А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Четверть века назад Таллинн вновь стал столицей независимого государства — воссозданной Эстонской Республики.

Событие это, увековеченное в календаре праздничным днем, уже успело стать достоянием истории — прошлым, место которому — в учебниках и научных монографиях.

Колонна военной техники въезжает в Таллинн. 20 августа 1991 года, день.

Колонна военной техники въезжает в Таллинн. 20 августа 1991 года, день.

Чем дальше, тем больше: как только начинают забываться бытовые подробности, события дней не столь отдаленных начинают «бронзоветь», «стыть в граните» или, на худой конец, — в бетоне памятников.

На помощь приходят подшивки старых газет — строки, еще не успевшие толком выцвести, воспроизводят саму атмосферу времени, которому выпало для Таллинна и таллиннцев стать, без преувеличения, переломным.

Всё, как всегда

«На улицах Таллинна вроде всё, как всегда. Торопятся куда-то машины, спешат по своим делам пешеходы. Только лица у людей более озабоченные и хмурые»: таким запомнилось утро 19 августа 1991 года корреспонденту «Советской Эстонии».

Радиосообщение о приходе к власти в СССР Государственного комитета по чрезвычайному положению прозвучало в шесть утра. А буквально через часа два-три к дверям большинства таллиннских магазинов зазмеились хвосты очередей.

«Словно накануне очередного повышения цен, — рассказывала газете «Ыхтулехт» замдиректора универсама Kaubahall Тийу Мяртин. — Покупают практически всё и без разбора, вплоть до таких вещей, которые обыкновенно не пользуются спросом».

Ладно, сезонные товары, вроде школьных тетрадей, карандашей и ластиков, но, почувствовав приближение неопределенности, таллиннцы принялись сметать с прилавков моющие средства, консервированные супы в банках, вплоть до веников и швабр!

Нездоровую атмосферу подогревало и то, что на предприятии «Leibur» возникли проблемы с автотопливом — и, как следствие, с доставкой готовой продукции. Хлеб в таллиннские магазины в итоге удалось подвезти только к трем часам пополудни.

Руководство хлебозавода уверяло: объемы производства увеличены в полтора раза, поводов для нездорового ажиотажа нет — и белой булки, и черного хлеба, и сепика должно хватить всем горожанам.

Но те, похоже, всякого рода увещеваниям верили уже мало — отдельные булочные, особенно в центральной части города, «штурмовали» и следующим утром…

Воевать нескем

Таллиннцы, пришедшие на защиту телебашни. 20 августа 1991 года, вечер.

Таллиннцы, пришедшие на защиту телебашни. 20 августа 1991 года, вечер.

Утро 20 августа выдалось в городе тревожным: фразу «на Таллинн идут танки» то и дело повторяли в очередях, в общественном транспорте, в средствах массовой информации.

«Собравшиеся на летучку нет-нет да и бросали взгляды на площадь перед Домом печати, — писала «Советская Эстония». — К полудню пришло новое сообщение — колонна боевой техники в двадцати километрах от Таллинна.

Срочно выезжаем. Вдоль шоссе — группы людей. Многим хочется стать свидетелями исторического момента — введения войск в мирный Таллинн. Много мальчишек: хорошенькое развлечение выпало им на самом исходе летних каникул…

Колонна не столь тяжеловесна и страшна, как представлялась. Легкие «бэтээры» с тонкими стволами пушек, дальше — автомашины с личным составом. На серо-зеленой броне сидят солдаты в серых шлемах. Лица тоже серые, закопченные, усталые».

Ответа на вопрос о том, куда проследует колонна, журналисту получить не посчастливилось ни от солдат, ни от сопровождавших колонну полицейских: одни говорили, что все решит командование, другие — что их задача предотвратить ДТП.

«Почти сутки военные находились в пути, — продолжала газета. — Отрезанные от информации, они, получившие приказ, дышали дорожной пылью, слышали рев двигателей и видели небо из люков своих машин.

Видели они и спокойное, без тени страха, отношение к ним людей в Эстонии. Город стоически принял колонну. Последняя информация — личному составу оказан хороший прием со стороны таллиннских властей.

