А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Восьмое марта, сохранившее за собой статус Женского дня и в независимой Эстонии, — подходящий повод вспомнить о женщине, оставившей, возможно, самый яркий след в истории столицы, — королеве Кристине.

За свою без малого восьмивековую историю женской рукой Таллинн управлялся всего один раз — в девяностых, когда пост мэра занимала Иви Ээнмаа.

Присланный в 1638 году из Стокгольма в Ревель портрет Кристины должен был познакомить здешних подданных с внешностью их новой правительницы.

Присланный в 1638 году из Стокгольма в Ревель портрет Кристины должен был познакомить здешних подданных с внешностью их новой правительницы.

Под «женским скипетром» — в составе монархических государств на момент царствования в них представительниц прекрасного пола — городу довелось побывать раз семь.

Память об иных из них — регентше Анне Леопольдовне или сменившей ее на российском престоле императрице Елизавете Петровне — стерлась из памяти горожан и городского пространства без следа.
Иным посчастливилось быть увековеченными на таллиннской карте: имя Екатерины I носит парковый ансамбль Кадриорга, с именем датской королевы Маргареты народная молва, безосновательно, но упорно, связывает название башни Толстая Маргарита.

След, оставленный в городском пространстве Кристиной Шведской, дочерью легендарного короля Густава II Адольфа и фигурой не менее легендарной самой по себе, аналогов в Таллинне, пожалуй, не имеет.

Он затрагивает транзитную торговлю, административное деление, изобразительное искусство и даже — официальную церемонию празднования одного из самых важных дат церковного календаря.

Перечень выглядит завораживающе — особенно с учетом того, что сама Кристина в подвластном ей Ревеле, как и вообще на территории современной Эстонии, не бывала ни разу.

Скипетр и держава

…В середине ноября в Стокгольм добралась трагическая весть: король Густав Адольф, непобедимый «лев Севера» пал, сраженный вражеской пулей, под немецким городом Лютценом.

Через несколько дней королевский трон, согласно воле усопшего, заняла его единственная наследница — королева Кристина. Главе Шведского королевства на тот момент не исполнилось и шести лет.

Естественно, что до достижения королевской дочерью совершеннолетия реальная власть в стране принадлежала регенту — всесильному канцлеру Акселю Оксеншерне. Но официально он числился лишь советником при девочке-королеве.
Оксеншерну в Ревеле знали в лицо: ему доводилось бывать в административном центре Эстляндского герцогства. Его подопечную — естественно, нет: вероятно, именно поэтому портрет Кристины был в 1638 году преподнесен Ревельскому магистрату.
Выполненный придворным художником Якобом Генихом Эльбфасом или кем-то из его учеников парадный портрет подкупает барочной пышностью: роскошный наряд королевы и веер в ее руках прописаны тщательнее, чем не по годам взрослое лицо.

Художественные достоинства, кажется, волновали автора и заказчиков куда меньше, чем политические: королева-ребенок уже положила руку на стоящую подле нее корону, но королевский скипетр, символ реальной власти, лежит пока чуть в стороне.

Удивительно, но на выполненном в 1650 году портрете, изображающем Кристину уже вступившей на престол, скипетр отсутствует вовсе: на полотне, принадлежавшем Братству Черноголовых, в руках у королевы — держава.

С высоты исторического опыта можно предположить: портретист Йоханнес Баньер словно предчувствовал, что государственные дела Кристине вскоре наскучат и через четыре года она отречется от престола.

Торговля и религия

В ратуше или зале Дома Братства Черноголовых в первой трети XVII века бывали далеко не все таллиннцы.

Тем же, кто к городской элите не относился, оставалось довольствоваться профилем правительницы на монете номиналом в талер, отчеканенной Ревельским монетным двором в 1652 году.

Возобновление чеканки монет — лишь одна из мер, предпринятых Кристиной для оживления местной экономики. Еще не будучи коронованной официально, она задумала вернуть Ревелю славу транзитной гавани.

Местные негоцианты восприняли намерения монарха как покушение на свои исконные, унаследованные от ганзейских времен привилегии. Но королева думала шире: она понимала, что без привлечения в город русских купцов дела на лад не пойдут.

