А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Разглядеть и вычитать «отцовскую тему» в городском пространстве Таллинна непросто — но в преддверии Дня отцов стоит попробовать.
День отцов — праздник относительно молодой: традиция празднования его зародилась в США сто с небольшим лет назад.

Для Эстонии — и вовсе новый: на правах общегосударственной знаменательной даты он был позаимствован у северных соседей финнов во второй половине девяностых годов прошлого столетия.
А уж если позаимствован был и срок — второе воскресенье ноября, то самое время отправиться на прогулку по «отеческим местам» Таллинна города-рыцаря и города-купца с определенно мужской душой.

Архитектурная семья

Так называемый, «Дом епископа» — самое известное в Таллинне жилище типа «отец и сын»..

Так называемый, «Дом епископа» — самое известное в Таллинне жилище типа «отец и сын».

Самым древним таллиннским отцам, как и жмущимся к отцовскому плечу с едва уловимой робостью сыновьям, — не менее половины тысячелетия.

Фраза, способная поставить в тупик даже видавшего виды геронтолога, не вызовет никакого удивления у знатока таллиннской старины: речь идет о типе жилищ ганзейского Ревеля.

Термин, в отличие от рожденных фантазией гидов «трех сестер» и «трех братьев», вполне официальный, по крайней мере — давно вошедший в профессиональный жаргон реставраторов. И главное — очень образный.

Солидный и грузный массив дома-амбара средневекового негоцианта — определенно пожилой и многоопытный «папаша». Соседняя постройка, оседлавшая арку подворотни, — раза в три уже, раза в полтора ниже — ни дать ни взять — «сынок».

Иногда отпрыску полагается такой же «взрослый» треугольный щипец, как у родителя: вроде того, что венчает меньшее домовладение на улице Суур-Карья, 8. Чаще — только его усеченная половинка полюбоваться ею можно по адресу: Виру, 8.

Но самый классический пример — так называемый «дом епископа» на площади Вана-Тург: название свое он получил, кстати, за расписную деревянную панель, укрепленную в круглой выемке готического фронтона.

К «отцовской» тематике она тоже имеет отношение. Правда, курьезное: в потемневшей от времени росписи горожане ХIХ века разглядели портрет предполагаемого «домовладельца» — человека в епископской митре.

Изначально же, — и после относительно недавней реставрации, а в этом нет никакого сомнения — , это было изображение увенчанного, по обычаю католических времен, тиарой римских пап христианского Бога-отца.

Отеческое ожидание

Август фон Коцебу — автор «Отеческого ожидания» и отец таллиннского театра.

Август фон Коцебу — автор «Отеческого ожидания» и отец таллиннского театра.

До наших дней в Таллинне сохранились три средневековые постройки типа «отец—сын»: среди былых ганзейских городов на побережье Балтийского моря рекорд, похоже, абсолютный.

Можно предполагать, что было их некогда даже больше: на рубеже ХVI-ХVII столетий случалось, что разрастающийся «родитель» попросту поглощал собой «отпрыска», без следа растворяя его в плоскости расширившегося фасада.

Дом с петровскими липами у порога по адресу: Лай, 29, «старший» из «Трех братьев» на Лай, 38, купеческие жилища под номерами 55,51 и 15 по параллельной ей улице Пикк — пример именно таких домовладений.

Последнее из них стоит буквально стена к стене с бывшим зданием Большой гильдии. Прежде чем стать главным помещением Исторического музея Эстонии, оно успело побывать и биржей, и церковью, и кинозалом, и театром.

Здесь в постановке Ревельского любительского театра, основанного надворным советником, а по совместительству — писателем и драматургом Августом фон Коцебу, с театральной сцены впервые прозвучала эстонская речь.

К неслыханному удивлению остзейской публики, вся линия отношений, развивающихся между крестьянкой Мадли и ее женихом Юргеном, была отыграна на «ненемецком» языке простонародья.

