Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Здание, в равной степени знаковое для своего времени и востребованное горожанами в наши дни, было заложено на полуострове Копли восемьдесят лет назад.

Меняя названия и функции, но ни разу — изначальный облик, оно продолжает верой и правдой служить жителям района. А последние полтора десятилетия — и всего Таллинна.

Коплиский народный дом непосредственно перед открытием — осенью 1937 года.

Коплиский народный дом непосредственно перед открытием — осенью 1937 года.

Кровные кроны

…В первую рождественскую ночь 1934 года жителей Копли разбудил гул пожарного набата. Нехорошее зарево плясало в темных окнах: горел склад общества взаимопомощи «Ühisabi».
Пожарные оказались бессильны: пламя, вспыхнувшее в складских помещениях, локализовать не удалось. Стремительно распространяясь, оно испепелило постройку, служившую местным жителям и столовой, и церковью, и народным домом.

Под одной крышей все они ютились, понятное дело, не от хорошей жизни: не случись революции, будь проект застройки окрестностей Русско-Балтийского завода реализован в задуманных масштабах, — необходимая инфраструктура была бы построена.

Но жителям Копли середины тридцатых годов было не до сослагательного наклонения: в одну ночь они лишились как центра духовной жизни, так и очага культуры — с ролью последнего тесный заводской кинематограф явно не справлялся.

Не лучшими оказались и прочие альтернативные решения — актовый зал школьного здания на будущих «линиях», помещения Коплиской дружины Кайтселийта и даже — гараж пожарного депо.

Через полгода после пожара, в мае 1935 года, директор Управления коплиской недвижимости Николай Вийтак выступил с предложением начать сбор средств для строительства.

Идея нашла горячий отклик: жители Копли, избытком финансов похвастаться едва ли способные, были готовы пожертвовать в самом буквальном смысле кровные кроны и сенты. А вскоре интерес к сооружению на далекой городской окраине народного дома был проявлен и на Тоомпеа. Причем — со стороны первых лиц государства.

Лучшие времена

Ученицу Коплиской начальной школы Ыйе Пау, выступившей на состоявшейся 16 февраля 1936 года церемонии закладки в фундамент будущего народного дома краеугольного камня, в неискренности обвинить сложно.

Возможно, обращение к Константину Пятсу в одном предложении как к «дорогому государственному старейшине» и звучало слишком выспренне, но сравнение его с Дедом Морозом прозвучало, пожалуй, даже излишне скромно.
Сказочный персонаж, худо-бедно, но хоть раз в год на рабочей окраине появлялся. А вот руководители Эстонской Республики за более чем полтора десятка лет ее существования посещали в тот день Копли едва ли не впервые.

По большому счету и делать-то им там было нечего: эвакуированные в годы Первой мировой войны предприятия запустить в новых условиях так и не удалось, в рабочих казармах ютились беженцы из РСФСР да оптировавшиеся эстонцы.

В середине тридцатых годов в истории тихо, но неумолимо угасающего района открылась новая глава: помещения бывшего управления Русско-Балтийского завода решено было передать Таллиннскому техническому университету.

Решение способствовать превращению Копли в «академгородок» было принято на уровне как столичных, так и государственных властей. Недаром финансирование строительства народного дома возросло. .. пятикратно.

«Копли знавало тяжелые дни, — признал в своей речи Пятc. — Но они миновали. Со строительством народного дома эта часть города словно бы возвращает себе свои лучшие времена…»

Дозволенное разнообразие

В процессе строительства объекта, финансирование его было увеличено… семикратно: с тридцати планировавшихся тысяч крон до двухсот десяти тысяч. Государство выделило из них сто шестьдесят.

Значение возводящейся постройки не ограничивалось отныне культурными потребностями окрестных жителей: оно должно было одновременно исполнять роль представительских помещений технического вуза.

Первоначальный, достаточно скромный, проект был переработан под руководством архитектора Эльмара Лохка: его бюро спроектировало, в частности, дом, в котором расположена нынешняя редакция «Столицы» на площади Вабадузе.

Увенчанный массивной боковой башней трехэтажный основной объем включал в себя, помимо театрального зала на триста семьдесят мест, гимнастический зал, столовую, помещения для репетиций оркестра и занятий разнообразных кружков.

Единственное, чем заниматься в народном доме, согласно его уставу, было строго запрещено — это политической агитацией в любой форме.
А также запрещено было распивать и даже проносить в здание алкогольные напитки, включая и пиво.

Выдержанный в стиле функционализма, дом встречал посетителей порталом, оформленным в духе немецкой «новой вещности» — художественного направления, угасшего на родине после прихода к власти нацистов.

Барельефы портала изображали представителей различных, не чуждых Копли профессий — рыбака с сетью, портового грузчика на фоне кранов, рабочего в заводском цехе…

Весна в сентябре

Торжественное открытие Коплиского народного дома состоялось в сентябре 1937 года — постановкой «Весны» Оскара Лутса.
Но еще до того как вновь над сценой взмыл занавес, министр народного хозяйства Карл Сельтер подчеркнул: по сути — мы присутствуем при историческом моменте подлинного второго рождения Копли.

«За последние четыре года в жизни произошли значительные перемены к лучшему, — оптимистично
заверил министр. — Прекратилась безработица, и старания правительства встретили наибольше сочувствие в кругах рабочих и земледельцев.

Следует надеяться, что правительство, продолжая свою работ по обновлению государства, сможет рассчитывать на поддержку этих кругов. Несомненно, в Копли найдутся многие, готовые работать на укрепление культурных начинаний».

Желающие нашлись, но активная культурная жизнь кипела во вновь возведенных стенах недолго. После Второй мировой войны здание был передано военным морякам: ставши матросским клубом народный дом сменил профиль, а главное — стиль работы.

Основательно амортизированное здание было в самом конце девяностых годов признано памятником архитектуры, но дальше срочного ремонта внутренних помещений дело, к сожалению, пошло.

Используемое ныне частным вузом I Stuudium, здание явно ждёт лучших времен: краска на фасад, поблекла, скульптура девушки в национальном костюме — полуразрушена.

Скажется ли начавшаяся прошлой осенью реконструкция района Коплиских линий на судьбе бывшего Коплиского народного дома?

Хочется верить — скажется, сугубо позитивно.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!