А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1168 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Художник, которого современники величали «русским Бердслеем», создал первую «икону» эстонской независимости. Зал на втором этаже Провинциального музея на Тоомпеа был полон: в буквальном смысле, яблоку негде упасть.

Преподаватели и студенты художественных курсов, богемная и респектабельная государственная публика и даже — первое лицо Республики, государственный старейшина Константин Пятc.

Полотно «24 февраля 1918 года» кисти Николая Калмакова — первое обращение к патриотической тематики в истории эстонской живописи.

Полотно «24 февраля 1918 года» кисти Николая Калмакова — первое обращение к патриотической тематики в истории эстонской живописи.

Дивясь на выставленные работы — яркие, гротескные, пленяющие одновременно мистикой, а порой и откровенной чувственностью, все они стремились к «гвоздю экспозиции» — полотну «24 февраля 1918 года».

Все было необычно: и тематика художественного произведения, и манера исполнения. А главное — сама личность автора — живописца Николая Калмакова, прибывшего в Эстонию из объятой революцией России прошлой весной.

В манере легенды

«На днях в Эстонию прибыл известный российский художник Калмаков, — писала в апреле 1921 года газета «Waba Маа». — С собой он привез и большую часть своих работ».

Известность у живописца к тому времени была скандальная: одни величали его «русским Бердслеем» — по аналогии с Обри Винсентом Бёрдсли, графиком и декоратором, звездой британского эстетизма и модерна.

Другие, напротив, обвиняли во всех смертных грехах — от «неприкрытого эротизма» до «люцеферианства и дьявольщины», называли «ангелом греха», а газетные заметки о выставке его работ снабжали заголовком вроде «Нездоровое творчество».

Иные из современных исследователей творчества Калмакова склонны видеть в нем несостоявшегося «русского Дали»: прижизненные легенды о себе он и вправду был способен создавать не хуже прославленного мастера эпатажа из Каталонии.

Что же касается творческой манеры, то тут художник, пожалуй, следовал традициям петербургского «Мира искусства», работая в том же направлении, что и признанный мастер сценического оформления Леон Бакст.

Правда, сказочности театральной феерии Калмаков предпочитал обращение к миру мифологических архетипов, путающих неподготовленного зрителя даже не столько глубиной, сколько красочной яркостью.
одновременно, прелюдию к настоящей эмиграции.

«Лежала женщина в огне
Дождя при солнце.
Помню эта картина,
Вся лучистый зов,
Какую создал Калмаков,
Меня тогда очаровала», — делился впечатлением от работы художника Игорь Северянин.

Загадки биографии

Едва ли найдется среди русских художников первой половины прошлого столетия человек с более причудливой и запутанной биографией, чем Николай Калмаков.

Он родился в дачном предместье Генуи: отцом был вынужденный по неизвестной причине эмигрировать из России то ли генерал, то ли полицейский чин, матерью — итальянка, оперная певица.

В Италии будущий живописец окончил среднюю школу, но, по неясной причине, высшее образование отправился получать на родину отца — до сих пор неясно, то ли в Петербургский университет, то ли в Училище правоведения.

Окончил он его с отличием и сразу же получил место в Министерстве иностранных дел, но накануне присвоения ему камер-юнкерского чина неожиданно покидает столицу Российской Империи и возвращается в Италию — учиться живописи.

Согласно другой версии, ни в какую Италию Калмаков не уезжал, а живописи выучился самостоятельно.
Если он и отлучался из Петербурга, то только в Москву, где принимал участие в первых для себя художественных выставках.

Накануне Первой мировой художник был в кругах столичной богемы популярным — настолько, что призванный в 1915 году на службу в действующую армию, он был переведен в историческую комиссию Красного креста.

То ли еще накануне, то ли уже после прихода к власти большевиков он отправляется в паломничество по Турции и Греции. Состоялось ли оно в реальности, и почему он вернулся в Петроград — неизвестно.

Логично предположить, что ради супруги и ребенка. Но в Эстонию он прибыл не просто без них — но даже и не упоминая об оставленной за кордоном семье.

Ошеломляющее впечатление

Корреспондентам таллиннских газет Калмаков признавался: свой приезд сам он воспринимает как своего рода почетную ссылку и, одновременно, прелюдию к настоящей эмиграции.

