Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Девелоперы и жители старейшего таллиннского предместья сумели договориться: свободный доступ к морскому побережью после реконструкции района Рыбной гавани сохранится для всех горожан.

Документы Ревельского магистрата дают основание предполагать: рыбаки в нынешнем Каламая жили, как минимум, с 1372 года.

Рыбная гавань в Таллинне. Рисунок Натальи Мей, 1926 год.

Рыбная гавань в Таллинне. Рисунок Натальи Мей, 1926 год.

С какого времени начали они торговлю пойманной рыбой непосредственно с лодок, сказать сложно. Но известно, что в середине XV века практику эту отцы города пресекли — из соображений надзора за качеством товара.

Рыбный торг на исконном месте возродился не позднее второй трети позапрошлого столетия. А после Крымской войны и демилитаризации Ревеля развернулся пуще прежнего: торговать рыбой стали здесь и в розницу, и оптом.

Морское побережье (Фишграбен по-немецки, Каласадам по-эстонски, по-русски — Рыбный ряд) было для рыбаков не только местом торговли. Но и, в буквальном смысле, «вторым домом», по крайней мере — сезонным.

Старожилы вспоминали: когда в путину на заработок в Ревель конца XIX века приходили иногородние, то, экономя на жилье, они спали в Рыбном ряду — под перевернутыми лодками.

Название плавсредства служило сезонным работникам… адресом: и стражи порядка, и почтальоны знали, под каким именно баркасом в Рыбном ряду искать нужного им человека.

Конец идиллии

Летом 1893 года Ревельская городская дума получила письмо: жители Каламая просили воспрепятствовать планам протянуть через Рыбный ряд железнодорожную ветку или хотя бы изменить ее маршрут.

Рельсы и шпалы, по мнению рыбаков, намеревались уложить слишком уж близко от побережья: напуганная шумом составов килька, а особенно осторожная камбала могли бы откочевать далеко за остров Найссаар.

Отцы города остались к доводам авторов прошения равнодушны: нужды индустриализации казались важнее приоритетов рыболовства. Вскоре там, где лежали просмоленные лодки, загремели вагоны и запыхтели паровозы.

Еще через двадцать лет на берег Каламая пришли планировщики и землемеры: летом 1913 года городские власти решили приступить к масштабной реконструкции и модернизации бывшей вотчины рыбаков и рыботорговцев.

Рыбный ряд планировалось превратить в гавань для судов каботажного
плавания. Прежде всего — углубить акваторию и заменить допотопные деревянные мостки современными бетонными причалами и молом-волноломом.

Сомневаться в скорейшей реализации проекта оснований не было: предреволюционный Ревель находился на пике своего развития. Средств городской казне хватало, но грянула Первая мировая война.

Второй Хельсинки

В том, что охвативший всю Европу вооруженный конфликт будет для держав Антанты победоносным, таллиннцы, похоже, не сомневались и охотно задумывались о том, чем надлежит заняться городу в мирное время.

Побережье ближайших окрестностей Ревеля одевалось в бетон укреплений Морской крепости имени Петра Великого, а некий горожанин публиковал на страницах газеты «Päevaleht» мысли о послевоенном обустройстве Рыбного ряда.

Ссылаясь на то, что здешняя акватория мелководна, он предлагал вовсе засыпать ее на отрезке от Батарейной казармы до купален Крауспа — причалов теперешнего Горхолла. А приращенную таким образом территорию — продать под застройку.

Участок, согласно его расчетам, должен был получиться внушительным: сорок-пятьдесят тысяч квадратных сажен. На нем вполне можно было бы построить каменные доходные дома «современного стиля» и обустроить широкую улицу.

«Дома можно было бы расположить ярусами, в два ряда, — рассуждал укрывшийся за инициалами К.В. автор. — Первый — на обрыве, с высоты которого открывается вид на море, способный встать в один ряд с видами с побережья Кадриорга.

Здания, построенные на побережье, могли бы быть отданы приморскому ресторану с выходом к воде. Между первым и вторым рядами построек пролегал бы бульвар с променадом, подобный знаменитой хельсинкской Эспланаде».

