А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Четверть века назад Таллинн вновь стал столицей независимого государства — воссозданной Эстонской Республики.

Событие это, увековеченное в календаре праздничным днем, уже успело стать достоянием истории — прошлым, место которому — в учебниках и научных монографиях.

Колонна военной техники въезжает в Таллинн. 20 августа 1991 года, день.

Колонна военной техники въезжает в Таллинн. 20 августа 1991 года, день.

Чем дальше, тем больше: как только начинают забываться бытовые подробности, события дней не столь отдаленных начинают «бронзоветь», «стыть в граните» или, на худой конец, — в бетоне памятников.

На помощь приходят подшивки старых газет — строки, еще не успевшие толком выцвести, воспроизводят саму атмосферу времени, которому выпало для Таллинна и таллиннцев стать, без преувеличения, переломным.

Всё, как всегда

«На улицах Таллинна вроде всё, как всегда. Торопятся куда-то машины, спешат по своим делам пешеходы. Только лица у людей более озабоченные и хмурые»: таким запомнилось утро 19 августа 1991 года корреспонденту «Советской Эстонии».

Радиосообщение о приходе к власти в СССР Государственного комитета по чрезвычайному положению прозвучало в шесть утра. А буквально через часа два-три к дверям большинства таллиннских магазинов зазмеились хвосты очередей.

«Словно накануне очередного повышения цен, — рассказывала газете «Ыхтулехт» замдиректора универсама Kaubahall Тийу Мяртин. — Покупают практически всё и без разбора, вплоть до таких вещей, которые обыкновенно не пользуются спросом».

Ладно, сезонные товары, вроде школьных тетрадей, карандашей и ластиков, но, почувствовав приближение неопределенности, таллиннцы принялись сметать с прилавков моющие средства, консервированные супы в банках, вплоть до веников и швабр!

Нездоровую атмосферу подогревало и то, что на предприятии «Leibur» возникли проблемы с автотопливом — и, как следствие, с доставкой готовой продукции. Хлеб в таллиннские магазины в итоге удалось подвезти только к трем часам пополудни.

Руководство хлебозавода уверяло: объемы производства увеличены в полтора раза, поводов для нездорового ажиотажа нет — и белой булки, и черного хлеба, и сепика должно хватить всем горожанам.

Но те, похоже, всякого рода увещеваниям верили уже мало — отдельные булочные, особенно в центральной части города, «штурмовали» и следующим утром…

Воевать нескем

Таллиннцы, пришедшие на защиту телебашни. 20 августа 1991 года, вечер.

Таллиннцы, пришедшие на защиту телебашни. 20 августа 1991 года, вечер.

Утро 20 августа выдалось в городе тревожным: фразу «на Таллинн идут танки» то и дело повторяли в очередях, в общественном транспорте, в средствах массовой информации.

«Собравшиеся на летучку нет-нет да и бросали взгляды на площадь перед Домом печати, — писала «Советская Эстония». — К полудню пришло новое сообщение — колонна боевой техники в двадцати километрах от Таллинна.

Срочно выезжаем. Вдоль шоссе — группы людей. Многим хочется стать свидетелями исторического момента — введения войск в мирный Таллинн. Много мальчишек: хорошенькое развлечение выпало им на самом исходе летних каникул…

Колонна не столь тяжеловесна и страшна, как представлялась. Легкие «бэтээры» с тонкими стволами пушек, дальше — автомашины с личным составом. На серо-зеленой броне сидят солдаты в серых шлемах. Лица тоже серые, закопченные, усталые».

Ответа на вопрос о том, куда проследует колонна, журналисту получить не посчастливилось ни от солдат, ни от сопровождавших колонну полицейских: одни говорили, что все решит командование, другие — что их задача предотвратить ДТП.

«Почти сутки военные находились в пути, — продолжала газета. — Отрезанные от информации, они, получившие приказ, дышали дорожной пылью, слышали рев двигателей и видели небо из люков своих машин.

Видели они и спокойное, без тени страха, отношение к ним людей в Эстонии. Город стоически принял колонну. Последняя информация — личному составу оказан хороший прием со стороны таллиннских властей.

