А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вспомнить Яанов-Иоаннов-Иванов, представленных в городском пространстве Таллинна, в канун Яани-пяэва — самое время.

…Стройные шпили возносят в поднебесье славу девы Марии, Святого духа, епископа Николая и короля Олафа.

Последний также покровительствует ремесленникам «ненемецкого» происхождения: мастеров в ремеслах попрестижнее взял под свою защиту канонизированный монарх Канут.

Патрон маг истрата, а, возможно, и всего города, по крайней мере — на закате эпохи католичества, Виктор Марсельский. Небесный заступник неженатых купцов — чернокожий Маврикий.

Иудейского аскета, ставшего христианским святым (чей день рождения был привязан ко дню летнего солнцестояния) и подарившего празднику его нынешнее название, в Таллинне, казалось бы, и не сыщешь.

Но это — только на первый взгляд. В недрах исторической топонимики столицы различных Иоаннов скрывается, внезапно, совсем не мало.

Часть целого

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Прокричать «во всю ивановскую» В современном Таллинне при всём желании не удастся; попросту негде.

В Ревеле столетней давности желание относилось к числу осуществимых без особого труда: Ивановская, а еще точнее — Иоанновская, улица пролегала через самый центр губернского города.

Проблема была только в том, окажешься ли услышанным: шума тут хватало. Место было бойким: с одной стороны — торговцы Русского рынка, с другой — рынка Сенного, аккурат посередке — Новый рынок.

По обитым жестью дубовым рельсам громыхала конка, по булыжникам мостовой — ломовые извозчики. Надрывались зазывалы цирка шапито и прочих ярморочных балаганов. Кричали гудки первых автомобилей.

В последний раз ярмарка (в терминологии той поры уже — «всеэстонская колхозная») у южной стороны улицы состоялась в мае 1947-го. Через год из центра города съехал рынок. Еще через двадцать — булыжник закатали под слой асфальта.

Стихло если и не всё, то по большей части — определенно. Быть может, прежде всего потому, что сама улица давным-давно утратила не только изначальное название, но и свой отдельный топонимический статус.

Еще в 1936 году былая Иоанновская, сменившая позже имя на Яани, стала частью спрямленного и расширенного Пярнуского шоссе — каковой, собственно, остается и по сей день.

Памятник себе

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Лет сто двадцать тому назад «Ревельские известия» сообщали о забавном происшествии лингвистического характера.

Один из местных издателей почтовых открыток принял официальный переход на русский как единственный
язык делопроизводства, надо понимать, слишком уж «близко к сердцу».

Надпечатки «Johanniskirche» и «Jaanikirik» он с выпущенной в продажу фотокарточки одной из городских достопримечательностей убрал, заменив их одним-единственным пояснением «Иванова церковь».

Кто-то из покупателей указал на неподобающую фамильярность. Издатель решил подстраховаться — и
дополнительный тираж открыток выпустил с более «почтительным» пояснением: «Св. Иванова церковь»…

Речь, легко догадаться, идет о сакральной постройке, всякому современному таллиннцу известной хорошо — лютеранская Иоанновская кирха формирует восточный фронт застройки нынешней площади Вабадузе вот уже века полтора.

Сгинуть она имела все шансы, как минимум, дважды: в середине тридцатых годов и в конце сороковых. В первый раз — для расчистки места под возведение корпуса административных зданий, во второй — гигантской арки Победы.

На заре восстановления независимости архитекторы опять заинтересовались постройкой — но в ту пору речь шла уже не о сносе, а, например, об идее облицевать её башню… стеклянными пластинами.

В итоге замысел оказался реализованным, к счастью, напротив — в Кресте Свободы. А Иоанновская церковь осталась памятником сама по себе — своему времени и его художественным вкусам.

Медицина и просвещение

По таллиннским меркам Яани кирик на бывшем Сенном рынке — совсем молодая: заложена она была в память Тысячелетия российской государственности — осенью 1861 года.

В ту пору ее старшая «сестра» — церковь Иоанновского госпиталя, или, как называли его горожане чаще, просто Яановой богадельни — имела все основания справлять свой двухсотый день рождения.

Само богоугодное заведение к тому времени вообще перешагнуло рубеж шестисотлетия: приют для ставших жертвой занесенной сюда крестоносцами проказы впервые упоминается в 1237 году.

С лепрой в Таллинне было покончено полвека назад, когда больница для пациентов с хроническими недугами съехала с территории средневекового лепрозория в местечко с «говорящим» именем Равила.

Церковное же здание чудом сохранилось до наших дней — едва ли не старейшая уцелевшая постройка исторических предместий-форштадтов былого Ревеля, расположенная по адресу: Тартуское шоссе, 16а.

Использовавшаяся на протяжении пяти десятилетий советской власти в качестве складского помещения, с начала девяностых она вновь используется по первоначальному, религиозному, предназначению.

Правда, приход Армянской апостольской церкви Эстонии, действующий ныне в древних стенах, посвящен святому Григорию Просветителю, а не Иоанну, как было некогда.

Перемещение в пространстве

Непосвященному бывшая церковь Иоанновского госпиталя может показаться полной «тезкой» той, что подарила в свое время название начальному отрезку Пярнуского шоссе, — стоящей на площади Вабадузе.

Тождества, между тем, нет: Иоанны имеются в виду разные. Во втором — Иоанн Богослов, евангелист. В первом — Иоанн Креститель, его учитель: именно его рождение в католической традиции приходится на 24 июня.

Церковь, посвященная ему, в Таллинне тоже имеется — последние семьдесят шесть лет. Что было бы, пожалуй, не столь уж удивительно, не будь при этом само церковное здание старше на тринадцать лет: освящено оно было осенью 1923 года.

Своего изначального месторасположения постройка при этом не меняла, да и нужды такой не было. Просто, в 1940 году столица расширила административные границы, присоединив к своей территории район Нымме, бывший до того отдельным городом.

Посвященная Иоанну Предтече ладная деревянная церковь под сенью ныммеских сосен и сама, в определенном смысле, с самого начала замышлялась как «предшественница» — в дальнейшем приход намеревался заменить ее капитальной, каменной.

Намерениям суждено было так и остаться в плоскости планов. До Второй мировой войны со свободными средствами у прихожан, в большинстве своем — беженцев из революционного Петрограда, было, мягко говоря, не густо, после нее — и подавно.

Не самая известная даже таллиннцам, не говоря уже о гостях города, ныммеская церковь Иоанна Предтечи, словно и тот, кому она посвящена, удалилась из столицы если и не в «пустыню», то — на тихую окраину.

Кто знает — может быть и впрямь именно здесь «яаново измерение» городского пространства Таллинна раскрывается наиболее широко, всеобъемлюще, содержательно и полно?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!