А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вспомнить Яанов-Иоаннов-Иванов, представленных в городском пространстве Таллинна, в канун Яани-пяэва — самое время.

…Стройные шпили возносят в поднебесье славу девы Марии, Святого духа, епископа Николая и короля Олафа.

Последний также покровительствует ремесленникам «ненемецкого» происхождения: мастеров в ремеслах попрестижнее взял под свою защиту канонизированный монарх Канут.

Патрон маг истрата, а, возможно, и всего города, по крайней мере — на закате эпохи католичества, Виктор Марсельский. Небесный заступник неженатых купцов — чернокожий Маврикий.

Иудейского аскета, ставшего христианским святым (чей день рождения был привязан ко дню летнего солнцестояния) и подарившего празднику его нынешнее название, в Таллинне, казалось бы, и не сыщешь.

Но это — только на первый взгляд. В недрах исторической топонимики столицы различных Иоаннов скрывается, внезапно, совсем не мало.

Часть целого

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Прокричать «во всю ивановскую» В современном Таллинне при всём желании не удастся; попросту негде.

В Ревеле столетней давности желание относилось к числу осуществимых без особого труда: Ивановская, а еще точнее — Иоанновская, улица пролегала через самый центр губернского города.

Проблема была только в том, окажешься ли услышанным: шума тут хватало. Место было бойким: с одной стороны — торговцы Русского рынка, с другой — рынка Сенного, аккурат посередке — Новый рынок.

По обитым жестью дубовым рельсам громыхала конка, по булыжникам мостовой — ломовые извозчики. Надрывались зазывалы цирка шапито и прочих ярморочных балаганов. Кричали гудки первых автомобилей.

В последний раз ярмарка (в терминологии той поры уже — «всеэстонская колхозная») у южной стороны улицы состоялась в мае 1947-го. Через год из центра города съехал рынок. Еще через двадцать — булыжник закатали под слой асфальта.

Стихло если и не всё, то по большей части — определенно. Быть может, прежде всего потому, что сама улица давным-давно утратила не только изначальное название, но и свой отдельный топонимический статус.

Еще в 1936 году былая Иоанновская, сменившая позже имя на Яани, стала частью спрямленного и расширенного Пярнуского шоссе — каковой, собственно, остается и по сей день.

Памятник себе

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Лет сто двадцать тому назад «Ревельские известия» сообщали о забавном происшествии лингвистического характера.

Один из местных издателей почтовых открыток принял официальный переход на русский как единственный
язык делопроизводства, надо понимать, слишком уж «близко к сердцу».

Надпечатки «Johanniskirche» и «Jaanikirik» он с выпущенной в продажу фотокарточки одной из городских достопримечательностей убрал, заменив их одним-единственным пояснением «Иванова церковь».

Кто-то из покупателей указал на неподобающую фамильярность. Издатель решил подстраховаться — и
дополнительный тираж открыток выпустил с более «почтительным» пояснением: «Св. Иванова церковь»…

Речь, легко догадаться, идет о сакральной постройке, всякому современному таллиннцу известной хорошо — лютеранская Иоанновская кирха формирует восточный фронт застройки нынешней площади Вабадузе вот уже века полтора.

Сгинуть она имела все шансы, как минимум, дважды: в середине тридцатых годов и в конце сороковых. В первый раз — для расчистки места под возведение корпуса административных зданий, во второй — гигантской арки Победы.

На заре восстановления независимости архитекторы опять заинтересовались постройкой — но в ту пору речь шла уже не о сносе, а, например, об идее облицевать её башню… стеклянными пластинами.

В итоге замысел оказался реализованным, к счастью, напротив — в Кресте Свободы. А Иоанновская церковь осталась памятником сама по себе — своему времени и его художественным вкусам.

Медицина и просвещение

По таллиннским меркам Яани кирик на бывшем Сенном рынке — совсем молодая: заложена она была в память Тысячелетия российской государственности — осенью 1861 года.

В ту пору ее старшая «сестра» — церковь Иоанновского госпиталя, или, как называли его горожане чаще, просто Яановой богадельни — имела все основания справлять свой двухсотый день рождения.

Само богоугодное заведение к тому времени вообще перешагнуло рубеж шестисотлетия: приют для ставших жертвой занесенной сюда крестоносцами проказы впервые упоминается в 1237 году.

С лепрой в Таллинне было покончено полвека назад, когда больница для пациентов с хроническими недугами съехала с территории средневекового лепрозория в местечко с «говорящим» именем Равила.

Церковное же здание чудом сохранилось до наших дней — едва ли не старейшая уцелевшая постройка исторических предместий-форштадтов былого Ревеля, расположенная по адресу: Тартуское шоссе, 16а.

Использовавшаяся на протяжении пяти десятилетий советской власти в качестве складского помещения, с начала девяностых она вновь используется по первоначальному, религиозному, предназначению.

Правда, приход Армянской апостольской церкви Эстонии, действующий ныне в древних стенах, посвящен святому Григорию Просветителю, а не Иоанну, как было некогда.

Перемещение в пространстве

Непосвященному бывшая церковь Иоанновского госпиталя может показаться полной «тезкой» той, что подарила в свое время название начальному отрезку Пярнуского шоссе, — стоящей на площади Вабадузе.

Тождества, между тем, нет: Иоанны имеются в виду разные. Во втором — Иоанн Богослов, евангелист. В первом — Иоанн Креститель, его учитель: именно его рождение в католической традиции приходится на 24 июня.

Церковь, посвященная ему, в Таллинне тоже имеется — последние семьдесят шесть лет. Что было бы, пожалуй, не столь уж удивительно, не будь при этом само церковное здание старше на тринадцать лет: освящено оно было осенью 1923 года.

Своего изначального месторасположения постройка при этом не меняла, да и нужды такой не было. Просто, в 1940 году столица расширила административные границы, присоединив к своей территории район Нымме, бывший до того отдельным городом.

Посвященная Иоанну Предтече ладная деревянная церковь под сенью ныммеских сосен и сама, в определенном смысле, с самого начала замышлялась как «предшественница» — в дальнейшем приход намеревался заменить ее капитальной, каменной.

Намерениям суждено было так и остаться в плоскости планов. До Второй мировой войны со свободными средствами у прихожан, в большинстве своем — беженцев из революционного Петрограда, было, мягко говоря, не густо, после нее — и подавно.

Не самая известная даже таллиннцам, не говоря уже о гостях города, ныммеская церковь Иоанна Предтечи, словно и тот, кому она посвящена, удалилась из столицы если и не в «пустыню», то — на тихую окраину.

Кто знает — может быть и впрямь именно здесь «яаново измерение» городского пространства Таллинна раскрывается наиболее широко, всеобъемлюще, содержательно и полно?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!