А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1091 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет назад состоялось официальное открытие Пельгуранда — самого молодого из исторических пляжей столицы. И одновременно — самого народного: даже в те годы, когда качество здешней воды до высоких стандартов не дотягивало, на малое число купальщиков пожаловаться он не мог.

Наследики ратмана

"Пляжный салон" в Пельгуранд. Из газеты 1935 год.

«Пляжный салон» в Пельгуранд. Из газеты 1935 год.

История, точнее говоря, предыстория Пельгуранда, едва ли не старше, чем сама традиция морских купаний в Таллиннской бухте.

Еще чуть ли не в конце ХVIII столетия ратман и старейшина Большой гильдии Бенгг Готфрид Штрём приобрел в собственность корчму на окраине Балтшюртской дороги — нынешнего Палдиского шоссе.

Капиталовложение оказалось выгодным: достаточно скоро трактир, стоявший приблизительно напротив нынешней автобусной остановки «Пирни», снискал себе популярность не только у проезжего люда.

Уже лет двести назад здесь не просто кормили и поили лошадей да прополаскивали горло стопкой шнапса кучера; корчма Штрёма стала магнитом для горожан среднего достатка — как место воскресных выездов на природу.

Дела у владельца шли хорошо — настолько, что в первой трети позапрошлого столетия по распоряжению ратмана в окрестном лесу была вырублена просека; прямая, как стрела, она связала заведение общепита с морским беретом.

Лет сто назад ее почтительно величали «аллеей Штрёма». А песчаное побережье, к которому она вела, — просто «Штромкой»: топоним, родившийся, видимо, среди русских ревельцев, переняли и эстонцы, и немцы.

Только вот пляжем «Штромка» столетней давности еще не была. Какая либо «купальная» инфраструктура тут отсутствовала начисто: морем тут любовались, но в воду — не заходили.

Купальщики и коровы

Купальщики в Пельгуранд. фотоснимок середины тридцатых годов.

Купальщики в Пельгуранд. фотоснимок середины тридцатых годов.

Природные предпосылки для превращения восточного побережья Коплиской бухты в пляжную зону безусловно имелись.

Еще на закате царского времени газетчики писали: и дно тут не такое каменистое, как в Пирита, и прогревается мелководье раньше. А главное — значительно ближе к центру города.

Совсем «под боком» побережье оказалось для растущего пролетариата: и от рабочих бараков «Балтийской мануфактуры», и от жилых домов предместья Пельгулинн добраться сюда было просто.

Всё было бы идеальным, если бы не одно обстоятельство: едва ли не раньше купальщиков достоинства пляжа оценили… кавалеристы, в теплое время года приводившие туда мыть своих скакунов.

Досаждали отдыхающим, вероятно, и собаки: их, по свидетельству фельетонистов, было на побережье Штромки столько, словно они твердо решили проводить свои «маевки и митинги» исключительно здесь.

Купание в водах Коплиской бухты скота и домашних животных городские власти запретили только в начале двадцатых. Тогда же на морском берегу поставили первые кабинки для переодевания.

Попытались учредить и должность пляжного сторожа, в обязанности которого, среди прочего, входила охрана купальщиков от забредавших с ближайшего пастбища на пляж коров.

Заметные перемены

«Пирита — это мода, хороший тон, — писала весной 1935 года газета «Waba Maa». — Пельгуранд — как «хлеб насущный»: ешь его и не замечаешь, а коли нет ни корки — ноги протянешь».

Не заметить перемен, произошедших на восточном берегу Коплиского залива в середине тридцатых, было бы проблематично. «Романтика былой Штромки давно позади», — констатировал репортер.

Сменилось не только название; былое, «русско-немецкое», уступило место эстонскому топониму, позаимствовавшему первую часть имени у ближайшего предместья. Изменился сам облик приморской местности.

«Тяжелые омнибусы то и дело подвозят купальщиков, — делился впечатлениями корреспондент «Пяэвалехт». — В стороне — частные авто. То здесь, то там уже можно встретить пляжные костюмы самого изысканного вкуса».

Густые заросли камыша в южной части пляжа беспощадно вырубались. На север, в сторону Копли, рабочие тянули трубу канализационного коллектора — он должен был отвести от купальщиков сточные воды.

На песчаных дюнах сотнями высаживались новые деревья. Непосредственно на берегу рос каркас деревянного пляжного павильона, спроектированного архитектором Антоном Соансом.

Первая его очередь — крыло на триста мужских раздевалок — было готово уже к июню тридцать пятого. Официальное открытие комплекса состоялось год спустя — 29 мая 1936 года.

Двойной расцвет

Открывая двухэтажный пляжный салон, таллиннский мэр Яан Соотс назвал Пельгуранд «новым столичным курортом».

В словах его не было преувеличения: если не весь пляж, то двухэтажный корпус с рестораном, спасательной станцией, медпунктом, торговыми помещениями выглядел вполне по-курортному.

Мэр Нымме Людвиг Оявески подчеркнул — с благоустройством Пельгуранда собственный «выход к морю» получил и город-спутник Таллинна: благо, автобусное сообщение налажено отменно.

Директор «Балтийской мануфактуры» Яан Кукк заметил: если здешний пляж был популярен лет тридцать назад, когда рабочий день составлял по четырнадцать часов, то ныне, при восьмичасовом, он расцветет вдвойне.

Планов у местного Общества благоустройства действительно хватало: построить стометровый мол для захода на «взрослую» глубину, соорудить открытую эстраду, поставить карусель, в перспективе — обзавестись летним театром.
Расцвет Пельгуранда подкосила даже не война (газеты времен нацистской оккупации свидетельствуют о том, что «народный курорт» удавалось хоть как-то поддерживать на плаву), а, скорее, послевоенная бесхозность.

В зимние месяцы пляж стал подвергаться набегам хулиганов. Поначалу они развлекались поджогами ларьков, а аккурат к десятилетию провозглашения ЭССР спалили и сам пляжный салон.

С его гибелью популярность места стала клониться к закату. Поспособствовало тому и строительство жилого массива Пельгуранд; его стоки были направлены прямиком в Коплискую бухту.

К середине восьмидесятых на морском побережье появились жестяные таблички: «загрязнение морской воды превышает допустимые нормы, купание — не рекомендуется…»

***

Существует ли некая мистическая связь между берегами Коплиской бухты и государственным строем Эстонии — вопрос, конечно, открытый.

Одно бесспорно: первые шаги к возрождению былой славы Пельгуранда были предприняты буквально вслед за восстановлением независимости Эстонской Республики — весной 1992 года.

Для начала береговую линию очистили от выброшенных морем бревен и мусора. Затем — шесть лет спустя — возвели новый пляжный павильон с кафе: не былой салон, конечно, но тоже неплохо.

Вот уже более десяти лет — хотя и с перерывами — над Пельгурандом реет синий флаг: гарант чистоты морской воды. В прошлом году пляж вернул себе также и историческое название — Строоми.

Давно сгинул фундамент принадлежавшей ратману Штрёму корчмы, лишь на выцветших фотоснимках различим открывшийся восемьдесят лет назад пляжный салон Пельгуранда.

А восточный берег Коплиской бухты по-прежнему популярен — как у жителей ближайших окрестностей, так и у всех других частей города. И это, вне сомнения, — главное.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!