А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Девелоперы и жители старейшего таллиннского предместья сумели договориться: свободный доступ к морскому побережью после реконструкции района Рыбной гавани сохранится для всех горожан.

Документы Ревельского магистрата дают основание предполагать: рыбаки в нынешнем Каламая жили, как минимум, с 1372 года.

Рыбная гавань в Таллинне. Рисунок Натальи Мей, 1926 год.

Рыбная гавань в Таллинне. Рисунок Натальи Мей, 1926 год.

С какого времени начали они торговлю пойманной рыбой непосредственно с лодок, сказать сложно. Но известно, что в середине XV века практику эту отцы города пресекли — из соображений надзора за качеством товара.

Рыбный торг на исконном месте возродился не позднее второй трети позапрошлого столетия. А после Крымской войны и демилитаризации Ревеля развернулся пуще прежнего: торговать рыбой стали здесь и в розницу, и оптом.

Морское побережье (Фишграбен по-немецки, Каласадам по-эстонски, по-русски — Рыбный ряд) было для рыбаков не только местом торговли. Но и, в буквальном смысле, «вторым домом», по крайней мере — сезонным.

Старожилы вспоминали: когда в путину на заработок в Ревель конца XIX века приходили иногородние, то, экономя на жилье, они спали в Рыбном ряду — под перевернутыми лодками.

Название плавсредства служило сезонным работникам… адресом: и стражи порядка, и почтальоны знали, под каким именно баркасом в Рыбном ряду искать нужного им человека.

Конец идиллии

Летом 1893 года Ревельская городская дума получила письмо: жители Каламая просили воспрепятствовать планам протянуть через Рыбный ряд железнодорожную ветку или хотя бы изменить ее маршрут.

Рельсы и шпалы, по мнению рыбаков, намеревались уложить слишком уж близко от побережья: напуганная шумом составов килька, а особенно осторожная камбала могли бы откочевать далеко за остров Найссаар.

Отцы города остались к доводам авторов прошения равнодушны: нужды индустриализации казались важнее приоритетов рыболовства. Вскоре там, где лежали просмоленные лодки, загремели вагоны и запыхтели паровозы.

Еще через двадцать лет на берег Каламая пришли планировщики и землемеры: летом 1913 года городские власти решили приступить к масштабной реконструкции и модернизации бывшей вотчины рыбаков и рыботорговцев.

Рыбный ряд планировалось превратить в гавань для судов каботажного
плавания. Прежде всего — углубить акваторию и заменить допотопные деревянные мостки современными бетонными причалами и молом-волноломом.

Сомневаться в скорейшей реализации проекта оснований не было: предреволюционный Ревель находился на пике своего развития. Средств городской казне хватало, но грянула Первая мировая война.

Второй Хельсинки

В том, что охвативший всю Европу вооруженный конфликт будет для держав Антанты победоносным, таллиннцы, похоже, не сомневались и охотно задумывались о том, чем надлежит заняться городу в мирное время.

Побережье ближайших окрестностей Ревеля одевалось в бетон укреплений Морской крепости имени Петра Великого, а некий горожанин публиковал на страницах газеты «Päevaleht» мысли о послевоенном обустройстве Рыбного ряда.

Ссылаясь на то, что здешняя акватория мелководна, он предлагал вовсе засыпать ее на отрезке от Батарейной казармы до купален Крауспа — причалов теперешнего Горхолла. А приращенную таким образом территорию — продать под застройку.

Участок, согласно его расчетам, должен был получиться внушительным: сорок-пятьдесят тысяч квадратных сажен. На нем вполне можно было бы построить каменные доходные дома «современного стиля» и обустроить широкую улицу.

«Дома можно было бы расположить ярусами, в два ряда, — рассуждал укрывшийся за инициалами К.В. автор. — Первый — на обрыве, с высоты которого открывается вид на море, способный встать в один ряд с видами с побережья Кадриорга.

Здания, построенные на побережье, могли бы быть отданы приморскому ресторану с выходом к воде. Между первым и вторым рядами построек пролегал бы бульвар с променадом, подобный знаменитой хельсинкской Эспланаде».

