А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Новое здание Лендеровской гимназии — нынешней Кесклиннаской русской — распахнуло свои двери перед учениками и педагогами ровно восемьдесят лет назад.

Лишь мемориальная табличка у школьных дверей указывает на год сооружения школьного здания — 1935.

Без нее, пожалуй, заподозрить в архитектурной доминанте перекрестка улиц Крейцвальди и Кундери довоенное происхождение было бы непросто — настолько современно выглядит постройка.

Восемьдесят лет назад ее и называли самой современной школой столицы. И добавляли, что облик и планировка ее должны стать «камертоном», задающим стиль строительства образовательных учреждений по всей Эстонии.

Губернское наследство

Новое здание Лендеровской гимназии незадолго до сдачи в эксплуатацию. 1935 год.

Новое здание Лендеровской гимназии незадолго до сдачи в эксплуатацию. 1935 год.

Чем два десятка лет между окончанием Первой мировой и началом Второй мировой войн вписали себя в архитектурный облик Таллинна — так это школьными зданиями.

Скрепя сердце это было разрешено признавать даже в специализированной и научно-популярной литературе советской поры: опровергать очевидную реальность не было, вероятно, смысла.

Столице новорожденной ЭР губернский Ревель оставил порядка полутора десятков школ — от подлинных «храмов педагогики», вроде Реального училища на бульваре Эстония, до приспособленных для образовательных нужд деревянных домов в предместьях.

Для города, чье население перешагнуло стотысячную отметку, этого было недостаточно. Потому, едва оправившись от революционной разрухи и тотальной экономии времен Освободительной войны, Таллинн начал возводить школьные здания.

Двадцатые годы пополнили семью школьных зданий яркими образчиками — роскошью 20-й городской школы на улице Рауа, уютом Пелгулиннаской начальной на улице Ристику, лаконичностью Еврейской — на Кару, минимализмом Немецкой — на Луйзе.

А потом наступил кризис — мировой экономический, ударивший по Эстонской Республике значительно сильнее, чем его «младший брат» начала текущего десятилетия. Строительство крупных объектов в Таллинне застопорилось.

Корпус нового здания гимназии Эльфриды Лендер, начавший подниматься над юго-восточным углом бывшего Полицейского огорода в 1934 году, стал символом того, что строительная деятельность в столице оживает вновь.

Давние планы

Превратить окраины поля, на котором нижние полицейские чины выращивали картошку и капусту, в обитель школьной премудрости отцы города планировали еще при царе. В 1912 году городская дума рассматривала планы строительства здесь нового здания Александровской гимназии, ютившейся в давно ставшими тесными помещениях дома Роттермана на Русском рынке — теперешней площади Виру.

В обществе идея встретила сопротивление: слишком уж далекой окраиной виделся в ту пору нынешний Полицейский парк. Редакция «Ревельских известий» заподозрила, что эстонцы задумали перенести русскую гимназию «с глаз долой, из сердца вон».

К давней задумке вернулись в начале двадцатых: проект планировки, обсуждавшийся городским собранием, намеревался расположить по периметру Полицейского парка здания гимназий с эстонским, русским и немецким языками обучения соответственно.

«Планов громадье» ничем не обернулось — по весьма прозаической причине средств для единовременного возведения современных зданий трех муниципальных учебных заведений в таллиннской казне, как водится, не оказалось.

Тогда земельные участки решили предложить частным школам. В 1927 году на призыв откликнулась частная гимназия Эльфриды Лендер: заведение, чье название успело к тому времени стать «брендом».

Абсолютно заслуженно — менее чем за два десятилетия лет она смогла пройти путь от частной инициативы до синонима качественного гимназического образования на эстонском языке.

С квартиры на квартиру

Выступая на открытии нового здания Лендеровской гимназии, глава государства Константин Пятс вспомнил о недавних временах, когда разговаривать на эстонском языке порядочной девушке было неприлично.

Это, возможно, было риторическим оборотом, но факт остается фактом — до девяностых годов XIX века в ревельских гимназиях преподавали преимущественно на немецком языке, после того — исключительно на русском.