Переговоры шли долго, с переменным успехом и далеко не безболезненно. Но 3 июня 1648 года королевская печать скрепила текст Коммерческого акта, заключенного между центральным правительством и ревельским магистратом.

Текст документа звучит либерально и по нынешним временам, а уж для Европы начала Нового времени — и вовсе революционно: «Чужестранец, вне зависимости от его происхождения, должен обладать правом стать ревельским гражданином по желанию».

Документ также запрещал возлагать на иноземных купцов какие-либо дополнительные поборы и прямо разрешал «московитам» продавать в Швецию через ревельский порт отдельные категории без предварительной перепродажи их местным купцам.

После начавшихся еще более ста лет назад, в эпоху церковной реформации, гонений «на всякое иконопочитание» православным вновь была гарантирована в Ревеле свобода исповедания их религии.

Правда, проповедовать «греческую ортодоксию» бюргерам-лютеранам строго-настрого запрещалось: в
«чистоте протестантизма» шведские монархи видели залог процветания своей страны.

Мир и мэр

Отношения с религией у Кристины складывались своеобразно: внезапно отрекшись от престола, она, в сопровождении лишь одной служанки, бежала в Рим, где перешла из лютеранства в католицизм.

Однако именно с личностью Кристины современные таллиннские власти связывают традицию, распространенную в первую очередь на протестантском Севере Европы, — провозглашение Рождественского мира.

Сложно сказать, кто и почему связал этот обычай, существующий в средневековых городах южного побережья Финляндии еще с двадцатых годов XIII века, с именем правившей на четыреста лет позже королевы.

Похоже, единственное, что связывает Кристину с провозглашением Рождественского мира,— это изданное ею распоряжение проводить церемонию не в кафедральном соборе города Турку, а на площади перед ратушей. И сопровождать ее военным оркестром.

Кстати, текст, зачитываемый в наши дни главой Таллиннского муниципалитета, представляет собой точный перевод аналогичного текста из Турку. Составленного, впрочем, в нынешней редакции, не во времена Кристины, а в 1827 году.
Не исключено, конечно, что аналогичная главному городу шведской Финляндии торжественная церемония проводилась и в административном центре Эстляндии. Но документальных подтверждений отыскать пока не удалось.

Спор и вердикт

С чем личность Кристины связана в Таллинне вне всяких сомнений, так это с изменением административных границ города, имевшим место в середине XVII столетия.

Чуть ли не с Орденских времен между комтуром замка Тоомпеа и магистратом Нижнего города тянулся спор о праве пользования покосами и пастбищами, лежащими юго-западнее крепостных стен.

Для разрешения вновь обострившегося конфликта Кристина направила в 1643 году в Ревель комиссию, возглавляемую маршалом риксдага, говоря нынешним языком, парламентским спикером — Эриком Юлленштерном.

Бюрократический аппарат работал неспешно: лишь десятилетием позже договор о размежевании земель, подписанный представителями властей как Нижнего, так и Верхнего города, был заверен губернатором и отправлен в столицу с первой оказией.

23 ноября 1653 года королева Кристина скрепила большой государственной печатью акт о разрешении территориального спора: участок вдоль дороги на Гапсаль переходил в полное владение Ревельского магистрата.

Его границы должны были фиксировать двадцать девять межевых камней — к моменту их установки дочь Густава Адольфа уже благополучно покинула престол и вообще границы Швеции…

***

Скончавшаяся в 1689-м в далекой Италии Кристина не могла знать, что в год ее смерти ревельский землемер Йоханн Хольмберг составил первую карту города, на которой был отмечен топоним, увековечивший имя бывшей королевы.

Кристиненская долина — Кристиненталь стал к XX веку Кристиненским покосом. А ныне — просто Кристийне: частью города, раскинувшейся на землях, некогда дарованных городу экстравагантной правительницей.

Прошло без малого четыре столетия, а Таллинн помнит о щедром подарке. С недавних пор в городе проводятся осенние Дни королевы Кристины: праздник соответствующей части города в парке Левенру.

Семь лет назад была озвучена идея установить в нем памятник королеве. Что ж, остается надеяться на реализацию задумки в обозримом будущем. Кристина того явно заслуживает.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!