Военные отдыхают. Будем надеяться — эти вооруженные люди, настроенные, по мнению многих, не воинственно, поймут, что воевать им нескем…»

Бастуют не все

Скрывать нечего: хватало среди таллиннцев двадцатипятилетней давности тех, кто смотрел на входившую в город бронированную автоколонну, не с волнением и тревогой, а, скорее, надеждой/

Ни для кого не секрет: к началу девяностых годов общество Эстонии было расколото и по политическому, и по языковому принципу — и в августовские дни 1991 года говорить о всеобщем сплочении, увы, не приходилось.

Так, прозвучавший на состоявшемся 19 августа на площади Вабадузе митинге в поддержку законных властей СССР и против действий самозваного ГКЧП призыв о двухчасовой всеобщей стачке поддержали далеко не все таллиннцы.

«Большинство бастовало, меньшинство бранилось» — под таким заголовком резюмировала результаты акции трудовых коллективов, проведенной с полудня до четырнадцати часов по всей Эстонии, газета «Вечерний Таллинн».

Вагоновожатая трамвая, например, сообщила корреспонденту, что в протесте против ввода военной техники она готова стоять до конца. А диспетчер троллейбусного парка, напротив, прочитал журналисту «лекцию» о том, что «Ельцин — враг пролетариев».

На ткацкой фабрике «Кейла» забастовка проходила частично: присоединяться к ней или нет, каждый работник решал строго в индивидуальном порядке — замначальника цеха даже предоставил бастующим ключи от заводской комнаты отдыха.

Вполне ожидаемо не присоединились к стачке коллективы предприятий общесоюзного подчинения — в первую очередь, считавшиеся «бастионами Интердвижения» завод имени X. Пегельмана, объединение «Электротехника», «Двигатель».

Директор же радиопредприятия «РЭТ» сообщил, что лично он никаких препятствий желающим присоединиться к акции чинить не будет. И добавил, что хотя Горбачев и завел страну в тупик, действия ГКЧП — тоже не метод.

Они не прошли

С высоты дня сегодняшнего принято считать: история писалась на Тоомпеа, где депутаты Верховного совета большинством голосом приняли решение восстановить государственную независимость ЭР.

Однако вечером 20 августа внимание большинства жителей республики было приковано не столько к залу заседаний тоомпеаского замка, сколько к столичному району Пирита, Точнее — к площаде перед таллиннской телебашней.

Казалось — тут неминуемо должны повториться печальные события, разыгравшиеся в январе того же года у подножия телебашни вильнюсской: открытое противостояние армии и населения. «Благо», повод имелся — приказ о штурме объекта.

«Разные люди собрались защищать башню, — писала «Молодежь Эстонии». — Одни горячатся, доказывают, что не хватало организации. Другие резонно возражают, что безоружные люди, сколько бы их ни было, не смогли бы противостоять силе».

Точку в споре поставило официальное заявление председателя правительства Эстонии Эдгара Сависаара, сделанное двумя днями позже. «Концепция защиты и не включала всю башню — речь шла только об удержании двадцать второго этажа», — отметил он.

Именно там, по словам главы правительства, находилось «сердце» объекта — автономное оборудование, которое позволяло передавать в эфир радио- и телевизионные сигналы, а также — обеспечивать бесперебойную связь с Финляндией.

По мнению премьер-министра, об успешной защите башни говорило и то, что на штурм ее была брошена специально подготовленная десантная рота, но обеспечить полную информационную блокаду Таллинна не удалось даже ей.

«Радиомачта продолжала работать, и потому говорить о «сдаче телебашни» нельзя», — подчеркнул Сависаар.

***

«Эстонская Республика вновь обрела независимость, — неделю спустя обратился к читателям газеты «Эстония», отбросившей от своего названия прилагательное «Советская», председатель Верховного совета Арнольд Рюйтель. — Я уверен, что время лжи и насилия позади. Впереди у нас время взаимопонимания и сотрудничества во имя независимой Эстонской Республики, на всей территории бывшего СССР, на смену которому идет новое содружество государств.

Конечно, у неэстонского населения есть свои, специфические интересы. Но нет проблем, которые мы не могли бы решить при наличии доброй воли, нет вопросов, где разумный компромисс не мог бы быть достигнут.

Я обращаюсь к сердцу и разуму каждого жителя Эстонии: наша истерзанная земля жаждет покоя и созидания. Дадим же ей их!»

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!