А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Подлинный» XIX век наступил для столицы Эстонии ровно полтора века тому назад — декабрьским вечером 1865 года, когда на улицах Ревеля зажглись первые газовые фонари.

И хотя с точки зрения общепринятой хронологии это звучит парадоксально, участники торжественной церемонии были уверены: газовое освещение — заря современности и прогресса.

Планы и интриги

Пятирожковый газовый фонарь-канделябр перед утраченным зданием важни на Ратушной площади — достойный кандидат на воссоздание.

Пятирожковый газовый фонарь-канделябр перед утраченным зданием важни на Ратушной площади — достойный кандидат на воссоздание.

О необходимости модернизировать уличное освещение в Ревеле заговорили по окончании Крымской войны: город, утративший статус крепости, вступил на путь модернизации.

Разговоры оставались разговорами без малого пять лет: лишь в декабре 1861 года газета «Revalsche Zeitung» опубликовала заметку о намерении местных домовладельцев построить завод по производству «светильного газа».
Идея была безусловно своевременная — аналогичное предприятие в соседней Риге уже подводилось под крышу, а со следующей весны рижане планировали начать работы по укладке под улицами центральной части города газовых труб.

Пример соседей воодушевлял, однако одних намерений было явно недостаточно. Свободными средствами не отцы города, ни, тем более, рядовые обыватели не обладали — желающих стать акционерами будущей газовой компании было мало.

Наконец, с привлечением средств магистрата, купеческой и ремесленной гильдий даже уставной капитал удалось собрать. Дело было передано на рассмотрение губернских властей и, получив одобрение на Тоомпеа, отправилось на утверждение в столицу…

Что именно произошло в Санкт-Петербурге — сказать сложно, но бумаги попали под канцелярское сукно. Не исключено — что «при содействии» остзейских дворян: желание Нижнего города строить газовый завод без участия Вышгорода они не простили.

Оптимизма подобное развитие событий в Ревеле не добавляло: ладно, Петербург и Москва, хорошо — Рига, понятно — Выборг, но даже крохотный Муром уже успел к тому времени зажечь у себя газовые фонари!

Понимая, что рассчитывать исключительно на свои силы горожане не могут, ратманы решили не искушать судьбу вновь, и летом 1865 года подписали договор с рижской фирмой W.Weier & Co.

Символизм сроков

Предложение рижан относилось к числу тех, от которых было грех отказаться: наряду с газовым освещением, компания обязывалась построить в Ревеле современную систему водопровода.

В середине апреля на берегу моря, неподалеку от Рыбного ряда заложили корпуса газового завода К началу осени они были пригодны к эксплуатации — ничего не мешало начать прокладку подающих газ труб.

Перекрывать главный въезд в город со стороны порта — Большие морские ворота — сочли нецелесообразным, трассу стали тянуть через улицу Уус, по Олевимяги, а оттуда — с двумя магистральными ответвлениями на Пикк и Вене.

Работа спорилась быстро — несмотря на осенние дожди, к середине — ноября удалось уложить тридцать четыре тысячи погонных футов газопровода: в пересчете на современные меры длины — без малого десять с половиной километров.

26 ноября (8 декабря) газовая фабрика дала первый, пробный, пуск. Результаты его оказались обнадеживающими: давление в трубах поддерживалось в пределах нормы, запаха газа, которого опасались бюргеры-ретрограды, на улицах не ощущалось.

Оптимизм, правда, несколько омрачало то, что в предварительно оговоренные договором сроки подрядчик не уложился: вместо середины октября новое освещение удавалось зажечь не раньше первой декады декабря.

С другой стороны, сдвинувшаяся на начало зимы дата добавляла торжественному событию пущего символизма новомодный свет должен был залить ревельские улицы в Первое воскресенье Адвента.

Новый свет

Воскресным вечером 5 (17) декабря 1865 года на Ратушной площади было необычайно многолюдно: комиссия по газовому освещению созвала на торжества весь цвет ревельского общества.

Мелькали вицмундиры служащих губернской канцелярии. Тускло отсвечивали цилиндры членов магистрата. Полиция в начищенных кирасах оттесняла простой люд от гильдейских и цеховых старейшин.

В половине пятого, когда сумерки сгустились, на ступени ратушной лестницы вышел бургомистр Эрнст Карл Фредерик Бетге. Его сопровождали представители фирмы W.Weier & Co. и акционер Ревельской газовой фабрики Кургас.

Честь зажечь первый газовый фонарь было предоставлена ему — благо, и фамилия пайщика так кстати оказалась «говорящей». Второй из расставленных на увитых еловыми ветками декоративных постаментах фонарь зажег бургомистр.

Толпа грянула «ура!», в воздух взлетели шапки, и через пять минут главная площадь города и все стекающиеся к ней семь улиц оказались залитыми светом: как свидетельствовал очевидец, настолько ярким, что иные даже зажмурились.

«Чистая» публика устремилась в ратушу — поднять бокал шампанского за успех начинания. Пользуясь случаем, вернувшийся из Петербурга предводитель эстляндского дворянства сообщил: в столице дали добро на прокладку в Ревель железной дороги.

Сомнений у присутствовавших оставаться не могло: над городом действительно зажигалась заря Нового времени — эпохи долгожданного обновления, технических новшеств, всеобщего прогресса.

Смертельная схватка

Эпоха безраздельного господства газа на таллиннских улицах оказалась недолгой: Верхний город отказался от спиртовых фонарей только в 1877 году, а всего через полтора десятилетия зажглись пробные электрические лампы.

Но даже тридцать лет спустя, в конце 1906 года, Осветительная комиссия городской думы пришла к странному выводу: в силу кривизны ревельских улиц и их узости фонарный газ остается и дешевле, и… эффективнее электричества.

Через четверть века подобные выводы звучали откровенным анахронизмом: газеты тридцатых годов писали о «смертельной схватке газа с электричеством», развернувшейся на улицах столицы, и неизбежной и скорой победе последнего.

Триумф победителя не спешил вершиться: только к двадцатилетию независимости ЭР, в феврале 1938 года, электрическими фонарями удалось осветить площадь Вабадузе, а также — бульвар Эстония и площадь перед одноименным театром.

Внезапный удар по газовому освещению нанесла Вторая мировая война: доставка британского угля, из которого производился фонарный газ, стала затруднительной. Городская же электростанция прекрасно работала на местном сланце.

Однако еще в марте 1941 года власти уже нового, советского, Таллинна были обеспокоены тем, как доставить в столицу выполненный в Германии заказ — двадцать пять многорожковых газовых фонарей-канделябров.

Добрались ли они до Эстонии — неизвестно. Но еще и в послевоенные годы отдельные отрезки столичных улиц освещались газом — решение о полном переходе на электричество приняли только в 1949-м.

Еще через два года погасли последние газовые фонари: по некоторым сведениям — то ли на Балтийском вокзале, то ли на привокзальной площади. В пятьдесят третьем был остановлен газовый завод.

***

В середине шестидесятых годов Научная реставрационная мастерская ЭССР получила заказ: разработать проект освещения улиц и площадей таллиннского Старого города.

Реализовано из предложенного было немало: в частности, из средневекового городского ядра начали вытесняться фонари, появившиеся здесь без учета ценности сложившегося архитектурного ансамбля.

К сожалению, только на бумаге осталась идея увековечить столетие газового освещения Таллинна путем воссоздания стоявшего на Ратушной площади пятирожкового фонаря-канделябра — гордости города.

Не вернулся он на свое место и в нынешний, полуторавековой юбилей… Будем ждать следующей круглой даты?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!