А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет назад состоялось официальное открытие Пельгуранда — самого молодого из исторических пляжей столицы. И одновременно — самого народного: даже в те годы, когда качество здешней воды до высоких стандартов не дотягивало, на малое число купальщиков пожаловаться он не мог.

Наследики ратмана

"Пляжный салон" в Пельгуранд. Из газеты 1935 год.

«Пляжный салон» в Пельгуранд. Из газеты 1935 год.

История, точнее говоря, предыстория Пельгуранда, едва ли не старше, чем сама традиция морских купаний в Таллиннской бухте.

Еще чуть ли не в конце ХVIII столетия ратман и старейшина Большой гильдии Бенгг Готфрид Штрём приобрел в собственность корчму на окраине Балтшюртской дороги — нынешнего Палдиского шоссе.

Капиталовложение оказалось выгодным: достаточно скоро трактир, стоявший приблизительно напротив нынешней автобусной остановки «Пирни», снискал себе популярность не только у проезжего люда.

Уже лет двести назад здесь не просто кормили и поили лошадей да прополаскивали горло стопкой шнапса кучера; корчма Штрёма стала магнитом для горожан среднего достатка — как место воскресных выездов на природу.

Дела у владельца шли хорошо — настолько, что в первой трети позапрошлого столетия по распоряжению ратмана в окрестном лесу была вырублена просека; прямая, как стрела, она связала заведение общепита с морским беретом.

Лет сто назад ее почтительно величали «аллеей Штрёма». А песчаное побережье, к которому она вела, — просто «Штромкой»: топоним, родившийся, видимо, среди русских ревельцев, переняли и эстонцы, и немцы.

Только вот пляжем «Штромка» столетней давности еще не была. Какая либо «купальная» инфраструктура тут отсутствовала начисто: морем тут любовались, но в воду — не заходили.

Купальщики и коровы

Купальщики в Пельгуранд. фотоснимок середины тридцатых годов.

Купальщики в Пельгуранд. фотоснимок середины тридцатых годов.

Природные предпосылки для превращения восточного побережья Коплиской бухты в пляжную зону безусловно имелись.

Еще на закате царского времени газетчики писали: и дно тут не такое каменистое, как в Пирита, и прогревается мелководье раньше. А главное — значительно ближе к центру города.

Совсем «под боком» побережье оказалось для растущего пролетариата: и от рабочих бараков «Балтийской мануфактуры», и от жилых домов предместья Пельгулинн добраться сюда было просто.

Всё было бы идеальным, если бы не одно обстоятельство: едва ли не раньше купальщиков достоинства пляжа оценили… кавалеристы, в теплое время года приводившие туда мыть своих скакунов.

Досаждали отдыхающим, вероятно, и собаки: их, по свидетельству фельетонистов, было на побережье Штромки столько, словно они твердо решили проводить свои «маевки и митинги» исключительно здесь.

Купание в водах Коплиской бухты скота и домашних животных городские власти запретили только в начале двадцатых. Тогда же на морском берегу поставили первые кабинки для переодевания.

Попытались учредить и должность пляжного сторожа, в обязанности которого, среди прочего, входила охрана купальщиков от забредавших с ближайшего пастбища на пляж коров.

Заметные перемены

«Пирита — это мода, хороший тон, — писала весной 1935 года газета «Waba Maa». — Пельгуранд — как «хлеб насущный»: ешь его и не замечаешь, а коли нет ни корки — ноги протянешь».

Не заметить перемен, произошедших на восточном берегу Коплиского залива в середине тридцатых, было бы проблематично. «Романтика былой Штромки давно позади», — констатировал репортер.

Сменилось не только название; былое, «русско-немецкое», уступило место эстонскому топониму, позаимствовавшему первую часть имени у ближайшего предместья. Изменился сам облик приморской местности.

«Тяжелые омнибусы то и дело подвозят купальщиков, — делился впечатлениями корреспондент «Пяэвалехт». — В стороне — частные авто. То здесь, то там уже можно встретить пляжные костюмы самого изысканного вкуса».

Густые заросли камыша в южной части пляжа беспощадно вырубались. На север, в сторону Копли, рабочие тянули трубу канализационного коллектора — он должен был отвести от купальщиков сточные воды.

На песчаных дюнах сотнями высаживались новые деревья. Непосредственно на берегу рос каркас деревянного пляжного павильона, спроектированного архитектором Антоном Соансом.

Первая его очередь — крыло на триста мужских раздевалок — было готово уже к июню тридцать пятого. Официальное открытие комплекса состоялось год спустя — 29 мая 1936 года.

Двойной расцвет

Открывая двухэтажный пляжный салон, таллиннский мэр Яан Соотс назвал Пельгуранд «новым столичным курортом».

В словах его не было преувеличения: если не весь пляж, то двухэтажный корпус с рестораном, спасательной станцией, медпунктом, торговыми помещениями выглядел вполне по-курортному.

Мэр Нымме Людвиг Оявески подчеркнул — с благоустройством Пельгуранда собственный «выход к морю» получил и город-спутник Таллинна: благо, автобусное сообщение налажено отменно.

Директор «Балтийской мануфактуры» Яан Кукк заметил: если здешний пляж был популярен лет тридцать назад, когда рабочий день составлял по четырнадцать часов, то ныне, при восьмичасовом, он расцветет вдвойне.

Планов у местного Общества благоустройства действительно хватало: построить стометровый мол для захода на «взрослую» глубину, соорудить открытую эстраду, поставить карусель, в перспективе — обзавестись летним театром.
Расцвет Пельгуранда подкосила даже не война (газеты времен нацистской оккупации свидетельствуют о том, что «народный курорт» удавалось хоть как-то поддерживать на плаву), а, скорее, послевоенная бесхозность.

В зимние месяцы пляж стал подвергаться набегам хулиганов. Поначалу они развлекались поджогами ларьков, а аккурат к десятилетию провозглашения ЭССР спалили и сам пляжный салон.

С его гибелью популярность места стала клониться к закату. Поспособствовало тому и строительство жилого массива Пельгуранд; его стоки были направлены прямиком в Коплискую бухту.

К середине восьмидесятых на морском побережье появились жестяные таблички: «загрязнение морской воды превышает допустимые нормы, купание — не рекомендуется…»

***

Существует ли некая мистическая связь между берегами Коплиской бухты и государственным строем Эстонии — вопрос, конечно, открытый.

Одно бесспорно: первые шаги к возрождению былой славы Пельгуранда были предприняты буквально вслед за восстановлением независимости Эстонской Республики — весной 1992 года.

Для начала береговую линию очистили от выброшенных морем бревен и мусора. Затем — шесть лет спустя — возвели новый пляжный павильон с кафе: не былой салон, конечно, но тоже неплохо.

Вот уже более десяти лет — хотя и с перерывами — над Пельгурандом реет синий флаг: гарант чистоты морской воды. В прошлом году пляж вернул себе также и историческое название — Строоми.

Давно сгинул фундамент принадлежавшей ратману Штрёму корчмы, лишь на выцветших фотоснимках различим открывшийся восемьдесят лет назад пляжный салон Пельгуранда.

А восточный берег Коплиской бухты по-прежнему популярен — как у жителей ближайших окрестностей, так и у всех других частей города. И это, вне сомнения, — главное.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!