А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1084 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В нынешний четверг, 7 апреля, исполняется 195 лет со дня рождения Йоханна Шнелля — человека и… водоема.

«Именных» улиц, нареченных в память или в честь каких-либо таллиннских жителей, в столице наберется несколько десятков.

Не составит особого труда вспомнить и с полдюжины парков, садов и скверов, носящих имена людей, оставивших след либо в таллиннской истории, либо же — в эстонской культуре.

Гидроним, хранящий в своем официальном с недавних пор имени память о конкретном таллиннце, — такой один-единственный. Что удивительно вдвойне — не о создателе водоема, а о его… спасителе.

Островной статус

Вид на пруд Шнелли в начале XX века. Вдали за кованой решеткой лестничного спуска виднеется забор и деревья садоводческого питомника.

Вид на пруд Шнелли в начале XX века. Вдали за кованой решеткой лестничного спуска виднеется забор и деревья садоводческого питомника.

Был ли Старый Таллинн в своей долгой биографии, наравне с соседней Ригой и Стокгольмом, островом в географическом смысле слова — частью суши, со всех сторон окруженным водой, вопрос открытый.

Кольцо рвов замкнулось вокруг валов, прикрывших средневековые стены и башни от всевозрастающей мощи осадной артиллерии, замкнулось в шестидесятых годах ХVIII века. Но было ли оно заполнено водой разом — сказать сложно.

Согласно новейшим изысканиям водная преграда перегородила подступы к холму Тоомпеа с западной стороны на закате шведского владычества: одновременно с возведением Паткулевского и Готского редутов, на отрезке с 1700-го по 1710 год.

Всё последующее столетие система обширных и замысловатых земляных укреплений Ревеля неустанно совершенствовалась и модернизировалась — как оказалось, с единственной целью: оказаться в конце концов морально и безнадежно устаревшей.

По всей вероятности, уже в тридцатых-сороковых годах позапрошлого века вода из большинства рвов ревельских укреплений была спущена.

А по результатам Крымской войны Ревель и вовсе утратил статус города-крепости.

На городском плане полуторавековой. давности вода во рвах обозначена всего на трех, не связанных между собой, отрезках: на месте современного «Детского мира», парка Канутиайа и к западу от Тоомпеаского холма.

Со стороны предместья берег последнего отмечен как владение некого Йоханна Шнелля — садовника летней усадьбы дворянского рода фон Коцебу, расположенной в предместье Каламая.

Проворный малый

Сто лет назад через бывший городской ров был перекинут пешеходный мост.

Сто лет назад через бывший городской ров был перекинут пешеходный мост.

Йоханном он стал, по всей видимости, только по прибытии в город: метрическая книга прихода Амбла сообщает, что 7 апреля 1821 года у крестьянина мызы Трилли по имени Педо Адо и его жены Кадри родился сын, нареченный Юханом.
Фамилию, явно германскую по звучанию и происхождению, он получил, вероятно, по воле волостного писаря: крестьянам Эстляндии, освобожденным из крепостной зависимости за пять лет до того, одного только имени было отныне недостаточно.

В переводе с немецкого «шнелль» означает «быстрый», «проворный», «расторопный»: возможно, именно таким был двенадцатилетний Юхан, впервые упомянутый под этой фамилией в списках дворовой прислуги соседнего с мызой Трилли поместья Калле.

Почему и при каких обстоятельствах Юхан покинул родные края, переселившись из окрестностей современного Тапа в Таллинн, — неведомо. Невозможно документально отследить также и то, где и когда овладел он ремеслом садовника.

Но в 1844 году он, двадцатитрехлетний, венчался в Ревеле с уроженкой мызы Лоху, Катариной Йохансон, служанкой баронов Вистингаузов. Венчание проходило в Пюхавайму — церкви эстонского прихода Нижнего города.

Полноправным горожанином Юхан стал лишь три года спустя — судя по тому, что стал выплачивать налоги в городскую казну. Однако еще и в 1849-м его с супругой упоминают приписанными к одной из окрестных мыз.

