А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Открытие 13 мая в бастионных ходах под горкой Харьюмяги воссозданного Музея резных камней — повод вспомнить о мастерах, создававших дошедшие до наших дней шедевры.

Национальным камнем Эстонии доломитовый известняк, точнее — местная его разновидность, именуемая плитняком, стал менее четверти века назад: в мае 1992 года.

Облик столицы он формирует куда дольше: по крайней мере на протяжении шести с половиной столетий, когда деревянное строительство в черте городских стен было вытеснено каменным.

Точную дату, конечно, установить сложно: текст старейшего шрага, то есть — устава цеха каменных, дел мастеров, датируется 1459 годом, первое же упоминание о них встречается в документах ратуши уже в 1333-м.

Незаменимый материал

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Каменных дел мастер. Немецкая гравюра XVI столетия.

Средневековая присказка права лишь отчасти: «на соли» Таллинн был построен в экономическом плане. С географической точки зрения фундамент города — залежи плитняка.

Доступность этого строительного материала отличало Ревель от соседей по ганзейскому региону с самого рождения: южнее линии Пярну—Тарту зодчие были вынуждены обжигать кирпич.

Кирпичная готика не в пример легче, воздушнее, возвышеннее плитняковой. Но без деталей из природного камня обойтись ей не удавалось: для изготовления резных деталей у известняка не было конкурентов.

Уже на рубеже ХV-ХVI столетий камень превратился в один из объектов ревельского экспорта. Известняк, вырубленный на Ласнамяэ, вывозился даже в Норвегию — у ее берегов был обнаружен груженный им затонувший коп.

И не только в Норвегию — резные каменные детали работы местных мастеров использовались при возведении Мариинского собора в Данциге — самой большой в Средневековом мире сакральной постройки, построенной из кирпича.

Известно, что в XVI веке в помощь данцигcким зодчим был направлен мастер из Ревеля: некто Адриан Эн. Уроженец cела Вароди уезда Харьюмаа, он почти наверняка был «ненемцем» — иными словами, эстонцем.

Ничего удивительного в этом нет: среди членов ревельского цеха каменных дел мастеров на долю «ненемецкого» населения города приходилось в Средние века до двух третей.

Ремесло для всех

Хроника Генриха Латвийского наглядно свидетельствует: с каменным зодчеством до прихода на восточный берег Балтики крестоносцев предки латышей и эстонцев знакомы не были.

Валы городищ Северной Эстонии, конечно, бывали сложены из известняковых плит — но именно сложены, а не выложены: строительный раствор автохтонному населению был неведом. Равно как и резьба по камню.

Традиции обработки плитняка проникли в будущий Таллинн не ранее 1230 года, когда во вновь основанный город волей магистра Ордена меченосцев были переселены двести жителей острова Готланд: бюргеров из Висбю.

Переселенцев принято считать купцами, однако нет сомнений, что если даже и не вместе с ними, то спустя некоторое время за ними подтянулись и ремесленники: в умении строить из плитняка у готландцев не было в регионе равных.

Строительство и обработка камня — труд тяжелый. Потому, вероятно, достаточно рано начав чинить местному населению различные препятствия на пути к овладению «чистыми» ремеслами, в данной отрасли немцы решили отойти от правил.

Ревель строился, ширился, рос — каменщики, камнетесы и камнерезы были постоянно востребованы: настолько, что от кандидатов в подмастерья не требовалось порой подтверждать факт рождения от свободных людей, официально венчанных в церкви.

В старейшем тексте цехового устава каменных дел мастеров ограничений по национальному признаку не прописано. Однако языком делопроизводства, по всей вероятности, был всё же немецкий.

По крайней мере редакция документа от 1685 года напрямую требует: если открыт цеховой ларец, то есть — если объявлен сбор всех цеховых братьев, все разговоры ведутся только на немецком.

Особо оговаривается случай, когда кто-то из членов демонстративно не желает говорить на «господском» языке: строптивец должен был заплатить штраф — какой именно, не уточняется.

Дорога к мастерству

Путь к секретам ремесла был для будущего мастера лет в четырнадцать-пятнадцать: по меркам продолжительности жизни в Средние века — достаточно поздно.

Это и неудивительно: удержать в руках портновскую иглу или молоток сапожника смог бы всякий, а для работы с камнем прежде всего необходимо было обладать определенной физической силой.

Паренька покрепче да поплечистее владелец мастерской выбирал сам. Он же представлял кандидата в ученики цеховым собратьям для предварительной оценки: сдюжит ли тяжелый труд, выдержит ли?!

Если мастера давали положительный ответ, наступал испытательный срок: в течение трех «Месяцев подросток должен был пожить в доме учителя, пообтесаться — ведь на долгие годы ему предстояло стать фактически членом его семьи.

В случае позитивного опыта — мастер отправлял подростка подтвердить его статус вольного человека, а сам брался улаживать финансовые вопросы: оговаривал, будут ли оплачивать обучение родители парня или же расходы возьмет на себя цех.

Два городских домовладельца должны были поручиться перед мастером, что они готовы выступить гарантом добросовестного обучения — то есть готовы покрыть ущерб, который ученик может теоретически нанести учителю или его мастерской.

Наконец мастер заносил имя ученика в собственную записную книгу и обязывался учить его всему, что знает сам, «до той поры, пока не объявит его вольным подмастерьем, но не более пяти лет».

Стратегическое производство

Статус подмастерья подразумевал еще несколько лет учебы — на этот раз у иногородних мастеров.

Вернувшись в родной город, подмастерье должен был изготовить «шедевр» — своего рода наглядное подтверждение приобретенных умений, оценить которое должны были цеховые мастера.

Горе тому, чья «экзаменационная работа» оказывалась ниже ожиданий: ему надлежало заплатить штраф и навсегда оставить ремесло и не пытаться вновь заняться им — чтобы не подрывать репутации всего цеха.

Сдавшему экзамен надлежало устроить для мастеров пир и заплатить взнос в цеховую кассу: в конце XVII столетия он составлял пять талеров — сумму немалую. Плюс — еще десять, «чтобы не платить иных взносов впредь»

В разных городах перечень изготовленных кандидатом в мастера предметов был разным. В Ревеле на протяжении нескольких веков это был рукомойник, оконный столбик-перемычка и «каменная сфера».

Если два первых действительно требовали навыка работы с камнем и безусловного художественного вкуса, то третий из «шедевров» может вызвать недоумение — в чем тут особый секрет?

Ответ прост. Ремесленники-камнетесы, помимо основной, «гражданской», специальности обладали одновременно и «военной»: изготавливали ядра для артиллерии.

В 1460 году они, по заказу Ревельского магистрата, вытесали первую сотню ядер, а восемнадцать лет спустя — без малого две тысячи.

***

По материалам Городского архива деятельность ревельского цеха каменных дел мастеров можно отследить до начала ХIХ столетия.

Ремесло, существовавшее в городе на протяжении веков, начало угасать полувеком ранее: сменились архитектурные стили и вкусы горожан. То, что некогда служило объектом восхищения, начало восприниматься вопиющим анахронизмом.

Никогда не удастся установить и подсчитать, сколько шедевров — не в цеховом, а в общеупотребительном значении — таллиннских камнерезов было уничтожено по неведению или бесхозяйственности сто-двести лет назад.

Но и то, что сохранилось, а с недавних пор — представлено в экспозиции вновь открывшегося в бастионных ходах Музея резных камней — позволяет удостовериться: городом мастеров Таллинн прозвали совсем не зря.

По материалам К. Каплински

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!