А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Старейшая снятая в Таллине художественная лента вернулась на родину: обнаруженная в архиве российского Госфильмофонда копия была показана в рамках кинофестиваля «Темные ночи».

«Об одном мы можем теперь говорить с уверенностью: фильм, который более ста лет считался утраченным, сохранился», — прокомментировал показанную в таллиннском кинотеатре «Артис» ленту историк эстонского кино Лаури Кярк.

Во всём остальном подобной очевидности по-прежнему нет: тринадцатиминутная комедия «Жена напрокат» представляет собой культурологическое уравнение с множеством неизвестных, которые еще только предстоит разгадать.

Рутинное открытие

«Супругу напрокат» главный герой старейшей таллиннской ленты смог найти на смотровой площадке Паткули.

«Супругу напрокат» главный герой старейшей таллиннской ленты смог найти на смотровой площадке Паткули.

Старший куратор научных проектов Государственного фонда кинофильмов Российской Федерации Петр Багров рассказывает: обретение ленты произошло в ходе рутинной ежедневной работы.

«Не то чтобы кассета пылилась гдето на чердаке или в подвале, никому не ведомая, — рассказывает он. — Фильм находился в нашем архиве и проходил по каталогам как «Похождения Глупышкина».

Под этим названием в России столетней давности были известны комедии, главную роль в которых исполнял французский киноактер Андре Дид, работавший в амплуа незадачливого
молодого человека, неизменно выходящего сухим из воды.

Время от времени сотрудники Госфильмфонда просматривают ленты, находящиеся у нас на хранении. Я занимался таким просмотром — и поймал себя на мысли, что грим и манера двигаться у артистов — явно не французские специалист заметит это сразу.

«Прибытие поезда» по-ревельски: дядя главного героя (П. Пинна) на перроне Балтийского вокзала.

«Прибытие поезда» по-ревельски: дядя главного героя (П. Пинна) на перроне Балтийского вокзала.

Да и обилие снега в уличных сценах, и крестьянские сани на заднем плане указывали — никак не Париж. А когда в сцене на вокзале появился вагон с надписью на чисто русском языке, стало ясно — лента определенно снималась в России.

Я полез в более старые каталоги и обнаружил, что там лента проходила под названием «Рижский Глупышкин». Вот тут всё, вроде бы, начало становиться на свои места. Но тут мне показалось, что натурные сцены — не Рига.

Решил обратиться к отцу, который бывал в свое время в Прибалтике неоднократно. И он подтвердил мои догадки: в кадре — Таллинн. И тогда я обратился к эстонским коллегам…»

Рижский след

Между тем к нынешней столице Латвии фильм, отснятый в Таллинне, имеет самое непосредственное отношение по крайней мере монтаж ленты точно производился в городе на Даугаве.

Сведения о том, что какие-то рижане приезжали снимать комедию с участием артистов театра «Эстония», сохранились в воспоминаниях пионеров эстонской кинематографии, опубликованных в прессе тридцатых годов.

Сохранились и мемуары одного из патриархов российского кино, Евгения Славинского, жившего в Ревеле с 1908 года: среди своих работодателей он прямо указывает С. Минтуса — владельца кинопрокатной конторы из Риги.

Биография Минтуса изобилует белыми пятнами. Достаточно отметить, что даже написание его имени имеет, как минимум, три варианта. Чаще всего — Семен, но иногда — и Сергей, а то и вовсе — Зигфрид, на немецкий манер.

В Ригу он прибыл не позднее 1909 года: по одной версии, откуда-то из малороссийской глубинки, по другой — из Варшавы. Основав в городе кинопрокатную контору, он два года спустя решил освоить производство фильмов своими силами.

Дебютом стала документальная лента «Город Рига и его достопримечательности», но вскоре киноателье переключилось на художественные ленты достаточно узкой, как бы сказали в наши дни — «нишевой», тематики.

«Талмудист», «Лейба-сапожник», «Слушай, Израиль!», «Точка еврея», «Трагедия еврейской курсистки» — название лент, снятых «Рижским товариществом С. Минтуса», говорят сами за себя.

