А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Промышленное предприятие, княжеская дача, фешенебельный ресторан, Летная школа и, наконец, музей — всё это усадьба Маарьямяэ на полпути от Кадриорга и Пирита.

Начало масштабной реконструкции усадебного комплекса, начавшееся на позапрошлой неделе, призванное преобразовать его в музейный городок, — повод вспомнить вехи истории былого Мариенберга.

Сладость названия

Летняя усадьба на Сахарной горке в окрестностях мануфактуры Клеменца. Рисунок середины XIX века.

Летняя усадьба на Сахарной горке в окрестностях мануфактуры Клеменца. Рисунок середины XIX века.

На вопрос о том, какая из более чем полусотни гордо зовущихся «горами» таллиннских возвышенностей самая сладкая на вкус, современный горожанин ответит, скорее всего, молчанием.

А века полтора назад никаких сомнений быть не могло: разумеется, Сухкрумяги. Если быть совсем точным — Цукерберг: Сахарная горка, как называли ее русские обыватели Ревеля.

Топоним родился не ранее 1811 года, когда купец Йоханн Готлиб Клеменц не получил от Департамента мануфактур и внутренней торговли разрешение основать первую в Эстляндской губернии сахарную мануфактуру.

С сахаром в Российской империи было на тот момент в буквальном смысле слова не сладко: установленная Наполеоном континентальная блокада Англии лишила европейцев сырья для его изготовления — сахарного тростника из колоний.

Дефицит исходного материала заставил сахарозаводчиков обратить внимание на сахарную свеклу: благо, она-то произрастала и на европейском континенте. Другое дело, что сахар из нее получался темным и не слишком сладким.

Его рафинированием, то есть переработкой в более качественный продукт, и занялась ревельская мануфактура: даром что пущена она была уже после разгрома Наполеона и отмены установленного им эмбарго.

Меняя владельцев, а позже — и профиль, основанное Клеменцем предприятие проработало более полувека, пока вспыхнувший в марте 1899 года пожар не оставил от него лишь обгорелые стены.

Тогдашний хозяин мануфактуры — предприниматель Христиан Ротерман счел разумным не возрождать ее, а выставить пожарище на продажу.

Дачная слава

Мариенберг во времена графа Орлова-Давыдова. Фотография начала XX столетия.

Мариенберг во времена графа Орлова-Давыдова. Фотография начала XX столетия.

Покупатель не заставил себя ждать: им, заплатив требуемые тридцать пять тысяч рублей, стал в январе 1874 года генерал-лейтенант Анатолий Владимирович Орлов-Давыдов.

Жителю Первопрестольной, владевшему к тому времени землями в полудюжине губерний от Симбирской до Московской, нужды развивать в Эстляндии промышленность не было.

В окрестностях Ревеля, снискавшего себе славу излюбленного места отдыха, Орлов-Давыдов решил построить дачу — «летнюю резиденцию», в довесок к «зимней» — подмосковному поместью Семеновское-Отрада.

Едва ли осознавая это, новый владелец возвращал местности ее изначальную, «дачную», суть: список недвижимости ревельских предместий, составленный в 1722 году, упоминает здесь место отдыха горожан — загородную корчму.

Еще через шестьдесят лет на нынешней Маарьямяги располагалась летняя мыза: единственная издававшаяся в ту пору в городе газета Revalsche Wöchentliche Nachrichten публиковала объявления о сдаче ее внаем.

Даже в ту пору, когда над Сахарной горкой вовсю дымили мануфактурные трубы, в желающих провести отдых на живописном приморском берегу отбоя, по-видимому, не наблюдалось.

Известно, что в двадцатые годы на отдых из Санкт-Петербурга приезжала семья историографа Николая Карамзина, даже содержавшая на Цукерберге литературный салон.

Оригинальность неоготики

В честь кого именно — жены или дочери — переименовал новый владелец былую Сахарную горку — сказать сложно: Марией звали одну и другую.