При этом он подчеркивал: если власть в России сменится, он всегда готов вернуться — но пока же намерен познакомить не слишком избалованную местную публику с работами, достойными салонов Западной Европы.

«Нам представлены работы, равных которым вряд ли доводилось видать Таллинну прежде, — писала в апреле 1922 года «Tallinna Teataja. — Их автор — жанрист-символист европейского уровня, отличный от других по технике и видению мира.

Последнее делает представленные на выставке работы еще более привлекательными потому, что наряду со старыми, оставшимися непроданными полотнами, автор впервые показывает и полотна, созданные на протяжении последних одиннадцати лет».

«Краски на его картинах горят, переливаются, шумят и толпятся пестрой, но всегда дисциплинированной толпой, — продолжал корреспондент местной русской газеты «Жизнь». — Дисциплинированной потому, что в них нет экстаза, внезапного загорания.

Словно бы какой-то рассудочный холодок остудил их первоначальный порыв. Но, несмотря на это, почти все вещи г-на Калмакова (за исключением напрасной графики) производят впечатление почти ошеломляющее…»

Не в характере

Ошеломляющей была и цена входного билета на выставку: полторы сотни эстонских марок. На эти деньги, при бережном подходе, вполне можно было бы питаться три-пять дней.

На подобную сумму художественный критик газеты «Päevaleht» Пеэтер Арен раскошелится был готов. Возможно — к сожалению: увиденному в музейном зале он дал самую уничижительную оценку.

И если признать за художником талант в области понимания самого духа восточного искусства Арен был готов, то покушение Калмаковым на святая святых — провозглашение независимости Эстонии — воспринял как личное оскорбление.

«Что вообще, по сути, связывает ее с идеей эстонской независимости, кроме трех искаженных лиц, карты Эстонии, ленточки национальных цветов, двух исторических дат и безвкусного герба с литерами ЕW — возмущался газетный критик. — Лица изображенных наполнены грубой злобой и таким напряжением, словно бы независимость Эстонии они провозглашают скрепя сердце! Это вообще не картина, а магазинная вывеска, как характеризуют ее многие художники».

Какие именно, автор не уточнил. Но с возмущением заметил: за такую работу Биржевой комитет намерен заплатить Калмакову двести тысяч марок — сумма, которая местным мастерам кисти и не снилась.
Впрочем, и журналист «Жизни» был вынужден признать, что картина «24 февраля 1918 года» «очевидно не в характере художника: она скучна по композиции и суха по рисунку и краскам».

Забвение и угасание

В российском искусствоведении существует версия, что именно критика в адрес полотна, на которое автор, вероятно, возлагал большие надежды, послужила причиной его отъезда из Эстонии.

Едва ли случившееся можно назвать фиаско: полотно, в символическом ключе изображающее момент рождения эстонской государственности было выкуплено, но вот экспонировалось ли впоследствии — неясно.

На оценку творчества Калмакова эстонским обществом эта работа негативного влияния не оказала. Год спустя, в заметке о выставке, на которой был представлены и его работы, газета «Каjа» отмечала: «это картины подлинного мастера и мистика».

Выставка объединения русских художников Эстонии «АКБ», состоявшаяся в Таллинне в феврале 1923 года, стала для Калмакова последней: вскоре он отбыл в Брюссель, оттуда — в Париж, манящий десятки тысяч бывших поданных Российской Империи.

Впереди были тридцать лет забвения и постепенного угасания таланта, наполненные, впрочем, совершенно «калмаковскими» приключениями, вроде дуэли на шпагах (!) с супругом очередной возлюбленной живописца.

Последняя, то ли четвертая, то ли шестая супруга в начале пятидесятых годов сдала художника в дом престарелых. После ее смерти картины Калмакова за бесценок были проданы на Блошином рынке.

* * *

Во Франции своеобразный и яркий талант Калмакова вновь открыли только через девять лет после кончины художника: первая посмертная выставка в Париже состоялась в 1964 году.

В Эстонии, которой он, по сути, подарил «икону независимости» — и того позже: лишь на рубеже века минувшего и века нынешнего удалось восстановить авторство полотна, в советское время сохраненного в фондах госархива ЭССР.

