А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В нынешний четверг, 7 апреля, исполняется 195 лет со дня рождения Йоханна Шнелля — человека и… водоема.

«Именных» улиц, нареченных в память или в честь каких-либо таллиннских жителей, в столице наберется несколько десятков.

Не составит особого труда вспомнить и с полдюжины парков, садов и скверов, носящих имена людей, оставивших след либо в таллиннской истории, либо же — в эстонской культуре.

Гидроним, хранящий в своем официальном с недавних пор имени память о конкретном таллиннце, — такой один-единственный. Что удивительно вдвойне — не о создателе водоема, а о его… спасителе.

Островной статус

Вид на пруд Шнелли в начале XX века. Вдали за кованой решеткой лестничного спуска виднеется забор и деревья садоводческого питомника.

Вид на пруд Шнелли в начале XX века. Вдали за кованой решеткой лестничного спуска виднеется забор и деревья садоводческого питомника.

Был ли Старый Таллинн в своей долгой биографии, наравне с соседней Ригой и Стокгольмом, островом в географическом смысле слова — частью суши, со всех сторон окруженным водой, вопрос открытый.

Кольцо рвов замкнулось вокруг валов, прикрывших средневековые стены и башни от всевозрастающей мощи осадной артиллерии, замкнулось в шестидесятых годах ХVIII века. Но было ли оно заполнено водой разом — сказать сложно.

Согласно новейшим изысканиям водная преграда перегородила подступы к холму Тоомпеа с западной стороны на закате шведского владычества: одновременно с возведением Паткулевского и Готского редутов, на отрезке с 1700-го по 1710 год.

Всё последующее столетие система обширных и замысловатых земляных укреплений Ревеля неустанно совершенствовалась и модернизировалась — как оказалось, с единственной целью: оказаться в конце концов морально и безнадежно устаревшей.

По всей вероятности, уже в тридцатых-сороковых годах позапрошлого века вода из большинства рвов ревельских укреплений была спущена.

А по результатам Крымской войны Ревель и вовсе утратил статус города-крепости.

На городском плане полуторавековой. давности вода во рвах обозначена всего на трех, не связанных между собой, отрезках: на месте современного «Детского мира», парка Канутиайа и к западу от Тоомпеаского холма.

Со стороны предместья берег последнего отмечен как владение некого Йоханна Шнелля — садовника летней усадьбы дворянского рода фон Коцебу, расположенной в предместье Каламая.

Проворный малый

Сто лет назад через бывший городской ров был перекинут пешеходный мост.

Сто лет назад через бывший городской ров был перекинут пешеходный мост.

Йоханном он стал, по всей видимости, только по прибытии в город: метрическая книга прихода Амбла сообщает, что 7 апреля 1821 года у крестьянина мызы Трилли по имени Педо Адо и его жены Кадри родился сын, нареченный Юханом.
Фамилию, явно германскую по звучанию и происхождению, он получил, вероятно, по воле волостного писаря: крестьянам Эстляндии, освобожденным из крепостной зависимости за пять лет до того, одного только имени было отныне недостаточно.

В переводе с немецкого «шнелль» означает «быстрый», «проворный», «расторопный»: возможно, именно таким был двенадцатилетний Юхан, впервые упомянутый под этой фамилией в списках дворовой прислуги соседнего с мызой Трилли поместья Калле.

Почему и при каких обстоятельствах Юхан покинул родные края, переселившись из окрестностей современного Тапа в Таллинн, — неведомо. Невозможно документально отследить также и то, где и когда овладел он ремеслом садовника.

Но в 1844 году он, двадцатитрехлетний, венчался в Ревеле с уроженкой мызы Лоху, Катариной Йохансон, служанкой баронов Вистингаузов. Венчание проходило в Пюхавайму — церкви эстонского прихода Нижнего города.

Полноправным горожанином Юхан стал лишь три года спустя — судя по тому, что стал выплачивать налоги в городскую казну. Однако еще и в 1849-м его с супругой упоминают приписанными к одной из окрестных мыз.