Имена и роли

Что надоумило создателя драм и мелодрам, ориентированных на вполне конкретную категорию зрителей, приехать в Ревель и снять ленту с участием эстонских артистов — неизвестно.

Непонятно и то, почему Минтус решил изменить избранному, вероятно, излюбленному и продюсером, и публикой жанру и обратиться к легкомысленной «народной комедии», практически — фарсу.

Одно очевидно: незамысловатый водевиль о холостяке-вертопрахе, транжирящем деньги дяди, которого он регулярно снабжает по почте байками о своей образцовой семейной жизни, супруге и ребенке, был в Эстонии любим.

«Жена напрокат», переведенная на рубеже ХIХ-ХХ веков на русский, а в 1907 году — и на эстонский язык, мелькает в рекламных объявлениях первой четверти минувшего столетия: на эстонском языке вещь ставили даже в революционном Петрограде.

Но одно дело — народная самодеятельность, а другое — привлечение к участию в кинопостановке профессиональных актеров: дядю, отправившегося проведать обожаемого родственника, мастерски сыграл легендарный Пауль Пинна.

Незадачливым племянником стал на экране Александер Трилльярв, его лакеем — Альфред Сяллик, дамой, согласившейся разыграть перед дядюшкой роль «верной жены», — вероятно, примадонна труппы Бетти Куускемаа.

Впрочем, ее потомок, историк и искусствовед Юри Куускемаа считает, что главная героиня фильма — не она. Но кто тогда? Заезжая из той же Риги актриса? Вновь — очередная загадка…

Иной ракурс

В тартуском синематографе «Империал» премьера «Жены напрокат» состоялась 7 декабря 1913 года, в таллиннском «Роял Био» — четырьмя днями позже.

О триумфе ее говорить не приходится: внимания современников она не привлекла. Газетные репортеры, порой отзывавшиеся на выход новых лент скупыми строчками, похоже, просто не заметили ее.

Вероятно, панорамы таллиннских улиц и парков, служившие местом действия натурных съемок картины, не могли слишком уж вдохновить тогдашнего зрителя: места были им хорошо знакомы, в том числе — и по кадрам кинохроники.

И это наводит на мысль: а не снимал ли рижский кинопромышленник свою «ревельскую ленту» совсем не для местной аудитории? Не предназначалась ли она, в первую очередь, не для сугубо прибалтийского, а для общероссийского проката?

В таком случае становится понятнее и «анонимность» обнаруженной ленты. Выходные данные и титры-реплики можно было бы вставить в нее при окончательном монтаже: в Ревеле или Юрьеве — соответственно, эстонские, в Петербурге или Москве — русские.

Если принять эту версию в качестве основной, происходящее на экране открывается в совершенно ином ракурсе. Комедийная линия уходит на второй план: главным действующим лицом тринадцатиминутной ленты становится сам… Ревель.

Это город, завораживающий панорамами, открывающимися со смотровых площадок Тоомпеа. Это город, на катках которого можно встретить светскую публику, лоском привычек и покроем пальто не уступающей столичной.

Город, на средневековых улицах которого можно встретить не только допотопные розвальни, но и элегантное авто. Город, куда можно добраться в вагонах комфортабельного экспресса.

***

Стоило первым оцифрованным кадрам «Жены напрокат» объявиться в Интернете, как в обществе развернулась дискуссия: можно ли теперь говорить, что история эстонского художественного кино стала на один год длиннее, как минимум?

Споры о том, можно ли ставить знак равенства между понятием «эстонский фильм» и «фильм, снятый в Эстонии», можно вести долгие и жаркие. Да только, пожалуй, они малопродуктивны.

Лента, выпущенная еврейским киноателье из Риги, снятая российским оператором польского происхождения с участием труппы «Эстонии», стала первым таллиннским фильмом.

«Жена напрокат» — дебют киногероя по имени Таллинн. Того самого, который, разменяв первое столетие своей премьеры, отказываться от амплуа звезды экрана и не думает.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!