А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Разглядеть и вычитать «отцовскую тему» в городском пространстве Таллинна непросто — но в преддверии Дня отцов стоит попробовать.
День отцов — праздник относительно молодой: традиция празднования его зародилась в США сто с небольшим лет назад.

Для Эстонии — и вовсе новый: на правах общегосударственной знаменательной даты он был позаимствован у северных соседей финнов во второй половине девяностых годов прошлого столетия.
А уж если позаимствован был и срок — второе воскресенье ноября, то самое время отправиться на прогулку по «отеческим местам» Таллинна города-рыцаря и города-купца с определенно мужской душой.

Архитектурная семья

Так называемый, «Дом епископа» — самое известное в Таллинне жилище типа «отец и сын»..

Так называемый, «Дом епископа» — самое известное в Таллинне жилище типа «отец и сын».

Самым древним таллиннским отцам, как и жмущимся к отцовскому плечу с едва уловимой робостью сыновьям, — не менее половины тысячелетия.

Фраза, способная поставить в тупик даже видавшего виды геронтолога, не вызовет никакого удивления у знатока таллиннской старины: речь идет о типе жилищ ганзейского Ревеля.

Термин, в отличие от рожденных фантазией гидов «трех сестер» и «трех братьев», вполне официальный, по крайней мере — давно вошедший в профессиональный жаргон реставраторов. И главное — очень образный.

Солидный и грузный массив дома-амбара средневекового негоцианта — определенно пожилой и многоопытный «папаша». Соседняя постройка, оседлавшая арку подворотни, — раза в три уже, раза в полтора ниже — ни дать ни взять — «сынок».

Иногда отпрыску полагается такой же «взрослый» треугольный щипец, как у родителя: вроде того, что венчает меньшее домовладение на улице Суур-Карья, 8. Чаще — только его усеченная половинка полюбоваться ею можно по адресу: Виру, 8.

Но самый классический пример — так называемый «дом епископа» на площади Вана-Тург: название свое он получил, кстати, за расписную деревянную панель, укрепленную в круглой выемке готического фронтона.

К «отцовской» тематике она тоже имеет отношение. Правда, курьезное: в потемневшей от времени росписи горожане ХIХ века разглядели портрет предполагаемого «домовладельца» — человека в епископской митре.

Изначально же, — и после относительно недавней реставрации, а в этом нет никакого сомнения — , это было изображение увенчанного, по обычаю католических времен, тиарой римских пап христианского Бога-отца.

Отеческое ожидание

Август фон Коцебу — автор «Отеческого ожидания» и отец таллиннского театра.

Август фон Коцебу — автор «Отеческого ожидания» и отец таллиннского театра.

До наших дней в Таллинне сохранились три средневековые постройки типа «отец—сын»: среди былых ганзейских городов на побережье Балтийского моря рекорд, похоже, абсолютный.

Можно предполагать, что было их некогда даже больше: на рубеже ХVI-ХVII столетий случалось, что разрастающийся «родитель» попросту поглощал собой «отпрыска», без следа растворяя его в плоскости расширившегося фасада.

Дом с петровскими липами у порога по адресу: Лай, 29, «старший» из «Трех братьев» на Лай, 38, купеческие жилища под номерами 55,51 и 15 по параллельной ей улице Пикк — пример именно таких домовладений.

Последнее из них стоит буквально стена к стене с бывшим зданием Большой гильдии. Прежде чем стать главным помещением Исторического музея Эстонии, оно успело побывать и биржей, и церковью, и кинозалом, и театром.

Здесь в постановке Ревельского любительского театра, основанного надворным советником, а по совместительству — писателем и драматургом Августом фон Коцебу, с театральной сцены впервые прозвучала эстонская речь.

К неслыханному удивлению остзейской публики, вся линия отношений, развивающихся между крестьянкой Мадли и ее женихом Юргеном, была отыграна на «ненемецком» языке простонародья.

