А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Исторический облик района Пельгулинна и русское прошлое столицы Эстонии разом обеднели: на прошлой неделе было снесено здание по адресу: Палдиское шоссе, 39.

Говорить отныне о нем можно исключительно в прошедшем времени: за неполный десяток дней экскаватор поработал на славу.

Парадный фасад сопротивлялся дольше всего, словно никак не соглашался навсегда покинуть перспективу уличной застройки, которую он обогащал без малого сто сорок лет кряду.

Последние десятилетия, впрочем, выглядел он не самым презентабельным образом: в вылинявшей постройке сложно было разглядеть здание, имевшее в лучшие времена не только историческую, но и архитектурную ценность.

Забытое имя

Главный фасад дома архитектора Федотова на проектном чертеже 1881 года (слева)

Главный фасад дома архитектора Федотова на проектном чертеже 1881 года (слева)

Русская страница в истории таллиннской архитектуры пишется последние лет триста: с того самого момента, как вызванного к царскому двору римлянина Николо Микетти сменил на строительстве Екатеринентальского дворца москвич Михаил Земцов.

Среди авторов этой страницы есть звезды первой величины: прежде всего — дуэт петербургских зодчих Николая Васильева и Алексея Бубыря, подаривших Таллинну самый яркий образчик северного модерна — нынешний Эстонский Театр драмы.

Есть фигуры менее известные, но сумевшие оставить в архитектурном облике столицы не менее яркий, а главное — своеобразный, национальный след: Михаил Преображенский, автор собора Александра Невского здесь, очевидно, вне конкуренции.
Знатоки таллиннской старины наверняка вспомнят «архитектора-живописца» Александра Владовского, всякий раз по-иному преломлявшего в своем многолетнем творчестве ностальгию по покинутому в дни революции Санкт-Петербургу.

...и на обмерном чертеже 1947 года.

…и на обмерном чертеже 1947 года.

Профессиональные исследователи назовут, возможно, Александра Ярона — в свое время ему даже была присуждена первая премия на конкурсе так никогда и не построенного нового здания Ревельской городской думы.

Самые дотошные добавят к этому перечню Николая Хераскова — губернского архитектора, известного не столько своими постройками, сколько наиболее подробным путеводителем по Ревелю начала XX века.

Имя Алексея Федотова мало говорит даже признанным мэтрам краеведения. Из забвения оно было извлечено совсем недавно — в связи с растущим интересом к деревянной архитектуре Таллинна.

Собственный почерк

Личное дело помощника делопроизводителя Эстляндского губернского правления Алексея Егоровича Федотова хранится в Тарту — в Национальном архиве Эстонии.

На улицах столицы Эстонии сохраняются построенные по федотовским проектам здания — не претендующие на звание архитектурных доминант, но делающие городскую среду насыщеннее й ярче.

Самый яркий и характерный образчик творчества Федотова лучше всего знаком жителям Кадриорга: построенный в 1884 году для настоятеля Преображенского собора Иоанна Стратоновича дом расположен по адресу: Я. Поска, 41.

Одной этой постройки хватило бы ее автору для того, чтобы вписать себя в историю таллиннского зодчества: похожее на покрытую филигранной резьбой шкатулку, полутораэтажное здание на высоком цоколе — подлинный манифест неорусского стиля.

Авторство Федотова подтверждается в отношении утраченных построек на Кентманни, 6 и Суур-Патарей 4, сохранившихся, хотя и частично утративших свой декор, на углу улиц Соо и Вана-Каламая и под номером 5 по улице Нийне.

Судя по всему, ему же принадлежал и проект не пережившего Вторую мировую войну жилого дома на Сакала, 18: крохотный его фасад нес на себе столько резных деталей, что их даже принимали за рекламу столярной продукции домовладельца.

Не менее колоритно выглядело изначально и собственное жилище архитектора: снесенный буквально на наших глазах дом на земельном участке между Палдиским шоссе и теперешней улицей Мадара.

Терем на Балтишпортской

Прошение о строительстве дома на участке между тогдашними Балтишпортской и Фалькспаркской улицами младший лейтенант запаса А.Е. Федотов подал в ревельскую городскую управу в 1881 году.
Район этот был в ту пору городской окраиной, причем — не из числа престижных: на месте бывших перелесков и заболоченных лугов дымили трубы кирпичных заводов, память о которых сохранил топоним Теллискиви.

Чуть ближе к Старому городу располагалась корчма с постоялым двором для приезжающих в город по торговым делам крестьян, несколько лавочек — в подобном окружении дом Федтова смотрелся действительно сказочным теремом.

С однообразной и откровенно унылой застройкой рабочих предместий он не имел ничего общего: пожалуй, на дачных аллеях Екатериненталя или под соснами Нымме подобное федотовскому жилище встретить было бы куда как более ожидаемо.

Компактный по площади, дом отличался богатством и разнообразием архитектурных объемов. Безусловной доминантой его являлась двухэтажная, возвышающаяся над боковым флигелем часть, прямо названная в проекте «вышкой».

Резьбе, обильно украшающей наличники и карнизы, кажется, было тесно исключительно в плоскости фасадов: декоративные элементы — подлинное деревянное кружево — красовались на коньках крыш.

Визитной карточкой дома стало трехчастное окно в пышном наличнике: кажется, что за ним располагалась не тривиальная гостиная, а светелка, в которой дожидается своего суженого царевна.

Забвение и конец

Даже самые почтенные из ныне здравствующих таллиннских старожилов не застали, вероятно, дом архитектора Федотова таким, как изображен он на поданном в городскую управу на утверждение проекте.

Менее чем через восемь лет после новоселья домовладелец ходатайствовал о его расширении. Одноэтажное крыло было подведено под одну крышу с башенкой-вышкой. Жилище стало на две комнаты больше — и намного грузнее визуально.

Когда дом утратил свой пышный резной декор — вопрос открытый. Во всяком случае заподозрить в подобном варварстве самого Федотова горячего поклонника деревянной резьбы, сложно. Но на прорисовке фасадов 1947 года она увы, отсутствует.

К тому времени особняк давно уже сменил владельцев: в советское время помещения его были поделены на несколько малогабаритных квартир, а в последние предвоенные годы здесь и вовсе располагалась паровая прачечная.
Последние двадцать лет истории дома, печальны и неинтересны. По реституции здание было передано владельцу, который не видел в нем иной ценности, кроме как материальной: возвращать ей былой облик он не спешил.

В 2011 году дом был выведен из числа построек, заслуживающих сохранения. Дальнейшая судьба покинутого и заколоченного домовладения оставалась только вопросом времени.

Оно настало на позапрошлой неделе, когда рабочие приступили к слому здания. К 13 ноября от дома самобытного и оригинального архитектора остались только воспоминания.

Удастся ли таллиннцам сохранить самое яркое произведение Алексея Федотова — дом на улице Поска? Хочется верить. Хотя состояние его поводов для оптимизма не внушает.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!