А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Подлинный» XIX век наступил для столицы Эстонии ровно полтора века тому назад — декабрьским вечером 1865 года, когда на улицах Ревеля зажглись первые газовые фонари.

И хотя с точки зрения общепринятой хронологии это звучит парадоксально, участники торжественной церемонии были уверены: газовое освещение — заря современности и прогресса.

Планы и интриги

Пятирожковый газовый фонарь-канделябр перед утраченным зданием важни на Ратушной площади — достойный кандидат на воссоздание.

Пятирожковый газовый фонарь-канделябр перед утраченным зданием важни на Ратушной площади — достойный кандидат на воссоздание.

О необходимости модернизировать уличное освещение в Ревеле заговорили по окончании Крымской войны: город, утративший статус крепости, вступил на путь модернизации.

Разговоры оставались разговорами без малого пять лет: лишь в декабре 1861 года газета «Revalsche Zeitung» опубликовала заметку о намерении местных домовладельцев построить завод по производству «светильного газа».
Идея была безусловно своевременная — аналогичное предприятие в соседней Риге уже подводилось под крышу, а со следующей весны рижане планировали начать работы по укладке под улицами центральной части города газовых труб.

Пример соседей воодушевлял, однако одних намерений было явно недостаточно. Свободными средствами не отцы города, ни, тем более, рядовые обыватели не обладали — желающих стать акционерами будущей газовой компании было мало.

Наконец, с привлечением средств магистрата, купеческой и ремесленной гильдий даже уставной капитал удалось собрать. Дело было передано на рассмотрение губернских властей и, получив одобрение на Тоомпеа, отправилось на утверждение в столицу…

Что именно произошло в Санкт-Петербурге — сказать сложно, но бумаги попали под канцелярское сукно. Не исключено — что «при содействии» остзейских дворян: желание Нижнего города строить газовый завод без участия Вышгорода они не простили.

Оптимизма подобное развитие событий в Ревеле не добавляло: ладно, Петербург и Москва, хорошо — Рига, понятно — Выборг, но даже крохотный Муром уже успел к тому времени зажечь у себя газовые фонари!

Понимая, что рассчитывать исключительно на свои силы горожане не могут, ратманы решили не искушать судьбу вновь, и летом 1865 года подписали договор с рижской фирмой W.Weier & Co.

Символизм сроков

Предложение рижан относилось к числу тех, от которых было грех отказаться: наряду с газовым освещением, компания обязывалась построить в Ревеле современную систему водопровода.

В середине апреля на берегу моря, неподалеку от Рыбного ряда заложили корпуса газового завода К началу осени они были пригодны к эксплуатации — ничего не мешало начать прокладку подающих газ труб.

Перекрывать главный въезд в город со стороны порта — Большие морские ворота — сочли нецелесообразным, трассу стали тянуть через улицу Уус, по Олевимяги, а оттуда — с двумя магистральными ответвлениями на Пикк и Вене.

Работа спорилась быстро — несмотря на осенние дожди, к середине — ноября удалось уложить тридцать четыре тысячи погонных футов газопровода: в пересчете на современные меры длины — без малого десять с половиной километров.

26 ноября (8 декабря) газовая фабрика дала первый, пробный, пуск. Результаты его оказались обнадеживающими: давление в трубах поддерживалось в пределах нормы, запаха газа, которого опасались бюргеры-ретрограды, на улицах не ощущалось.

Оптимизм, правда, несколько омрачало то, что в предварительно оговоренные договором сроки подрядчик не уложился: вместо середины октября новое освещение удавалось зажечь не раньше первой декады декабря.

С другой стороны, сдвинувшаяся на начало зимы дата добавляла торжественному событию пущего символизма новомодный свет должен был залить ревельские улицы в Первое воскресенье Адвента.

Новый свет

Воскресным вечером 5 (17) декабря 1865 года на Ратушной площади было необычайно многолюдно: комиссия по газовому освещению созвала на торжества весь цвет ревельского общества.

Мелькали вицмундиры служащих губернской канцелярии. Тускло отсвечивали цилиндры членов магистрата. Полиция в начищенных кирасах оттесняла простой люд от гильдейских и цеховых старейшин.

В половине пятого, когда сумерки сгустились, на ступени ратушной лестницы вышел бургомистр Эрнст Карл Фредерик Бетге. Его сопровождали представители фирмы W.Weier & Co. и акционер Ревельской газовой фабрики Кургас.

Честь зажечь первый газовый фонарь было предоставлена ему — благо, и фамилия пайщика так кстати оказалась «говорящей». Второй из расставленных на увитых еловыми ветками декоративных постаментах фонарь зажег бургомистр.

Толпа грянула «ура!», в воздух взлетели шапки, и через пять минут главная площадь города и все стекающиеся к ней семь улиц оказались залитыми светом: как свидетельствовал очевидец, настолько ярким, что иные даже зажмурились.

«Чистая» публика устремилась в ратушу — поднять бокал шампанского за успех начинания. Пользуясь случаем, вернувшийся из Петербурга предводитель эстляндского дворянства сообщил: в столице дали добро на прокладку в Ревель железной дороги.

Сомнений у присутствовавших оставаться не могло: над городом действительно зажигалась заря Нового времени — эпохи долгожданного обновления, технических новшеств, всеобщего прогресса.

Смертельная схватка

Эпоха безраздельного господства газа на таллиннских улицах оказалась недолгой: Верхний город отказался от спиртовых фонарей только в 1877 году, а всего через полтора десятилетия зажглись пробные электрические лампы.

Но даже тридцать лет спустя, в конце 1906 года, Осветительная комиссия городской думы пришла к странному выводу: в силу кривизны ревельских улиц и их узости фонарный газ остается и дешевле, и… эффективнее электричества.

Через четверть века подобные выводы звучали откровенным анахронизмом: газеты тридцатых годов писали о «смертельной схватке газа с электричеством», развернувшейся на улицах столицы, и неизбежной и скорой победе последнего.

Триумф победителя не спешил вершиться: только к двадцатилетию независимости ЭР, в феврале 1938 года, электрическими фонарями удалось осветить площадь Вабадузе, а также — бульвар Эстония и площадь перед одноименным театром.

Внезапный удар по газовому освещению нанесла Вторая мировая война: доставка британского угля, из которого производился фонарный газ, стала затруднительной. Городская же электростанция прекрасно работала на местном сланце.

Однако еще в марте 1941 года власти уже нового, советского, Таллинна были обеспокоены тем, как доставить в столицу выполненный в Германии заказ — двадцать пять многорожковых газовых фонарей-канделябров.

Добрались ли они до Эстонии — неизвестно. Но еще и в послевоенные годы отдельные отрезки столичных улиц освещались газом — решение о полном переходе на электричество приняли только в 1949-м.

Еще через два года погасли последние газовые фонари: по некоторым сведениям — то ли на Балтийском вокзале, то ли на привокзальной площади. В пятьдесят третьем был остановлен газовый завод.

***

В середине шестидесятых годов Научная реставрационная мастерская ЭССР получила заказ: разработать проект освещения улиц и площадей таллиннского Старого города.

Реализовано из предложенного было немало: в частности, из средневекового городского ядра начали вытесняться фонари, появившиеся здесь без учета ценности сложившегося архитектурного ансамбля.

К сожалению, только на бумаге осталась идея увековечить столетие газового освещения Таллинна путем воссоздания стоявшего на Ратушной площади пятирожкового фонаря-канделябра — гордости города.

Не вернулся он на свое место и в нынешний, полуторавековой юбилей… Будем ждать следующей круглой даты?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!