После революции 1905 года центральная власть пошла на попятную. Языком частных учебных заведений по всей Российской империи было разрешено использовать тот, который «является для большей части учащихся наиболее понятным».

Этим послаблением и решила воспользоваться двадцатипятилетняя выпускница педагогических курсов при Александровской гимназии, жена первого эстонского городского головы Ревеля инженера Вольдемара Лендера — Эльфрида Лендер.

В сентябре 1907 года частная женская гимназия имени своей основательницы приступила к работе. Изначально — в жилых помещениях на улице Суур-Карья, откуда вскоре перебралась в Верхний город — на улицу Пийскопи.

Через двенадцать лет учебное заведение переехало на Маакри, 28: памятная доска, увековечивающая это событие, и по сей день оберегает неказистую постройку в тени небоскребов таллиннского «сити» от, казалось бы, неминуемого сноса.

По новому адресу Лендеровской гимназии стало посвободнее. Одна беда: располагалась она в двух соседних зданиях, так что ученицам приходилось то и дело перебегать из одного дома в другой при любой погоде.

На предложение городских властей о выделении строительного участка Лендер и родители ее учениц откликнулись с энтузиазмом. Одна беда — средств на строительство у школы было явно недостаточно.

Новый стиль

Стать реальностью мечтам Эльфриды Лендер помогло изменение законодательства: в 1934 году учебные заведения смогли получать кредиты под строительство на чрезвычайно льготных условиях.

Навстречу инициативе гимназии пошел и архитектор Герберт Йохансон — один из соавторов здания Рийгикогу и творец многих школьных зданий Таллинна: всю проектную документацию он взялся разработать безвозмездно.

Потому, вероятно, зубоскалы тридцатых годов сетовали: дескать, «бюджетность» проекта режет глаз — ни тебе портиков с пилястрами, ни лепнины на фасадах ни даже традиционной для школ работы Йохансона высокой черепичной крыши.

От приемов традиционной архитектуры мастер, между тем, отказался не только из соображений бережливости, но и из идеологических: перед собой он поставил задачу построить современную школу, которой нет нужды рядиться под «храм знания».

Простор внутренних помещений (а отдельные классы-аудитории могли вмещать до полусотни человек), светлые, принудительно вентилируемые рекреации, разведенные по разным этажам гимнастический и актовый залы — всё это впечатляло и завораживало.

Главным собственно архитектурным акцентом стала прозрачная, остекленная от фундамента до потолка четырехэтажная лестничная башня, увенчанная парящим над перекрестком декоративным шпилем.
Непривычная к подобным новшествам публика прозвала ее «флаконом». Но в облике школьных зданий второй половины тридцатых она была повторена не раз — в столице и провинции.

Общий дом

…Одна мысль непрестанно повторялась в речах первых лиц города и государства, почтивших своим присутствием церемонию открытия нового здания Лендеровской гимназии 10 ноября 1935 года: быть и учить ей в этих стенах долгие и долгие лета!

Увы — судьба распорядилась иначе. Долголетие оказалось длиной в неполную пятилетку. В сентябре 1940 года школа была реорганизована, ее бессменный директор — отстранена от должности, а следующим летом — арестована.

В 1944 году Эльфрида Лендер, чудом спасшаяся во время депортации заключенных Батарейной тюрьмы в Ленинград, бежала с сыном в Швецию. Той же осенью в здание гимназии въехала новая школа — Шестая городская с русским языком обучения.

В начале девяностых рассматривался план строительства для нее нового здания в районе улицы Кельдримяэ — с той целью, чтобы возрожденная Лендеровская гимназия смогла начать работу в своих исторических помещениях.

Этого так и не произошло. Как не было возрождено и само учебное заведение, бывшее легендой довоенного Таллинна. Единственное из его прославленных «именных» гимназий.

Но целям педагогики и просвещения здание на углу улиц Крейцвальди и Кундери служит так же преданно, как и восемьдесят лет назад. Что, наверное, важнее всего прочего.

И не устаревают строки, написанные одной из учениц Лендеровской гимназии ко дню ее новоселья: «Над нивою молитв, над морем дум, над пашнею идей возвысился наш дом…»

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!