А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Открытие 13 мая в бастионных ходах под горкой Харьюмяги воссозданного Музея резных камней — повод вспомнить о мастерах, создававших дошедшие до наших дней шедевры.

Национальным камнем Эстонии доломитовый известняк, точнее — местная его разновидность, именуемая плитняком, стал менее четверти века назад: в мае 1992 года.

Облик столицы он формирует куда дольше: по крайней мере на протяжении шести с половиной столетий, когда деревянное строительство в черте городских стен было вытеснено каменным.

Точную дату, конечно, установить сложно: текст старейшего шрага, то есть — устава цеха каменных, дел мастеров, датируется 1459 годом, первое же упоминание о них встречается в документах ратуши уже в 1333-м.

Незаменимый материал

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Средневековая присказка права лишь отчасти: «на соли» Таллинн был построен в экономическом плане. С географической точки зрения фундамент города — залежи плитняка.

Доступность этого строительного материала отличало Ревель от соседей по ганзейскому региону с самого рождения: южнее линии Пярну—Тарту зодчие были вынуждены обжигать кирпич.

Кирпичная готика не в пример легче, воздушнее, возвышеннее плитняковой. Но без деталей из природного камня обойтись ей не удавалось: для изготовления резных деталей у известняка не было конкурентов.

Уже на рубеже ХV-ХVI столетий камень превратился в один из объектов ревельского экспорта. Известняк, вырубленный на Ласнамяэ, вывозился даже в Норвегию — у ее берегов был обнаружен груженный им затонувший коп.

И не только в Норвегию — резные каменные детали работы местных мастеров использовались при возведении Мариинского собора в Данциге — самой большой в Средневековом мире сакральной постройки, построенной из кирпича.

Известно, что в XVI веке в помощь данцигcким зодчим был направлен мастер из Ревеля: некто Адриан Эн. Уроженец cела Вароди уезда Харьюмаа, он почти наверняка был «ненемцем» — иными словами, эстонцем.

Ничего удивительного в этом нет: среди членов ревельского цеха каменных дел мастеров на долю «ненемецкого» населения города приходилось в Средние века до двух третей.

Ремесло для всех

Хроника Генриха Латвийского наглядно свидетельствует: с каменным зодчеством до прихода на восточный берег Балтики крестоносцев предки латышей и эстонцев знакомы не были.

Валы городищ Северной Эстонии, конечно, бывали сложены из известняковых плит — но именно сложены, а не выложены: строительный раствор автохтонному населению был неведом. Равно как и резьба по камню.

Традиции обработки плитняка проникли в будущий Таллинн не ранее 1230 года, когда во вновь основанный город волей магистра Ордена меченосцев были переселены двести жителей острова Готланд: бюргеров из Висбю.

Переселенцев принято считать купцами, однако нет сомнений, что если даже и не вместе с ними, то спустя некоторое время за ними подтянулись и ремесленники: в умении строить из плитняка у готландцев не было в регионе равных.

Строительство и обработка камня — труд тяжелый. Потому, вероятно, достаточно рано начав чинить местному населению различные препятствия на пути к овладению «чистыми» ремеслами, в данной отрасли немцы решили отойти от правил.

Ревель строился, ширился, рос — каменщики, камнетесы и камнерезы были постоянно востребованы: настолько, что от кандидатов в подмастерья не требовалось порой подтверждать факт рождения от свободных людей, официально венчанных в церкви.

В старейшем тексте цехового устава каменных дел мастеров ограничений по национальному признаку не прописано. Однако языком делопроизводства, по всей вероятности, был всё же немецкий.

По крайней мере редакция документа от 1685 года напрямую требует: если открыт цеховой ларец, то есть — если объявлен сбор всех цеховых братьев, все разговоры ведутся только на немецком.

Особо оговаривается случай, когда кто-то из членов демонстративно не желает говорить на «господском» языке: строптивец должен был заплатить штраф — какой именно, не уточняется.

Дорога к мастерству

Путь к секретам ремесла был для будущего мастера лет в четырнадцать-пятнадцать: по меркам продолжительности жизни в Средние века — достаточно поздно.

Это и неудивительно: удержать в руках портновскую иглу или молоток сапожника смог бы всякий, а для работы с камнем прежде всего необходимо было обладать определенной физической силой.

Паренька покрепче да поплечистее владелец мастерской выбирал сам. Он же представлял кандидата в ученики цеховым собратьям для предварительной оценки: сдюжит ли тяжелый труд, выдержит ли?!

Если мастера давали положительный ответ, наступал испытательный срок: в течение трех «Месяцев подросток должен был пожить в доме учителя, пообтесаться — ведь на долгие годы ему предстояло стать фактически членом его семьи.

В случае позитивного опыта — мастер отправлял подростка подтвердить его статус вольного человека, а сам брался улаживать финансовые вопросы: оговаривал, будут ли оплачивать обучение родители парня или же расходы возьмет на себя цех.

Два городских домовладельца должны были поручиться перед мастером, что они готовы выступить гарантом добросовестного обучения — то есть готовы покрыть ущерб, который ученик может теоретически нанести учителю или его мастерской.

Наконец мастер заносил имя ученика в собственную записную книгу и обязывался учить его всему, что знает сам, «до той поры, пока не объявит его вольным подмастерьем, но не более пяти лет».

Стратегическое производство

Статус подмастерья подразумевал еще несколько лет учебы — на этот раз у иногородних мастеров.

Вернувшись в родной город, подмастерье должен был изготовить «шедевр» — своего рода наглядное подтверждение приобретенных умений, оценить которое должны были цеховые мастера.

Горе тому, чья «экзаменационная работа» оказывалась ниже ожиданий: ему надлежало заплатить штраф и навсегда оставить ремесло и не пытаться вновь заняться им — чтобы не подрывать репутации всего цеха.

Сдавшему экзамен надлежало устроить для мастеров пир и заплатить взнос в цеховую кассу: в конце XVII столетия он составлял пять талеров — сумму немалую. Плюс — еще десять, «чтобы не платить иных взносов впредь»

В разных городах перечень изготовленных кандидатом в мастера предметов был разным. В Ревеле на протяжении нескольких веков это был рукомойник, оконный столбик-перемычка и «каменная сфера».

Если два первых действительно требовали навыка работы с камнем и безусловного художественного вкуса, то третий из «шедевров» может вызвать недоумение — в чем тут особый секрет?

Ответ прост. Ремесленники-камнетесы, помимо основной, «гражданской», специальности обладали одновременно и «военной»: изготавливали ядра для артиллерии.

В 1460 году они, по заказу Ревельского магистрата, вытесали первую сотню ядер, а восемнадцать лет спустя — без малого две тысячи.

***

По материалам Городского архива деятельность ревельского цеха каменных дел мастеров можно отследить до начала ХIХ столетия.

Ремесло, существовавшее в городе на протяжении веков, начало угасать полувеком ранее: сменились архитектурные стили и вкусы горожан. То, что некогда служило объектом восхищения, начало восприниматься вопиющим анахронизмом.

Никогда не удастся установить и подсчитать, сколько шедевров — не в цеховом, а в общеупотребительном значении — таллиннских камнерезов было уничтожено по неведению или бесхозяйственности сто-двести лет назад.

Но и то, что сохранилось, а с недавних пор — представлено в экспозиции вновь открывшегося в бастионных ходах Музея резных камней — позволяет удостовериться: городом мастеров Таллинн прозвали совсем не зря.

По материалам К. Каплински

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!