А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Приближающийся столетний юбилей комплекс зданий военного завода «Арсенал» обещает встретить полностью преображенным, сохранив при этом свой исторический облик.

Вопрос о том, какое из знаменитых: некогда таллиннских предприятий носит, точнее — носило в пору существования, имя, происходящее из арабского языка, способен поставить в тупик даже уверенного знатока города.

Правильный ответ — «Арсенал»: слово это, пришедшее в большинство европейских языков через посредство французского и итальянского, имеет в своей основе словосочетание «дар ас-сина».

Дословно — «дом изготовления», то есть — мастерская: изначально место производства, а впоследствии — и хранения оружия, боеприпасов и разнообразной воинской амуниции.

Слово на фасаде

Само слово «арсенал» вошло в речевой обиход таллиннцев, вероятно, не ранее рубежа ХVII-ХVIII столетий, но обозначаемое им понятие стало известно за несколько веков до того.

Без малого семьсот лет назад на территории городского рабочего подворья — на четной стороне улицы Рюйтли — уже отливали не только колокола, но и пушки, а также ковали латы и клинки.

После реформации, в сороковых годах XVI века, арсенал перебрался в помещения бывшего зернового амбара упраздненного монастыря доминиканцев на улице Вене, съехав оттуда лишь через четыреста лет.

С северной окраиной предместья Каламая — улицей Эрика — «арсенальная слава» стала ассоциироваться не так давно: «Электромеханические мастерские арсенала Адмиралтейства» были основаны здесь в 1910 году.

От их построек, надо понимать — временных, не сохранилось и следа: комплекс зданий, на фасаде одного из которых до недавних пор можно было прочесть слово «Arsenal», был заложен пятью годами позднее.

В самый разгар Первой мировой войны, в которой Ревелю была отведена роль центра прикрывающего столицу укрепрайона — Морской крепости имени императора Петра Великого.

Столичные ассоциации

Центральная часть фасада здания по адресу: Эрика, 4 в двадцатые-тридцатые годы.

Центральная часть фасада здания по адресу: Эрика, 4 в двадцатые-тридцатые годы.

Сам облик здания, вытянутого вдоль улицы Эрика, — мощный, величественный, столичный, навевает четкие ассоциации с «Петра твореньем».

Кто именно спроектировал его — остается, к сожалению, неизвестным. Но то, что ориентировался он на архитектурные традиции российского ампира второй трети XIX века, сомнений не остается.

Можно заподозрить и обращение к более раннему периоду петербургского зодчества: темно-кирпичная кладка фасадов, вкупе с массивностью колонн центрального ризалита навевают ассоциации с аркой Новой Голландии.

На подобный эффект остающийся пока анонимным архитектор рассчитывал едва ли: постройку явно планировали оштукатурить — и даже успели нанести штукатурку на северное крыло, выходящее к улице Теэстузе.

Но тут грянула Февральская революция, фронт посыпался, немцы заняли Ригу. Октябрьский переворот и поиск большевиками сепаратного мира поставил в истории Ревельского укрепрайона точку.

Казарма для трехсот служащих нижних чинов по адресу: Эрика, 4 так и осталась недостроенной: по крайней мере свидетельств о ее использовании по изначальному предназначению нет.

Элита пролетариата

Таким должен стать внутренний двор бывшего завода «Арсенал» в ближайшее время.

Таким должен стать внутренний двор бывшего завода «Арсенал» в ближайшее время.

Успели ли попользоваться так и неоштукатуренной в военной круговерти казармой служащие кайзеровской армии, тоже неизвестно. Известно иное: в ноябре 1918 года здание было передано на баланс вооруженных сил ЭР.
Боеприпасов и оружия новорожденному государству катастрофически не хватало. То, что имелось в наличии, поражало разнообразием и различной степенью износа. Приведение его в боевое состояние стало для страны вопросом выживания.