Год на дворе стоял 1788-й. А изрядно сдобренная морализаторством в духе эпохи Просвещения «комическая оперетта» за авторством Коцебу называлась «Отеческое ожидание».

Слово и музыка

Памятник композитору и дирижеру Густаву Эрнесаксу на Певческом поле.

Памятник композитору и дирижеру Густаву Эрнесаксу на Певческом поле.

Памятник «отцу театра» в Таллинне до сих пор отсутствует. «Отцу же песни» — есть, и, по большому счету, даже не один.
Изначально почетного этого названия был удостоен Фридрих Рейнгольд Крейцвальд, сидящий (с середины прошлого века) в монументальном кресле на берегу Лебединого пруда в Кадриорге.

В самом начале века нынешнего в столице появился памятник еще одному деятелю культуры, связанному с песнями, точнее с — традицией хорового пения, пожалуй, даже еще и больше, чем автор «Калевипоэга», — композитору и дирижеру Густаву Эрнесаксу.

Первый — официозен, преисполнен академической строгости, торжественной отстраненности. Второй — неформальный, народный: герой его запросто обходится без какого-либо постамента, приятельски «присев» на кромке Певческого поля.

Примечательно, что «литературный», что «музыкальный» «отец песни» таллиннскими уроженцами не были — один родился на мызе Йьгэпере в окрестностях Раквере, другой — в деревне Перила неподалеку от железнодорожной станции Раазику.

Одному Таллинн обязан легендой об основании, изложенной на страницах национального эпоса и в значительной степени досочиненной его автором.
Другому — проведением всех без исключения Певческих праздников с 1947-го по 1980 год.

Судьба свела обоих «отцов» не только в плоскости монументальной пластики, но и в… кинематографии: Эрнесакс был автором музыки к документальной ленте о Крейцвальде, снятой в 1954 году студией «Таллинфильм».

Скрытый подтекст

Пятидесятые годы подарили Таллинну еще один объект, в неофициальном, разговорном, названии которого явно звучит «отцовская» тема: «Мама, лови такси, папе плохо!»

Так, не слишком уважительно называют таллиннцы монумент жертвам революции 1905 года, установленный у тыльного, северного фасада театра «Эстония».

Скажем прямо — и вовсе не уважительно. Так как события столетней давности разворачивались на его месте совсем не веселые расстрел даже не манифестации, а просто — схода рабочих и случайных посетителей Нового рынка.

Возможно, подчеркнуто пренебрежительное прозвище — спонтанная реакция горожан на подчеркнутый пафос установленного в 1959 году монумента: особенно очевидна она в сравнении с непосредственным предшественником довоенных еще времен.

Тот, открытый еще государственным старейшиной и непосредственным участником революционных событий Константином Пятсом, был куда как абстрактнее, но одновременно — соразмернее и интимнее, что ли.

Концепция его представляла собой универсальный символ: колесо истории. На одной его стороне — Свобода с факелом в руке, ведущая народ, на другой — падающие под пулями солдатской сотни горожане.

Нынешняя композиция из трех фигур — сраженного мужчины, бросающей проклятия карателям женщины и жмущегося к его ноге ребенка — и впрямь выглядит агиткой времен соцреализма.

Тем удивительнее, что перед нами — не «героическая фантазия», а, практически буквальная визуализация заметки, опубликованной на страницах газеты «Teataja» в октябре 1905 года.

Учитывая, что главным редактором ее был Пятс, невольно задумаешься: а не умышленно ли избрал сюжетом для памятника именно этот эпизод скульптор Лембит Палутедер?

***

Всего полтора десятилетия отделяют нынешний День отцов от того, который отпраздновали на официальном уровне в Эстонии впервые.

Хочется верить, что впереди у праздника — долгая и насыщенная биография. А раз так — то и «отцовская тема» в городской среде столицы будет только расти, углубляться и шириться.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!