, не помнят ныне даже старожилы.
Желающим попробовать отыскать их самостоятельно приходится довольствоваться лишь приблизительными координатами: дворик у южной стены церкви Олевисте и площадка у кафе на горке Харьюмяги.

***

Из деревьев, посаженных в Таллинне в память тех или иных событий и лиц только за последние сто лет, можно было бы собрать если не дремучий лес, то солидную рощу — определенно.
Одних только дубов кто только не сажал в городе и его окрестностях: иностранные монархи и главы правительств, ревнители традиций древних эстов и ветераны Второй мировой, делегации городов-побратимов и национально-культурных обществ.
Титулом «Европейская столица деревьев», присуждаемым тем городам, жители которых ценят роль деревьев в городской среде и истории человечества, Таллинн будет обладать в течение одного года — до следующего июня.
Срок для биографии таллиннских деревьев-старожилов — ничтожный. Но достаточный для того, чтобы вспомнить о тех, чьими руками они были посажены, когда и в честь кого.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!