Заметка была опубликована в самом начале января 1917 года: совсем скоро грянули такие события, что мечты о променадах и эспланадах в Рыбном ряду выглядели издевательским прожектерством.

Иные соображения

Элитного жилого района из набережной Каламая сто лет тому назад не получилось: побережье продолжало застраиваться неказистыми домишками, а акватория гавани — мелеть. Замеры начала двадцатых, показали: берег в Рыбном ряду поднялся на целых два метра. Дирекция городской электростанции поспешила объяснить это естественным движением тектонических плит. У гидрографов были иные соображения.

Не надо было быть большим специалистом, чтобы заметить: раз в месяц котлы электростанции регулярно чистили. Золу и шлак, не ломая долго голову над утилизацией, сбрасывали прямо в ближайшую бухту. Рыба из нее давно ушла.

Рыбачьи лодки — тоже: их сменили моторные суда, заходившие сюда не только «по привычке»: какая-никакая, а перерабатывающая инфраструктура на территории былого Рыбного ряда сохранялась еще с царских времен и даже успешно ширилась.

К 1925 году городские власти завершили масштабные работы по углублению акватории бухты. Еще через три года приняли к рассмотрению проект строительства на ее берегу четырехэтажного «рыбного холла» с торговыми и служебными помещениями.

Остаться на бумаге оказалось суждено и ему, равно как и планам середины тридцатых, согласно которым Каларанд должен был пополниться комплексом из аукционной конторы, склада-холодильника и четырех магазинов.

Пролетарский пляж

Газетные публикации восьмидесятилетней давности то и дело именуют берег Каламая «курортом для бедняков» — то с ирониеи, то с неподдельным сочувствием к его «завсегдатаям».

Таковых хватало: добраться до Кадриорга, а тем более — до далекого пляжа Пирита у таллиннского пролетария и в выходной-то удавалось не всегда, а уж жарким вечером рабочего дня — и подавно.

Позабыв о гигиене и соображениях безопасности (дно мелкого залива было полно обломков лодок), невзыскательные окрестные жители лезли в воду прямо между причалом для рыбачьих баркасов и прогулочных пароходиков.

В зимние месяцы Каларанд стабильно манил к себе моржей: для них вырубалась особая прорубь. То, что в двух шагах ломовые извозчики вываливали «сдобренный» конским навозом и разводами бензина снег с центральных улиц, купальщиков не отпугивало.

Более того — с наступлением весны мостки для захода в воду, раздевалки и скамейки регулярно подкрашивались и подновлялись, причем не городскими властями, а местными, каламаяскими энтузиастами морских купаний.

Высказывалась даже идея оборудовать в Рыбном ряду крытый бассейн: мысль здравая, если не принимать во внимание, что наполнять его планировалась. .. отработанной водой из котлов электростанции.

Санитарные врачи, конечно, били тревогу. Но «самый общенародный курорт» — клочок песчаного берега сорок на сорок метров — просуществовал в Каламая до Второй мировой войны.

 * * *

В послевоенные десятилетия Каларанд превратился в глухие и запущенные задворки центра города.

Только во второй половине семидесятых годов градостроители вновь обратили на Рыбную гавань внимание — после сооружения Горхолла планировалось взяться за благоустройство его окрестностей.

Увы, и этим проектам выпало разделить судьбу радужных планов последних месяцев царского режима. В первые годы после восстановления государственности ЭР ни средств, ни особого желания реконструировать район не было.

В позапрошлую пятницу, 11 марта, фирма-застройщик Рго Карital и некоммерческая организация Telliskivi Selts достигли соглашения в вопросе дальнейшего развития Рыбной гавани и решили прекратить судебную тяжбу.

Согласно документу, Рго Карital обязался обустроить зону отдыха и обеспечить для горожан выход к побережью. Каким будет он — выясниться в ходе уточнения детальной планировки.

Одно можно сказать определенно — информационный стенд, повествующий о метаморфозах в судьбе былого Рыбного ряда смотрелся бы на его месте очень уместно.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!