Год на дворе стоял 1788-й. А изрядно сдобренная морализаторством в духе эпохи Просвещения «комическая оперетта» за авторством Коцебу называлась «Отеческое ожидание».

Слово и музыка

Памятник композитору и дирижеру Густаву Эрнесаксу на Певческом поле.

Памятник композитору и дирижеру Густаву Эрнесаксу на Певческом поле.

Памятник «отцу театра» в Таллинне до сих пор отсутствует. «Отцу же песни» — есть, и, по большому счету, даже не один.
Изначально почетного этого названия был удостоен Фридрих Рейнгольд Крейцвальд, сидящий (с середины прошлого века) в монументальном кресле на берегу Лебединого пруда в Кадриорге.

В самом начале века нынешнего в столице появился памятник еще одному деятелю культуры, связанному с песнями, точнее с — традицией хорового пения, пожалуй, даже еще и больше, чем автор «Калевипоэга», — композитору и дирижеру Густаву Эрнесаксу.

Первый — официозен, преисполнен академической строгости, торжественной отстраненности. Второй — неформальный, народный: герой его запросто обходится без какого-либо постамента, приятельски «присев» на кромке Певческого поля.

Примечательно, что «литературный», что «музыкальный» «отец песни» таллиннскими уроженцами не были — один родился на мызе Йьгэпере в окрестностях Раквере, другой — в деревне Перила неподалеку от железнодорожной станции Раазику.

Одному Таллинн обязан легендой об основании, изложенной на страницах национального эпоса и в значительной степени досочиненной его автором.
Другому — проведением всех без исключения Певческих праздников с 1947-го по 1980 год.

Судьба свела обоих «отцов» не только в плоскости монументальной пластики, но и в… кинематографии: Эрнесакс был автором музыки к документальной ленте о Крейцвальде, снятой в 1954 году студией «Таллинфильм».

Скрытый подтекст

Пятидесятые годы подарили Таллинну еще один объект, в неофициальном, разговорном, названии которого явно звучит «отцовская» тема: «Мама, лови такси, папе плохо!»

Так, не слишком уважительно называют таллиннцы монумент жертвам революции 1905 года, установленный у тыльного, северного фасада театра «Эстония».

Скажем прямо — и вовсе не уважительно. Так как события столетней давности разворачивались на его месте совсем не веселые расстрел даже не манифестации, а просто — схода рабочих и случайных посетителей Нового рынка.

Возможно, подчеркнуто пренебрежительное прозвище — спонтанная реакция горожан на подчеркнутый пафос установленного в 1959 году монумента: особенно очевидна она в сравнении с непосредственным предшественником довоенных еще времен.

Тот, открытый еще государственным старейшиной и непосредственным участником революционных событий Константином Пятсом, был куда как абстрактнее, но одновременно — соразмернее и интимнее, что ли.

Концепция его представляла собой универсальный символ: колесо истории. На одной его стороне — Свобода с факелом в руке, ведущая народ, на другой — падающие под пулями солдатской сотни горожане.

Нынешняя композиция из трех фигур — сраженного мужчины, бросающей проклятия карателям женщины и жмущегося к его ноге ребенка — и впрямь выглядит агиткой времен соцреализма.

Тем удивительнее, что перед нами — не «героическая фантазия», а, практически буквальная визуализация заметки, опубликованной на страницах газеты «Teataja» в октябре 1905 года.

Учитывая, что главным редактором ее был Пятс, невольно задумаешься: а не умышленно ли избрал сюжетом для памятника именно этот эпизод скульптор Лембит Палутедер?

***

Всего полтора десятилетия отделяют нынешний День отцов от того, который отпраздновали на официальном уровне в Эстонии впервые.

Хочется верить, что впереди у праздника — долгая и насыщенная биография. А раз так — то и «отцовская тема» в городской среде столицы будет только расти, углубляться и шириться.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!