А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Одна из «знаковых» построек позднесоветского Таллинна доживает свои последние дни: под снос идет легендарный магазин «Турист» на Тартуском шоссе.

«Без окон, без дверей, полна горница людей»: не каждый таллиннец в наши дни и догадается, о какой постройке идет речь.

Лет тридцать назад в минуте на размышление необходимости не было: конечно же, здание на Тарту маантеэ, 17, «валютник». Официально — магазин «Турист».

Один из двух в городе учреждений торговли, не ведавший понятия «дефицит» в принципе, недоступный всем желающим как вследствие этого, так, одновременно, и по этой самой причине.

Кусочек заграницы не только по ассортименту, но и по внешнему облику: его «собрат по инвалютному цеху», предназначенный для моряков магазин «Альбатрос» особого следа в фольклоре не оставил.

Несите валюту!

"Турист" снаружи. В ансамбле застройки Тартуского шоссе.

«Турист» снаружи. В ансамбле застройки Тартуского шоссе.

«Золотой век классических торгсинов» Таллинн, по объективным причинам, не застал: начавшийся в 1931 году, этот период в истории советской торговли завершился за четыре года до аннексии Эстонии.

Времена изменились: с возложенной на них задачей по выкачиванию из населения драгоценностей и дензнаков иностранных государств на нужды индустриализации, торгсины справились и были упразднены.

Торговля за валюту на территории СССР возобновилась лишь через четверть века: в год полета Гагарина в московских аэропортах и гостиницах заработали сувенирные ларьки для обслуживания иностранных туристов.

Затем в столице открылись и магазины, а еще через три года их аналоги были созданы в Ленинграде, Сочи и Архангельске — портовых городах, в гавани которых заходили корабли с
зарубежными командами и пассажирами.

Пассажирское морское сообщение между Таллинном и Хельсинки было возобновлено летом 1965 года. Город, после без малого тридцатилетнего перерыва, вновь стал открытым для туристов из «капиталистических стран».

Вероятно, не позднее конца шестидесятых годов в столице ЭССР был открыт торгующий за иностранную валюту магазин — располагался он на углу нынешнего бульвара Тоомпуйестеэ и улицы Техника.

В рамках подготовки Олимпийской регаты-80 в Старом городе открылся его филиал — на Ратушной площади, в доме номер 3. Замышлялся он изначально как временный и просуществовал недолго.

В ту пору сотрудники «Эстон-проекта» работали над планами нового, постоянного, инвалютного магазина — на фоне предшественника он должен был смотреться почти что универмагом.

Иностранный гость

...и изнутри: единственный в ЭССР универмаг с амфитеатром-атриумом.

…и изнутри: единственный в ЭССР универмаг с амфитеатром-атриумом.

Сеть магазинов, продающих товары иностранцам за валюту, а советским загранработникам за чеки Внешпо-сылторга, в общесоюзном масштабе носила название «Березка».

Встречались, впрочем, и региональные варианты: в Киеве и Сочи подобное предприятие торговли работало под вывеской «Каштан», в соседней с нами Латвии — «Дзинтарс», то есть «Янтарь».

Магазин на Тартуском шоссе получил имя «Турист». Он, и вправду, выглядел иностранным туристом, заморским гостем, внезапно оказавшимся в незнакомой для него застройке времен губернского Ревеля.

Какими соображениями руководствовались при выборе места строительства магазина и что оказа-
лось решающим фактором — сказать сложно. Но выбрали его мастерски: вроде бы — в самом центре, а вроде — не слишком на виду.

Соседями для новой постройки оказались деревянные жилые дома конца позапрошлого столетия, кирпичное школьное здание самого начала XX века и бывшая церковь Иоанновской богадельни, ведущей свою историю из Средневековья.

Необычной скругленной формы, облицованное не самым типичным для Таллинна материалом, клинкерным кирпичом, здание валютного магазина выглядело среди них кораблем инопланетных пришельцев, совершившим вынужденную посадку.

Архитекторы Пеэп Янес и Хенно Сепманн на подобный эффект, судя по всему, и рассчитывали. Правда, ориентиры себе они взяли не космические, а вполне земные — финское зодчество конца шестидесятых — начала семидесятых годов.

