Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В нынешний четверг, 7 апреля, исполняется 195 лет со дня рождения Йоханна Шнелля — человека и… водоема.

«Именных» улиц, нареченных в память или в честь каких-либо таллиннских жителей, в столице наберется несколько десятков.

Не составит особого труда вспомнить и с полдюжины парков, садов и скверов, носящих имена людей, оставивших след либо в таллиннской истории, либо же — в эстонской культуре.

Гидроним, хранящий в своем официальном с недавних пор имени память о конкретном таллиннце, — такой один-единственный. Что удивительно вдвойне — не о создателе водоема, а о его… спасителе.

Островной статус

Вид на пруд Шнелли в начале XX века. Вдали за кованой решеткой лестничного спуска виднеется забор и деревья садоводческого питомника.

Вид на пруд Шнелли в начале XX века. Вдали за кованой решеткой лестничного спуска виднеется забор и деревья садоводческого питомника.

Был ли Старый Таллинн в своей долгой биографии, наравне с соседней Ригой и Стокгольмом, островом в географическом смысле слова — частью суши, со всех сторон окруженным водой, вопрос открытый.

Кольцо рвов замкнулось вокруг валов, прикрывших средневековые стены и башни от всевозрастающей мощи осадной артиллерии, замкнулось в шестидесятых годах ХVIII века. Но было ли оно заполнено водой разом — сказать сложно.

Согласно новейшим изысканиям водная преграда перегородила подступы к холму Тоомпеа с западной стороны на закате шведского владычества: одновременно с возведением Паткулевского и Готского редутов, на отрезке с 1700-го по 1710 год.

Всё последующее столетие система обширных и замысловатых земляных укреплений Ревеля неустанно совершенствовалась и модернизировалась — как оказалось, с единственной целью: оказаться в конце концов морально и безнадежно устаревшей.

По всей вероятности, уже в тридцатых-сороковых годах позапрошлого века вода из большинства рвов ревельских укреплений была спущена.

А по результатам Крымской войны Ревель и вовсе утратил статус города-крепости.

На городском плане полуторавековой. давности вода во рвах обозначена всего на трех, не связанных между собой, отрезках: на месте современного «Детского мира», парка Канутиайа и к западу от Тоомпеаского холма.

Со стороны предместья берег последнего отмечен как владение некого Йоханна Шнелля — садовника летней усадьбы дворянского рода фон Коцебу, расположенной в предместье Каламая.

Проворный малый

Сто лет назад через бывший городской ров был перекинут пешеходный мост.

Сто лет назад через бывший городской ров был перекинут пешеходный мост.

Йоханном он стал, по всей видимости, только по прибытии в город: метрическая книга прихода Амбла сообщает, что 7 апреля 1821 года у крестьянина мызы Трилли по имени Педо Адо и его жены Кадри родился сын, нареченный Юханом.
Фамилию, явно германскую по звучанию и происхождению, он получил, вероятно, по воле волостного писаря: крестьянам Эстляндии, освобожденным из крепостной зависимости за пять лет до того, одного только имени было отныне недостаточно.

В переводе с немецкого «шнелль» означает «быстрый», «проворный», «расторопный»: возможно, именно таким был двенадцатилетний Юхан, впервые упомянутый под этой фамилией в списках дворовой прислуги соседнего с мызой Трилли поместья Калле.

Почему и при каких обстоятельствах Юхан покинул родные края, переселившись из окрестностей современного Тапа в Таллинн, — неведомо. Невозможно документально отследить также и то, где и когда овладел он ремеслом садовника.

Но в 1844 году он, двадцатитрехлетний, венчался в Ревеле с уроженкой мызы Лоху, Катариной Йохансон, служанкой баронов Вистингаузов. Венчание проходило в Пюхавайму — церкви эстонского прихода Нижнего города.

Полноправным горожанином Юхан стал лишь три года спустя — судя по тому, что стал выплачивать налоги в городскую казну. Однако еще и в 1849-м его с супругой упоминают приписанными к одной из окрестных мыз.

