А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Открытие 13 мая в бастионных ходах под горкой Харьюмяги воссозданного Музея резных камней — повод вспомнить о мастерах, создававших дошедшие до наших дней шедевры.

Национальным камнем Эстонии доломитовый известняк, точнее — местная его разновидность, именуемая плитняком, стал менее четверти века назад: в мае 1992 года.

Облик столицы он формирует куда дольше: по крайней мере на протяжении шести с половиной столетий, когда деревянное строительство в черте городских стен было вытеснено каменным.

Точную дату, конечно, установить сложно: текст старейшего шрага, то есть — устава цеха каменных, дел мастеров, датируется 1459 годом, первое же упоминание о них встречается в документах ратуши уже в 1333-м.

Незаменимый материал

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Средневековая присказка права лишь отчасти: «на соли» Таллинн был построен в экономическом плане. С географической точки зрения фундамент города — залежи плитняка.

Доступность этого строительного материала отличало Ревель от соседей по ганзейскому региону с самого рождения: южнее линии Пярну—Тарту зодчие были вынуждены обжигать кирпич.

Кирпичная готика не в пример легче, воздушнее, возвышеннее плитняковой. Но без деталей из природного камня обойтись ей не удавалось: для изготовления резных деталей у известняка не было конкурентов.

Уже на рубеже ХV-ХVI столетий камень превратился в один из объектов ревельского экспорта. Известняк, вырубленный на Ласнамяэ, вывозился даже в Норвегию — у ее берегов был обнаружен груженный им затонувший коп.

И не только в Норвегию — резные каменные детали работы местных мастеров использовались при возведении Мариинского собора в Данциге — самой большой в Средневековом мире сакральной постройки, построенной из кирпича.

Известно, что в XVI веке в помощь данцигcким зодчим был направлен мастер из Ревеля: некто Адриан Эн. Уроженец cела Вароди уезда Харьюмаа, он почти наверняка был «ненемцем» — иными словами, эстонцем.

Ничего удивительного в этом нет: среди членов ревельского цеха каменных дел мастеров на долю «ненемецкого» населения города приходилось в Средние века до двух третей.

Ремесло для всех

Хроника Генриха Латвийского наглядно свидетельствует: с каменным зодчеством до прихода на восточный берег Балтики крестоносцев предки латышей и эстонцев знакомы не были.

Валы городищ Северной Эстонии, конечно, бывали сложены из известняковых плит — но именно сложены, а не выложены: строительный раствор автохтонному населению был неведом. Равно как и резьба по камню.

Традиции обработки плитняка проникли в будущий Таллинн не ранее 1230 года, когда во вновь основанный город волей магистра Ордена меченосцев были переселены двести жителей острова Готланд: бюргеров из Висбю.

Переселенцев принято считать купцами, однако нет сомнений, что если даже и не вместе с ними, то спустя некоторое время за ними подтянулись и ремесленники: в умении строить из плитняка у готландцев не было в регионе равных.

Строительство и обработка камня — труд тяжелый. Потому, вероятно, достаточно рано начав чинить местному населению различные препятствия на пути к овладению «чистыми» ремеслами, в данной отрасли немцы решили отойти от правил.

Ревель строился, ширился, рос — каменщики, камнетесы и камнерезы были постоянно востребованы: настолько, что от кандидатов в подмастерья не требовалось порой подтверждать факт рождения от свободных людей, официально венчанных в церкви.

В старейшем тексте цехового устава каменных дел мастеров ограничений по национальному признаку не прописано. Однако языком делопроизводства, по всей вероятности, был всё же немецкий.

По крайней мере редакция документа от 1685 года напрямую требует: если открыт цеховой ларец, то есть — если объявлен сбор всех цеховых братьев, все разговоры ведутся только на немецком.

Особо оговаривается случай, когда кто-то из членов демонстративно не желает говорить на «господском» языке: строптивец должен был заплатить штраф — какой именно, не уточняется.

Дорога к мастерству

Путь к секретам ремесла был для будущего мастера лет в четырнадцать-пятнадцать: по меркам продолжительности жизни в Средние века — достаточно поздно.

Это и неудивительно: удержать в руках портновскую иглу или молоток сапожника смог бы всякий, а для работы с камнем прежде всего необходимо было обладать определенной физической силой.

Паренька покрепче да поплечистее владелец мастерской выбирал сам. Он же представлял кандидата в ученики цеховым собратьям для предварительной оценки: сдюжит ли тяжелый труд, выдержит ли?!

Если мастера давали положительный ответ, наступал испытательный срок: в течение трех «Месяцев подросток должен был пожить в доме учителя, пообтесаться — ведь на долгие годы ему предстояло стать фактически членом его семьи.

В случае позитивного опыта — мастер отправлял подростка подтвердить его статус вольного человека, а сам брался улаживать финансовые вопросы: оговаривал, будут ли оплачивать обучение родители парня или же расходы возьмет на себя цех.

Два городских домовладельца должны были поручиться перед мастером, что они готовы выступить гарантом добросовестного обучения — то есть готовы покрыть ущерб, который ученик может теоретически нанести учителю или его мастерской.

Наконец мастер заносил имя ученика в собственную записную книгу и обязывался учить его всему, что знает сам, «до той поры, пока не объявит его вольным подмастерьем, но не более пяти лет».

Стратегическое производство

Статус подмастерья подразумевал еще несколько лет учебы — на этот раз у иногородних мастеров.

Вернувшись в родной город, подмастерье должен был изготовить «шедевр» — своего рода наглядное подтверждение приобретенных умений, оценить которое должны были цеховые мастера.

Горе тому, чья «экзаменационная работа» оказывалась ниже ожиданий: ему надлежало заплатить штраф и навсегда оставить ремесло и не пытаться вновь заняться им — чтобы не подрывать репутации всего цеха.

Сдавшему экзамен надлежало устроить для мастеров пир и заплатить взнос в цеховую кассу: в конце XVII столетия он составлял пять талеров — сумму немалую. Плюс — еще десять, «чтобы не платить иных взносов впредь»

В разных городах перечень изготовленных кандидатом в мастера предметов был разным. В Ревеле на протяжении нескольких веков это был рукомойник, оконный столбик-перемычка и «каменная сфера».

Если два первых действительно требовали навыка работы с камнем и безусловного художественного вкуса, то третий из «шедевров» может вызвать недоумение — в чем тут особый секрет?

Ответ прост. Ремесленники-камнетесы, помимо основной, «гражданской», специальности обладали одновременно и «военной»: изготавливали ядра для артиллерии.

В 1460 году они, по заказу Ревельского магистрата, вытесали первую сотню ядер, а восемнадцать лет спустя — без малого две тысячи.

***

По материалам Городского архива деятельность ревельского цеха каменных дел мастеров можно отследить до начала ХIХ столетия.

Ремесло, существовавшее в городе на протяжении веков, начало угасать полувеком ранее: сменились архитектурные стили и вкусы горожан. То, что некогда служило объектом восхищения, начало восприниматься вопиющим анахронизмом.

Никогда не удастся установить и подсчитать, сколько шедевров — не в цеховом, а в общеупотребительном значении — таллиннских камнерезов было уничтожено по неведению или бесхозяйственности сто-двести лет назад.

Но и то, что сохранилось, а с недавних пор — представлено в экспозиции вновь открывшегося в бастионных ходах Музея резных камней — позволяет удостовериться: городом мастеров Таллинн прозвали совсем не зря.

По материалам К. Каплински

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!