А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина
Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вспомнить Яанов-Иоаннов-Иванов, представленных в городском пространстве Таллинна, в канун Яани-пяэва — самое время.

…Стройные шпили возносят в поднебесье славу девы Марии, Святого духа, епископа Николая и короля Олафа.

Последний также покровительствует ремесленникам «ненемецкого» происхождения: мастеров в ремеслах попрестижнее взял под свою защиту канонизированный монарх Канут.

Патрон маг истрата, а, возможно, и всего города, по крайней мере — на закате эпохи католичества, Виктор Марсельский. Небесный заступник неженатых купцов — чернокожий Маврикий.

Иудейского аскета, ставшего христианским святым (чей день рождения был привязан ко дню летнего солнцестояния) и подарившего празднику его нынешнее название, в Таллинне, казалось бы, и не сыщешь.

Но это — только на первый взгляд. В недрах исторической топонимики столицы различных Иоаннов скрывается, внезапно, совсем не мало.

Часть целого

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Начальный отрезок Пярнуского шоссе в бытность Ивановской улицей.

Прокричать «во всю ивановскую» В современном Таллинне при всём желании не удастся; попросту негде.

В Ревеле столетней давности желание относилось к числу осуществимых без особого труда: Ивановская, а еще точнее — Иоанновская, улица пролегала через самый центр губернского города.

Проблема была только в том, окажешься ли услышанным: шума тут хватало. Место было бойким: с одной стороны — торговцы Русского рынка, с другой — рынка Сенного, аккурат посередке — Новый рынок.

По обитым жестью дубовым рельсам громыхала конка, по булыжникам мостовой — ломовые извозчики. Надрывались зазывалы цирка шапито и прочих ярморочных балаганов. Кричали гудки первых автомобилей.

В последний раз ярмарка (в терминологии той поры уже — «всеэстонская колхозная») у южной стороны улицы состоялась в мае 1947-го. Через год из центра города съехал рынок. Еще через двадцать — булыжник закатали под слой асфальта.

Стихло если и не всё, то по большей части — определенно. Быть может, прежде всего потому, что сама улица давным-давно утратила не только изначальное название, но и свой отдельный топонимический статус.

Еще в 1936 году былая Иоанновская, сменившая позже имя на Яани, стала частью спрямленного и расширенного Пярнуского шоссе — каковой, собственно, остается и по сей день.

Памятник себе

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Ныммеская церковь Иоанна Крестителя вскоре после постройки.

Лет сто двадцать тому назад «Ревельские известия» сообщали о забавном происшествии лингвистического характера.

Один из местных издателей почтовых открыток принял официальный переход на русский как единственный
язык делопроизводства, надо понимать, слишком уж «близко к сердцу».

Надпечатки «Johanniskirche» и «Jaanikirik» он с выпущенной в продажу фотокарточки одной из городских достопримечательностей убрал, заменив их одним-единственным пояснением «Иванова церковь».

Кто-то из покупателей указал на неподобающую фамильярность. Издатель решил подстраховаться — и
дополнительный тираж открыток выпустил с более «почтительным» пояснением: «Св. Иванова церковь»…

Речь, легко догадаться, идет о сакральной постройке, всякому современному таллиннцу известной хорошо — лютеранская Иоанновская кирха формирует восточный фронт застройки нынешней площади Вабадузе вот уже века полтора.

Сгинуть она имела все шансы, как минимум, дважды: в середине тридцатых годов и в конце сороковых. В первый раз — для расчистки места под возведение корпуса административных зданий, во второй — гигантской арки Победы.

На заре восстановления независимости архитекторы опять заинтересовались постройкой — но в ту пору речь шла уже не о сносе, а, например, об идее облицевать её башню… стеклянными пластинами.

В итоге замысел оказался реализованным, к счастью, напротив — в Кресте Свободы. А Иоанновская церковь осталась памятником сама по себе — своему времени и его художественным вкусам.

Медицина и просвещение

По таллиннским меркам Яани кирик на бывшем Сенном рынке — совсем молодая: заложена она была в память Тысячелетия российской государственности — осенью 1861 года.

В ту пору ее старшая «сестра» — церковь Иоанновского госпиталя, или, как называли его горожане чаще, просто Яановой богадельни — имела все основания справлять свой двухсотый день рождения.

Само богоугодное заведение к тому времени вообще перешагнуло рубеж шестисотлетия: приют для ставших жертвой занесенной сюда крестоносцами проказы впервые упоминается в 1237 году.

С лепрой в Таллинне было покончено полвека назад, когда больница для пациентов с хроническими недугами съехала с территории средневекового лепрозория в местечко с «говорящим» именем Равила.

Церковное же здание чудом сохранилось до наших дней — едва ли не старейшая уцелевшая постройка исторических предместий-форштадтов былого Ревеля, расположенная по адресу: Тартуское шоссе, 16а.

Использовавшаяся на протяжении пяти десятилетий советской власти в качестве складского помещения, с начала девяностых она вновь используется по первоначальному, религиозному, предназначению.

Правда, приход Армянской апостольской церкви Эстонии, действующий ныне в древних стенах, посвящен святому Григорию Просветителю, а не Иоанну, как было некогда.

Перемещение в пространстве

Непосвященному бывшая церковь Иоанновского госпиталя может показаться полной «тезкой» той, что подарила в свое время название начальному отрезку Пярнуского шоссе, — стоящей на площади Вабадузе.

Тождества, между тем, нет: Иоанны имеются в виду разные. Во втором — Иоанн Богослов, евангелист. В первом — Иоанн Креститель, его учитель: именно его рождение в католической традиции приходится на 24 июня.

Церковь, посвященная ему, в Таллинне тоже имеется — последние семьдесят шесть лет. Что было бы, пожалуй, не столь уж удивительно, не будь при этом само церковное здание старше на тринадцать лет: освящено оно было осенью 1923 года.

Своего изначального месторасположения постройка при этом не меняла, да и нужды такой не было. Просто, в 1940 году столица расширила административные границы, присоединив к своей территории район Нымме, бывший до того отдельным городом.

Посвященная Иоанну Предтече ладная деревянная церковь под сенью ныммеских сосен и сама, в определенном смысле, с самого начала замышлялась как «предшественница» — в дальнейшем приход намеревался заменить ее капитальной, каменной.

Намерениям суждено было так и остаться в плоскости планов. До Второй мировой войны со свободными средствами у прихожан, в большинстве своем — беженцев из революционного Петрограда, было, мягко говоря, не густо, после нее — и подавно.

Не самая известная даже таллиннцам, не говоря уже о гостях города, ныммеская церковь Иоанна Предтечи, словно и тот, кому она посвящена, удалилась из столицы если и не в «пустыню», то — на тихую окраину.

Кто знает — может быть и впрямь именно здесь «яаново измерение» городского пространства Таллинна раскрывается наиболее широко, всеобъемлюще, содержательно и полно?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!