В 1864 году Шнелль, отслуживший полтора десятка лет садовником у вдовы мореплавателя фон Коцебу, выкупил принадлежавший до того вышгородской Мариинской гильдии земельный участок.

Владение на берегу бывшего городского рва было обширным: без малого восемь с половиной тысяч квадратных метров — в пересчете на современные единицы измерения площади.

Основа легенды

Сложно сказать почему, но в краеведческой литературе укрепилась твердая уверенность, что Шнелль состоял на магистратской службе и был если не первым в истории Таллинна городским садовником, то одним из первых.

На чем основано это заблуждение — сказать сложно: в документах Ревельского магистрата не только владелец недвижимости на берегу бывшего крепостного рва, но и сама его предполагаемая должность никоим образом не упоминаются.

Неясно и происхождение популярной в краеведческих кругах байки: мол, Балтийский вокзал был построен на месте садовничьей конюшни, то ли удачно проданной железнодорожному начальству, то ли отчужденной в ходе судебных препирательств.

Беглого взгляда на карту размежевания земельных участков достаточно для того, чтобы убедиться: граница хозяйства Йоханна Шнелля проходила метров на триста ближе к трассе современной улицы Техника и на «вокзальные угодья» не заходила.

Садовник действительно судился: в 1876 году фогт вышгородского замка — в ходу были еще унаследованные от Средних веков должности — обвинил садовника в «неблагопристойном поведении перед высоким судом».

Обвинение, надо понимать, было серьезным: дело рассматривалось в уголовном порядке, и для вынесения окончательного заключения было передано в Харьюмааский уездный суд.

Не его ли отголосок послужил основой байки о строптивом садовнике, якобы никак не желавшем позволить строительство на «его угодьях» новомодной затеи — вокзала?

Добрая память

За исключением судебного процесса, жизнь Йоханн Шнелль вел в духе героя знаменитого вольтеровского романа: возделывал собственный сад в самом прямом смысле.

На берегу городского рва он со временем оборудовал садоводческий и дендрологический питомник: не исключено, что его материал покупался комиссией по благоустройству бульваров.

В двадцатых-тридцатых годах таллиннские старожилы вспоминали: потерявший единственного наследника еще ребенком, садовник тепло и отзывчиво относился к окрестной детворе и всячески благоволил ей.

Он не только не гонял пронырливых мальчишек, покушавшихся на яблоки в его саду из-за забора, но и охотно делился с ними избытками урожая. Зимой же, из года в год, расчищал на льду городского рва бесплатный каток.

Якобы именно по этой причине отцы города решили сохранить уцелевший реликт фортификационного пояса Ревеля и отдали распоряжение не засыпать заболоченный водоем — по крайней мере пока жив садовник Йоханн Шнелль.

В лучший мир он отошел, чуть-чуть не разменяв восьмой десяток, летом 1890 года. Жена, будучи старше мужа на одиннадцать лет, успела перешагнуть рубеж XX века и скончалась в возрасте 91 года.

Согласно завещанию владельца, питомник перешел Якобу Кельтярву — впрочем, уже в том же, 1904 году, тот перепродал наследство Ревельской городской управе.

В течение четырех последующих лет участок был перепланирован под общественный парк. Построенное некогда Шнеллем пошло под снос, высаженное его руками — под топор.

***

Последние следы питомника были уничтожены во второй половине тридцатых годов — во время благоустройства южной оконечности рва который горожане по старой памяти упорно продолжали именовать прудом Шнелля.

Неудивительно, что портрета самого Шнелля до наших дней не сохранилось: при жизни он явно не относила к числу тех горожан, которые могли 6ы привлечь внимание фотографа.

Удивительно, что память о нем жива: уникальный для Таллинна «именной» гидроним хранит ее бережно. Так же, как когда-то, если верить легендам, сберег сам водоем садовни Шнелль.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!