А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Девелоперы и жители старейшего таллиннского предместья сумели договориться: свободный доступ к морскому побережью после реконструкции района Рыбной гавани сохранится для всех горожан.

Документы Ревельского магистрата дают основание предполагать: рыбаки в нынешнем Каламая жили, как минимум, с 1372 года.

Рыбная гавань в Таллинне. Рисунок Натальи Мей, 1926 год.

Рыбная гавань в Таллинне. Рисунок Натальи Мей, 1926 год.

С какого времени начали они торговлю пойманной рыбой непосредственно с лодок, сказать сложно. Но известно, что в середине XV века практику эту отцы города пресекли — из соображений надзора за качеством товара.

Рыбный торг на исконном месте возродился не позднее второй трети позапрошлого столетия. А после Крымской войны и демилитаризации Ревеля развернулся пуще прежнего: торговать рыбой стали здесь и в розницу, и оптом.

Морское побережье (Фишграбен по-немецки, Каласадам по-эстонски, по-русски — Рыбный ряд) было для рыбаков не только местом торговли. Но и, в буквальном смысле, «вторым домом», по крайней мере — сезонным.

Старожилы вспоминали: когда в путину на заработок в Ревель конца XIX века приходили иногородние, то, экономя на жилье, они спали в Рыбном ряду — под перевернутыми лодками.

Название плавсредства служило сезонным работникам… адресом: и стражи порядка, и почтальоны знали, под каким именно баркасом в Рыбном ряду искать нужного им человека.

Конец идиллии

Летом 1893 года Ревельская городская дума получила письмо: жители Каламая просили воспрепятствовать планам протянуть через Рыбный ряд железнодорожную ветку или хотя бы изменить ее маршрут.

Рельсы и шпалы, по мнению рыбаков, намеревались уложить слишком уж близко от побережья: напуганная шумом составов килька, а особенно осторожная камбала могли бы откочевать далеко за остров Найссаар.

Отцы города остались к доводам авторов прошения равнодушны: нужды индустриализации казались важнее приоритетов рыболовства. Вскоре там, где лежали просмоленные лодки, загремели вагоны и запыхтели паровозы.

Еще через двадцать лет на берег Каламая пришли планировщики и землемеры: летом 1913 года городские власти решили приступить к масштабной реконструкции и модернизации бывшей вотчины рыбаков и рыботорговцев.

Рыбный ряд планировалось превратить в гавань для судов каботажного
плавания. Прежде всего — углубить акваторию и заменить допотопные деревянные мостки современными бетонными причалами и молом-волноломом.

Сомневаться в скорейшей реализации проекта оснований не было: предреволюционный Ревель находился на пике своего развития. Средств городской казне хватало, но грянула Первая мировая война.

Второй Хельсинки

В том, что охвативший всю Европу вооруженный конфликт будет для держав Антанты победоносным, таллиннцы, похоже, не сомневались и охотно задумывались о том, чем надлежит заняться городу в мирное время.

Побережье ближайших окрестностей Ревеля одевалось в бетон укреплений Морской крепости имени Петра Великого, а некий горожанин публиковал на страницах газеты «Päevaleht» мысли о послевоенном обустройстве Рыбного ряда.

Ссылаясь на то, что здешняя акватория мелководна, он предлагал вовсе засыпать ее на отрезке от Батарейной казармы до купален Крауспа — причалов теперешнего Горхолла. А приращенную таким образом территорию — продать под застройку.

Участок, согласно его расчетам, должен был получиться внушительным: сорок-пятьдесят тысяч квадратных сажен. На нем вполне можно было бы построить каменные доходные дома «современного стиля» и обустроить широкую улицу.

«Дома можно было бы расположить ярусами, в два ряда, — рассуждал укрывшийся за инициалами К.В. автор. — Первый — на обрыве, с высоты которого открывается вид на море, способный встать в один ряд с видами с побережья Кадриорга.

Здания, построенные на побережье, могли бы быть отданы приморскому ресторану с выходом к воде. Между первым и вторым рядами построек пролегал бы бульвар с променадом, подобный знаменитой хельсинкской Эспланаде».