Заметка была опубликована в самом начале января 1917 года: совсем скоро грянули такие события, что мечты о променадах и эспланадах в Рыбном ряду выглядели издевательским прожектерством.

Иные соображения

Элитного жилого района из набережной Каламая сто лет тому назад не получилось: побережье продолжало застраиваться неказистыми домишками, а акватория гавани — мелеть. Замеры начала двадцатых, показали: берег в Рыбном ряду поднялся на целых два метра. Дирекция городской электростанции поспешила объяснить это естественным движением тектонических плит. У гидрографов были иные соображения.

Не надо было быть большим специалистом, чтобы заметить: раз в месяц котлы электростанции регулярно чистили. Золу и шлак, не ломая долго голову над утилизацией, сбрасывали прямо в ближайшую бухту. Рыба из нее давно ушла.

Рыбачьи лодки — тоже: их сменили моторные суда, заходившие сюда не только «по привычке»: какая-никакая, а перерабатывающая инфраструктура на территории былого Рыбного ряда сохранялась еще с царских времен и даже успешно ширилась.

К 1925 году городские власти завершили масштабные работы по углублению акватории бухты. Еще через три года приняли к рассмотрению проект строительства на ее берегу четырехэтажного «рыбного холла» с торговыми и служебными помещениями.

Остаться на бумаге оказалось суждено и ему, равно как и планам середины тридцатых, согласно которым Каларанд должен был пополниться комплексом из аукционной конторы, склада-холодильника и четырех магазинов.

Пролетарский пляж

Газетные публикации восьмидесятилетней давности то и дело именуют берег Каламая «курортом для бедняков» — то с ирониеи, то с неподдельным сочувствием к его «завсегдатаям».

Таковых хватало: добраться до Кадриорга, а тем более — до далекого пляжа Пирита у таллиннского пролетария и в выходной-то удавалось не всегда, а уж жарким вечером рабочего дня — и подавно.

Позабыв о гигиене и соображениях безопасности (дно мелкого залива было полно обломков лодок), невзыскательные окрестные жители лезли в воду прямо между причалом для рыбачьих баркасов и прогулочных пароходиков.

В зимние месяцы Каларанд стабильно манил к себе моржей: для них вырубалась особая прорубь. То, что в двух шагах ломовые извозчики вываливали «сдобренный» конским навозом и разводами бензина снег с центральных улиц, купальщиков не отпугивало.

Более того — с наступлением весны мостки для захода в воду, раздевалки и скамейки регулярно подкрашивались и подновлялись, причем не городскими властями, а местными, каламаяскими энтузиастами морских купаний.

Высказывалась даже идея оборудовать в Рыбном ряду крытый бассейн: мысль здравая, если не принимать во внимание, что наполнять его планировалась. .. отработанной водой из котлов электростанции.

Санитарные врачи, конечно, били тревогу. Но «самый общенародный курорт» — клочок песчаного берега сорок на сорок метров — просуществовал в Каламая до Второй мировой войны.

 * * *

В послевоенные десятилетия Каларанд превратился в глухие и запущенные задворки центра города.

Только во второй половине семидесятых годов градостроители вновь обратили на Рыбную гавань внимание — после сооружения Горхолла планировалось взяться за благоустройство его окрестностей.

Увы, и этим проектам выпало разделить судьбу радужных планов последних месяцев царского режима. В первые годы после восстановления государственности ЭР ни средств, ни особого желания реконструировать район не было.

В позапрошлую пятницу, 11 марта, фирма-застройщик Рго Карital и некоммерческая организация Telliskivi Selts достигли соглашения в вопросе дальнейшего развития Рыбной гавани и решили прекратить судебную тяжбу.

Согласно документу, Рго Карital обязался обустроить зону отдыха и обеспечить для горожан выход к побережью. Каким будет он — выясниться в ходе уточнения детальной планировки.

Одно можно сказать определенно — информационный стенд, повествующий о метаморфозах в судьбе былого Рыбного ряда смотрелся бы на его месте очень уместно.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!