В 1864 году Шнелль, отслуживший полтора десятка лет садовником у вдовы мореплавателя фон Коцебу, выкупил принадлежавший до того вышгородской Мариинской гильдии земельный участок.

Владение на берегу бывшего городского рва было обширным: без малого восемь с половиной тысяч квадратных метров — в пересчете на современные единицы измерения площади.

Основа легенды

Сложно сказать почему, но в краеведческой литературе укрепилась твердая уверенность, что Шнелль состоял на магистратской службе и был если не первым в истории Таллинна городским садовником, то одним из первых.

На чем основано это заблуждение — сказать сложно: в документах Ревельского магистрата не только владелец недвижимости на берегу бывшего крепостного рва, но и сама его предполагаемая должность никоим образом не упоминаются.

Неясно и происхождение популярной в краеведческих кругах байки: мол, Балтийский вокзал был построен на месте садовничьей конюшни, то ли удачно проданной железнодорожному начальству, то ли отчужденной в ходе судебных препирательств.

Беглого взгляда на карту размежевания земельных участков достаточно для того, чтобы убедиться: граница хозяйства Йоханна Шнелля проходила метров на триста ближе к трассе современной улицы Техника и на «вокзальные угодья» не заходила.

Садовник действительно судился: в 1876 году фогт вышгородского замка — в ходу были еще унаследованные от Средних веков должности — обвинил садовника в «неблагопристойном поведении перед высоким судом».

Обвинение, надо понимать, было серьезным: дело рассматривалось в уголовном порядке, и для вынесения окончательного заключения было передано в Харьюмааский уездный суд.

Не его ли отголосок послужил основой байки о строптивом садовнике, якобы никак не желавшем позволить строительство на «его угодьях» новомодной затеи — вокзала?

Добрая память

За исключением судебного процесса, жизнь Йоханн Шнелль вел в духе героя знаменитого вольтеровского романа: возделывал собственный сад в самом прямом смысле.

На берегу городского рва он со временем оборудовал садоводческий и дендрологический питомник: не исключено, что его материал покупался комиссией по благоустройству бульваров.

В двадцатых-тридцатых годах таллиннские старожилы вспоминали: потерявший единственного наследника еще ребенком, садовник тепло и отзывчиво относился к окрестной детворе и всячески благоволил ей.

Он не только не гонял пронырливых мальчишек, покушавшихся на яблоки в его саду из-за забора, но и охотно делился с ними избытками урожая. Зимой же, из года в год, расчищал на льду городского рва бесплатный каток.

Якобы именно по этой причине отцы города решили сохранить уцелевший реликт фортификационного пояса Ревеля и отдали распоряжение не засыпать заболоченный водоем — по крайней мере пока жив садовник Йоханн Шнелль.

В лучший мир он отошел, чуть-чуть не разменяв восьмой десяток, летом 1890 года. Жена, будучи старше мужа на одиннадцать лет, успела перешагнуть рубеж XX века и скончалась в возрасте 91 года.

Согласно завещанию владельца, питомник перешел Якобу Кельтярву — впрочем, уже в том же, 1904 году, тот перепродал наследство Ревельской городской управе.

В течение четырех последующих лет участок был перепланирован под общественный парк. Построенное некогда Шнеллем пошло под снос, высаженное его руками — под топор.

***

Последние следы питомника были уничтожены во второй половине тридцатых годов — во время благоустройства южной оконечности рва который горожане по старой памяти упорно продолжали именовать прудом Шнелля.

Неудивительно, что портрета самого Шнелля до наших дней не сохранилось: при жизни он явно не относила к числу тех горожан, которые могли 6ы привлечь внимание фотографа.

Удивительно, что память о нем жива: уникальный для Таллинна «именной» гидроним хранит ее бережно. Так же, как когда-то, если верить легендам, сберег сам водоем садовни Шнелль.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!