А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Находка реставраторов в одном из зданий Старого города позволяет расширить представления о художественных вкусах былых таллиннцев и зарождении у них индивидуального самосознания.

Улица Сауна — даром что находится буквально за углом от Виру — к числу основных артерии исторической части Таллинна не относится.

За перестроенным фасадом дома по адресу; Сауна, 8 таится средневековый шедевр.

За перестроенным фасадом дома по адресу; Сауна, 8 таится средневековый шедевр.

Туристы на нее если и забредают, то исключительно заплутав. Да и сами горожане — скрывать нечего — не с первого раза в массе своей отыщут ее на карте исторического центра

Единственные вспоминающие ее — немногочисленные краеведы; само название неприметной улочки разрушает устоявшийся миф; дескать, Средневековье было грязным и немытым.

От бань ганзейской эпохи на Сауна, по большому счету, осталось только название. Но стоящие на ней дома не устают радовать исследователей таллиннской старины всё новыми и новыми сюрпризами.

Старина со двора

Здание по адресу: Сауна, 8 к архитектурным шедеврам не отнесешь при всём желании. Более того — на сколько-нибудь выдающуюся постройку оно, скажем прямо, тоже не тянет.

Радикально перестроенное во второй трети позапрошлого столетия не самым выдающимся архитектором Фердинандом Кордесом, оно кажется куда моложе, чем есть на самом деле.

Три этажа по три ряда окон, филенчатая дверь, мимо которой, не остановившись, пройдешь даже в Каламая или Кассисаба, — лишь подъемный механизм чердака намекает на принадлежность Старому городу.

Информационной табличке веришь с трудом: непросто представить, что на этом месте, равно как и на месте соседнего дома под номером 6, стояла в XIV веке баня, принадлежавшая ратману Хансу Кроувелю.

Впечатление меняется радикально, если взглянуть на домовладение не с уличного, парадного, а с тыльного фасада, того, что скрывается за закрытыми дверями постройки по адресу: Мюйривахе, 21.

Тесный, вытянутый, уютный, утирающийся в сложную лестничную конструкцию с различимыми под осыпавшейся штукатуркой элементами фахверка, дворик переносит в седую старину.

Именно здесь реставраторами было сделано одно из самых удивительных открытий нынешнего года: целая галерея… портретных изображений возрастом не менее трех столетий.

Находка вне ожидания

Один из сохранившихся портретов, обнаруженных реставраторами нынешним летом.

Один из сохранившихся портретов, обнаруженных реставраторами нынешним летом.

«Нам, конечно, давно было известно, что помещения со стороны двора переделки позапрошлого века затронули меньше, — рассказывает историк Александр Пантелеев. — И что в их интерьерах сохранилось немало любопытного.

Например — тесаный доломитовый портал, обрамляющий ведущую в подвал лестницу: в духе поздней готики он был украшен гербовыми щитами, на которых красовались фамильные знаки домовладельцев, к сожалению, позднее стесанные.

Практически в нетронутом виде дошел до наших дней и сам подвал, где располагалась топка отопительной системы — калорифера: плита с круглыми отверстиями, через которые теплый воздух поднимался в жилое помещение, тоже отмечена.

В ходе предыдущих реставрационных работ советского еще времени были выявлены каменные плиты оконных откосов — одна из них была перенесена впоследствии к позднейшей двери, другая — сохранилась на своем, по-видимому, изначальном, месте».

Типичной для зданий таллиннского Старого города была и судьба потолка: некогда дощатый, покоившийся на мощных кряжистых балках, он был зашит лет полтораста-двести тому назад гладким, оштукатуренным — вполне в духе классицизма.

Нынешними реставраторами он был демонтирован, обнажив оригинальные, едва ли не средневековые конструкции. Потемневшие от времени, они смогли сохранить следы некогда украшавшей их гротесковой росписи — красным по желтому.
«Орнаменты, хотя и слабо, но считывалисъ: в принципе — ожидаемые, — продолжает Пантелеев. — Только вот в центральной части балок их скрывали какие-то темные пятна, будто бы пятна какой-то грязи.

Каково же было удивление специалистов, когда «грязь» оказалась портретной живописью — выполненной на редкость профессионально и на редкость хорошо сохранившейся!»

Штрихи к портретам

Степень сохранности — понятие, конечно, относительное: полностью из портретов не сохранился ни один. Но даже те фрагменты, которые выявлены реставраторами, задают искусствоведам ряд загадок.

Прежде всего — время их создания: покрывать потолочные балки орнаментом из стилизованных листьев заморских растений начали в Ревеле на заре Нового времени — не ранее первой трети XVII столетия.

Портретная живопись начинает делать свои первые шаги в городе несколько ранее: практически сразу, после Реформации, во второй трети предшествующего века, но поначалу исключительно в виде росписей надгробных эпитафий.

Одна из старейших из них, находящаяся в собрании Художественного музея Эстонии, изображает пастора Николаевского прихода Йоханна Хобинга на смертном одре — созданная около 1558 года, она экспонируется ныне в церкви Нигулисте.

Созданная столетием позже эпитафия настоятеля церкви Святого Духа, молодого пастора Михаэля Фроза куда больше похожа на светский портрет — от него уже рукой подать до тех, что украсят сени купеческих домов на закате шведского времени.

Наиболее полная их коллекция — в виде современных копий, правда, — представлена в прихожей дома по адресу: Лай, 29. Принадлежал он семейству зажиточных торговцев Хуков, подаривших городу нескольких бургомистров. Но ведь Лай — одна из важнейших артерий городской жизни, а Хуки — без всякой тени иронии, одни из тех, кого принято было именовать «лучшими людьми города» на протяжении добрых веков трех…

Кто мог позволить себе оплатить недешевую работу портретиста на окраинной улочке Сауна — причем, судя по стилю, мастера не местного, а заезжего? И кого изображают эти портреты?

Уникально, в конце концов, и само место расположения портретных росписей — не загрунтованная доска, не холст, а потолочные балки: прежде в Таллинне такое было неведомо.

Обретенное сокровище

Кто вообще смотрел на ревельских бюргеров с расписных досок потолка века три — три с половиной назад? Кандидатур, точнее — вариантов, на самом деле имеется несколько.

В прихожей дома по адресу: Пикк, 7 сохранилось, например, изображение Юстиции — аллегории правосудия: лицо дамы изрядно поистерлось, но по атрибутам в руках идентифицировать ее возможно.

В доме под номером 3 по улице Толли, допустим, выявлены остатки изображения мужского лица с длинными волосами до плеч — некоторые исследователи предполагают, что это шведский король Карл XI.
Дом по адресу: Вене, 25 обладает не самым традиционным для таллиннского Старого города помещением — парадным залом самого начала XVIII века. Его потолок украшает заключенный в пышный барочный картуш женский бюст.

Даже отбросив то обстоятельство, что все эти росписи выполнены на досках самого потолка, а не на несущих балках, невозможно не отметить: располагаются они в публичных, общедоступных помещениях.

Обнаруженные на улице Сауна портреты украшают интерьер помещения сугубо приватного — dornse, средневековой спальни, доступ в которую имел только домовладелец и его близкие.

Логично предположить, что и украшают его изображения хозяина и члена его семьи, вот только непонятно, почему художник изобразил их в пышных, если не сказать — карнавальных, костюмах?

В любом случае ясно: таллиннских искусствоведов ждет долгое и глубокое исследование неожиданной находки, способной внести корректировку в историю местной живописи.

Владельцев же здания стоит поздравить: они оказались обладателями настоящего сокровища. И пожелать, чтобы доступ всем желающим они к нему в будущем обеспечили.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!