Генерал-лейтенант, похоже, вообще был склонен к играм со смыслами: его экслибрис, например, был выполнен готическим шрифтом таким образом, что буква «О» незаметно перетекала в букву «Ц».

К эпохе готики Орлов-Давыдов питал, по всей видимости, особые симпатии: недаром и ревельскую свою резиденцию решил он возводить на манер средневекового рыцарского замка, романтичного и величественного.

Проект был заказан петербургскому зодчему Роберту Гёдике — мастеру, скажем откровенно, далеко не первого плана, но даром умелой стилизации под архитектурные стили предшествующих эпох владевшему в совершенстве.

Поместье Мариенберг было спланировано в лучших традициях усадебной неоготики: ступенчатый фронтон, ризалиты, крытые черепичными рундуками каминные трубы, стилизованная под крепостную дозорная башня.

Вход в нее — да и во всю постройку — Гедике оформил оригинально: вмуровал в кладку стены стрельчатый портал подлинного бюргерского жилища XV столетия, перенесенный с территории Старого города.

Аутентичной была и входная дверь, выполненная в стиле барокко уже в эпоху шведского владычества: подожженная неизвестными лет сто назад, в двадцатые годы она была заменена копией.

Источник средств

Основатель Мариенберга, почивший в последние дни 1905 года, и представить себе не мог, что существовать стране и династии, которой он служил всю жизнь, остается чуть больше десятилетия.

Его сын — церемониймейстер двора Алексей Орлов-Давыдов приветствовал февральскую революцию и даже служил личным шофером Александра Керенского. Но октябрь 1917-го «революционный граф» принять не мог.

Эмигрировать в Париж наследник Мариенберга успел. Перевести из петроградских банков многочисленные вклады — нет. Основным источником средств стал для него сохранившийся в ставшей независимой Эстонии капитал.

Банк Карла Шеэля регулярно выплачивал Орлову-Давыдову проценты, но привыкший жить на широкую ногу аристократ хронически нуждался в деньгах. В начале двадцатых годов он решил начать сдавать таллиннскую «дачу» в аренду.

Какое-то время арендатором выступал голландский консул, позже — некий Йоханнес Вальдт, открывший в поместье первоклассную гостиницу «Ривьера-Паллас» с одноименным круглосуточным рестораном.

В годы экономического кризиса денежный поток стал иссякать. В 1931-м Орлов-Давыдов решил выставить недвижимость на аукцион, но желающих раскошелиться на триста тысяч крон не нашлось.

Лишь шесть лет спустя, когда граф вот уже два года как пребывал в лучшем из миров, его наследники смогли найти покупателя: им стала Летная школа Сил обороны Эстонской Республики.

Новые времена

«Военный» период в истории, а точнее — в архитектурном убранстве былой графской резиденции стал чередой утрат.

Снесли оживляющую главный фасад веранду. Окна мезонина подогнали под тот же размер и форму, что и окна первого этажа. По мнению современников, здание обрело какой-то «казарменный облик».

Досталось и внутреннему убранству — в нетронутом виде сохранился лишь камин в одном из залов. Вероятно — самый роскошный: в 1881 году репродукция его была помещена в номере петербургского журнала «Зодчий».

Послевоенные десятилетия, коща в поместье Орлова-Давыдова располагалось жилье для семейных офицеров, сохранению памятника зодчества также не способствовали: к началу семидесятых дом был полностью амортизирован.

Весной 1975 года изрядно побитый временем усадебный ансамбль был передан Историческому музею Эстонской ССР. Реставраторы приступили к работе еще через восемь лет. В эксплуатацию помещения были сданы только в 1988-м.

К столетию провозглашения эстонской государственности филиал Исторического музея на Маарьямяэ, планирующий полностью обновить экспозицию и стиль ее подачи, обещает вновь распахнуть перед посетителями двери.

Хочется верить, что в музейных залах найдется место и для экспонатов, которые могли бы рассказать современным таллиннцам и гостям города более чем двухвековую историю поместья Мариенберг.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!