А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Трамвайные пути столицы на прошлой неделе не сократились, а подросли — впервые за последние шестьдесят лет.

Об истории трамваев в Таллинне принято говорить на излете лета: в очередную годовщину пуска ревельской конки.

О былых трамвайных маршрутах Таллинна — упраздненных, а тем более намеченных, но так никогда и не пущенных, — похоже, вообще никогда.

Слишком уж специфической, на первый взгляд, выглядит тема. Теоретической, абстрактной, умозрительной или, напротив, слишком уж приземленной, утилитарной, коммунальной.

Поверхностный подход к ней оказывается ошибочным. Динамика развития транспортной сети, приоритеты ее роста, вектор предполагаемых направлений, наконец, способны рассказать о новой и новейшей истории города немало.

Три на три

Сейчас уже трудно представить, но без малого тридцать лет трамвай ходил по улице Виру.

Сейчас уже трудно представить, но без малого тридцать лет трамвай ходил по улице Виру.

Не успев появиться на схемах, трамвайная остановка «Хобуяама» заслужила от таллиннцев неофициальное, но меткое прозвище «Остановка всех трамваев»: все четыре линии, и вправду, пересекаются на ней.

Лет сто с небольшим назад подобного титула вполне могла бы быть удостоена иная точка на карте губернского города Ревеля — клочок мостовой между нынешними ресторанами «Пепперсак» и «Олде Ханза» на площади Вана-Тург.

Еще в апреле 1888 года три барона — Николай Ферзен, Арвед Розен и Иоганн Жирар де Сукантон — подписали концессию о сооружении в ближайшее время трех линий конно-железной дороги: стартовать все три должны были со Старого рынка.

В сторону Кадриорга вагончик с «двигателем в одну лошадиную силу» покатил практически из самого сердца Старого города уже в октябре. О двух других сказать «пошло, как по рельсам», при всем желании, — невозможно.

Еще на этапе строительства ветки по Тартускому шоссе домовладельцы с Виру выставили концессионерам твердое условие: всё что угодно, но следовать до Вана-Тург ее подвижной состав не должен — и без того шумно.

Еще через три года эстляндский губернатор поставил крест на намерениях пустить конку до порта по трассе улицы Вене — ее предлагали использовать в качестве не только пассажирской, но и грузовой.

Схожей оказалась и судьба маршрута Старый Рынок — Балтийский вокзал: городская управа после долгих обсуждений была вынуждена признать: переулки, ведущие от Ратушной площади, слишком узки.

Линия по Пярнускому шоссе, пущенная в марте 1901 года, тоже оказалось «куцей»: дотянуть ее до Феллиннского вокзала (теперешнего Таллинн-Вяйке), к огорчению пассажиров, не смогли.

Зато продлили старейший, кадриоргский маршрут: два первых десятилетия прошлого века доехать на нему можно было до памятника «Русалке». Правда — исключительно в летние месяцы.

Электричество и пар

К тому времени, когда по ревельским улицам неспешно двинулись первые вагоны конки, берлинцы ездили на электрическом трамвае вот уже седьмой год, а жители американского города Балтимора — третий.

Рассчитывать на модернизацию общественного транспорта предкам современных таллиннцев не приходилось: до 1913 года в городе отсутствовала электростанция, мощности которой хватило бы на то, чтобы сдвинуть вагон с места.

Стоило над кирпичной трубой, вознесшейся над зданиями по нынешнему бульвару Пыхья пуйестеэ заклубиться антрацитовому дыму, а току — побежать по проложенным над улицами проводам, как вопрос электрификации трамвая встал на повестке дня.

Обсуждение оказалось недолгим: весной 1914-го Ревельская городская дума одобрила план, разработанный инженером Петром Гавриловым и защищенный в качестве диссертации в петербургском Политехническом институте в январе того же года.

Перспективы вырисовывались многообещающими: прежде всего по трассе окружающих Старый город бульваров планировалось проложить кольцевую линию с пересадками на пять радиальных маршрутов.

Наряду с уже существующими направлениями по Нарвскому, Пярнускому и Тартускому шоссе, проект предусматривал протянуть ветки через лабиринт улиц Каламая и Пелгулинна.