Заметка была опубликована в самом начале января 1917 года: совсем скоро грянули такие события, что мечты о променадах и эспланадах в Рыбном ряду выглядели издевательским прожектерством.

Иные соображения

Элитного жилого района из набережной Каламая сто лет тому назад не получилось: побережье продолжало застраиваться неказистыми домишками, а акватория гавани — мелеть. Замеры начала двадцатых, показали: берег в Рыбном ряду поднялся на целых два метра. Дирекция городской электростанции поспешила объяснить это естественным движением тектонических плит. У гидрографов были иные соображения.

Не надо было быть большим специалистом, чтобы заметить: раз в месяц котлы электростанции регулярно чистили. Золу и шлак, не ломая долго голову над утилизацией, сбрасывали прямо в ближайшую бухту. Рыба из нее давно ушла.

Рыбачьи лодки — тоже: их сменили моторные суда, заходившие сюда не только «по привычке»: какая-никакая, а перерабатывающая инфраструктура на территории былого Рыбного ряда сохранялась еще с царских времен и даже успешно ширилась.

К 1925 году городские власти завершили масштабные работы по углублению акватории бухты. Еще через три года приняли к рассмотрению проект строительства на ее берегу четырехэтажного «рыбного холла» с торговыми и служебными помещениями.

Остаться на бумаге оказалось суждено и ему, равно как и планам середины тридцатых, согласно которым Каларанд должен был пополниться комплексом из аукционной конторы, склада-холодильника и четырех магазинов.

Пролетарский пляж

Газетные публикации восьмидесятилетней давности то и дело именуют берег Каламая «курортом для бедняков» — то с ирониеи, то с неподдельным сочувствием к его «завсегдатаям».

Таковых хватало: добраться до Кадриорга, а тем более — до далекого пляжа Пирита у таллиннского пролетария и в выходной-то удавалось не всегда, а уж жарким вечером рабочего дня — и подавно.

Позабыв о гигиене и соображениях безопасности (дно мелкого залива было полно обломков лодок), невзыскательные окрестные жители лезли в воду прямо между причалом для рыбачьих баркасов и прогулочных пароходиков.

В зимние месяцы Каларанд стабильно манил к себе моржей: для них вырубалась особая прорубь. То, что в двух шагах ломовые извозчики вываливали «сдобренный» конским навозом и разводами бензина снег с центральных улиц, купальщиков не отпугивало.

Более того — с наступлением весны мостки для захода в воду, раздевалки и скамейки регулярно подкрашивались и подновлялись, причем не городскими властями, а местными, каламаяскими энтузиастами морских купаний.

Высказывалась даже идея оборудовать в Рыбном ряду крытый бассейн: мысль здравая, если не принимать во внимание, что наполнять его планировалась. .. отработанной водой из котлов электростанции.

Санитарные врачи, конечно, били тревогу. Но «самый общенародный курорт» — клочок песчаного берега сорок на сорок метров — просуществовал в Каламая до Второй мировой войны.

 * * *

В послевоенные десятилетия Каларанд превратился в глухие и запущенные задворки центра города.

Только во второй половине семидесятых годов градостроители вновь обратили на Рыбную гавань внимание — после сооружения Горхолла планировалось взяться за благоустройство его окрестностей.

Увы, и этим проектам выпало разделить судьбу радужных планов последних месяцев царского режима. В первые годы после восстановления государственности ЭР ни средств, ни особого желания реконструировать район не было.

В позапрошлую пятницу, 11 марта, фирма-застройщик Рго Карital и некоммерческая организация Telliskivi Selts достигли соглашения в вопросе дальнейшего развития Рыбной гавани и решили прекратить судебную тяжбу.

Согласно документу, Рго Карital обязался обустроить зону отдыха и обеспечить для горожан выход к побережью. Каким будет он — выясниться в ходе уточнения детальной планировки.

Одно можно сказать определенно — информационный стенд, повествующий о метаморфозах в судьбе былого Рыбного ряда смотрелся бы на его месте очень уместно.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!