Ход Освободительной войны оказался для Эстонии успешным. К ее завершению в помещениях на улице Эрика скопилась масса трофеев — от патронов до танков, так что бытовавшее в народе прозвище «арсенал» здание оправдывало вполне.

Дожидаться официального признания ему пришлось еще три года: летом 1923-го прежние Объединенные мастерские Военного министерства были переименованы в Оружейный завод «Таллиннский арсенал».

Название пришлось к месту: ему суждено было пережить и режимы, и армии. Неизменным оставался и статус предприятия — с учетом стратегической важности продукции оно всегда было государственным.

Для довоенной Эстонии это значило немало: работникам были гарантированы пенсии по старости и по приобретенной нетрудоспособности, стабильная зарплата, медицинское страхование.

Попасть на «Арсенал» было непросто: кроме навыка работы металлистом требовалась безупречная
характеристика. Четыре с половиной сотни «арсенальных» рабочих слыли элитой пролетариата.

Легендарная продукция

Среди продукции предприятия были и элитные наименования — в первую очередь спортивное оружие, котирующееся в стрелковых обществах довоенной Европы весьма высоко.

Собранные на улице Эрика снайперские винтовки экспортировались не только в соседние Латвию и Литву, близкие Финляндию и Швецию, Польшу и Чехословакию, но даже в Швейцарию.

Одним из первых в Европе таллиннское предприятие освоило выпуск нового для своего времени типа оружия — пистолетов-пулеметов: они состояли на вооружении армии республиканской Испании периода Гражданской войны.

По приобретенной у швейцарских оружейников лицензии «Арсенал» производил противотанковые ружья solothurn S18-100: в модернизированном виде они оставались на вооружении армий ряда европейских государств и в послевоенные годы.

Спору нет: большинство производимой продукции не было оригинальными разработками — в Таллинне шла либо лицензионная сборка, либо же изготавливались комплектующие детали. Причем — не только боевого оружия.

В тридцатые годы «Арсенал» активно осваивал выпуск разнообразной армейской электротехники — полевых телефонов, коммутаторов, радиостанций, аппаратов для прослушивания телефонных разговоров противника.

Изготавливал завод и звукоизмерители, позволяющие определить месторасположение вражеского оружия по залпу с точностью до нескольких десятков метров, а также — системы звукоопределения для зенитчиков.

Обе технические новинки были разработаны оптиком, механиком, инженером Карлом Папелло — сыном шорника из окрестностей Вильянди, легендарным эстонским изобретателем.

После нападения Германии на СССР оборудование и документация таллиннского «Арсенала» были вывезены в советский тыл, а само здание при отступлении из города РККА — подожжено.

Восстановлен производственный корпус на улице Эрика был уже к середине сороковых годов — специализацией предприятия стало производство снарядов и ремонт орудий для тяжелой артиллерии Балтфлота.

Воссоздание государственности Эстонии и вывод с ее территории российских войск изменили судьбу завода, но не столь трагическим образом, как можно было бы ожидать в связи со спецификой производства.

Профиль созданного на его базе — и в исторических помещениях — государственного предприятия E-Arsenal остался прежним: ремонт военной техники и оборудования для подразделения Сил обороны ЭР.

О работе на экспорт, как в двадцатые-тридцатые годы, речи не шло. На уровне разговоров, к сожалению, так и остались планы возобновления выпуска спортивных ружей международного класса.

Последняя страница «военной биографии» здания на Эрика, 4 была перевернута четыре года назад: в 2012 году предприятие E-Arsenal было признано банкротом и ликвидировано.

***

Недели две назад величественный корпус таллиннского «Арсенала» обрядился в строительные леса: началась долгожданная реновация заброшенного производственного комплекса.

Новые владельцы недвижимости обещают превратить ее в подлинный центр притяжения близлежащих кварталов — не только коммерческий, но и культурно-развлекательный.

Оно и к лучшему: парафраз «Масло вместо пушек» звучит во всех отношениях привлекательнее, чем ставший крылатым милитаристский призыв «Пушки вместо масла».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!