Военные отдыхают. Будем надеяться — эти вооруженные люди, настроенные, по мнению многих, не воинственно, поймут, что воевать им нескем…»

Бастуют не все

Скрывать нечего: хватало среди таллиннцев двадцатипятилетней давности тех, кто смотрел на входившую в город бронированную автоколонну, не с волнением и тревогой, а, скорее, надеждой/

Ни для кого не секрет: к началу девяностых годов общество Эстонии было расколото и по политическому, и по языковому принципу — и в августовские дни 1991 года говорить о всеобщем сплочении, увы, не приходилось.

Так, прозвучавший на состоявшемся 19 августа на площади Вабадузе митинге в поддержку законных властей СССР и против действий самозваного ГКЧП призыв о двухчасовой всеобщей стачке поддержали далеко не все таллиннцы.

«Большинство бастовало, меньшинство бранилось» — под таким заголовком резюмировала результаты акции трудовых коллективов, проведенной с полудня до четырнадцати часов по всей Эстонии, газета «Вечерний Таллинн».

Вагоновожатая трамвая, например, сообщила корреспонденту, что в протесте против ввода военной техники она готова стоять до конца. А диспетчер троллейбусного парка, напротив, прочитал журналисту «лекцию» о том, что «Ельцин — враг пролетариев».

На ткацкой фабрике «Кейла» забастовка проходила частично: присоединяться к ней или нет, каждый работник решал строго в индивидуальном порядке — замначальника цеха даже предоставил бастующим ключи от заводской комнаты отдыха.

Вполне ожидаемо не присоединились к стачке коллективы предприятий общесоюзного подчинения — в первую очередь, считавшиеся «бастионами Интердвижения» завод имени X. Пегельмана, объединение «Электротехника», «Двигатель».

Директор же радиопредприятия «РЭТ» сообщил, что лично он никаких препятствий желающим присоединиться к акции чинить не будет. И добавил, что хотя Горбачев и завел страну в тупик, действия ГКЧП — тоже не метод.

Они не прошли

С высоты дня сегодняшнего принято считать: история писалась на Тоомпеа, где депутаты Верховного совета большинством голосом приняли решение восстановить государственную независимость ЭР.

Однако вечером 20 августа внимание большинства жителей республики было приковано не столько к залу заседаний тоомпеаского замка, сколько к столичному району Пирита, Точнее — к площаде перед таллиннской телебашней.

Казалось — тут неминуемо должны повториться печальные события, разыгравшиеся в январе того же года у подножия телебашни вильнюсской: открытое противостояние армии и населения. «Благо», повод имелся — приказ о штурме объекта.

«Разные люди собрались защищать башню, — писала «Молодежь Эстонии». — Одни горячатся, доказывают, что не хватало организации. Другие резонно возражают, что безоружные люди, сколько бы их ни было, не смогли бы противостоять силе».

Точку в споре поставило официальное заявление председателя правительства Эстонии Эдгара Сависаара, сделанное двумя днями позже. «Концепция защиты и не включала всю башню — речь шла только об удержании двадцать второго этажа», — отметил он.

Именно там, по словам главы правительства, находилось «сердце» объекта — автономное оборудование, которое позволяло передавать в эфир радио- и телевизионные сигналы, а также — обеспечивать бесперебойную связь с Финляндией.

По мнению премьер-министра, об успешной защите башни говорило и то, что на штурм ее была брошена специально подготовленная десантная рота, но обеспечить полную информационную блокаду Таллинна не удалось даже ей.

«Радиомачта продолжала работать, и потому говорить о «сдаче телебашни» нельзя», — подчеркнул Сависаар.

***

«Эстонская Республика вновь обрела независимость, — неделю спустя обратился к читателям газеты «Эстония», отбросившей от своего названия прилагательное «Советская», председатель Верховного совета Арнольд Рюйтель. — Я уверен, что время лжи и насилия позади. Впереди у нас время взаимопонимания и сотрудничества во имя независимой Эстонской Республики, на всей территории бывшего СССР, на смену которому идет новое содружество государств.

Конечно, у неэстонского населения есть свои, специфические интересы. Но нет проблем, которые мы не могли бы решить при наличии доброй воли, нет вопросов, где разумный компромисс не мог бы быть достигнут.

Я обращаюсь к сердцу и разуму каждого жителя Эстонии: наша истерзанная земля жаждет покоя и созидания. Дадим же ей их!»

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!