А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно девяносто лет назад в истории Кадриорга открылась новая страница — физкультурно-спортивная: состоялись первые состязания на тогдашнем Центральном стадионе Эстонии.

Отыскать на карте столицы самый первый таллиннский стадион — задача непростая: претендентов имеется несколько.

При желании таковым можно считать Сад Роз у Больших морских ворот: место проведения стрелковых состязаний и выборов «майского графа» в средневековом Ревеле.

Еще одна возможная точка отсчета — спортивная площадка Петровского реального училища, сооруженная одновременно со зданием нынешней Реальной школы на бульваре Эстония в 1884 году.

Наиболее вероятный кандидат — «Сад Калева», облюбованный атлетами еще в начале прошлого века и оборудованный одноименным спортивным обществом на восточной стороне теперешней площади Виру в начале двадцатых.

От его причудливо оформленных ворот, высившихся параллельно современной трассе улицы А. Лайкмаа, в субботу, 13 июня 1926 года, ровно в десять часов утра двинулась торжественная процессия.

Путь ей предстоял длинный, причудливый и зигзагообразный: бульвар Эстония — площадь Вабадузе — улица Харью — Ратушная площадь — улица Виру — Нарвское шоссе — Кадриорг.

Еще точнее — кадриоргская улочка Рохелине аас, еде на бывшем Зеленом лугу желтели свежевыкрашенные деревянные трибуны главного стадиона города. Да что города — страны.

Культура и спорт

Спортивный праздник на вновь открытом стадионе 13 июня 1926 года.

Спортивный праздник на вновь открытом стадионе 13 июня 1926 года.

Маршрут праздничного шествия был для таллиннцев не нов: три года назад по нему шествовали участники Певческого праздника — первого состоявшегося в независимой Эстонии.

Во времена Эстляндской губернии проводился он последний раз на участке, расположенном у пересечения Тартуского шоссе с позднейшей улицей Лаулупео: здесь была возведена эстрада.

Постройки «Певческого сада» изначально планировалось использовать и впредь, превратив их в ядро будущего «парка культуры и отдыха», но Первая мировая война и революция перечеркнули эти планы.

К началу двадцатых годов стало очевидно: территория «Певческого сада» стала тесна, постройки ее либо растащили на дрова, либо они были полностью амортизированы. Новую певческую эстраду было решено сооружать в Кадриорге.

Разработка проекта была поручена архитектору Карлу Бурману — причем в условиях проектирования изначально закладывалось требование многофункциональности: трибуны для хора должны были без труда превращаться в места для зрителей.

Потому, когда осенью 1922 года было принято решение о перестройке певческой эстрады в спортивное сооружение, затраты оказались минимальными, а работы, по большому счету, — чисто декоративными.

Так, под трибунами были оборудованы помещения для спортивных раздевалок, на самих трибунах — обустроена ложа для главы государства, а место лиры над трибунами заменили флагштоком.

Перед трибунами оборудовали беговую дорожку и футбольное поле: результат газеты тех лет пышно нарекли «подлинным храмом эстонского спорта».

Академия духа

Настольная медаль в честь открытия Национального стадиона в Кадриорге.

Настольная медаль в честь открытия Национального стадиона в Кадриорге.

В чём-чём, а в красивых словах и запоминающихся образах во время торжественной церемонии открытия стадиона недостатка явно не ощущалось.

Председатель Эстонского спортивного союза Леопольд Тынсон отметил, что занятия спортом возвращает человека к его естественному состоянию — состоянию свободы, той свободы, которой дышали герои «Калевипоэга».

Военный министр генерал Яан Соотс, подчеркнул, что спортивные состязания помогают не только удовлетворять врожденную тягу к соперничеству, но и воспитывают новое поколение будущих защитников родины.

«Уже в древности римляне знали, что здоровый дух обретается в здоровом теле, — развил ту же мысль государственный старейшина Яан Теэмант. — Спорт воспитывает нас самостоятельными и сознательными людьми, в которых нуждается государство.

Наши спортсмены могут гордиться своими прежними достижениями и с удовлетворением оглядываться на путь, пройденный ими за минувшие двадцать пять лет, — у наших спортсменов имеется большая заслуга в глазах всего народа Эстонии.

В дни Освободительной войны спортсмены показали свою готовность отдать жизнь за родную землю. Спортсмены помогли взрастить в народе тот дух, без которого не могла возникнуть свободная Эстонская Республика!».

Советник Министерства образования Аугуст Рей был настроен на лад более патетический, нежели патриотический. «Чувствую, солнце Гомера к берегу Балтики нам протянуло лучи», — продекламировал он размером античного гекзаметра

«Стадион должен стать той средой, где развиваются спорт и физическая культура, — продолжил Рей. — Более того, он должен стать практической академией физического воспитания. Слава ее да разнесется от болот Алутагузе до лесов Вырумаа!»

3:1

Зазвучал Государственный гимн, трибуны поднялись, стоявшие на беговой дорожке спортсмены замерли в торжественном построении, и глава государства перерезал символическую ленточку.

На футбольное поле вышли одиннадцать девушек в национальных костюмах и разжали ладони. К небу взмыли белые голуби, а с пролетающего над Кадриоргом аэроплана на землю был сброшен лавровый венок.

Открытие стадиона было ознаменовано, как и полагается, спортивными играми: первыми на дорожки вышли бегуны на короткие и длинные дистанции, за ними — метатели ядра и прыгуны в длину и высоту.

Так как спортивный комплекс — и акцентировалось это в выступлениях неоднократно — был призван стать не просто главным городским, но и общегосударственным стадионом, не обошлось и без международных состязаний.

В семь часов вечера на футбольное поле вышли игроки национальных команд Эстонии и Литвы. Гарантом непредвзятой оценки его хода и результатов стал специально прибывший из Риги поездом опытный судья-рефери И. Круминьш.

Первый тайм отыграли вничью. После перерыва хозяева усилили натиск, и на десятой минуте эстонский футболист Элльман забил гол. Литовцы не остались в долгу — мяч игрока Сарабажаускаса принес им первое очко.

Оно же оказалось и последним: эстонская команда вывела на поле «тяжелую артиллерию» в лице игрока Пихлака. К радости четырех тысяч болельщиков матч завершился со счетом 3:1 в пользу Эстонии.

Девяносто лет назад таллиннские газеты восторженно писали: «не только в соседних Риге и Каунасе, но даже и в Хельсинки нет стадиона, способного сравниться с таллиннским».

Минуло совсем немного времени, и то, что казалось внушительным, удобным, ультрасовременным и оснащенным по самому последнему требованию, начало, увы, восприниматься как день вчерашний.

Уже в первой трети тридцатых годов в прессе стали раздаваться голоса; стадион в Кадриорге явно устарел и технически, и морально. В первую очередь упреки эти относились к сооружениям бывшей певческой эстрады.

В 1936-м они пошли под снос, а еше через два года на их месте выросли новые, бетонные трибуны, спроектированные архитектором Эльмаром Лохком, — в перестроенном виде сохранились до наших дней.

Правда, современным стандартам проведений международных спортивных состязаний Кадриоргский стадион отвечать перестал: функции эти перешли к открывшемуся в начале двухтысячных стадиону в Лиллеюола.

Новость о том, что в ближайшее время столица приступит к сооружению нового Национального стадиона, эзвучала минувшей осенью. Известно, что строить его планируется на базе существующего стадиона «Калев».

Нет сомнения, что спешить на его трибуны таллиннские болельщики будут с не меньшим рвением и азартом, что и девяносто лет назад.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!