А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Исторический облик района Пельгулинна и русское прошлое столицы Эстонии разом обеднели: на прошлой неделе было снесено здание по адресу: Палдиское шоссе, 39.

Говорить отныне о нем можно исключительно в прошедшем времени: за неполный десяток дней экскаватор поработал на славу.

Парадный фасад сопротивлялся дольше всего, словно никак не соглашался навсегда покинуть перспективу уличной застройки, которую он обогащал без малого сто сорок лет кряду.

Последние десятилетия, впрочем, выглядел он не самым презентабельным образом: в вылинявшей постройке сложно было разглядеть здание, имевшее в лучшие времена не только историческую, но и архитектурную ценность.

Забытое имя

Главный фасад дома архитектора Федотова на проектном чертеже 1881 года (слева)

Главный фасад дома архитектора Федотова на проектном чертеже 1881 года (слева)

Русская страница в истории таллиннской архитектуры пишется последние лет триста: с того самого момента, как вызванного к царскому двору римлянина Николо Микетти сменил на строительстве Екатеринентальского дворца москвич Михаил Земцов.

Среди авторов этой страницы есть звезды первой величины: прежде всего — дуэт петербургских зодчих Николая Васильева и Алексея Бубыря, подаривших Таллинну самый яркий образчик северного модерна — нынешний Эстонский Театр драмы.

Есть фигуры менее известные, но сумевшие оставить в архитектурном облике столицы не менее яркий, а главное — своеобразный, национальный след: Михаил Преображенский, автор собора Александра Невского здесь, очевидно, вне конкуренции.
Знатоки таллиннской старины наверняка вспомнят «архитектора-живописца» Александра Владовского, всякий раз по-иному преломлявшего в своем многолетнем творчестве ностальгию по покинутому в дни революции Санкт-Петербургу.

...и на обмерном чертеже 1947 года.

…и на обмерном чертеже 1947 года.

Профессиональные исследователи назовут, возможно, Александра Ярона — в свое время ему даже была присуждена первая премия на конкурсе так никогда и не построенного нового здания Ревельской городской думы.

Самые дотошные добавят к этому перечню Николая Хераскова — губернского архитектора, известного не столько своими постройками, сколько наиболее подробным путеводителем по Ревелю начала XX века.

Имя Алексея Федотова мало говорит даже признанным мэтрам краеведения. Из забвения оно было извлечено совсем недавно — в связи с растущим интересом к деревянной архитектуре Таллинна.

Собственный почерк

Личное дело помощника делопроизводителя Эстляндского губернского правления Алексея Егоровича Федотова хранится в Тарту — в Национальном архиве Эстонии.

На улицах столицы Эстонии сохраняются построенные по федотовским проектам здания — не претендующие на звание архитектурных доминант, но делающие городскую среду насыщеннее й ярче.

Самый яркий и характерный образчик творчества Федотова лучше всего знаком жителям Кадриорга: построенный в 1884 году для настоятеля Преображенского собора Иоанна Стратоновича дом расположен по адресу: Я. Поска, 41.

Одной этой постройки хватило бы ее автору для того, чтобы вписать себя в историю таллиннского зодчества: похожее на покрытую филигранной резьбой шкатулку, полутораэтажное здание на высоком цоколе — подлинный манифест неорусского стиля.

Авторство Федотова подтверждается в отношении утраченных построек на Кентманни, 6 и Суур-Патарей 4, сохранившихся, хотя и частично утративших свой декор, на углу улиц Соо и Вана-Каламая и под номером 5 по улице Нийне.

Судя по всему, ему же принадлежал и проект не пережившего Вторую мировую войну жилого дома на Сакала, 18: крохотный его фасад нес на себе столько резных деталей, что их даже принимали за рекламу столярной продукции домовладельца.

Не менее колоритно выглядело изначально и собственное жилище архитектора: снесенный буквально на наших глазах дом на земельном участке между Палдиским шоссе и теперешней улицей Мадара.

Терем на Балтишпортской

Прошение о строительстве дома на участке между тогдашними Балтишпортской и Фалькспаркской улицами младший лейтенант запаса А.Е. Федотов подал в ревельскую городскую управу в 1881 году.
Район этот был в ту пору городской окраиной, причем — не из числа престижных: на месте бывших перелесков и заболоченных лугов дымили трубы кирпичных заводов, память о которых сохранил топоним Теллискиви.

Чуть ближе к Старому городу располагалась корчма с постоялым двором для приезжающих в город по торговым делам крестьян, несколько лавочек — в подобном окружении дом Федтова смотрелся действительно сказочным теремом.

С однообразной и откровенно унылой застройкой рабочих предместий он не имел ничего общего: пожалуй, на дачных аллеях Екатериненталя или под соснами Нымме подобное федотовскому жилище встретить было бы куда как более ожидаемо.

Компактный по площади, дом отличался богатством и разнообразием архитектурных объемов. Безусловной доминантой его являлась двухэтажная, возвышающаяся над боковым флигелем часть, прямо названная в проекте «вышкой».

Резьбе, обильно украшающей наличники и карнизы, кажется, было тесно исключительно в плоскости фасадов: декоративные элементы — подлинное деревянное кружево — красовались на коньках крыш.

Визитной карточкой дома стало трехчастное окно в пышном наличнике: кажется, что за ним располагалась не тривиальная гостиная, а светелка, в которой дожидается своего суженого царевна.

Забвение и конец

Даже самые почтенные из ныне здравствующих таллиннских старожилов не застали, вероятно, дом архитектора Федотова таким, как изображен он на поданном в городскую управу на утверждение проекте.

Менее чем через восемь лет после новоселья домовладелец ходатайствовал о его расширении. Одноэтажное крыло было подведено под одну крышу с башенкой-вышкой. Жилище стало на две комнаты больше — и намного грузнее визуально.

Когда дом утратил свой пышный резной декор — вопрос открытый. Во всяком случае заподозрить в подобном варварстве самого Федотова горячего поклонника деревянной резьбы, сложно. Но на прорисовке фасадов 1947 года она увы, отсутствует.

К тому времени особняк давно уже сменил владельцев: в советское время помещения его были поделены на несколько малогабаритных квартир, а в последние предвоенные годы здесь и вовсе располагалась паровая прачечная.
Последние двадцать лет истории дома, печальны и неинтересны. По реституции здание было передано владельцу, который не видел в нем иной ценности, кроме как материальной: возвращать ей былой облик он не спешил.

В 2011 году дом был выведен из числа построек, заслуживающих сохранения. Дальнейшая судьба покинутого и заколоченного домовладения оставалась только вопросом времени.

Оно настало на позапрошлой неделе, когда рабочие приступили к слому здания. К 13 ноября от дома самобытного и оригинального архитектора остались только воспоминания.

Удастся ли таллиннцам сохранить самое яркое произведение Алексея Федотова — дом на улице Поска? Хочется верить. Хотя состояние его поводов для оптимизма не внушает.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!