В 1864 году Шнелль, отслуживший полтора десятка лет садовником у вдовы мореплавателя фон Коцебу, выкупил принадлежавший до того вышгородской Мариинской гильдии земельный участок.

Владение на берегу бывшего городского рва было обширным: без малого восемь с половиной тысяч квадратных метров — в пересчете на современные единицы измерения площади.

Основа легенды

Сложно сказать почему, но в краеведческой литературе укрепилась твердая уверенность, что Шнелль состоял на магистратской службе и был если не первым в истории Таллинна городским садовником, то одним из первых.

На чем основано это заблуждение — сказать сложно: в документах Ревельского магистрата не только владелец недвижимости на берегу бывшего крепостного рва, но и сама его предполагаемая должность никоим образом не упоминаются.

Неясно и происхождение популярной в краеведческих кругах байки: мол, Балтийский вокзал был построен на месте садовничьей конюшни, то ли удачно проданной железнодорожному начальству, то ли отчужденной в ходе судебных препирательств.

Беглого взгляда на карту размежевания земельных участков достаточно для того, чтобы убедиться: граница хозяйства Йоханна Шнелля проходила метров на триста ближе к трассе современной улицы Техника и на «вокзальные угодья» не заходила.

Садовник действительно судился: в 1876 году фогт вышгородского замка — в ходу были еще унаследованные от Средних веков должности — обвинил садовника в «неблагопристойном поведении перед высоким судом».

Обвинение, надо понимать, было серьезным: дело рассматривалось в уголовном порядке, и для вынесения окончательного заключения было передано в Харьюмааский уездный суд.

Не его ли отголосок послужил основой байки о строптивом садовнике, якобы никак не желавшем позволить строительство на «его угодьях» новомодной затеи — вокзала?

Добрая память

За исключением судебного процесса, жизнь Йоханн Шнелль вел в духе героя знаменитого вольтеровского романа: возделывал собственный сад в самом прямом смысле.

На берегу городского рва он со временем оборудовал садоводческий и дендрологический питомник: не исключено, что его материал покупался комиссией по благоустройству бульваров.

В двадцатых-тридцатых годах таллиннские старожилы вспоминали: потерявший единственного наследника еще ребенком, садовник тепло и отзывчиво относился к окрестной детворе и всячески благоволил ей.

Он не только не гонял пронырливых мальчишек, покушавшихся на яблоки в его саду из-за забора, но и охотно делился с ними избытками урожая. Зимой же, из года в год, расчищал на льду городского рва бесплатный каток.

Якобы именно по этой причине отцы города решили сохранить уцелевший реликт фортификационного пояса Ревеля и отдали распоряжение не засыпать заболоченный водоем — по крайней мере пока жив садовник Йоханн Шнелль.

В лучший мир он отошел, чуть-чуть не разменяв восьмой десяток, летом 1890 года. Жена, будучи старше мужа на одиннадцать лет, успела перешагнуть рубеж XX века и скончалась в возрасте 91 года.

Согласно завещанию владельца, питомник перешел Якобу Кельтярву — впрочем, уже в том же, 1904 году, тот перепродал наследство Ревельской городской управе.

В течение четырех последующих лет участок был перепланирован под общественный парк. Построенное некогда Шнеллем пошло под снос, высаженное его руками — под топор.

***

Последние следы питомника были уничтожены во второй половине тридцатых годов — во время благоустройства южной оконечности рва который горожане по старой памяти упорно продолжали именовать прудом Шнелля.

Неудивительно, что портрета самого Шнелля до наших дней не сохранилось: при жизни он явно не относила к числу тех горожан, которые могли 6ы привлечь внимание фотографа.

Удивительно, что память о нем жива: уникальный для Таллинна «именной» гидроним хранит ее бережно. Так же, как когда-то, если верить легендам, сберег сам водоем садовни Шнелль.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!