«Каламаяская» и «Пелгулиннаская» линии должны были сомкнуться в районе улицы Вольта и направиться к оконечности полуострова Копли, где вовсю уже гудели заводы.

До Копли трамвай в царское время пошел — правда, не электрический, а паровой, пущенный дирекцией Русско-Балтийской судоверфи для доставки к цехам рабочей силы.

Реализацию же городских намерений перечеркнула даже не Первая мировая война, а Революция — последний раз средства на электрификацию трамвая выделены были в мае 1916-го.

Второе рождение

Столице вновь созданной Эстонской Республики трамвайная сеть досталась, скажем прямо, не в лучшем состоянии: основной задачей в первые годы было реанимировать уцелевшее, а не заниматься прожектерством.

Прожектеров, впрочем, в начале двадцатых годов хватало: один из проектов, например, предполагал протянуть трамвайную ветку в Козе — электрический ток ей должна была давать гидроэлектростанция, построенная на реке… Пирита.

Еще один план предусматривал строительство намеченной еще в царское время кольцевой линии вокруг Старого города: на северо-западном ее отрезке трамваи почему-то надлежало пустить в… тоннеле, проложенном под бастионом Сконе.

Предложения эти так и остались на бумаге. Но и реализовано было немало: не будет преувеличением сказать, что в годы довоенной Эстонской Республики уличный рельсовый транспорт Таллинна фактически пережил свое второе рождение.

Прежде всего полностью, за исключением направления Балтийский вокзал — Копли, был электрифицирован. Во-вторых, обрел на основных транспортных магистралях параллельный путь: прежняя конка была одноколейной.

От эксплуатации продления Кадриоргской линии до «Русалки», правда, пришлось отказаться, зато трамвай дошел по Тартускому шоссе до улицы Лубья, а по Пярнускому — до Тонди, где была сооружена поворотная петля.

Рельсы ушли с площади Вабадузе и улицы Роозикрантси, переместившись на спрямленное и расширенное Пярнуское шоссе, — и, к радости домовладельцев, ликвидировано было продление до Вана-Тург.

Только вот запланированный «бросок на запад» осуществить не успели. Но виадук на Палдиском шоссе, впрочем, построили именно с заделом на два будущих параллельных трамвайных пути.

Развивая, расширять

Разговор о советской странице в трамвайной биографии Таллинна неизменно вызывает в памяти самый грандиозный проект — скоростную линию в Ласнамяэ: в центре она должна была «нырнуть под землю».

Старожилы вспомнят, что в середине шестидесятых годов нечто Подобное — правда, без подземного участка — предлагалось и для Мустамяэ: разделительная полоса на бульваре Сыпрузе пуйестеэ служит памятником давно забытым намерениям.

В первую послевоенную пятилетку отношения новой власти к таллиннскому трамваю было прохладным: при составлении генплана 1947 года было решено, что существовать этому «старомодному» виду транспорта осталось лет пятнадцать максимум.

Однако уже в первой половине пятидесятых годов стало ясно: списывать городской рельсовый транспорт в утиль — для Таллинна пока еще преждевременно. Напротив — стоит развивать заложенный в нем потенциал.

В 1953 году электрифицировали и объединили с городской сетью линию в Копли: вагончик с бензомотором, который разворачивали у вокзала вручную на поворотном круге, отбыл в область воспоминаний.

Еще через два года, в разгар празднования пятнадцатилетия образования ЭССР, трамвай въехал на Ласнамяги и через район Маяка двинулся вдоль Ленинградского шоссе почти до Сыямяэ.

Инициатором строительства ветки стали не городские власти, а руководство завода «Двигатель»: именно ему трамвайная сеть Таллинна обязана последним до недавнего времени расширением.
Поворотная петля «Юлемисте», ставшая на прошлой неделе конечной остановкой для четвертого маршрута, — лишь первый этап расширения таллиннской трамвайной сети.

Уже через два года трамвай через тоннель под железнодорожным полотном обещают дотянуть до аэропорта, в перспективе — ответвление до терминалов пассажирского порта.

Смогут ли добираться в центр на трамвае жители Ласнамяэ и Мустамяэ, реализуется когда-либо довоенный проект трамвайной ветки по Палдиски маантеэ? Поживем, как говорится, — увидим. Но повод для надежды — имеется.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!