А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Европейская столица деревьев» — титул молодой: в этом году он был присвоен всего в девятый раз. Удостоен его был Таллинн — город, «древесная биография» которого насчитывает три с лишним столетия.

Легендарный сосняк, по которому белки могли допрыгать от нынешнего Пелгулинна до пляжа на Штромке, ни разу не спустившись на землю, давно отошел в область преданий.
Величавые дубы-исполины, воспетые «германским Орфеем» эпохи барокко, поэтом Паулем Флеммингом, дожили до появления фотографии — но не смогли перешагнуть рубежа второй половины XX века. Об утраченном можно и нужно сожалеть.

Но стоит понимать: в городе — среде по определению рукотворной, наибольшую вероятность дожить до седой старины имеют деревья, посаженные человеком.
Они зачастую сохранили не только тепло человеческих рук, но и память о том, кто некогда сажал их на радость себе и последующим поколениям горожан. А порой — и имена тех, кто пополнил семью зеленых старожилов Таллинна.

Четвертое столетие

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Липа Кельха на подворье церкви Нигулисте — старейшее дерево Таллинна.

Побитая временем великанская липа с не менее внушительным дуплом, замурованным кирпичом, растущая у южной стены церкви Нигулисте, самим обликом своим свидетельствует: едва ли найдется в городе дерево старше.
Народная молва приписывает посадку липы «последнему хронисту Ливонии» — церковному настоятелю Кристиану Кельху, скончавшемуся в декабре 1710 года от чумы и похороненному якобы непосредственно под сенью ее ветвей.
Не исключено, что бренные останки пастора и вправду покоятся между ее корнями — археологические изыскания на данный предмет не проводились. Дендрологический анализ, проведенный лет двадцать назад, версию о посадке им липы опровергает.
В конце девяностых годов прошлого века специалисты-древоведы определили: возраст липы составляет три с половиной столетия. Не 1680 год, правда, как утверждают, опираясь на анонимную заметку в довоенной прессе, иные гиды, но близко к тому.
Выходит, что таллиннская липа почти на два десятилетия старше пастора и писателя, родившегося в немецком городе Грайфенхагене в 1657 году и впервые ступившего на землю современной Эстонии уже двадцатитрехлетним.

Стоит при этом учитывать, что вплоть до начала Северной войны служил Кельх в приходах Ярва-Яани и Виру-Яагупи. В Ревеле, судя по тексту хроники, он бывал, но едва ли упражнялся там в древонасаждении.
Кто именно посадил на церковном подворье липу Кельха, едва ли удастся когда-либо выяснить. Но в то, что был это человек заботливый, внимательный и добрый сердцем, — хочется верить.
Как может быть иначе, если посаженное им дерево находит в себе силы противостоять времени и невзгодам вот уже четвертое столетие?

Царь и бульвар

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Две липы у крыльца дома на улице Лай, 29 — память о Петре I или старейшем бульваре?

Что бы ни утверждали современные «знатоки», каменным мешком, начисто лишенным зеленых насаждений, средневековый Ревель никогда не был.
Дело даже не в том, что административная территория города включала в себя форштадты-предместья: фруктовыми садами обладали, например, монастыри, расположенные под защитой крепостных стен.
А вот чисто эстетическое удовольствие от созерцания подернутой первой весенней листвой или пламенеющего осенним багрянцем древесной кроны средневековому горожанину, скорее всего, действительно было неведомо.
По-настоящему любоваться природой европейцы начали не ранее эпохи
романтизма, иными словами — конца XVIII века. Тем же периодом датируется стремление перенести часть «дикой натуры» в город — посредством обустройства бульваров прежде всего. Традиционно принято считать, что вокруг средневекового ядра городской застройки они начинают складываться в Ревеле не позднее третьей четверти позапрошлого столетия — после утраты городом статуса крепости.

Не исключено, впрочем, что попытки озеленения предпринимались и ранее: путешественник, посетивший Таллинн в тридцатые годы XIX века, писал, что деревьями некогда была засажена улица Лай.
Гость города выражал сожаление: от былого зеленого убранства якобы к моменту его визита в город уцелели лишь две липы у входа в дом бургомистра Гука — те, что связывают ныне с именем Петра I.
Действительно ли были посажены они императором у крыльца здания по адресу: Лай, 29 или же являются памятником попытке создания первого предка таллиннских бульваров — вопрос открытый.
Хронологически же деревья куда моложе что петровских времен, что эпохи романтизма. Дендрологи уверяют: липы едва приближаются к полуторавековому рубежу своей биографии.

Дуб в память

Вторая половина XIX столетия была для озеленения Ревеля порой благостной: мода на высаживание «персональных» деревьев дошла до города и, судя по всему, пришлась тут очень по вкусу.
В честь юбилеев родственников или друзей сажали их владельцы летних усадеб — пращуров таллиннских дач. В память о личностях более знаменитых, деревья высаживали в самом центре города.
В 1883 году, например, четырехсотлетие со дня появления на свет будущего церковного реформатора и переводчика Библии на немецкий язык Мартина Лютера отметили посадкой дуба — национального дерева Германии.
На следующий год «именного» дуба удосужился местный уроженец и житель — бургомистр Карл Август Майер, глава особой Променадной комиссии: его рвением Ингерманландский бастион превратился в излюбленный горожанами парк.
Оба дерева благополучно растут и по сей день, утратив лишь установленные некогда у их подножия таблички с памятным текстом. Так что какой из дубов в Таллинне Лютеровский, а какой — Майеровский, не помнят ныне даже старожилы.
Желающим попробовать отыскать их самостоятельно приходится довольствоваться лишь приблизительными координатами: дворик у южной стены церкви Олевисте и площадка у кафе на горке Харьюмяги.

***

Из деревьев, посаженных в Таллинне в память тех или иных событий и лиц только за последние сто лет, можно было бы собрать если не дремучий лес, то солидную рощу — определенно.
Одних только дубов кто только не сажал в городе и его окрестностях: иностранные монархи и главы правительств, ревнители традиций древних эстов и ветераны Второй мировой, делегации городов-побратимов и национально-культурных обществ.
Титулом «Европейская столица деревьев», присуждаемым тем городам, жители которых ценят роль деревьев в городской среде и истории человечества, Таллинн будет обладать в течение одного года — до следующего июня.
Срок для биографии таллиннских деревьев-старожилов — ничтожный. Но достаточный для того, чтобы вспомнить о тех, чьими руками они были посажены, когда и в честь кого.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!