А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Открытие 13 мая в бастионных ходах под горкой Харьюмяги воссозданного Музея резных камней — повод вспомнить о мастерах, создававших дошедшие до наших дней шедевры.

Национальным камнем Эстонии доломитовый известняк, точнее — местная его разновидность, именуемая плитняком, стал менее четверти века назад: в мае 1992 года.

Облик столицы он формирует куда дольше: по крайней мере на протяжении шести с половиной столетий, когда деревянное строительство в черте городских стен было вытеснено каменным.

Точную дату, конечно, установить сложно: текст старейшего шрага, то есть — устава цеха каменных, дел мастеров, датируется 1459 годом, первое же упоминание о них встречается в документах ратуши уже в 1333-м.

Незаменимый материал

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Средневековая присказка права лишь отчасти: «на соли» Таллинн был построен в экономическом плане. С географической точки зрения фундамент города — залежи плитняка.

Доступность этого строительного материала отличало Ревель от соседей по ганзейскому региону с самого рождения: южнее линии Пярну—Тарту зодчие были вынуждены обжигать кирпич.

Кирпичная готика не в пример легче, воздушнее, возвышеннее плитняковой. Но без деталей из природного камня обойтись ей не удавалось: для изготовления резных деталей у известняка не было конкурентов.

Уже на рубеже ХV-ХVI столетий камень превратился в один из объектов ревельского экспорта. Известняк, вырубленный на Ласнамяэ, вывозился даже в Норвегию — у ее берегов был обнаружен груженный им затонувший коп.

И не только в Норвегию — резные каменные детали работы местных мастеров использовались при возведении Мариинского собора в Данциге — самой большой в Средневековом мире сакральной постройки, построенной из кирпича.

Известно, что в XVI веке в помощь данцигcким зодчим был направлен мастер из Ревеля: некто Адриан Эн. Уроженец cела Вароди уезда Харьюмаа, он почти наверняка был «ненемцем» — иными словами, эстонцем.

Ничего удивительного в этом нет: среди членов ревельского цеха каменных дел мастеров на долю «ненемецкого» населения города приходилось в Средние века до двух третей.

Ремесло для всех

Хроника Генриха Латвийского наглядно свидетельствует: с каменным зодчеством до прихода на восточный берег Балтики крестоносцев предки латышей и эстонцев знакомы не были.

Валы городищ Северной Эстонии, конечно, бывали сложены из известняковых плит — но именно сложены, а не выложены: строительный раствор автохтонному населению был неведом. Равно как и резьба по камню.

Традиции обработки плитняка проникли в будущий Таллинн не ранее 1230 года, когда во вновь основанный город волей магистра Ордена меченосцев были переселены двести жителей острова Готланд: бюргеров из Висбю.

Переселенцев принято считать купцами, однако нет сомнений, что если даже и не вместе с ними, то спустя некоторое время за ними подтянулись и ремесленники: в умении строить из плитняка у готландцев не было в регионе равных.

Строительство и обработка камня — труд тяжелый. Потому, вероятно, достаточно рано начав чинить местному населению различные препятствия на пути к овладению «чистыми» ремеслами, в данной отрасли немцы решили отойти от правил.

Ревель строился, ширился, рос — каменщики, камнетесы и камнерезы были постоянно востребованы: настолько, что от кандидатов в подмастерья не требовалось порой подтверждать факт рождения от свободных людей, официально венчанных в церкви.

В старейшем тексте цехового устава каменных дел мастеров ограничений по национальному признаку не прописано. Однако языком делопроизводства, по всей вероятности, был всё же немецкий.

По крайней мере редакция документа от 1685 года напрямую требует: если открыт цеховой ларец, то есть — если объявлен сбор всех цеховых братьев, все разговоры ведутся только на немецком.

Особо оговаривается случай, когда кто-то из членов демонстративно не желает говорить на «господском» языке: строптивец должен был заплатить штраф — какой именно, не уточняется.

Дорога к мастерству

Путь к секретам ремесла был для будущего мастера лет в четырнадцать-пятнадцать: по меркам продолжительности жизни в Средние века — достаточно поздно.

Это и неудивительно: удержать в руках портновскую иглу или молоток сапожника смог бы всякий, а для работы с камнем прежде всего необходимо было обладать определенной физической силой.

Паренька покрепче да поплечистее владелец мастерской выбирал сам. Он же представлял кандидата в ученики цеховым собратьям для предварительной оценки: сдюжит ли тяжелый труд, выдержит ли?!

Если мастера давали положительный ответ, наступал испытательный срок: в течение трех «Месяцев подросток должен был пожить в доме учителя, пообтесаться — ведь на долгие годы ему предстояло стать фактически членом его семьи.

В случае позитивного опыта — мастер отправлял подростка подтвердить его статус вольного человека, а сам брался улаживать финансовые вопросы: оговаривал, будут ли оплачивать обучение родители парня или же расходы возьмет на себя цех.

Два городских домовладельца должны были поручиться перед мастером, что они готовы выступить гарантом добросовестного обучения — то есть готовы покрыть ущерб, который ученик может теоретически нанести учителю или его мастерской.

Наконец мастер заносил имя ученика в собственную записную книгу и обязывался учить его всему, что знает сам, «до той поры, пока не объявит его вольным подмастерьем, но не более пяти лет».

Стратегическое производство

Статус подмастерья подразумевал еще несколько лет учебы — на этот раз у иногородних мастеров.

Вернувшись в родной город, подмастерье должен был изготовить «шедевр» — своего рода наглядное подтверждение приобретенных умений, оценить которое должны были цеховые мастера.

Горе тому, чья «экзаменационная работа» оказывалась ниже ожиданий: ему надлежало заплатить штраф и навсегда оставить ремесло и не пытаться вновь заняться им — чтобы не подрывать репутации всего цеха.

Сдавшему экзамен надлежало устроить для мастеров пир и заплатить взнос в цеховую кассу: в конце XVII столетия он составлял пять талеров — сумму немалую. Плюс — еще десять, «чтобы не платить иных взносов впредь»

В разных городах перечень изготовленных кандидатом в мастера предметов был разным. В Ревеле на протяжении нескольких веков это был рукомойник, оконный столбик-перемычка и «каменная сфера».

Если два первых действительно требовали навыка работы с камнем и безусловного художественного вкуса, то третий из «шедевров» может вызвать недоумение — в чем тут особый секрет?

Ответ прост. Ремесленники-камнетесы, помимо основной, «гражданской», специальности обладали одновременно и «военной»: изготавливали ядра для артиллерии.

В 1460 году они, по заказу Ревельского магистрата, вытесали первую сотню ядер, а восемнадцать лет спустя — без малого две тысячи.

***

По материалам Городского архива деятельность ревельского цеха каменных дел мастеров можно отследить до начала ХIХ столетия.

Ремесло, существовавшее в городе на протяжении веков, начало угасать полувеком ранее: сменились архитектурные стили и вкусы горожан. То, что некогда служило объектом восхищения, начало восприниматься вопиющим анахронизмом.

Никогда не удастся установить и подсчитать, сколько шедевров — не в цеховом, а в общеупотребительном значении — таллиннских камнерезов было уничтожено по неведению или бесхозяйственности сто-двести лет назад.

Но и то, что сохранилось, а с недавних пор — представлено в экспозиции вновь открывшегося в бастионных ходах Музея резных камней — позволяет удостовериться: городом мастеров Таллинн прозвали совсем не зря.

По материалам К. Каплински

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!