Ныне картина «24 февраля 1924», вошедшая в академическую историю эстонского искусства, экспонируется там, где независимость была некогда провозглашена — в зале Государственного банка Эстонии.

Возможно, слишком патетичная и оттого — несколько наивная, она служит, в первую очередь, памятником эпохе своего создания. И тем прежде всего, пожалуй, ценна и по сей день.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Символика Ордена Меченосцев

Орден Меченосцев и Ливонский Орден: история и предыстория

У всего на свете есть своя история и предыстория. Не исключение из этого правила и Ливонский Орден. Его предтечей является Орден меченосцев, ...

Читать дальше...

Возможно, самое рижское по облику здание Таллинна — бывшая Кредитная касса Эстляндского рыцарства, построенная рижанином Августом Рейнбергом.

Флюгера, скульптуры, банки: Таллинн, построенный рижанами.

Столетие государственной независимости Латвии — повод попробовать отыскать в городском пространстве Таллинна «рижский след». Поиски, при желании, будут краткими: достаточно приглядеться ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: Памятники Ливонской войны

     Легенды древнего города Таллина. История вторая: Памятники Ливонской войны Каждую неделю, по средам, в 8.00, новая легенда, от проекта "Ливонский Орден. XXI ...

Читать дальше...

Экскурсия: Пешеходная экскурсия по Таллинскому району Тонди. Бронирование.

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды! Экскурсия: Пешеходная экскурсия по Таллинскому району Тонди. В стоимость включено: Пешеходная двухчасовая экскурсия ...

Читать дальше...

Экскурсия в парке у замка барона Николая фон Глена в Таллине. Бронирование экскурсии.

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды! Экскурсия: Экскурсия в парке у замка барона Николая фон Глена в ...

Читать дальше...

Пешеходная экскурсия по Старому городу Таллина. Лабиринты узких улочек, церкви, средневековые дома. Бронирование экскурсии.

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды! Пешеходная экскурсия по Старому городу Таллина. Лабиринты узких улочек, церкви, средневековые ...

Читать дальше...

Белая Северо-западная армия генерала Юденича в Эстонии. Бронирование экскурсии.

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды! Экскурсия: Белая Северо-западная армия генерала Юденича. В стоимость включено: Пешеходная двухчасовая экскурсия по ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

    Легенды древнего города Таллина. Ревеля. История первая: Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном. Каждую неделю, новая легенда, от проекта "Ливонский ...

Читать дальше...

Магазин самообслуживания в Таллине (район Мустамяэ).

Праздничная торговля в Таллине: 7 ноября 1969 года.

7 и 8 ноября дежурные продовольственные магазины работают с 9 до 17 часов, а магазины: Каллавере, «Панораам», «Каякас», «Рига», № ...

Читать дальше...

Формирование ансамбля площади Компасси. Начало шестидесятых годов.

Многоликая площадь Компасси в Таллине: прошлое, настоящее, будущее

Бурное обсуждение предполагаемой застройки площади Компасси — повод вспомнить о том, каким образом эта самая площадь появилась в городском пространстве ...

Читать дальше...

Эльфриде и Вольдемар Лендер. Фотопортреты начала XX столетия

Вольдемар и Эльфриде Лендер: монументальная встреча а Полицейском парке Таллина

Монумент чете Лендер, заложенный на минувшей неделе в Полицейском саду, — дань памяти супругам, чей вклад в развитие Таллинна первой ...

Читать дальше...

Theater: Переполох в Ревеле

    Забавное видео. В Ревель прибывает ревизор из Тевтонского Ордена. Одно из направлений деятельности организации, это театр, организация досуга, представления, корпоративные поздравления. ...

Читать дальше...

Самый радикальный вариант «реставрации» Толстой Маргариты предложил в 1924 году архитектор А. Владовский.

«Ветрам северным открыто кругло-каменное брюхо...»: как башня Толстая Маргарита в Таллине, музейный облик приобретала

Закладка краеугольного камня экспозиционного зала во дворе Толстой Маргариты — завершение процесса музеефикации башни, который растянулся почти на... восемьдесят лет. Возраст ...

Читать дальше...

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!