Материал для облицовки был позаимствован из архитектурного словаря эксклюзивной архитектуры довоенной ЭР: колер его совпадает с цветом нынешней мэрии и дома на развилке Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси.

При желании, конечно, в этом тоже можно было углядеть некий реверанс в сторону «заграницы» — понятный лишь посвященным намек на не столь отдаленные времена, когда Эстония была ее частью.

Строительство столь важного «стратегического объекта», как и в случае с гостиницей «Виру» десятилетием ранее, доверили иностранцам: опять-таки финской строительной фирме Keskus-SATO.

За стеной

Среди эстоноговорящих жителей Таллинна за валютным магазином бытовало прозвище «Берлинская стена»: снаружи, дескать, голо, а внутри — вожделенное товарное изобилие.

Здание и впрямь было решено нетривиально: едва ли еще существовал в мире универмаг, который не демонстрировал товар на витринах, а делал всё, чтобы скрыть ассортимент от любопытных взоров прохожих.

В череде необычностей внешний облик магазина «Турист» был первым, но далеко не последним. Чего стоила внутренняя планировка—кассы, лотки и прилавки с ассортиментом располагались на ярусах амфитеатра-атриума.

И с каким ассортиментом: если в «Альбатросе» товар был по преимуществу импортный, то в «Туристе» наряду с ним покупателям предлагалось лучшее, что производилось легкой и пищевой промышленностями Эстонской ССР.

Шоколадные наборы и марципановые фигурки «Калева», ставшие на полках рядовых магазинов Таллинна редкими гостями, работы народных мастеров объединения «Уку», «Вана Таллинн» в годы даже самой лютой антиалкогольной кампании…

Изначально в магазине планировалось оборудовать и дегустационный зал, но позже склонились к варианту бара: комбинация торговых помещений и заведения общественного питания в подобном формате выглядела вполне «по-заграничному».

Не исключалось, видимо, его задействования для проведения каких-либо деловых встреч и мероприятий: в центре помещения, под люстрой подчеркнуто модернового вида, располагался массивный круглый стол на полторы дюжины персон.

«Здесь можно приобрести также произведения эстонского искусства, авторские ювелирные изделия, музыкальные инструменты и записи, одежду и ткани», — рекламировал магазин «Турист», буклет Эстонского морского пароходства.

Из колыбели

Валютные магазины, порождение советской торговли и плановой экономики, пережили породивший их государственный строй.

Продажа товаров за иностранную валюту прекратилась в «Туристе» в июне 1992 года — одновременно с вводом в обращение эстонской кроны и объявлении ее единственным законным платежным средством на территории ЭР.

Предпринимались попытки приспособить постройку под помещения коммерческого банка, но как-то безрезультатно: видать, спроектировано здание было с таким расчетом, что местную и иностранную валюту в нем было сподручнее не хранить, а тратить.

В 2004 году в бывший «Турист» въехал клуб «Парламент» — благо, оригинальная планировка внутреннего пространства позволяла развести веселящихся по разным ярусам, оставив в центре место для танцев и исполнителей.

Название увеселительного заведения даже успело послужить поводом для курьезного происшествия: какой-то таксист перепутал его на слух — и вместо подъезда Рийгикогу подал машину к дверям «одноименного» клуба.

Нынче — всё в прошлом: несмотря на усилия Охраны памятников старины, Министерство культуры признавать здание по адресу: Тартуское шоссе 17, заслуживающей сохранения ценностью отказалось.

В ближайшее время должен начаться его снос: на месте бывшего валютного магазина будет начато строительство жилого и коммерческого здания высотой в сорок два этажа — плюс три подземных

Можно пошутить: капитализм, когда-то «гнездившийся» в скорлупе инвалютного магазина, вырвался на свободу, рванул к небесам — и до основания разрушил свою колыбель.

Шутка получится отчасти, возможно, и справедливой, но от этого — не менее горькой: отношение к памятникам прошлого от экономической модели, пожалуй, всё же не зависит…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!