А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Вспомнить Яанов-Иоаннов-Иванов, представленных в городском пространстве Таллинна, в канун Яани-пяэва — самое время.

…Стройные шпили возносят в поднебесье славу девы Марии, Святого духа, епископа Николая и короля Олафа.

Последний также покровительствует ремесленникам «ненемецкого» происхождения: мастеров в ремеслах попрестижнее взял под свою защиту канонизированный монарх Канут.

Патрон маг истрата, а, возможно, и всего города, по крайней мере — на закате эпохи католичества, Виктор Марсельский. Небесный заступник неженатых купцов — чернокожий Маврикий.

Иудейского аскета, ставшего христианским святым (чей день рождения был привязан ко дню летнего солнцестояния) и подарившего празднику его нынешнее название, в Таллинне, казалось бы, и не сыщешь.

Но это — только на первый взгляд. В недрах исторической топонимики столицы различных Иоаннов скрывается, внезапно, совсем не мало.

Часть целого

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Прокричать «во всю ивановскую» В современном Таллинне при всём желании не удастся; попросту негде.

В Ревеле столетней давности желание относилось к числу осуществимых без особого труда: Ивановская, а еще точнее — Иоанновская, улица пролегала через самый центр губернского города.

Проблема была только в том, окажешься ли услышанным: шума тут хватало. Место было бойким: с одной стороны — торговцы Русского рынка, с другой — рынка Сенного, аккурат посередке — Новый рынок.

По обитым жестью дубовым рельсам громыхала конка, по булыжникам мостовой — ломовые извозчики. Надрывались зазывалы цирка шапито и прочих ярморочных балаганов. Кричали гудки первых автомобилей.

В последний раз ярмарка (в терминологии той поры уже — «всеэстонская колхозная») у южной стороны улицы состоялась в мае 1947-го. Через год из центра города съехал рынок. Еще через двадцать — булыжник закатали под слой асфальта.

Стихло если и не всё, то по большей части — определенно. Быть может, прежде всего потому, что сама улица давным-давно утратила не только изначальное название, но и свой отдельный топонимический статус.

Еще в 1936 году былая Иоанновская, сменившая позже имя на Яани, стала частью спрямленного и расширенного Пярнуского шоссе — каковой, собственно, остается и по сей день.

Памятник себе

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Лет сто двадцать тому назад «Ревельские известия» сообщали о забавном происшествии лингвистического характера.

Один из местных издателей почтовых открыток принял официальный переход на русский как единственный
язык делопроизводства, надо понимать, слишком уж «близко к сердцу».

Надпечатки «Johanniskirche» и «Jaanikirik» он с выпущенной в продажу фотокарточки одной из городских достопримечательностей убрал, заменив их одним-единственным пояснением «Иванова церковь».

Кто-то из покупателей указал на неподобающую фамильярность. Издатель решил подстраховаться — и
дополнительный тираж открыток выпустил с более «почтительным» пояснением: «Св. Иванова церковь»…

Речь, легко догадаться, идет о сакральной постройке, всякому современному таллиннцу известной хорошо — лютеранская Иоанновская кирха формирует восточный фронт застройки нынешней площади Вабадузе вот уже века полтора.

Сгинуть она имела все шансы, как минимум, дважды: в середине тридцатых годов и в конце сороковых. В первый раз — для расчистки места под возведение корпуса административных зданий, во второй — гигантской арки Победы.

На заре восстановления независимости архитекторы опять заинтересовались постройкой — но в ту пору речь шла уже не о сносе, а, например, об идее облицевать её башню… стеклянными пластинами.

В итоге замысел оказался реализованным, к счастью, напротив — в Кресте Свободы. А Иоанновская церковь осталась памятником сама по себе — своему времени и его художественным вкусам.

Медицина и просвещение

По таллиннским меркам Яани кирик на бывшем Сенном рынке — совсем молодая: заложена она была в память Тысячелетия российской государственности — осенью 1861 года.

В ту пору ее старшая «сестра» — церковь Иоанновского госпиталя, или, как называли его горожане чаще, просто Яановой богадельни — имела все основания справлять свой двухсотый день рождения.

Само богоугодное заведение к тому времени вообще перешагнуло рубеж шестисотлетия: приют для ставших жертвой занесенной сюда крестоносцами проказы впервые упоминается в 1237 году.

С лепрой в Таллинне было покончено полвека назад, когда больница для пациентов с хроническими недугами съехала с территории средневекового лепрозория в местечко с «говорящим» именем Равила.

Церковное же здание чудом сохранилось до наших дней — едва ли не старейшая уцелевшая постройка исторических предместий-форштадтов былого Ревеля, расположенная по адресу: Тартуское шоссе, 16а.

Использовавшаяся на протяжении пяти десятилетий советской власти в качестве складского помещения, с начала девяностых она вновь используется по первоначальному, религиозному, предназначению.

Правда, приход Армянской апостольской церкви Эстонии, действующий ныне в древних стенах, посвящен святому Григорию Просветителю, а не Иоанну, как было некогда.

Перемещение в пространстве

Непосвященному бывшая церковь Иоанновского госпиталя может показаться полной «тезкой» той, что подарила в свое время название начальному отрезку Пярнуского шоссе, — стоящей на площади Вабадузе.

Тождества, между тем, нет: Иоанны имеются в виду разные. Во втором — Иоанн Богослов, евангелист. В первом — Иоанн Креститель, его учитель: именно его рождение в католической традиции приходится на 24 июня.

Церковь, посвященная ему, в Таллинне тоже имеется — последние семьдесят шесть лет. Что было бы, пожалуй, не столь уж удивительно, не будь при этом само церковное здание старше на тринадцать лет: освящено оно было осенью 1923 года.

Своего изначального месторасположения постройка при этом не меняла, да и нужды такой не было. Просто, в 1940 году столица расширила административные границы, присоединив к своей территории район Нымме, бывший до того отдельным городом.

Посвященная Иоанну Предтече ладная деревянная церковь под сенью ныммеских сосен и сама, в определенном смысле, с самого начала замышлялась как «предшественница» — в дальнейшем приход намеревался заменить ее капитальной, каменной.

Намерениям суждено было так и остаться в плоскости планов. До Второй мировой войны со свободными средствами у прихожан, в большинстве своем — беженцев из революционного Петрограда, было, мягко говоря, не густо, после нее — и подавно.

Не самая известная даже таллиннцам, не говоря уже о гостях города, ныммеская церковь Иоанна Предтечи, словно и тот, кому она посвящена, удалилась из столицы если и не в «пустыню», то — на тихую окраину.

Кто знает — может быть и впрямь именно здесь «яаново измерение» городского пространства Таллинна раскрывается наиболее широко, всеобъемлюще, содержательно и полно?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!